Что предусматривает статья 66

Оглавление:

Где хранятся аттестаты выпускников уровня основного общего образования, которые поступили на обучение по программам среднего общего образования или среднего профессионального образования? Нужно ли сдавать эти аттестаты в соответствующие образовательные ор

Согласно ч. 8 ст. 55 Федерального закона № 273-ФЗ порядок приема лиц на обучение по образовательным программам каждого уровня образования устанавливается федеральным органом.

Учащийся 9 класса не прошел промежуточную аттестацию и не допущен до ГИА. Какие варианты продолжения образования для него предусмотрены законодательством? На каком основании можно оставить этого учащегося на повторное обучение, и в каком классе он будет ч

Освоение образовательной программы основного общего образования завершается итоговой аттестацией, которая является обязательной (ч. 3 ст. 59.

Предусматривается ли российским законодательством организация групп продленного дня для учащихся 1-4 классов? Кто может вести такие группы?

Группы продленного дня в общеобразовательной организации организуются самой образовательной организацией на основании решения учредителя, который.

Есть ли в России индивидуальное обучение детей со справками по здоровью?

Для обучающихся, нуждающихся в длительном лечении, детей-инвалидов, которые по состоянию здоровья не могут посещать.

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» устанавливает обязательность среднего общего образования до 18 лет. Распространяется ли эта норма на начальное и основное общее образование?

Согласно ч. 5 ст. 66 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», требование обязательности среднего общего образования.

Возможно ли условно перевести обучающегося, имеющего академическую задолженность, из 4 в 5 класс (с уровня начального общего образования на уровень основного общего образования)?

Согласно ч. 1 ст. 58 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» освоение образовательной программы (за исключением.

Могут ли родители настаивать на использовании дистанционных образовательных технологий при получении среднего общего образования, если ребенок не имеет медицинских показаний для обучения на дому?

Речь, по-видимому, идет о ситуации, когда родители хотят избрать для ребенка освоение программы среднего общего образования без посещения.

Необходимо ли получение согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при отчислении обучающихся 10-11 классов (на уровне среднего общего образования) по их собственному желанию?

Нет, согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в данном случае не требуется. Комиссия по делам несовершеннолетних.

Как могут получать образование учащиеся, нуждающиеся в длительном лечении, а также дети-инвалиды, которые по состоянию здоровья не могут посещать образовательные организации?

К обучающимся с ограниченными возможностями здоровья Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (п. 16 ст. 2) относит физических лиц, имеющих.

Я – представитель частной школы. Мы работаем с детьми с ограниченными возможностями здоровья, у нас небольшие контингенты, невысокая наполняемость. Мы должны получить на этих детей региональный норматив. Но он в восемь раз меньше реальных затрат на реализ

Действительно, в случае, если ваша частная школа получает субсидию на компенсацию затрат по реализации программ общего образования из бюджета, вы не вправе взимать за эту же услугу.

Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление

1. При назначении наказания за неоконченное преступление учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца.

2. Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.

3. Срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.

4. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются.

Комментарий к Ст. 66 УК РФ

1. Законодатель дифференцированно подошел к определению правил назначения наказания за неоконченное преступление в отличие от оконченного, а также отделяя стадию приготовления к преступлению от стадии покушения на его совершение. При назначении наказания за неоконченное преступление надлежит соблюдать сроки и размеры наказания, которые в соответствии с ч. ч. 2 и 3 комментируемой статьи исчисляются от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за оконченное преступление. При этом смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются (ч. 4 комментируемой статьи).

2. Приготовление — первый этап на пути к преступлению, оно считается наименее опасным действием даже по отношению к покушению на преступление, поэтому закон предусматривает и более мягкое наказание по сравнению с наказанием за покушение на преступление или оконченное преступление. Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление.

3. Покушение на преступление — более опасная стадия преступления, однако это неоконченное преступление. Срок и размер наказания за покушение на преступление закон ограничил 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление. При назначении наказания за покушение на преступление суд также должен выяснить все обстоятельства, способствующие его совершению, учесть все конкретные, а также смягчающие и отягчающие обстоятельства.

