Адвокат роман карпинский

Центр содействия Международной Защите

Карпинский Роман Сергеевич

Адвокаты и сотрудники

Адвокат Московской коллегии адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнеры», правовой эксперт, член ЦСМЗ с 2001 года.

Образование:

Окончил Московскую государственную юридическую академию в 2001 году.

Дела в Европейском Суде:

  • CASE OF PANCHENKO v. RUSSIA (№45100/98)
  • CASE OF ROMANENKO AND ROMANENKO v. RUSSIA (№19457/02)
  • CASE OF VLADIMIR KOZLOV v. RUSSIA (№21503/04)
  • CASE OF JANOWIEC AND OTHERS v. RUSSIA (№55508/07, 29520/09) и другие.

© 2012—2017, РОО «Центр содействия международной защите»

Адвокат роман карпинский

Правовое сопровождение бизнеса и защита от уголовных рисков.

Экстрадиция

Стратегия защиты от выдачи с учетом особенностей иностранных юрисдикций.

Представительство в Европейском суде по правам человека.

ОБ АДВОКАТЕ

Разрешите представиться — адвокат Карпинский Роман Сергеевич, Адвокатская палата г. Москвы. В 2001 году окончил Московскую государственную юридическую академию и начал стажировку в адвокатуре под руководством замечательного человека и адвоката Каринны Москаленко.

Адвокатскую деятельность начал в 2002 году, с наиболее резонансными российскими делами с моим участием можно ознакомиться в разделе Практика

С 2002 года являюсь правовым экспертом Центра содействия международной защиты — первой российской общественной организации, профессионально занимающейся представлением интересов в Европейском Суде по правам человека. С наиболее интересными моими делами в Европейском Суде по правам человека можно ознакомиться в разделе Практика

Взаимопонимание между доверителем и адвокатом считаю краеугольным камнем, основой эффективного участия адвоката в деле.

В делах всегда стремлюсь к изучению всех обстоятельств — лишь глубокое знание существа дела дает возможность находить успешные варианты решения правовых ситуаций

Роман Карпинский: «Признайте убийц виновными!»

Публикуем фрагменты выступления Романа Карпинского, адвоката потерпевшей стороны в прениях на процессе Никиты Тихонова и Евгении Хасис 25 апреля 2011 года.

Уважаемые присяжные заседатели!

Мои доверители, брат и вдова убитого Станислава Маркелова, убеждены, что на скамье подсудимых находятся лица, действительно причастные к убийству Станислава Маркелова. Ход судебного разбирательства, события, происходившие в данном процессе, лишь более укрепили сторону потерпевших в убеждении в виновности Тихонова и Хасис.

. По мнению потерпевшей стороны, этих доказательств в совокупности более чем достаточно, чтобы развеять какие-либо обоснованные сомнения в виновности Тихонова и Хасис в убийстве Станислава Маркелова.

Орудие преступления — пистолет «Браунинг» модели 1910 года

В ходе обыска 3 ноября 2009 года в жилище Тихонова и Хасис у них был изъят пистолет «Браунинг» модели 1910 года № 145613. В ходе исследований эксперт установил, что пуля, извлеченная в ходе судебно-медицинской экспертизы из тела Маркелова, и пуля, обнаруженная свидетелем Орловым на месте преступления, были выстрелены из представленного пистолета «Браунинг» № 145613.

. Первоначально позиция подсудимого Тихонова заключалась в том, что, полностью признавая свою вину в убийстве, он заявил, что после убийства оставил пистолет себе из любви к антиквариату. В дальнейшем Тихонов заявил в судебном заседании, что первый раз этот пистолет он увидел в октябре 2009 года, когда ему передал его для ремонта Илья Горячев.

. Уже нет необходимости придумывать правдоподобные версии, объясняющие, почему Тихонов после убийства 19 января 2009 года не избавился от орудия преступления, а хранил его вплоть до 3 ноября того же года. Органу следствия и государственному обвинению не было необходимости проверять и доказывать степень и глубину любви Тихонова к антиквариату. Может, Тихонов вообще не любит антиквариат, может, Тихонов это выдумал, чтобы скрыть другую причину — например, что они с Хасис вообще не собирались сдаваться живыми. А может, после того как он с помощью «Браунинга» отнял жизни у двух молодых, жизнерадостных, энергичных людей, этот пистолет приобрел для Тихонова и Хасис особое значение, так как давал им ощущение абсолютной власти и вседозволенности.

