П а ч 1 ст 213 ук рф

Статья 213. Хулиганство

СТ 213 УК РФ.

1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное:

а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

в) на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте, а также на любом ином транспорте общего пользования, —

наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, —

наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до семи лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением взрывчатых веществ или взрывных устройств, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

Комментарий к Ст. 213 Уголовного кодекса

1. Объективная сторона хулиганства заключается в действиях, образующих грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу. Действия, составляющие хулиганство, разнообразны: применение насилия к гражданам, уничтожение и повреждение чужого имущества, срыв массовых мероприятий, прекращение или приостановление работы транспорта и т.п. Для квалификации таких действий как хулиганства они, во-первых, должны образовывать грубое нарушение общественного порядка (объективная характеристика действий) и, во-вторых, должны выражать явное неуважение к обществу (субъективная характеристика действий) (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»). Обязательным признаком объективной стороны хулиганства является также публичная обстановка совершения преступления: хулиганские действия совершаются либо в присутствии множества лиц, либо тайно, но с результатами, которые неизбежно отразятся в сознании многих лиц.

2. Согласно статье 213 УК РФ хулиганство имеет две разновидности. «Обычное» хулиганство характеризуется особым способом совершения преступления: хулиганские действия должны совершаться с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «а» ч. 1) (п. 2 — 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45). Этим хулиганство отличается от иных преступлений, совершенных из хулиганских побуждений (п. «д» ч. 2 ст. 112, ч. 2 ст. 115, ч. 2 ст. 116, ч. 2 ст. 167 УК России).

Субъективная сторона такого хулиганства предполагает хулиганский мотив (п. 12 — 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45).

3. Пункт «б» ч. 1 предполагает ответственность за «экстремистское» хулиганство: оно необязательно должно совершаться с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, однако следует установить экстремистские мотивы хулиганства.

4. Признаки квалифицированного состава хулиганства (ч. 2) раскрываются в п. 7 — 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45.

5. Особо квалифицированное при необходимости квалифицируется по совокупности преступлений.

П а ч 1 ст 213 ук рф

1. По сравнению со статьей об ответственности за хулиганство УК РСФСР 1960 г. в комментируемой статье содержится ряд изменений. Среди наиболее важных из них — декриминализация состава простого хулиганства в том виде, как оно было предусмотрено в прежнем УК, и уточнение квалифицирующих признаков этого преступления.

2. Хулиганство предполагает грубое нарушение общественного порядка. Под общественным порядком прежде всего следует понимать сложившуюся в обществе систему отношений между людьми, правил взаимного поведения и общежития, установленных действующим законодательством, обычаями и традициями, а также нравственными нормами. Понятие грубого нарушения общественного порядка является оценочным и означает значительность, существенность нарушения. Этот признак дополняется также оценочным понятием явного, т. е. очевидного и открыто выраженного, неуважения к обществу.

3. Нельзя квалифицировать как хулиганство нанесение оскорблений, побоев, причинение вреда здоровью и другие преступления, основанные на личных неприязненных отношениях и совершенные в быту или на производстве в отношении членов семьи, родственников, знакомых или сослуживцев. В некоторых случаях подобные действия могут образовывать состав хулиганства, если в них присутствует прямой умысел на нарушение общественного порядка (см. постановление Пленума Верховного Суда РФ N 5 «О судебной практике по делам о хулиганстве» от 24 декабря 1991 г. в редакции постановления от 21 декабря 1993 г. N 11. — Сб. пост. Пленума Верх. Суда РФ. 1961 — 1993. М., 1994, с. 307).

Как правило, к хулиганству следует относить указанные действия, совершаемые в общественных местах (на улице, в общественных учреждениях, на транспорте, в предприятиях общественного питания и т. п.) в отношении случайных прохожих и посетителей, иных незнакомых или малознакомых людей. Нередко в таких случаях виновный в поведении потерпевшего усматривает некий повод для своих действий или сам его провоцирует. Существенным обстоятельством для квалификации действий как хулиганских в подобных ситуациях следует считать явную несоразмерность действий преступника вызвавшему их поводу.

4. Под насилием в ч. 1 статьи понимается умышленное причинение легкого вреда здоровью или побоев. Причинение вреда здоровью средней тяжести или тяжкого требует квалификации деяния по совокупности ст. 213 и ст. 111 или 112.

5. О понятии уничтожения и повреждения чужого имущества см. комментарий к ст. 167.