4. Если назначенное по правилам, предусмотренным ч. ч. 2 и 3 комментируемой статьи, наказание является менее строгим, чем нижний предел санкции соответствующей статьи Особенной части УК, то ссылка на ст. 64 УК не требуется (например, за приготовление к преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 162 УК, может быть назначено не более шести лет лишения свободы, а минимальный размер наказания за указанное оконченное преступление — семь лет лишения свободы).

5. Установленный размер наказания за приготовление к преступлению или за покушение на преступление является максимальным для данной стадии преступления. В силу этого при назначении наказания за неоконченное преступление при наличии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК, следует исчислять 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания от максимального наказания, предусмотренного за неоконченное преступление (т.е. 2/3 от половины — за приготовление к преступлению и 2/3 от 3/4 — за покушение на преступление). В случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 62 УК, вид и размер наказания за неоконченное преступление не должны превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответственно за приготовление к преступлению или за покушение на преступление, в котором обвинялось лицо, заключившее досудебное соглашение о сотрудничестве. В аналогичном порядке должны применяться правила, предусмотренные ст. 65 УК и ч. 7 ст. 316 УПК.

Например, И. признан виновным по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на четыре года шесть месяцев. Уголовное дело было рассмотрено судом в особом порядке, без проведения судебного разбирательства.

В соответствии с правилами, предусмотренными ч. 7 ст. 316 УПК, наказание по делам, приговор по которым был постановлен в особом порядке, не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Кроме того, И. был признан виновным в совершении неоконченного преступления — в покушении на сбыт наркотического средства. Согласно положениям, предусмотренным ч. 3 ст. 66 УК, срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать 3/4 максимально возможного наказания, предусмотренного законом за оконченное преступление. Суд должен был применить оба предусмотренных законом принципа назначения наказания. На данное требование закона обращено внимание и в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 05.12.2006 N 60. При наличии оснований, предусмотренных, в частности, ст. 66 УК, наказание виновному назначается по правилам как этой статьи, так и ч. 7 ст. 316 УПК. Таким образом, вначале определяется максимальное наказание, которое может быть назначено за неоконченное преступление, а затем этот срок наказания должен быть сокращен в связи с рассмотрением уголовного дела в особом порядке. В данном случае наказание И. должно было быть определено как 2/3 от 3/4 от максимального наказания, предусмотренного санкцией. С учетом предусмотренной законом санкции по ч. 1 ст. 228.1 УК максимальный размер назначенного И. наказания не может превышать четырех лет лишения свободы. Приговор изменен, наказание И., назначенное ему по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК, снижено до указанных пределов.

Статья 66 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 66 Конституции РФ гласит:

1. Статус республики определяется Конституцией Российской Федерации и конституцией республики.

2. Статус края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа определяется Конституцией Российской Федерации и уставом края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа, принимаемым законодательным (представительным) органом соответствующего субъекта Российской Федерации.

3. По представлению законодательных и исполнительных органов автономной области, автономного округа может быть принят федеральный закон об автономной области, автономном округе.

4. Отношения автономных округов, входящих в состав края или области, могут регулироваться федеральным законом и договором между органами государственной власти автономного округа и, соответственно, органами государственной власти края или области.

5. Статус субъекта Российской Федерации может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации и субъекта Российской Федерации в соответствии с федеральным конституционным законом.

Комментарий к Ст. 66 КРФ

1. Часть 1 комментируемой статьи дает представление о том, какими правовыми актами определяется статус (права, обязанности, правомочия, гарантии, ответственность) республики как одного из вида субъектов Российской Федерации. Ведущую роль в этом отношении играет федеральная Конституция. Именно с ней, а не с волеизъявлением республик в порядке договора увязывается их конституционно-правовой статус и полномочия (Постановление Конституционного Суда от 7 июня 2000 г. N 10-П//СЗ РФ. 2000. N 25. ст. 2728).

В Конституции закрепляются основополагающие элементы указанного статуса. Согласно ее положениям, республика — равноправный субъект Федерации, в том числе равноправный с другими ее субъектами во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти. Она непосредственно входит в состав Российской Федерации, обладает собственной территорией, принимает конституцию, вправе устанавливать свои государственные языки, имеет свои предметы ведения и полномочия, сферу вопросов совместного ведения с Российской Федерацией, образует собственные органы государственной власти, наделена правом издавать законы и иные правовые акты, заключать договоры и соглашения о разграничении предметов ведения и полномочий с федеральными органами государственной власти, ей гарантируется представительство в Совете Федерации, право законодательной инициативы в Государственной Думе, право вносить предложения о поправках и пересмотре положений Конституции России, отклонять или одобрять поправки к гл. 3-8 Конституции, обращаться с запросами в Конституционный Суд РФ, выражать свое мнение по поводу кандидатур на должность прокурора республики (см. комм. к соответствующим статьям).