. Важно то, что сторона обвинения привела доказательства принадлежности пистолета «Браунинг» как орудия убийства Тихонову и Хасис, а сторона защиты никакого правдоподобного объяснения, подтвержденного доказательствами, происхождения «Браунинга», кроме слов Тихонова, не представила.

Итак, будем исходить из позиции защиты, что Тихонов непричастен к убийству и пистолет ему действительно передал Горячев в октябре 2009 года. Поверим на некоторое время в эти слова Тихонова.

В начале ноября 2009 года Тихонов и Хасис становятся подозреваемыми в убийстве. У них обнаружено орудие преступления. Предположим даже, что в первые несколько дней или даже недель у Тихонова были какие-то «веские причины», как он сам выразился, умолчать о получении «Браунинга» от Горячева. Однако что мешало Тихонову заявить об этом в декабре 2009-го? В январе 2010-го? В феврале и так далее?

Невиновный человек, оказавшийся в такой ситуации, должен был звонить во все колокола, кричать во весь голос о том, что допущена чудовищная ошибка. Кричать о том, что Горячев — единственный ключ к настоящим убийцам. Но Тихонов молчал об этом почти полтора года. И не просто молчал, а полностью признавал свою вину в убийстве, причем именно из этого пистолета.

Вы помните, как на первых судебных заседаниях он загадочно и таинственно пообещал нам всем: «Я невиновен в убийстве и, возможно, на одном из следующих заседаний я назову вам имя того, кто дал мне «Браунинг». В его интересах и в интересах Хасис, если бы они действительно были невиновны, было назвать Горячева как можно раньше, чтобы это утверждение Тихонова могло быть проверено еще на стадии следствия.

Тихонов пытается уверить нас в том, что он, как образец благородства и дружбы, не хотел доносить на своего друга Илью Горячева. Но прежде всего Тихонов, как он сам пояснил в ходе процесса, знал, что у Горячева «алиби», что его не было в России 19 января 2009 года, что Горячев непричастен к убийству. То есть информация о том, что Горячев передал пистолет, могла повредить не Горячеву, а иным лицам. В этом случае Тихонов не «благородный» рыцарь, а как минимум укрыватель циничного расстрела безоружных людей.

От имени потерпевших я утверждаю, что у Тихонова, если предположить, что он невиновен, не было никаких разумных причин скрывать происхождение пистолета «Браунинг»:

  1. поимка настоящих убийц автоматически оправдывала его;
  2. поимка настоящих убийц автоматически оправдывала не только его одного, но и его боевую подругу Хасис, в трепетном отношении к которой он пытался нас всех убедить;
  3. рассказом о происхождении «Браунинга» он не мог навредить своему другу Горячеву, так как у Горячева было алиби на 19 января 2009 года, о чем сам же Тихонов показал;
  4. более того, еще на стадии следствия Тихонов уже знал о показаниях Горячева против него и Хасис, о тех показаниях, которые вам были представлены, то есть играть в благородство Тихонову не было уже никакого смысла — речь шла о судьбе не только его, но и Хасис.

Таким образом, потерпевшая сторона убеждена, что показания Тихонова о том, что пистолет «Браунинг» ему передал Горячев в октябре 2009 года, являются лишь голословной попыткой оправдаться и избежать ответственности за убийство.

Прослушка в части обсуждения статьи Михаила Маркелова

Несомненным доказательством вины, по мнению потерпевшей стороны, являются результаты прослушивания квартиры, в которой проживали Тихонова и Хасис. В первую очередь это разговоры, связанные с обсуждением статьи Михаила Маркелова.

. Напомню вам, какой бурный поток аналитических измышлений у Хасис и Тихонова вызвала эта, в общем-то, неопределенная и никого конкретно не обвиняющая статья:

ЕХ: Соответственно, я уверена, что речь идет непосредственно о вас.
НТ: Ага.
ЕХ: И в этом сомнения ни у кого, и что речь идет о хохлах.
НТ: Ага.
ЕХ: И что по твоему местонахождению у них вряд ли могут быть данные.
.