6. Понятие группы лиц, группы лиц по предварительному сговору или организованной группы разъясняется в ст. 35 настоящего УК и комментарии к ней.

7. Под сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, следует понимать не просто неповиновение названным лицам, а активное им противодействие. При этом действиями названных лиц, вызывающими сопротивление виновного, следует признать не просто просьбы и требования, т. е. различные словесные призывы, а активное вмешательство в хулиганские действия, включая применение силы. Сопротивление, оказанное после прекращения хулиганских действий, например в связи с последующим задержанием виновного, не должно рассматриваться как квалифицирующее обстоятельство хулиганства (см. упоминаемое выше постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хулиганстве»).

8. Пункт «в» ч. 2 комментируемой статьи предполагает неснятую или непогашенную судимость за хулиганство.

9. О понятии оружия см. комментарий к ст. 222.

10. О понятии предметов, используемых в качестве оружия, см. комментарий к ст. 162.

11. Применение при хулиганстве оружия или предметов, используемых в качестве оружия, охватывает не только те случаи, когда виновный с их помощью наносит или пытается нанести телесные повреждения, но и такие, когда использование этих предметов в процессе хулиганских действий создает реальную угрозу для жизни или здоровья граждан (см. постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хулиганстве»).

12. Хулиганство является умышленным преступлением, совершаемым только с прямым умыслом, т. е. лицо осознает, что грубо нарушает общественный порядок, выражает явное неуважение к обществу, и желает этого.

13. Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213, является лицо, достигшее 16 лет. Уголовная ответственность за хулиганство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 и ч. 3) наступает с 14 лет.

Научно-практический комментарий:

1. Объект преступления — общественный порядок как составная часть общественной безопасности. Он понимается как система отношений между людьми, совокупность правил поведения в обществе, установленных нормативными актами, нормами морали, обычаями, традициями, обеспечивающих обстановку спокойствия и защищенности в различных социальных сферах. Дополнительный объект — здоровье человека.
2. Объективная сторона хулиганства включает: а) грубое нарушение общественного порядка; б) явное неуважение к обществу; в) применение оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия.
3. Грубое нарушение общественного порядка означает значительность, серьезность нарушения, серьезно ущемляющего установленный в обществе порядок межличностного общения. Грубым нарушением общественного порядка следует признавать, например, совершаемые в общественных местах действия, которые сопряжены с глумлением, издевательским отношением к незнакомым людям, либо с нарушением работы транспорта, срывом массовых мероприятий, нарушением общественного спокойствия в течение продолжительного периода времени.
Явное неуважение к обществу означает умышленное нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованных желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» ).
———————————
БВС РФ. 2008. N 1.

4. Нанесение побоев, причинение легкого вреда здоровью и другие подобные действия, совершенные в семье, в отношении, родственников и знакомых, вызванные личными неприязненными отношениями или неправильными действиями потерпевших, при отсутствии признаков хулиганства должны квалифицироваться как преступления против личности (п. 13 указанного Постановления).
5. Характерной чертой хулиганства является его публичность. Она проявляется в совершении хулиганских действий в присутствии людей либо хотя и в их отсутствие, но в расчете на ознакомление членов общества с результатом хулиганских действий (например, при уничтожении или повреждении имущества в общественных местах).
6. Альтернативно обязательным признаком хулиганства является способ совершения преступления: применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «а» ч. 1 ст. 213). Этот признак комментировался при анализе п. «г» ч. 2 ст. 126 УК и имеет то же самое содержание.
7. В случае умышленного причинения смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью хулиганство должно квалифицироваться по совокупности с п. «и» ч. 2 ст. 105, п. «д» ч. 2 ст. 111 или п. «д» ч. 2 ст. 112 УК.
8. Вторым альтернативно обязательным признаком преступления в соответствии с Федеральным законом от 24.07.2007 N 211-ФЗ является совершение деяния по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «б» ч. 1 ст. 213). Включение этого признака в основной состав хулиганства порождает конкуренцию названного мотива с хулиганским мотивом, что неизбежно вызовет затруднения на практике.
———————————
СЗ РФ. 2007. N 31. Ст. 4008.