На основе Конституции РФ, а также с учетом положений ФЗ от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (с изм. и доп.) статус республики конкретизируется ее конституцией. Она является атрибутом государственности данного субъекта Федерации; обладает учредительными свойствами; имеет высшую юридическую силу по вопросам, отнесенным к ведению республики; принимается и изменяется парламентом или в ином установленном республикой демократическом порядке; не нуждается в утверждении или регистрации со стороны федеральных органов государственной власти; закрепляет основы конституционного строя, основные права и свободы человека и гражданина, организацию и деятельность органов государственной власти и местного самоуправления; гарантируется Конституционным Судом России и республиканскими конституционными судами (создание последних легализовано ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации».//СЗ РФ. 1997. N 1. ст. 1; по состоянию на 1 января 2007 г. они функционировали в 12 республиках — Адыгее, Башкортостане, Бурятии, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карелии, Коми, Марий Эл, Саха (Якутии), Татарстане, Тыве, Чеченской Республике).

Конституция РФ придает конституциям (уставам) субъектов Федерации особое значение, выделяя их, и не отождествляет с обычными законами (ч. 1, 2 ст. 5, ч. 1, 2 ст. 66, п. «а» ч. 1 ст. 72, п. «б» ч. 2 ст. 125). Это подчеркивается и тем, что Конституционный Суд РФ исключительно на пленарном заседании разрешает дела о соответствии данных конституций (уставов) федеральной Конституции (п. 1 ч. 2 ст. 21 ФКЗ от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации»//СЗ РФ. 1994. N 13. ст. 1447).

На особые свойства конституции республики обращалось внимание в Постановлении Конституционного Суда от 18 июля 2003 г. N 13-П (СЗ РФ. 2003. N 30. ст. 3101), в котором констатировалось, что данная конституция:

— целостный, единый акт, обладающий учредительными свойствами, производными от учредительного характера Конституции РФ, что объясняет необходимость соответствия конституции республики Конституции РФ и обеспечивает единство федерального и регионального конституционно-правового регулирования;

— имеет высшую юридическую силу в системе правовых актов субъектов Федерации; такая сила присуща любому ее положению;

— находится в особой связи с Конституцией РФ, что, в свою очередь предопределяет возможность осуществления ее проверки только в порядке конституционного судопроизводства, непосредственно Конституционным Судом РФ.

Согласно Определению Конституционного Суда от 8 февраля 2001 г. N 15-О (СЗ РФ. 2001. N 11. ст. 1070), проверка соответствия конституций (уставов) субъектов Федерации федеральному закону может быть осуществлена также только в рамках конституционного судопроизводства. Суды общей юрисдикции вправе подтверждать недействительность положений конституций (уставов) субъектов Федерации, если они содержат такие же нормы, какие ранее были признаны Конституционным Судом противоречащими Конституции РФ. При этом не может быть поставлена под сомнение вытекающая из ст. 4 (ч. 2) и 76 Конституции обязанность судов общей юрисдикции применять федеральный закон в случаях, когда разрешенные им вопросы, относящиеся к ведению Российской Федерации или совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, урегулированы конституцией (уставом) субъекта Федерации в противоречии с федеральными предписаниями.

2. Часть 2 комментируемой статьи охватывает вопросы статуса края, области, города федерального значения, автономной области и автономного округа как субъектов Федерации. Он устанавливается, как и применительно к республике, прежде всего Конституцией РФ, которая проводит идею равенства этих статусов. Есть только два отличия: республика имеет конституцию, а иные субъекты — устав; первая наделяется правом вводить государственные языки, а вторые таковым не обладают, да и объективно не нуждаются в нем.