ЕХ: Если они делают провокацию, значит, они точно представляют, куда человек начнет рыпаться. Значит они ох..енно знают нас. Иначе бы на такую провокацию не пошли.
НТ: Угу.
ЕХ: А учитывая, что Маркелов сам вполне мог инициатором расследования быть, у него очень большие связи в силовых органах.
НТ: Угу.
ЕХ: И у него свои мысли насчет того, куда вы рыпнетесь.
НТ: Угу.
ЕХ: В общем, если у Маркелова есть информаторы из движения, то скорее всего они знают про Украину.
НТ: Угу.
ЕХ: И Иру (?) установить не так сложно. Мы не знаем, кто из движения проседает, кто из движения под колпаком и, соответственно, имеют ли эти люди близкий контакт с нашими близкими людьми. Которые, ну, вот я имею в виду тусовку около Вадика. Насколько они могут просесть. Потому что если нас с тобой вычислили, то вычислить могли только из близких сук. Кто-то ссучился.
.

ЕХ: Теперь объясни мне от обратного, как они на Опера по делу Маркелова могли выйти. Я считаю, что, если на Опера вышли, то его кто-то слил. Потому что Опера. Именно Маркелова, а не кого-нибудь.
НТ: Да нет, я думаю, что думают на меня, но думают, что я связан с.
ЕХ: Ты понимаешь, что если возьмут Опера, что будет? Ну, помимо непосредственной угрозы тебе?
НТ: Ничего.
ЕХ: Ты не понимаешь, о чем идет речь?
НТ: Не знаю, о чем идет речь.
ЕХ: Ну, пиз..ец нам будет.

. Как же сами подсудимые объяснили в суде это бурное обсуждение. Хасис пустилась в пространные рассуждения о том, что Никита знал Горячева, Горячев был лидером крупнейшего националистического движения, Опер был неонацистом и так далее. Хотя из показаний Хасис и Тихонова следует, что они якобы даже не знали, кем в действительности был этот интернет-персонаж. Никакой опасности задержание интернет-персонажа представлять не могло. Но это в случае если бы они, Тихонов и Хасис, не были знакомы с Опером лично и он не владел компрометирующей их информацией. Именно от такого ответа и пыталась уйти в своих пространных рассуждениях Хасис. Рассуждения Тихонова сводились к следующему (я воспроизведу вопросы и ответы):

— Откуда вам стало известно, что адвокат Маркелов представлял интересы потерпевших по делу Рюхина?
— От Андрея Бормота.

— О каких действиях адвоката Маркелова вам было известно как о действиях, направленных на привлечение вас к уголовной ответственности по делу Рюхина?
— О таких действиях мне не было известно.

— Тогда на основании чего вы утверждаете, что «я предполагал, что меня могут подозревать в причастности к убийству Маркелова», так как Маркелов был представителем потерпевших по делу Рюхина?
— В конце 2006 года я узнал, что разыскиваюсь по делу Рюхина. Об этом я узнал от Андрея Бормота в ходе телефонного разговора, это было его убеждение. Он сказал, что оговорил меня в соучастии по делу Рюхина: «Менты могут выбить любые показания». Я боялся сотрудников милиции. Слов Бормота было достаточно для того, чтобы я ушел на фактически нелегальное положение. Еще мой отец посоветовал не жить мне дома. Сотрудники милиции еще приезжали.

Не знаю, видит ли сам Тихонов логическую несостоятельность своего объяснения, но для потерпевшей стороны она очевидна. Непонятно, как из того, что Тихонов боялся сотрудников милиции и ушел на нелегальное положение, можно было заключить, что его могут подозревать в убийстве адвоката Маркелова. Тем более что сам Тихонов утверждает, что якобы вообще не знал о конкретных процессуальных действиях адвоката Маркелова против него.

— Когда вы впервые обсуждали с Хасис то, что лично вас могут подозревать в совершении убийства Маркелова?
— В апреле 2009 года, после этого обсуждали только после прочтения статьи брата Маркелова.

— Обсуждали ли вы с Хасис то, что иное лицо может являться наряду с вами соучастником убийства Маркелова?
— Нет. О том, что соучастник — только после прочтения статьи Михаила Маркелова, это отражено в прослушке. «Вы» — это я и Паринов.

— Тогда почему нигде не называется в прослушке фамилия Паринова?
— Мы с Хасис понимали друг друга и хорошо знали, поэтому речь шла обо мне и Паринове.

. У людей, непричастных к убийству Станислава Маркелова, подобная статья Михаила Маркелова не могла вызвать такого бурного обсуждения с таким анализом возможных целей публикации этой статьи, с анализом возможных источников информации, с упоминанием такого количества имен.

