Предоставление жилья по избранному месту жительства

Получение жилья по избранному месту жительства для военнослужащих с выслугой более 20 лет

Здравствуйте! Я военнослужащий (офицер), моя выслуга составляет 23 календарных года. Меня увольняют по несоблюдению контракта. Жильем не обеспечен. Имею ли я право на получение жилого помещения по избранному месту жительства? Дайте, пожалуйста, ссылку на нормативные документы, подтверждающие или нет это право. Спасибо!

Ответы юристов (3)

Вам должна предоставить жилье, поскольку вы прослужили 20 и более лет.

Изучите внимательно ст.15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

За разъяснениями и с рапортом на предоставление жилья вы вправе обратиться к своему руководству, а также к юристам в вашей части. Если откажут — в военную прокуратуру.

Есть вопрос к юристу?

Военнослужащим отслужившим более 20 лет предоставляются жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности,по выбору указанных граждан в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

я же написала читайте внимательно ст 15 указанного Закона

К сожалению коллега заблуждается. Указанная норма закона на Вас не распространяется — она для военнослужащих, заключившим контракт после 1998 г. и обеспечиваемых на весь срок службы служебным жильем. Ваша выслуга 23 года, т.е. первый контракт Вами заключен, скорее всего в 1994 году. И основание увольнения у вас не льготное, поэтому:

Вам необходимо руководствоваться п.13 ст.15 ФЗ «О статусе военнослужащих» — «13. Военнослужащие — граждане, проходящие военную службу по контракту, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилыми помещениями, не могут быть исключены без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с настоящим Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.»

Вы можете претендовать только на жилье по месту службы (или близлежащем н\п) по договору соц. найма, сразу в собственность получить нельзя.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Непростые место и роль ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации в жилищном обеспечении военнослужащих по избранному постоянному месту жительства

(Трощенко Р. А.) («Военно-юридический журнал», 2011, N 3) Текст документа

НЕПРОСТЫЕ МЕСТО И РОЛЬ СТ. 51 ЖИЛИЩНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ЖИЛИЩНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ПО ИЗБРАННОМУ ПОСТОЯННОМУ МЕСТУ ЖИТЕЛЬСТВА

Трощенко Р. А., преподаватель Краснодарского ВВАУЛ, подполковник.

В соответствии с абзацем 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (далее — Закон) военнослужащим — гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ), по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными ст. 15.1 Закона. Порядок признания указанных лиц нуждающимися в жилых помещениях и порядок предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно определяются Правительством Российской Федерации. Военнослужащие — граждане, не указанные в настоящем абзаце, при увольнении с военной службы освобождают служебные жилые помещения в порядке, определяемом жилищным законодательством Российской Федерации. ——————————— Здесь и далее курсив мой. — Р. Т.