Статус края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа определяется также их уставами. Данным уставам присущи все признаки конституции. Неслучайно некоторые из них именуются основным законом, объявляются конституционным или основным правовым актом, государственно-правовой основой социально-экономической, политической и культурной жизни соответствующего субъекта Федерации. Конституционный Суд своим Постановлением от 1 февраля 1996 г. N 3-П (СЗ РФ. 1996. N 7. ст. 700) подтвердил, что данный нормативный акт занимает особое, а именно высшее место в иерархии нормативных актов, имеет высшую юридическую силу по отношению к правовым актам субъекта Федерации. Верховенство уставов обеспечивается уставными судами, создаваемыми в соответствии с ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (по состоянию на 1 января 2007 г. их было три — в Свердловской и Калининградской областях и г. Санкт-Петербурге; уставы 34 субъектов Федерации предусматривают образование подобных органов).

В Конституции закрепляется, что устав принимается законодательным (представительным) органом соответствующего субъекта Федерации. Таким путем фиксируется максимально необходимый демократический способ принятия Основного закона. Допустимы и иные способы, если они согласуются со ст. 3 Конституции и полнее выражают волеизъявление народа.

Содержание устава контурно предопределяется и ФЗ от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (СЗ РФ. 1999. N 42. ст. 5005).

Принятый устав вступает в силу в порядке, установленном субъектом Федерации. Он не нуждается, как это предусматривалось в прошлом, в регистрации федеральными органами государственной власти. Его соответствие Конституции РФ обеспечивается на основе общих принципов и процедур, подобных тем, которые используются в отношении конституций республик.

3. Часть 3 статьи обращает внимание на особенность правовой основы автономной области и автономного округа. Она заключается в том, что каждый из указанных субъектов при необходимости может иметь еще и специальный именной федеральный закон (эта возможность никем из них пока не реализована). Его принятие находится на усмотрении автономной области, автономного округа; он самостоятельно разрабатывается ими и представляется на рассмотрение Федерального Собрания соответствующими законодательным и исполнительным органами их общим решением.

4. Часть 4 статьи касается специфики статуса автономных округов, входящих в состав края или области. Она не распространяется на Чукотский автономный округ, который Законом РФ от 17 июня 1992 г. «О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации» (Ведомости РФ. 1992. N 28. ст. 1618) считается непосредственно входящим в состав Российской Федерации.

Входящими в состав края, области при принятии Конституции 1993 г. являлись девять автономных округов; в настоящее время их осталось три: Ненецкий, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий. Что предполагает их вхождение в состав соответствующих областей по смыслу ч. 4 ст. 66 Конституции? Конституционный Суд, толкуя положения данной нормы, пришел к следующим выводам (Постановление от 14 июля 1997 г. N 12-П//СЗ РФ. 1997. N 29. ст. 3581):

— вхождение автономного округа в состав края, области означает такое конституционно-правовое состояние, при котором автономный округ, будучи равноправным субъектом Федерации, одновременно составляет часть другого субъекта Федерации — края или области. Это состояние определяет особенности статуса как автономного округа, так и края, области, в состав которых он входит. Их взаимоотношения отличаются от их отношений с другими субъектами Федерации: «вхождение» предопределяет обязанность органов государственной власти обоих равноправных субъектов Федерации обеспечивать сохранение территориальной целостности и единства в интересах населения края, области;

— вхождение автономного округа в состав края, области не изменяет их конституционно-правовой природы как субъектов Федерации и не означает, что автономный округ утрачивает элементы своего статуса: территорию, население, систему государственных органов, устав, законодательство и т.п. «Вхождение» не умаляет статуса автономного округа как равноправного субъекта Федерации, поскольку он вправе по своему усмотрению распоряжаться тем объемом полномочий, которые предоставлены ему Конституцией. Равноправие и самостоятельность автономного округа в отношении своей территории и объема полномочий обеспечиваются, наряду с другими конституционными гарантиями, тем, что для изменения его статуса в соответствии со ст. 66 (ч. 5) Конституции не требуется согласия или предварительного разрешения края, области;

— вхождение автономного округа в состав края, области означает наличие у края, области единых территории и населения, составными частями которых являются территория и население автономного округа, а также органов государственной власти, полномочия которых распространяются на территорию автономных округов в случаях и в пределах, предусмотренных федеральным законом, уставами соответствующих субъектов Федерации и договором между их органами государственной власти.

Вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов край, область, автономный округ как самостоятельные и равноправные субъекты Федерации обладают всей полнотой государственной власти. Они вправе передавать осуществление части своих полномочий друг другу на добровольной основе, по договору между соответствующими органами государственной власти либо в иной форме, в том числе путем принятия закона края, области или автономного округа.