. Тихонов и Хасис обсуждают эту статью как лица, непосредственно совершившие это убийство, — обсуждают, провокация это или нет, что действительно знает Михаил Маркелов, как он мог об этом узнать, откуда им ждать опасности и так далее. И такое детальное обсуждение с такими нюансами, известными только им двоим, с упоминанием такого количества имен и прозвищ, такой малоинформативной статьи безусловно указывает на их прямую причастность к убийству Станислава Маркелова.

Первые показания

Позиция Тихонова в судебном заседании заключается в том, что он отрицает свою вину в убийстве Станислава Маркелова. Вам были представлены показания подозреваемого, затем обвиняемого Тихонова на стадии предварительного следствия в которых он свою вину в убийстве признавал полностью. При решении вопроса о том, каким показаниям доверять и какие считать достоверными, прошу учесть мнение потерпевшей стороны.

. Экспертиза по орудию преступления была позже, чем Тихонов сообщил 4 ноября, что именно из изъятого «Браунинга» произошло убийство. То есть на 4 ноября 2009 года следствие не располагало данными, что именно из изъятого у Тихонова пистолета было совершено убийство. Это вообще могла быть другая модель: «Маузер» мод. 1930, 1944 и HSc, «Вальтер» № 3, № 4, РР, РРК, «ЧЗ-27», пистолет «Скорпион».

Именно Тихонов первый сообщил следствию, что изъятый у него «Браунинг» — орудие убийства.

. Тихонов на протяжении одного месяца последовательно давал подробные показания об обстоятельствах совершения убийства Маркелова и Бабуровой. На первых же допросах он сообщил, что изъятый у него «Браунинг» и есть орудие убийства, в чем следствие достоверно могло убедиться только 8 декабря 2009 года, после проведения экспертизы.

Вы видели видеозапись проверки показаний Тихонова с выездом на улицу Пречистенка. Внешне вполне спокойный, без малейшего намека на испуг, он хладнокровно рассказывает о том, как напал с пистолетом со спины на безоружных людей, не дав им ни единого шанса на спасение, как казнил выстрелами в голову мужчину и молодую девушку, как и куда они упали и в каком положении они лежали после выстрелов, когда жизнь уходила из них.

. Поразительно, но показания Тихонова в суде о том, что он невиновен, даны им в такой же спокойной, неторопливой, безэмоциональной манере, как и когда он рассказывал о совершенных убийствах.

Важно, что в дальнейшем Тихонов подтвердил свою полную причастность к убийству и на трех допросах с участием адвоката Жучкова — того самого, который сейчас защищает его в суде.

. Надо учесть, что Тихонов понимал, что его показания не являются единственным доказательством его вины. 10 ноября 2009 года его опознали свидетели Мурашкин и Ермакова. Даже этих улик — орудия преступления и результатов опознания, более чем достаточно для вывода о виновности. И Тихонов это все прекрасно понимал, поэтому и после 10 ноября он продолжал подробно говорить об убийстве.

Сторона потерпевших полагает, что мотивом изменения позиции Тихонова явился его страх перед грозящим ему наказанием. Страх настолько сильный, что Тихонов даже отказался в суде от своих убеждений — побоялся открыто признать себя националистом, что само по себе никакого преступления не образует.

Лишь в одном первоначальные показания Тихонова не соответствуют действительности: он не мог совершить это убийство в одиночку. Кто-то должен был координировать его действия, увидеть, когда Маркелов выйдет на улицу Пречистенка, и подать Тихонову сигнал. И одним из помощников и соучастников Тихонова была Хасис.

. Свидетель Александр Литинский особое внимание уделяет процессу по делу об убийстве антифашиста Рюхина, на котором представителем семьи погибшего выступал Маркелов: «Он раскрутил это дело. Раньше можно пырнуть ножом у метро и перевести в хулиганку, а Маркелов. В общем, во многом благодаря усилиям Маркелова были задержаны причастные к этому убийству неонацисты». О причастности к этому убийству Тихонова Маркелов, по словам свидетеля, говорил неоднократно. И говорил публично — в судах, в СМИ.

Свидетель Сергей Соколов рассказал, что через несколько дней после убийства Стаса на электронный ящик «Новой газеты» пришло сообщение:

19 января в центре Москвы были уничтожены одиозные враги русской нации Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова. Данная акция является нашими последними предупреждениями всем антирусским правозащитникам, журналистам, антифашистам, ментам и чиновникам. Отныне никто из врагов русской нации не находится в безопасности.