9. Состав хулиганства сконструирован таким образом, что оконченным преступлением его следует признавать с момента совершения действий, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, которые сопровождаются применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, или совершены по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.
10. С субъективной стороны хулиганство характеризуется прямым умыслом и одним из двух указанных в законе мотивов.
Хулиганский мотив выражается в демонстративном вызове окружающим, стремлении виновного противопоставить свои личные интересы интересам общества, проявить пренебрежительное отношение к нормам социального поведения, показать свою вседозволенность и безнаказанность (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).
Мотивы политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы анализировались в комментарии к п. «л» ч. 2 ст. 105 и имеют такое же содержание.
11. Субъект преступления по ч. 1 ст. 213 — лицо, достигшее возраста 16 лет, а по ч. 2 — 14 лет.
12. Квалифицированными видами хулиганства (ч. 2 ст. 213) являются совершение деяния: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) связанного с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.
О понятии группы лиц по предварительному сговору и организованной группы см. комментарий к ст. 35.
13. Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, следует понимать «умышленные действия лица по преодолению законных действий указанных лиц, а также действий других граждан, пресекающих нарушение общественного порядка, например при задержании лица, совершающего хулиганство, его обезоруживании, удержании или воспрепятствовании иным способом продолжению хулиганских действий» (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45).
Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие, как опасное, так и неопасное для жизни и здоровья, следует квалифицировать по совокупности ч. 2 ст. 213 и ст. 318 УК (п. 9 Постановления).

Определение об исключении обвинения по ст.213 УК РФ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: председательствующего Буяновой Н.А., судей Дубровиной О.В., Вырышевой И.В. рассмотрела в судебном заседании от 5 августа 2010 года кассационное представление заместителя прокурора Красногорского административного округа города Москвы, кассационные жалобы осужденных Курчатова А.Ю. и Войкова Д.В., адвоката Жуковой О.С. на приговор Красногорского районного суда города Москвы от 20 апреля 2011 года, которым

Курчатов Алексей Юрьевич, не судимый, осужден:
по ч. 2 ст. 213 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы;
по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Курчатову А.Ю. назначено наказание в виде 2 (двух) лет 2 (двух) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Срок отбывания наказания исчислен с 20 октября 2010 года.

Войков Дмитрий Вячеславович, не судимый, осужден:
по ч. 2 ст. 213 УК РФ – к 2 (двум) годам лишения свободы;
по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Войкову Д.В. назначено наказание в виде 2 (двух) лет 2 (двух) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Срок отбывания наказания исчислен с 21 января 2011 года.

В приговоре также содержатся решения по гражданским искам, по вопросу о вещественных доказательствах и о мере пресечения в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Буяновой Н.А., пояснения осужденных Курчатова А.Ю. и Войкова Д.В., адвоката Жуковой О.С., поддержавшей доводы кассационных жалоб и возражавших против доводов кассационного представления, мнение прокурора Анстах М.Б., поддержавшей доводы кассационного представления частично и просившей исключить указание на применение ч. 2 ст. 69 УК РФ, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Курчатов и Войков признаны виновными в хулиганстве, с применением предметов, используемых в качестве оружия, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Они же признаны виновными в умышленном причинении легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений.
Судом установлено, что преступления совершены в городе Москве 20 октября 2011 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Курчатов и Войков виновными себя не признали.

В кассационном представлении заместитель прокурора округа, не оспаривая выводов суда о доказанности вины осужденных, указывает, что приговор суда подлежит отмене ввиду неправильного применения уголовного закона.
При этом отмечает, что при сложении наказаний по совокупности преступлений надлежало руководствоваться ч. 3 ст. 69 УК РФ, а не ч. 2 ст. 69 УК РФ, как это указано в приговоре. Считает, что при назначении осужденным наказания по ч. 2 ст. 115 УК РФ в качестве отягчающего наказание обстоятельства необходимо было признать «совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору», предусмотренное п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационное представление осужденный Курчатов указывает, что преступления, за которые он осужден, не совершал; доказательств причастности его к данным преступлениям не имеется, просит кассационное представление оставить без удовлетворения.

В кассационной жалобе осужденный Курчатов указывает, что приговор является незаконным и необоснованным ввиду нарушения уголовно-процессуального закона, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела. Считает, что объективных доказательств его виновности не имеется, все обвинение построено на противоречивых показаниях потерпевшего, свидетелей обвинения, большинство из которых являются действующими сотрудниками милиции, а опознание произведено с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона. Приводя анализ доказательств, положенных в основу обвинительного приговора, считает, что они являются недопустимыми. Указывает, что суд принял сторону обвинения, оставив без внимания доводы защиты. Просит отменить приговор и прекратить уголовное преследование, а также отказать в удовлетворении исковых требований потерпевшего.