В сфере совместного ведения Федерации и ее субъектов полномочия органов государственной власти края, области на территории автономного округа осуществляются в рамках, определенных федеральным законом и договором между соответствующими органами государственной власти, которые обязаны принять все меры для достижения согласия. Отсутствие договора не может служить препятствием для распространения юрисдикции органов государственной власти края, области на автономный округ. Во всяком случае, федеральному законодателю в целях обеспечения конституционного порядка следует принять федеральный закон, который должен гарантировать права и интересы как Российской Федерации, так и ее субъектов, в том числе автономного округа и края, области, в состав которых он входит.

ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» закрепил ряд полномочий за краевыми (областными) органами государственной власти, которые они осуществляют на всей территории края (области), включая территорию автономного округа. Однако это возможно лишь при условии, если иное не предусмотрено федеральным законом об автономном округе или федеральным законом об отношениях между органами государственной власти автономного округа и соответственно органами государственной власти края или области и договором между названными органами власти (ст. 26.3, 26.6).

5. Часть 5 комментируемой статьи затрагивает вопросы изменения статуса субъекта Федерации. Это, как отмечалось в Постановлении Конституционного Суда от 13 марта 1992 г. N 3-П, не односторонний, а переговорный процесс, основанный на законе (ВКС РФ. 1993. N 1. С. 43).

По смыслу конституционных положений, изменение статуса субъекта Федерации допустимо: в пределах Российской Федерации, форм и принципов ее устройства; по взаимному согласию Российской Федерации и ее субъекта, пожелавшего изменить статус; в соответствии с федеральным конституционным законом, который пока не принят. При обретении субъектом Федерации нового статуса необходимые изменения вносятся в ч. 1 ст. 65 Конституции (см. комм. к ч. 1 ст. 137).

Статья 66 Конституции РФ

1. Статус республики определяется Конституцией Российской Федерации и конституцией республики.

2. Статус края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа определяется Конституцией Российской Федерации и уставом края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа, принимаемым законодательным (представительным) органом соответствующего субъекта Российской Федерации.

3. По представлению законодательных и исполнительных органов автономной области, автономного округа может быть принят федеральный закон об автономной области, автономном округе.

4. Отношения автономных округов, входящих в состав края или области, могут регулироваться федеральным законом и договором между органами государственной власти автономного округа и, соответственно, органами государственной власти края или области.

5. Статус субъекта Российской Федерации может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации и субъекта Российской Федерации в соответствии с федеральным конституционным законом.

Комментарий к Статье 66 Конституции РФ

1. Конституция исходит из необходимости сохранения исторически сложившегося государственного единства, стабильности и конституционного правопорядка на всей территории РФ. Вместе с тем, учитывая сложившиеся традиции и специфику государственно-правового регулирования в этой сфере, она допускает особенности в конституционно-правовом статусе отдельных субъектов РФ, связанные с факторами исторического, национального и иного характера. Эти особенности отражены, в частности, в ст. 66. Признание Конституцией наличия особенностей в конституционно-правовом статусе отдельных субъектов РФ не означает нарушения принципа равноправия частей, составляющих Федерацию, и тем более — наличия некоей иерархии в их статусах. Конституционный смысл понятия «статус субъекта РФ» вытекает из системного анализа положений Основного Закона, важнейшими из которых являются нормы, сформулированные в ч. 1 ст. 5, где дана структурная характеристика Российской Федерации как федеративного государства: «Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов — равноправных субъектов Российской Федерации».

Особенности различных субъектов РФ, отраженные в их конституционно-правовом статусе, а также очевидное неравенство различных частей Федерации по уровню их социально-экономического развития, размерам территории, численности населения и иным исторически сложившимся условиям не означает, что Федерация в нашей стране носит асимметричный характер, поскольку «симметрия» Федерации определяется конституционным принципом равенства прав всех субъектов РФ между собой и в отношениях с федеральными органами государственной власти (см. комментарий к ч. 4 ст. 5). Различаясь фактически, субъекты РФ в конституционном отношении, по сути, являются одинаковыми. Понятие «субъект РФ», применяемое Конституцией ко всем без исключения частям Федерации, подчеркивает их общность и обращает внимание на то, что при сохранении прежних государственно-правовых форм они обрели новое качество, став равноправными субъектами РФ.