Боевая организация русских националистов — БОРН

И, кроме того, как заметил Соколов: «Маркелову не раз поступали угрозы на этой почве. Более того, в 2004 году ему нацисты пробили голову». Вспомнил свидетель и том, что Станислав Маркелов называл в беседе с ним фамилию Тихонова — в связи с убийством антифашиста Рюхина: «Маркелов очень радовался и гордился, что смог заставить правоохранительные органы объявить Тихонова в федеральный розыск». Зашла речь и о Хасис, которая активно участвовала в деятельности организации «Русский вердикт», поддерживающей материально осужденных неонацистов. Организация позиционирует себя как правозащитная, однако недавно один из этих «правозащитников» был осужден за убийство на национальной почве.

Свидетель Илья Васюнин. Речь идет о Хасис. Ее Васюнин не раз видел на процессе по делу об убийстве Рюхина. Он освещал процесс в качестве журналиста. Она сидела с родственниками и друзьями обвиняемых. И, как говорит Васюнин, часто бросала в адрес Маркелова, судьи и прокурора нелицеприятные реплики, возмущенно реагировала на их слова. Что касается Тихонова, то и этот свидетель подтвердил: Маркелов упоминал его фамилию как одного из причастных к убийству Рюхина и добивался того, чтобы он оказался на скамье подсудимых.

Свидетель Илья Донских. Как и допрошенные ранее Соколов, Литинский и Васюнин, он рассказывает о деятельности Маркелова, который «был буфером между антифашистами и правоохранительными органами, передавал следствию информацию о фашистах, собранную антифа». Донских подчеркивал: Маркелов был главным врагом националистов. Яркий пример — адвокат являлся основной мишенью в интернет-«забаве» «Русская игра», разработанной националистами: чтобы обеспечить себе «карьерный рост» в движении, наци должен был пройти несколько уровней — после убийства «таджикского дворника» нужно было перейти к расправе над милиционером, представителем власти, а высшим достижением составители программы считали убийство Маркелова.

Свидетель Дмитрий Стешин. Ему известно, что Никита Тихонов разделял другие взгляды, то есть являлся русским националистом, был глубоко идейным человеком, радикально настроенным по отношению к «угнетению русских» на территории России и искренне переживавшим эту ситуацию. Тихонов крайне резко относился к «засилью» мигрантов в Москве. По словам Тихонова, он, как коренной москвич, не мог просто смотреть и ничего не делать. Стешин отмечает, что среди русских националистов Тихонов пользовался авторитетом и имел выраженные задатки лидера.

Показания свидетеля Ильи Горячева. Осенью 2007 года в ходе подготовки доклада по теме «Анализ и структура левых сил в России» он советовался с Никитой как журналистом и историком по ключевым позициям и персоналиям, полагая, что у того может быть какая-то дополнительная информация. Тогда впервые от Никиты он узнал об адвокате Маркелове и о ключевой роли последнего в структуре левых сил в России. Также Тихонов рассказывал об активной позиции Маркелова в деле Рюхина, где тот выступал в качестве адвоката. По словам Тихонова, благодаря Маркелову дело об убийстве Рюхина стало громким. Поэтому у Никиты была серьезная личная неприязнь к Маркелову, так как скрывался Никита как раз из-за этого дела. В разговорах с ним Никита Тихонов утверждал, что Евгения Хасис радикальна, склонна к террору и к неоправданным насильственным действиям даже больше, чем сам Никита.

. Свое видение развития русского националистического движения Никита Тихонов описал в «Стратегии 2020», которая была опубликована на сайте «Блад энд Онор» («Кровь и честь»). Эта стратегия содержала призывы и методы технического исполнения диверсий и терактов для достижения конечного пункта — прихода через революцию нацистского подполья к власти в Российской Федерации в две тысячи двадцатом году. Тихонов в качестве примера приводил опыт борьбы Ирландской республиканской армии и иракских группировок, вооруженного крыла партии «Баас», которые вооруженным путём добились успеха и пришли к власти. Горячев читал «Стратегию 2020» Никиты Тихонова. Последний присылал ему отдельные фрагменты по Скайпу, где у Никиты был ник «leshiy-1».

Никита Тихонов готовил себя к подобному способу борьбы, читал книги по стрелковой и снайперской подготовке, изучал опыт различных радикальных террористических организаций и позиционировал себя как подпольщик.