В кассационной жалобе в защиту Курчатова, анализируя доказательства, приведенные в приговоре в обоснование виновности осужденных, адвокат обращает внимание на то, что не отрабатывалась версия о том, что лица, напавшие на потерпевшего очевидно уехали на автомашине, о которой говорит в своих показаниях свидетель Исакина. Считает, что показания потерпевшего на предварительном следствии, в которых он дает описание одного из нападавших, должны быть поставлены под сомнение, поскольку он не мог запомнить столько примет. Обращает внимание на то, что в дальнейшем потерпевший расширял свои показания. По мнению адвоката, причастность Курчатова к совершению указанных судом преступлений, не доказана. Полагает, что приговор подлежит отмене ввиду неправильного применения норм материального и процессуального права. Просит уголовное дело в отношении Курчатова прекратить.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Войков указывает, что приговор суда является незаконным и необоснованным. Утверждает, что уголовное дело сфальсифицировано органами следствия, обвинения и судом. Считает, что предварительное и судебное следствие осуществлено с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального закона. Указывает, что возбуждением против него уголовного дела нарушены п. 2 ч. 2 ст. 46 и п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ. Отмечает, что нарушено его право на защиту, выразившееся в том, что с момента его задержания ему не предоставлена возможность воспользоваться услугами защитника. Находит опознание его потерпевшим и свидетелем М произведенным с нарушением ст. 193 УПК РФ, поскольку статисты явно отличались от него и являлись сотрудниками милиции. Указывает, что протокол опознания потерпевшим его (Войкова) по фотографии был сфальсифицирован. Выражает несогласие с выводом суда о том, что свидетели М и Б опознали его, поскольку в судебном заседании М не смог описать его приметы, а Б опознавал его лишь на несколько процентов. Считает, что вещественные доказательства являются недопустимым доказательством. Указывает, что предмет, используемый в ходе совершения преступления в отношении потерпевшего, не был обнаружен и приговор основан лишь на показаниях потер-певшего, которые объективно ничем не подтверждены. Отмечает, что ни один из свидетелей, допрошенных в суде, не давал показаний о его причастности к данному преступлению, его алиби о нахождении на рабочем месте в городе Щелково не проверено, показания потерпевшего в судебном заседании противоречат его объяснениям и показаниям на предварительном следствии. Находит необоснованной квалификацию действий в отношении потерпевшего как хулиганства и с квалифицирующим признаком из хулиганских побуждений, а также в части квалифицирующего при-знака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору. Просит приговор отменить и уголовное дело в отношении него прекратить.

В кассационной жалобе в защиту Войкова адвокат указывает, что приговор является несправедливым, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Отмечает, что суд не принял во внимание то, что по-терпевший неоднократно изменял показания касательно примет нападавших, а в судебном заседании и относительно высказанных в его адрес угроз. Находит необоснованной позицию суда первой инстанции об опознании Войкова свидетелями М, который не смог в судебном заседании описать приметы Войкова, и Б, который пояснил, что опознает Войкова на 90%. Считает, что при таких обстоятельствах суд обязан был вынести оправдательный приговор. Обращает внимание на то, что опознание потерпевшим Войкова производилось сначала по фотографии, а потому при выполнении процессуальных действий знал, на кого необходимо было указывать. Однако суд не отразил указанную позицию защиты в приговоре. Отмечает, что в материалах дела имеется рапорт, указывающий на причастность Войкова задолго до процессуального оформления данного факта. Полагает, что суд оставил без внимания доводы защиты и необоснованно осудил Войкова. Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Войкова прекратить.