Свой статус субъекты РФ обрели в силу федеральной Конституции, а не собственного волеизъявления в порядке договора (см. абз. 4 п. 2.1 мотивировочной части Постановления КС РФ от 07.06.2000 N 10-П). Все субъекты РФ являются не отъемлемыми составными частями России и не обладают правом сецессии, т.е. правом выхода из состава РФ. Все субъекты Федерации имеют равные права и обязанности как составные части федеративного государства. В частности, субъекты равны в своих правах иметь конституцию или устав, собственные органы государственной власти, законодательство, свою территорию, представительство в Совете Федерации и др. (ст. 66).

Все субъекты РФ самостоятельно образуют органы государственной власти (ч. 1 ст. 77) и обладают на своей территории всей полнотой государственной власти вне пределов ведения и полномочий Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения (ст. 73). На все субъекты Федерации в равной мере распространяется принцип территориальной целостности. Границы между субъектами могут быть изменены лишь с их взаимного согласия (ч. 3 ст. 67), а утверждается такое изменение на федеральном уровне — Советом Федерации (п. «а» ч. 1 ст. 102). Все субъекты РФ в равной мере обладают правом заключать внутрифедеративные договоры, в том числе о разграничении предметов ведения и полномочий с федеральными органами государственной власти (ч. 3 ст. 11), а также участвовать в международных внешнеэкономических связях в порядке, установленном соответствующим федеральным законом. Изъятия из таких единых правил, устанавливаемые для отдельных субъектов и не имеющие под собой правовых и фактических оснований, не отвечают конституционному требованию о равноправии субъектов РФ.

Часть 1 комментируемой статьи устанавливает, какими правовыми актами определяется статус республики как субъекта РФ. Как и для всех остальных субъектов Федерации, основополагающие элементы статуса республики закрепляет Конституция. Статус республики конкретизируется в ее конституции. Конституция республики как субъекта РФ — это целостный, единый акт, имеющий высшую юридическую силу в системе правовых актов субъекта. Конституция республики имеет одинаковую юридическую силу с уставом края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа.

В начале 90-х годов ХХ в. в период так называемого «парада суверенитетов» многие республики закрепляли в своих конституциях положение о государственном суверенитете, претендуя на особый статус в составе Российской Федерации. Основываясь на неверных представлениях о природе российского федерализма, некоторые республики включали в тексты конституций положения, ведущие к пересмотру предметов ведения и полномочий Федерации, а также в ряде случаев закрепляли верховенство своих законов над федеральным законодательством. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 07.06.2000 N 10-П разъяснил неправомерность постановки вопроса о суверенитете республик и указал, что все правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, в том числе конституции республик, не должны противоречить Конституции. В частности, Конституционный Суд показал, что, по смыслу преамбулы, ст. 3-5, ч. 1 ст. 15, ч. 1 ст. 65, ст. 66 и п. «б» ст. 71 Конституции в их взаимосвязи, республики как субъекты РФ не имеют статуса суверенного государства и решить этот вопрос иначе в своих конституциях они не могут, а потому не вправе наделить себя свойствами суверенного государства, даже при условии, что их суверенитет признавался бы ограниченным. Тем не менее положения о суверенитете, ограниченном пределами исключительного ведения республики, по-прежнему сохраняются в конституциях ряда республик (например, Чеченской Республики)*(744).

2. Часть 2 комментируемой статьи указывает, что статус края, области, города федерального значения, автономной области и автономного округа также устанавливается Конституцией, а конкретизируется в соответствующих уставах.

Уставы субъектов Федерации, как и конституции республик, занимают особое, а именно высшее место в иерархии нормативных актов субъекта Федерации, они имеют высшую юридическую силу по отношению к другим правовым актам субъекта (Постановление КС РФ от 01.02.1996 N 3-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Устава — Основного Закона Читинской области»*(745)). Уставы определяют организацию субъектов РФ и образуют основу законодательства и иного правотворчества по вопросам их исключительного ведения. Что касается совместного ведения РФ и ее субъектов, то уставы субъектов служат основой их законодательства по этим вопросам наряду с федеральными законами без ущерба для верховенства последних.