Тихонов сказал, что необходимо переходить на новую ступень — совершать прямые действия, ликвидировать врагов. Будет хаос, все увидят, что русский национализм проснется и придет к власти. Народовольцы и эсеры. Приводил убийство Рюхина в пример. ИРА. Нужно пробивать дорогу к победе правых сил именно таким способом. Он меня спросил, не хочу ли я принять участие в ликвидации врагов русского национального движения — чиновников, власть имущих, антифашистов и пр. Взгляды у Тихонова — радикальный национализм, говорил про ликвидацию врагов русских.

«Стратегия 2020» — путь прихода русских националистов к власти. Тихонов сказал, что скелет написал «СС», а он дополнил.

Антифашисты — серьезные и опасные враги.

Из показаний Сергея Голубева

Содержание громадного количества изъятых на ноутбуке Хасис текстов не оставляет у потерпевшей стороны сомнений в том, что Тихонов и Хасис являлись членами радикального националистического подполья.

Напомню содержание только одного изъятого текста:

Я же чуть более подробно остановлюсь на живых мишенях, чьи некрологи очень бы украсили прессу. Надо напомнить о такой важной фигуре, как адвокат. Многих наших парней осудили из-за активной деятельности адвокатов потерпевших «зверьков». Совершенно не важно, кто по крови эти деятели. Если они русские, тем жестче должно быть наказание за предательство ими интересов нации. Смысл работы по этим целям — не столько месть за своих, сколько стремление запугать их коллег, чтобы у некоторых личностей не возникало желание поработать адвокатами на процессах против правых радикалов.

Необходимо также принять во внимание:

  1. Хасис работала и дружила с Александром Париновым еще задолго до объявления последнего в розыск вместе с Тихоновым;
  2. Хасис посещала судебные заседания по уголовному делу, потерпевшими по которому являлись Томский и родственники Рюхина;
  3. Хасис лично видела адвоката Маркелова, наблюдала его действия в процессе;
  4. Хасис явно сочувствовала не потерпевшим антифашистам и их родственникам, а подсудимым и лицам объявленным в розыск, в дальнейшем оказывала прямую помощь осужденным, в частности, Реутскому.

Таким образом, мотивы у Хасис также очевидны:

  1. личная неприязнь, так как Маркелов добивался уголовного преследования его близкого знакомого Паринова и любимого мужчины — Никиты Тихонова;
  2. идеологическая ненависть;
  3. поддержка идей террора и насильственных действий, направленных на уничтожение публичных фигур.

Фальсификация алиби Хасис

. Изначально вызывал сомнение сам факт появления свидетеля Барановского с его утверждениями об алиби Хасис спустя полтора года после ее задержания, учитывая, что он дважды был допрошен на следствии и допрашивался в присутствии им же приглашенных для представления своих интересов адвокатов. На этих допросах он не сообщил следствию эти сверхважные для Хасис сведения.

Важно отметить, что и сама Хасис не заявляла на следствии о том, что у нее есть алиби, не просила допросить Барановского на предмет подтверждения ее алиби. И уж совсем странным выглядит то, что адвокат Васильев, осуществлявший тогда защиту Хасис, а сейчас Тихонова, тоже, если верить показаниям Барановского, знал об алиби Хасис, и именно с 19 января 2009 года.

. Барановский является, по его словам, руководителем группы единомышленников, занимающихся оказанием помощи по уголовным делам, помощью осужденным и так далее. Хасис является активисткой упомянутой группы, неоднократно посещала судебные процессы, ездила в исправительные учреждения и так далее. Адвокат Васильев вообще профессиональный юрист, занимающийся защитой по уголовным делам.

Невозможно поверить, что все эти люди, прямо связанные с юриспруденцией и уголовным процессом, не предприняли никаких продуманных шагов и действий для того, чтобы либо заявить об алиби Хасис на раннем этапе, либо документально зафиксировать это алиби для предъявления его позже в суде. Также представляется странным, что Хасис сама не заявила на первом же допросе, что у нее алиби, что надо допросить Барановского для проверки этого алиби. Откуда она могла знать, что Барановский сам придет через полтора года в суд, что он вообще будет жив-здоров к моменту своего допроса?