В кассационной жалобе адвокат Жукова О.С. указывает, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, в том числе на обстоятельства, указывающие на непричастность Войкова к совершению преступления. Отмечает, что приметы Войкова никто из свидетелей не называл, описание давалось лишь по одежде и телосложению. Обращает внимание на то, что изъятая в ходе предварительного следствия толстовка судом не исследовалась. Указывает на противоречия в показаниях свидетелей относительно одежды пробегавшего мимо них лица, и никто из них не давал описания найденной толстовки, экспертизой не установлено, что кровь на толстовке принадлежит потерпевшему. Считает, что при таких обстоятельствах вывод суда о принадлежности толстовки второму нападавшему, а тем более Войкову ничем не подтвержден. Не соглашается с выводом суда о допустимости протоколов опознания, поскольку в ходе допроса потерпевшего и свидетеля М никаких примет Войкова не называлось, потерпевший и свидетель ранее участвовали в опознании Войкова по фотографии. Отмечает на противоречивость примет Войкова, данных свидетелями М относительно цвета волос и свидетелем Х относительно национальной принадлежности. Указывает, что опознание Войкова в судебном заседании свидетелем Б произведено с нарушением требований ст. 193 УПК РФ. Считает, что Б уклонился от дачи показаний, так как отказался сообщить, какие именно приметы подозрительных людей назывались М, когда он звонил в милицию. Считает, что М и Б заинтересованы в обвинительном исходе по делу и дали показания с целью формирования доказательств обвинения своим товарищам по службе. Выражает сомнение в достоверности показаний свидетелей и несогласие с решением суда, отклонившим ходатайство об истребовании детализации звонков свидетеля М. Указывает, что судом не проверены обстоятельства, исключающие участие Войкова в совершении преступления, а именно, нахождение его в другом месте. Считает, что из обстоятельств дела не усматривается, в чем выразилось нарушение нападающими общественного порядка, а отсутствие доказательств, указывающих на мотив преступления, не является основанием для квалификации действий как хулиганских, и указывает на отсутствие составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 115 и ч. 2 ст. 213 УК РФ, и на непричастность Войкова к преступлению, совершенному в отношении потерпевшего. Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Войкова прекратить за отсутствием состава преступления.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного представления и возражений на него, находит приговор суда в части осуждения Курчатова и Войкова по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ законными и обоснованными, а в части осуждения по ч. 2 ст. 213 УК РФ подлежащим пересмотру по следующим основаниям.

Вывод суда о доказанности вины осужденных в умышленном причинении потерпевшему К. легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений, вопреки доводам кассационных жалоб, соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств: показаниями потерпевшего, подтверждавших факт причинения потерпевшему телесных повреждений Курчатовым и Войковым с применением бейсбольной биты при отсутствии каких-либо к тому причин; показаниями свидетеля К о том, что потерпевший, у которого на лице была кровь, сообщил о причинении ему телесных повреждений двумя ранее неизвестными ему молодыми людьми, использовавшими бейсбольные биты; показаниями свидетеля М о том, что, следуя на машине, увидел перебегавших дорогу двоих молодых людей, в руках у которых находились бейсбольные биты, о чем он сообщил в дежурную часть ОБ ППСМ; показаниями свидетеля Б, следовавшего в автомобиле с М, о том, что у одного из перебегавших через дорогу молодых людей он увидел бейсбольную биту, а второй что-то держал за пазухой; показаниями свидетеля Х о том, что он убирал прилегающую к корпусу 921 территорию и обратил внимание на двоих молодых людей, выбегавших из лесного массива. Один из них подошел к нему и просил позвонить, а второй стоял ближе к лесу. В ходе телефонного разговора молодой человек объяснял собеседнику свое местонахождение.
В это время к ним подошли сотрудники милиции и задержали указанного молодого человека, а второй молодой человек успел скрыться в лесном массиве; показаниями свидетеля М о том, что к нему подошел командир батальона и сообщил о звонке М, который дал приметы двух подозрительных молодых людей, перебегавших дорогу, и у которых в руках были бейсбольные биты. Проследовав с двумя стажерами в указанном направлении, он увидел молодого человека, разговаривавшего с дворником и второго, находившегося неподалеку в кустах и снимавшего с себя куртку. Молодой человек, увидев, что он приближается, бросил куртку и скрылся в лесном массиве. Затем он проследовал к Курчатову, чтобы выяснить, что он делает в данном месте, но внятного ответа не получил. Получив сообщение об избиении мужчины двумя неизвестными бейсбольными битами, он задержал Курчатова по подозрению в совершении указанного преступления. Показания потерпевшего и свидетелей исследованы, проанализированы и оценены в приговоре в совокупности с другими доказательствами по делу, не вызывающими сомнений в своей достоверности: протоколом опознания потерпевшим Курчатова; протоколами опознания потерпевшим Войкова по фотографии и лично; протоколами опознания свидетелем М по фотографии и лично Войкова; заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, локализации, механизме образования и давности повреждений, обнаруженных у потерпевшего; другими доказательствами, содержание которых в необходимом объеме приведено в приговоре суда.