Уставы, как и конституции субъектов РФ, имеют особый правовой характер, о чем свидетельствует усложненный, по сравнению с обычными законами субъекта, порядок их принятия, а также внесения изменений и дополнений, наличие специальных процедур проверки на соответствие Конституции (см. комментарий к ч. 2 ст. 5). Как и все правовые акты субъектов РФ, уставы края, области, города федерального значения автономной области, автономного округа не должны противоречить принципу верховенства Конституции РФ и подлежат применению лишь в части, не противоречащей Основному Закону.

3. Часть 3 комментируемой статьи устанавливает дополнительные возможности для определения статуса автономной области, автономных округов. При необходимости автономная область, автономные округа вправе инициировать принятие специального федерального закона, конкретизирующего особенности статуса соответствующих субъектов РФ. До настоящего времени эта возможность не была реализована.

4. Положения ч. 4 ст. 66 устанавливают механизмы урегулирования отношений между органами государственной власти субъектов РФ, являющимися частями так называемых «сложносоставных» субъектов. Она распространяется на отношения с участием всех автономных округов, за исключением Чукотского автономного округа, который вышел в 1992 г. из состава Магаданской области (Закон РФ от 17.06.1992 N 3056-1 «О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации»*(746)). Поскольку Конституция прямо не разъясняет положение о «вхождении», на практике в середине 90-х годов ХХ в. возникали различные коллизии между органами государственной власти «сложносоставных» субъектов РФ в понимании указанного положения и его правовых последствий.

Точку в дискуссиях поставил Конституционный Суд РФ, который принял специальное Постановление о толковании ч. 4 ст. 66 Конституции Российской Федерации (см. Постановление КС РФ от 14.07.1997 N 12-П «По делу о толковании содержащегося в части 4 статьи 66 Конституции РФ положения о вхождении автономного округа в состав края, области»*(747)). Суд указал, что данная норма носит констатирующий характер и потому употребление термина «входящий» означает признание Конституцией существовавшего до ее вступления в силу положения, согласно которому автономные округа, не оформившие изменение своего статуса, по-прежнему входят в состав соответствующего края или области. Однако наряду с преемственностью Конституция предусматривает ряд существенных изменений в регулировании федеративных отношений. Она провозглашает в качестве одной из основ конституционного строя равноправие всех субъектов Федерации, в том числе края, области и автономного округа. При этом принцип равноправия доминирует в статусе субъекта Федерации, что находит отражение в ч. 1 и 4 ст. 5, ч. 2 ст. 72, ч. 4 ст. 76 Конституции. Однако принцип равноправия субъектов Федерации не исключает вхождения автономного округа в состав края, области.

Вхождение автономного округа в состав края, области и по смыслу ч. 4 ст. 66 означает такое конституционно-правовое состояние, при котором автономный округ, будучи равноправным субъектом РФ, одновременно составляет часть другого субъекта РФ — края или области. Это состояние определяет особенности статуса как автономного округа, так и края, области, в состав которых он входит. Их взаимоотношения отличаются от их отношений с другими субъектами Российской Федерации: «вхождение» предопределяет обязанность органов государственной власти обоих субъектов обеспечивать сохранение территориальной целостности и единства в интересах населения края, области. Вхождение автономного округа в состав края, области не изменяет их конституционно-правовой природы как субъектов РФ и не означает, что автономный округ утрачивает элементы своего статуса — территорию, население, систему государственных органов, устав, законодательство и т.п. «Вхождение» не умаляет статуса автономного округа как равноправного субъекта РФ, поскольку он вправе по своему усмотрению распоряжаться тем объемом полномочий, которые предоставлены ему Конституцией.

Равноправие и самостоятельность автономного округа в отношении своей территории и объема полномочий обеспечиваются, наряду с другими конституционными гарантиями, тем, что для изменения его статуса в соответствии с ч. 5 ст. 66 Конституции не требуется согласия или предварительного разрешения края, области. Вхождение автономного округа в состав края, области означает наличие у края, области единых территории и населения, составными частями которых являются территория и население автономного округа, а также органов государственной власти, полномочия которых распространяются на территорию автономных округов в случаях и в пределах, предусмотренных федеральным законом, уставами соответствующих субъектов Российской Федерации и договором между их органами государственной власти.