А странность объясняется очень просто — никакого алиби у Хасис не было. Напомню, что в ходе допроса в качестве подозреваемой 3 ноября 2009 года Хасис заявила не о наличии у нее алиби, а том, что об убийстве Маркелова и Бабуровой она слышит впервые! Хотя даже по результатам прослушки видно, что обсуждается именно это убийство. То есть Хасис начала лгать с самого первого дня своего задержания.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, прямую личную заинтересованность Барановского в исходе дела, его давние дружеские отношения с Хасис, версия об алиби Хасис изначально вызывала у меня недоверие.

Но это все субъективная оценка. А в ходе судебного следствия были приобщены доказательства, которые позволяют сделать вывод: свидетели Барановский, Мухачева и сама подсудимая Хасис солгали об алиби с одной лишь целью — попробовать помочь самой Хасис избежать ответственности за убийство.

Из показаний допрошенного в судебном заседании с участием присяжных свидетеля Барановского следовало, что 19 января 2009 года он вместе с Хасис находился в магазине недалеко от станции метро «Тимирязевская», когда ему позвонил его знакомый и сообщил об убийстве адвоката Станислава Маркелова. Они с Хасис обсудили эту новость.

Эти показания были подтверждены и самой подсудимой Хасис, которая дополнительно показала, что через некоторое время после этого они с Барановским расстались и она уехала смотреть квартиру в районе Каширского шоссе.

Мною как представителем потерпевших были представлены вам ответы от информационных агентств Интерфакс и РИА «Новости». В них содержатся сведения о времени появления первых сообщений об убийстве адвоката Станислава Маркелова 19 января 2009 года, а именно: 16 часов 26 минут (РИА «Новости») и 16 часов 38 минут (Интерфакс).

В ходе разбирательство было установлено, что Хасис на 19 января 2009 года использовала для связи телефонный номер 8-906-703-16-86. Из детализации соединений данного номера, усматривается, что 19 января 2009 года в 16 часов 39 минут зафиксировано входящее телефонное соединение в зоне действия ретранслятора по адресу: г. Москва, Каширское шоссе, д. 80. (протокол просмотра предметов и документов от 05.07.2010, том 3 л.д.44-53).

Чтобы показания об алиби были достоверны, в промежуток, равный 13 минутам (с 16.26 до 16.39), должны были уместиться следующие действия:

  1. прочтение новости об убийстве Станислава Маркелова знакомым Барановского;
  2. телефонный звонок этого знакомого Барановскому;
  3. телефонный разговор между Барановским и его знакомым;
  4. разговор между Барановским и Хасис с обсуждением данной новости;
  5. окончание покупки шампанского;
  6. путь Хасис от магазина на улице Милашенкова до станции метро «Тимирязевская»;
  7. поездка Хасис на метро от станции «Тимирязевская» (район Дмитровского шоссе) до района Каширского шоссе, то есть на другой конец города.

Вам судить, уважаемые присяжные, могли ли все эти действия уместиться в 13 минут. Потерпевшая сторона убеждена, что, разумеется, не могли и алиби Хасис — ложь.

Более того, стороной государственного обвинения были представлены биллинги мобильных номеров Барановского, Мухачевой и Хасис, уже окончательно указывающие на ложность алиби. Из этих сведений следовало, что Барановский вообще не находился 19 января 2009 года с 12 до 16 часов в районе Дмитровского шоссе — улицы Милашенкова, а Мухачевой в этот день поступил только один входящий звонок — около 11 часов утра.

Заключение

У вдовы Станислава Маркелова нет пистолета «Браунинг» модели 1910 года, автомата Калашникова, складывающегося укороченного, образца 1974 года, пистолетов CZ и ручных гранат. Она не умеет ставить «растяжечки», как выражаются подсудимые, и даже не хочет поехать попрактиковаться в их установке, чем любят заниматься на досуге Тихонов и Хасис. Она не владеет знаниями об энергии выстрела и о том, как на траектории движения пули отразится ее прохождение через лобовое стекло автомобиля. Она не предлагает своим знакомым осуществлять прямые действия в виде физической ликвидации активных общественных и политических лиц.

Она обычный член нашего общества, такой, как вы, которая хотела прожить жизнь со своим мужем и воспитать с ним детей. У нее есть только одно оружие — правосудие. И это также единственное оружие, которым пользовался в жизни Станислав Маркелов. На протяжении всей свой профессиональной и общественной деятельности он добивался того, что любой конфликт, даже самый серьезный и тяжелый, даже такой, как дело о пытках в Чечне, может быть и должен быть разрешен только в рамках правового поля, только с помощью одного оружия — правосудия.