Судебная коллегия, вопреки доводам кассационных жалоб, не усматривает нарушений норм уголовно-процессуального закона при сборе доказательств. В обоснование вины осужденных в приговоре суд сослался только на допустимые доказательства. Существо показаний потерпевшего и свидетелей, на основании которых установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию, изложено в приговоре в соответствии с их существом, отраженным в про-токоле судебного заседания. Все собранные по делу доказательства нашли свое отражение в приговоре. При этом суд оценил их в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ. Выводы суда, по каким основаниям он принимает одни доказательства, а другие отвергает, в приговоре изложены в соответствии с положениями ст. 307 УПК РФ и не вызывает сомнений в своей обоснованности. Каких-либо данных о фальсификации доказательств по делу, заинтересованности в исходе дела сотрудников милиции, допрошенных в качестве свидетелей по делу, оснований оговора ими Курчатова и Войкова, равно как и существенных противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, которые бы повлияли или могли повлиять на решение суда о виновности или невиновности осужденных, судебной коллегией не установлено.

Версии осужденных о непричастности к совершению преступления в отношении потерпевшего К, а также Войкова о том, что 20 октября 2010г. он находился на работе в городе Щелково, были проверены судом и получили надлежащую оценку в приговоре. Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора, вопреки утверждениям кассационных жалоб, допущено не было. Дело расследовано и рассмотрено объективно и в соответствии с законом. Все доводы кассационных жалоб о нарушениях уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре, как с точки зрения их законности, так и обоснованности.
Выводы суда, изложенные в приговоре по указанным доводам защиты убедительны, основаны на оценке совокупности исследованных в судебном заседании доказательств и являются обоснованными. Не нашли своего подтверждения и доводы защиты об обвинительном уклоне суда в ходе судебного разбирательства. Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления представленных им прав. Заявленные сторонами ходатайства, в том числе о признании недопустимыми доказательствами протоколов опознания Войкова и Курчатова потерпевшим и свидетелем, были рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и отклонены мотивированными постановлениями. Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, оценив имеющиеся противоречия, проверив все версии в защиту осужденных и правильно отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о достаточности доказательств для признания Курчатова и Войкова виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ. При этом судом дана надлежащая оценка характеру действий осужденных, направленности их умысла, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется.

Вместе с тем, заслуживают внимания доводы жалобы адвоката Жуковой О.С. об отсутствии доказательств, указывающих на нарушение нападающими лицами общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу. Обстоятельства дела, как они установлены судом, свидетельствуют о том, что Курчатов и Войков беспричинно подвергли избиению потерпевшего с целью причинения вреда его здоровью, что свидетельствует о наличии в их действиях хулиганских побуждений.
Суд первой инстанции, правильно установив фактические обстоятельства, связанные с умышленным причинением потерпевшему легкого вреда здоровью, совершенном из хулиганских побуждений, в то же время без достаточных на то оснований дополнительно квалифицировал те же действия осужденных по ч. 2 ст. 213 УК РФ. Сам по себе факт умышленного причинения легкого вреда здоровью их хулиганских побуждений потерпевшему в общественном месте – неохраняемой неорганизованной автостоянке, расположенной между жилыми корпусами, учитывая время совершения преступления (8 часов 30 минут), при отсутствии очевидцев преступления, не может являться достаточным основанием для дополнительной квалификации содеянного как хулиганство.

Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что осуждение Курчатова и Войкова по ч. 2 ст. 213 УК РФ подлежит исключению, в связи с чем приговор подлежит изменению. Наказание, назначенное осужденным по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ, соответствует требованиям ст. 6, 7, 43, 60 УК РФ и является справедливым.
Вывод суда о невозможности применения ст. 73 УК РФ является обоснованным.
Что касается вида исправительного учреждения, в котором надлежит отбывать наказание Курчатову и Войкову, осужденным за совершение преступления небольшой тяжести, то в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ он подлежит изменению на колонию-поселение.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления об отмене приговора ввиду того, что суд не признал отягчающим наказание обстоятельством совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, поскольку из приговора усматривается, что суд учитывал при назначении наказания обстоятельства совершения преступления.
Кроме того, в кассационном представлении заместителя прокурора не указывается на мягкость назначенного судом наказания.
При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения кассационного представления не имеется.
Гражданский иск о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда потерпевшему, судом разрешен правильно.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Красногорского районного суда города Москвы от 20 апреля 2011 г. в отношении Курчатова Алек-сея Юрьевича и Войкова Дмитрия Вячеславовича изменить.
Исключить из приговора указание на осуждение Курчатова А.Ю. и Войкова Д.В. по ч. 2 ст. 213 УК РФ, и о назначении им наказания по правилам, предусмотренным ч. 2 ст. 69 УК РФ.
Считать Курчатова Алексея Юрьевича и Войкова Дмитрия Вячеславовича каждого осужденным по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии-поселении.
В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление без удовлетворения.