Вне пределов ведения Российской Федерации и ее полномочий по предметам совместного ведения край, область, автономный округ как самостоятельные и равноправные субъекты Федерации обладают всей полнотой государственной власти. Они вправе передавать осуществление части своих полномочий друг другу на добровольной основе, по договору между соответствующими органами государственной власти либо в иной форме, в том числе путем принятия закона края, области или автономного округа. В сфере совместного ведения РФ и ее субъектов полномочия органов государственной власти края, области на территории автономного округа осуществляются в рамках, определенных федеральным законом и договорами между соответствующими органами государственной власти, которые обязаны принять все меры для достижения согласия.

Закон о порядке принятия в РФ предоставил дополнительные правовые возможности для решения разного рода практических вопросов, связанных с «вхождением» автономных округов в состав краев, областей. На основе добровольного объединения ряда автономных округов, краев и областей созданы пять новых субъектов РФ — Пермский край, Красноярский край, Камчатский край, Иркутская область и Забайкальский край (см. комментарий к ст. 65).

5. Все субъекты РФ в равной степени обладают конституционными гарантиями своего статуса. Согласно ч. 5 ст. 66 статус субъекта РФ может быть изменен лишь по взаимному согласию Российской Федерации и ее субъекта в соответствии с федеральным конституционным законом. Взаимное согласие Российской Федерации и субъекта Федерации означает достижение единой позиции по вопросу изменения статуса субъекта и выражается путем принятия нормативных правовых актов органов государственной власти РФ и ее субъектов. Согласие субъекта может быть выражено в различных формах — как в форме регионального референдума, так и в форме закона субъекта Федерации, принятого законодательным (представительным) органом, который, будучи избранным населением региона, является выразителем его воли.

Устанавливая основные принципы изменения статуса субъекта РФ, норма ч. 5 ст. 66 не содержит прямого указания, что конкретно следует понимать под этим изменением. В практике федеративного строительства возникали ситуации, когда субъекты РФ выходили с инициативами об изменении своего статуса путем его «повышения» или предоставлении «особого» положения в составе РФ. Такая постановка вопроса была основана на прочтении ч. 1 и 2 комментируемой статьи вне системной связи с остальными положениями Конституции и неверном предположении, что наличие особенностей в конституционно-правовом статусе различных видов субъектов РФ означает их разную конституционную «ценность», при этом статус республики считается наиболее значимым, а статус автономного округа — наименее ценным. Однако, как отмечалось выше, в Конституции нет иерархической соподчиненности между субъектами Федерации, они равноправны между собой и во взаимоотношениях с федеральным органами государственной власти. Различия в названиях видов (форм) субъектов отражают лишь историческую преемственность и уже не связаны с различиями в правовом статусе.

Изменение статуса субъекта РФ не означает образования нового или упразднения существующего субъекта. С этой точки зрения практика добровольного объединения нескольких субъектов в один новый также не является изменением статуса субъекта РФ, поскольку при объединении происходит добровольное аннулирование субъектности автономных округов и распространение на их территорию юрисдикции органов государственной власти краев, областей, в состав которых они прежде входили (см. комментарий к ч. 4 ст. 66). Под изменением статуса субъекта Федерации следует понимать нормативное закрепление установленных по взаимному согласию Российской Федерации и ее субъекта особенностей в элементах общего конституционного статуса конкретного субъекта. Речь может идти об особенностях реализации на территории субъекта РФ общих принципов организации органов государственной власти субъекта и местного самоуправления; о закреплении определенных региональных отличий от общих принципов взаимоотношений органов государственной власти субъектов РФ и Федерации (например, в части, касающейся государственного регулирования бюджетно-финансовой и экономической сферы региона); об установлении некоторых изъятий в полномочиях органов государственной власти субъекта РФ и т.д.

Очевидно, что внесение изменений в статус субъекта РФ должно иметь под собой веские объективные причины и не может вести к нарушению основ конституционного строя, установленных в главе 1 КРФ. Поскольку изменение статуса субъекта РФ в определенном смысле ведет к закреплению отличий конкретного субъекта от общей нормы, оно осуществляется только путем принятия специального федерального конституционного закона, но при этом не носит и не может носить характера изменения (поправки) Конституции. Использование для закрепления изменений в статусе субъекта РФ формы федерального конституционного закона позволяет тем самым избежать противоречий с федеральными законами, устанавливающими общие принципы организации власти и местного самоуправления в субъектах РФ.