И это правосудие, к которому сейчас обращаются вдова и брат Станислава Маркелова, правосудие для всех, за верность которому подсудимые отняли жизнь у Станислава Маркелова, это правосудие сейчас в ваших руках, присяжные заседатели.

Подсудимые Тихонов и Хасис не только не раскаялись в убийстве, но и попытались снять с себя вину и направить разбирательство по ложному пути, что я осветил в своем выступлении.

Так же, как без тени сожаления Тихонов и Хасис убивали Маркелова, не оставив ему никаких шансов, так и я от имени вдовы и брата Станислава Маркелова прошу вас без всякого снисхождения отнестись к подсудимым.

Пусть ваш вердикт прозвучит коротко и отрывисто, как коротко и отрывисто прозвучали 19 января 2009 года выстрелы на улице Пречистенка: виновны!

Роман Карпинский, запись в блоге на сайте Грани.Ру

Адвокат роман карпинский

В Сыктывкарском городском суде продолжились слушания по уголовному делу в отношении бывшего зампрокурора Ухты Григория Чекалина, который обвиняется в даче заведомо ложных показаний в суде по делу о поджоге торгового центра «Пассаж». В начале процесса суд удовлетворил ходатайство бывшего адвоката обвиняемого Григория Буракова о возвращении его в процесс в качестве защитника Чекалина. Таким образом, защиту подсудимого обеспечивали два адвоката: московский адвокат Роман Карпинский и Григорий Бураков.

Адвокаты Чекалина не увидели в обвинительном заключении конкретики. Фото Михаила Дасюка

Адвокат Карпинский заявил ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору на том основании, что выдвинутое против Чекалина обвинение не конкретизировано. Защитник указал, что в обвинительном заключении не содержатся цитаты Чекалина, которые содержат заведомо ложные сведения. Вместо этого, по словам адвоката, в обвинении «содержится субъективный пересказ слов Чекалина, смешанный с оценками следствия». В обвинительном заключении не указаны конкретные страницы судебных протоколов, где содержатся заведомо ложные сведения. Обвинение, лишенное конкретики, по мнению Романа Карпинского, препятствует возможности для подсудимого обеспечить свою защиту в полной мере, а суду — вынести законное решение.

Судья Александр Печинин, рассматривавший дело, в удовлетворении ходатайства отказал, отметив, что предъявленное обвинение отвечает всем требованиям уголовно-процессуального законодательства.

Следом адвокат сделал заявление об отводе гособвинителя Юрия Овчинникова, указав, что есть основания полагать о его личной заинтересованности в определенном исходе данного дела. Роман Карпинский отметил, что Овчинников являлся гособвинителем по уголовному делу Алексея Пулялина и Антона Коростелева, осужденных за поджог «Пассажа», в котором уже давалась оценка показаниям Чекалина. Ранее в кассационном представлении на оправдательный приговор суда в отношении Пулялина и Коростелева Юрий Овчинников уже высказывал свое мнение о том, что показания Чекалина – ложные.

— Овчинников связан своей позицией, которой он придерживался в деле о поджоге «Пассажа», — заявил адвокат.

Подсудимый в своем выступлении упомянул «факт своего непроцессуального общения» с Овчинниковым и вторым гособвинителем Айназаровым в апреле 2008 года. Аудиозапись беседы у него имеется.

— По просьбе Юрия Алексеевича (Овчинникова – БНКоми) я пригласил на беседу Фахрутдина Махмудова. Это было непроцессуальное общение, которое позволило сделать вывод о том, что государственное обвинение уже тогда – до вынесения оправдательного приговора — сформировало свою позицию о виновности Пулялина и Коростелева. В разговоре они убеждали меня в виновности этих лиц. Они просили содействия как меня, так и, наверное, больше Махмудова через своих адвокатов, каким-то образом оказать воздействие на Пулялина и

Коростелева с целью, чтобы они признались в совершении преступления.

По мнению подсудимого, этот разговор указывает, что беспристрастной оценки по делу Чекалина у Овчинникова быть не может.

Не выслушав всех участников по делу, судья объявил перерыв в судебном заседании. Поскольку адвокат не сможет прибыть на процесс в конце сентября, то заседание суда продолжится 8 октября.

Карпинский Роман Сергеевич

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Карпинский Роман Сергеевич, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Карпинский Роман Сергеевич. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Карпинский Роман Сергеевич и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.