Хулиганство (ст. 213 УК РФ) Library UA

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Объектом преступления является общественный порядок. Дополнительными объектами являются здоровье и собственность. Разъяснения по применению данной нормы даны в Постановлениях Пленума Верховного Суда СССР от 16.10.72 № 9 “О судебной практике по делам о хулиганстве” и Пленума Верховного Суда РСФСР от 24.12.91 № 5 “О судебной практике по делам о хулиганстве”.

Объективная сторона преступления

Деянием грубо нарушается общественный порядок, т.е. деянием нарушаются нормальные условия труда, отдыха, досуга широкого круга граждан, работы организаций. Такими действиями затрагиваются интересы неопределенного круга лиц или хотя бы нескольких посторонних граждан (“очевидцев”) (БВС. 1989, № 2, с.45). Как правило, речь идет о совершении действий в рамках общественного мероприятия, в местах компактного скопления людей (на транспорте, предприятии торговли, на улице города, организации общественного питания и т.п.) либо с нарушением покоя граждан вследствие негативного шумового и т.п. воздействия, т.е. фактически всегда имеется признак общественного места, публичного характера деяния.

Деянием выражается явное неуважение к обществу, т.е. очевидное пренебрежение интересами окружающих, противопоставление себя обществу. Для действий характерны такие черты как наглость, цинизм, бесстыдство.

Для хулиганства чаще характерны случайный выбор жертвы, хаотичность (беспорядочность) действий.

Хулиганские действия обязательно должны сопровождаться следующими деяниями (альтернативно). Именно их наличием уголовно-наказуемое хулиганство отличается от мелкого хулиганства, являющегося административным правонарушением (ст.158 КоАП РСФСР).

А) Насилие к гражданам, т.е. воздействие на телесную неприкосновенность человека (применение силы), т.е. действия, причиняющие физическую боль (включая побои); причинение вреда здоровью; действия по ограничению свободы потерпевшего с контактным физическим воздействием; введение в организм (любым способом) веществ. Данной нормой охватывается нанесение побоев и причинение легкого вреда здоровью потерпевшего. Причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, истязание требуют дополнительной квалификации по нормам о преступлениях против жизни и здоровья. При этом, убийство, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений (п.“и” ч.2 ст.105, п.“д” ч.2 ст.111, п.“д” ч.2 ст.112 УК РФ) не охватывают совершения иных действий, грубо нарушающих общественный порядок (п.12 ППВС РФ от 27.01.99 № 1).

Б) Угроза применения насилия, т.е. явно выраженное вовне намерение применить насилие. По форме угроза может быть выражена действием, устно или письменно, в т.ч. путем передачи через третьих лиц. Угроза должна быть выражена таким образом, чтобы воспринималась потерпевшим как реальная, т.е. у него имеются основания опасаться ее реализации (с учетом личности виновного, отношений, обстановки, характера и формы угроза и т.п.). По содержанию угроза должна выражать намерение применить насилие любого характера (но не совсем малозначительного), при чем все угрозы охватываются ст.213 УК РФ. Угроза должна быть известна потерпевшему.

В) Уничтожение или повреждение чужого имущества, т.е. оказание определенного воздействия на имущество, не принадлежащее виновному (и принадлежащее третьим лицам), в результате которого оно становится непригодным для использования по назначению или снижаются его качественные характеристики. Очевидно, что уничтожением имущества должен быть причинен более или менее значительный ущерб, иначе деяние в силу малозначительности должно квалифицироваться по ст.158 КоАП РСФСР. Простое уничтожение (повреждение) имущества охватывается ст.213 УК РФ, а квалифицированное (совершенное общеопасным способом) – требует дополнительной квалификации по ч.2 ст.167 УК РФ.

Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме умысла, т.е. лицо осознает, что грубо нарушает общественный порядок и желает это сделать. Чаще всего, хулиганство совершается при отсутствии личного отрицательного отношения к конкретному потерпевшему, а совершается при отсутствии повода или незначительности, надуманности повода. Так, не может рассматриваться как хулиганство деяние, совершенное по мотиву мести за совершенное потерпевшим дорожно-транспортное происшествие (БВС. 2000, № 9, с.21). Однако если деяние хотя и совершается по личным мотивам в отношении потерпевшего, но сопровождается очевидным для виновного нарушением общественного порядка, содеянное может быть квалифицировано как хулиганство (п.15 ППВС РСФСР от 24.12.91 № 5). В случае применения насилия в общественном месте, но на почве личных отношений и при отсутствии намерения нарушать общественный порядок (виновный прекратил свои действия после замечаний прохожих) содеянное должно рассматриваться как преступление против личности (БВС. 2000, № 2, с.22).

Квалифицирующие признаки (часть 2)

а) Совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (форма соучастия).

См. комментарий к ч.2 ст.213 УК РФ.

б) Связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка

Виновный оказывает сопротивление, т.е. активно противодействует лицам, пытающимся пресечь хулиганство. Может быть как ненасильственным (вырывания, удержания и т.п.), так и насильственным.

Данной нормой охватываются такие формы насилия или угроз, которые сами по себе не являются более опасными преступлениями, чем предусмотренное ч.2 ст.213 УК РФ (п.9 ППВС РСФСР от 24.12.91 № 5). Квалификации по совокупности требуют убийство — по п.“б” ч.2 ст.105 или ст.317 УК РФ, причинение тяжкого вреда здоровью – по п.“а” ч.2 ст.111 УК РФ, а также применение насилия, опасного для жизни или для здоровья, в отношении представителя власти – по ч.2 ст.318 УК РФ (БВС. 1999, № 1, с.16).

Сопротивление должно оказываться после начала совершения хулиганских действий, т.е. уже до сопротивления имелись все конститутивные признаки хулиганства (названные в ч.1 ст.213 УК РФ): если имело место мелкое хулиганство, а затем было оказано сопротивление, то нет оснований для квалификации по ч.2 ст.213 УК РФ (БВС. 1989, № 2, с.46).

Сопротивление должно оказываться до прекращения хулиганства, а не после него при попытке избежать ответственности: в последнем случае содеянное квалифицируется по ч.1 ст.213 УК РФ по совокупности с соответствующим преступлением (п.9 ППВС РСФСР от 24.12.91 № 5).

Сопротивление оказывается следующим лицам:

— представителю власти, т.е. должностному лицу правоохранительного или контролирующего органа, а также иному должностному лицу, наделенному в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, т.е. гражданам, организациям (примечание к ст.318 УК РФ);

— иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка), т.е. лицах, которые исполняют такие обязанности на общественных началах (дружинниках и т.п.), а также лицах, которые выполняют функции по поддержанию порядка в общественных местах, при проведении общественных мероприятий (разного рода охранники, “дежурные” и т.п.);

— иному лицу, пресекающему нарушение общественного порядка, т.е. любому иному гражданину, который правомерно предпринимает действия по прекращению хулиганского поведения виновного (действуя в рамках необходимой обороны), в т.ч. сделал виновному предупреждение, попытался ограничить его свободу, применил физическую силу и т.п.

в) Лицо ранее судимо за хулиганство (форма множественности)

Особо квалифицирующий признак (часть 3)

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (орудие).

Наличествуют определенные предметы, являющиеся орудиями хулиганства: оружие — устройства и предметы, непосредственно предназначенные для поражения живой или иной цели (огнестрельное, холодное, пневматическое, газовое, метательное, взрывные устройства); может быть как заводского производства, так и самодельное; предметы, используемые в качестве оружия — предметы различного рода назначения (функционально оружием не являющиеся), которые могут быть использованы с учетом их свойств для причинения вреда жизни или здоровью (в том числе телесных повреждений) (БВС. 2000, № 1, с.9). Газовые баллончики могут быть признаны ими, если содержащийся в них газ опасен для здоровья.

Данные орудия должны быть применены, т.е. использованы в процессе хулиганских действий (п.11 ППВС РСФСР от 24.12.91 № 5), т.е. для нарушения общественного порядка, применения насилия или подкрепления угрозы, уничтожения имущества. То, что используется оружие, должно быть сознаваемо виновным (если потерпевший случайно увидел оружие у виновного — это не основание вменять данный квалифицирующий признак). Если оружие негодно и данное обстоятельство не сознается виновным — имеет место покушение на хулиганство с указанным признаком; если оружие заведомо негодно (имитация) — нет данного признака.

Для вменения указанного признака не имеет значения то, законно ли находится оружие у виновного. При этом ч.3 ст.213 УК РФ не охватывает незаконного приобретения, изготовления, хранения, ношения оружия — необходима квалификация по совокупности со статьей 222 или 223 УК РФ.

При групповом хулиганстве достаточно, чтобы оружие использовалось хотя бы одним из участников группы. Признак вменяется тем из участников группы, которые знали об оружии и допускали его применение либо воспользовались его применением (БВС. 2000, № 9, с.21).