До настоящего времени ни упомянутый в Законе порядок признания указанных военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях, ни порядок предоставления им жилых помещений в собственность не установлен. Кроме того, не до конца ясно следующее. Должен ли Правительством Российской Федерации определяться порядок признания указанных лиц нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным ст. 51 ЖК РФ, только для случая последующего предоставления таких помещений в собственность этим лицам — или этот порядок признания должен быть установлен Правительством Российской Федерации, в том числе и в случае предоставления помещений по договорам социального найма? Ведь как следует из Закона, на Правительство Российской Федерации не возлагается обязанность по установлению порядка предоставления указанной категории военнослужащих жилых помещений по договорам социального найма. Соответственно, вроде бы и незачем Правительству Российской Федерации определять порядок их признания нуждающимися в жилых помещениях для последующего предоставления им помещений по договорам социального найма? С другой стороны, текст абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона изложен таким образом, что позволяет прийти к выводу о том, что и в том (предоставление жилья в собственность), и в другом (предоставление жилья по договору социального найма) случае порядок признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях по основаниям ст. 51 ЖК РФ является общим и определяется Правительством Российской Федерации. Но при этом отметим следующее: 1. В Законе не говорится о том, что указанные в абзаце 12 п. 1 ст. 15 Закона военнослужащие признаются нуждающимися в жилом помещении в соответствии со ст. 51 ЖК РФ именно в избранном (по отношению к избранному) месте жительства. 2. В Законе не говорится о том, что указанные военнослужащие могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 ЖК РФ только при достижении ими общей продолжительности военной службы 20 лет и более, либо при их увольнении с военной службы по «льготным» основаниям при общей продолжительности военной службы 10 лет и более. Рассмотрим подробнее отмеченные моменты. Итак, по отношению к какому месту жительства военнослужащие, обеспечиваемые на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, признаются нуждающимися в жилых помещениях? В соответствии с п. 1 ст. 51 ЖК РФ гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются: 1) не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения; 2) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы; 3) проживающие в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям; 4) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма, членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма или собственниками жилых помещений, членами семьи собственника жилого помещения, проживающими в квартире, занятой несколькими семьями, если в составе семьи имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания, при которой совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, и не имеющими иного жилого помещения, занимаемого по договору социального найма или принадлежащего на праве собственности. Перечень соответствующих заболеваний устанавливается уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. 3. При наличии у гражданина и (или) членов его семьи нескольких жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма и (или) принадлежащих им на праве собственности, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной общей площади всех указанных жилых помещений. Как видно из приведенных норм ЖК РФ, они построены таким образом, что часть из них не связана с учетными нормами, действующими на той или иной территории. То есть если, например, утверждается, что гражданин не является нанимателем (членом семьи нанимателя) жилого помещения, то подразумевается, по смыслу п. 1 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ, что он не является таковым применительно к территории Российской Федерации, а не только по отношению к месту постановки на учет или месту жительства. Аналогичное суждение справедливо и при утверждении того, что гражданин не является собственником (членом семьи собственника) жилого помещения. Другое дело, что до настоящего времени практически невозможно было проверить, действительно ли гражданин не имеет, к примеру, в собственности жилого помещения на всей территории Российской Федерации. Последнее возможно только при наличии единой электронной базы, включающей в себя как сведения со всех бюро технической инвентаризации (БТИ), так и всех подразделений федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним находящихся в Российской Федерации. Такой базы не создано. Поэтому на практике вывод об отсутствии жилых помещений делается на основании справок указанных органов только с места (прежних мест) жительства гражданина. Таким образом, если гражданин признается нуждающимся в жилом помещении по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ, то нет необходимости уточнять, по отношению к какому месту жительства происходит такое признание. В этом случае становится понятным, почему Закон не акцентирует внимание на то, где именно, а точнее — по отношению к какому именно месту жительства должно производиться установление факта нуждаемости гражданина в жилом помещении. Совершенно иная ситуация при рассмотрении оснований, указанных, например, в п. 2 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ. При постановке на учет для получения жилого помещения по этим основаниям, как представляется, должна приниматься во внимание учетная норма площади именно того населенного пункта, по отношению к которому производится постановка на учет. Если же исходить из учетной нормы, установленной по месту службы, то получим интересный вывод — обеспечение жильем по избранному месту жительства, отличному от места службы, поставлено в зависимость от учетной нормы установленной по месту службы, что по меньшей мере совершенно нелогично. Таким образом, военнослужащие, обеспечиваемые на весь срок службы служебными жилыми помещениями и имеющие по месту службы жилые помещения для постоянного проживания по норме, превышающей «местную» учетную норму, не могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях по месту службы даже в случае избрания этого места в качестве постоянного места жительства, но могут «пройти» по учетной норме другого населенного пункта, имеющей большее численное значение. ——————————— Здесь следует пояснить, что, несмотря на то, что речь идет о военнослужащих, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, это не означает, что указанные военнослужащие не могут являться по месту службы нанимателями жилых помещений (членами семьи нанимателя) или собственниками помещений (членами семьи собственника). Указанные обстоятельства в соответствии со ст. 99 ЖК РФ являются препятствием для обеспечения их служебными жилыми помещениями, но не изменяют их «жилищную категорию», предусмотренную Законом, — они по-прежнему будут относиться к категории военнослужащих, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями.

Обязанность признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях в избранном после увольнения постоянном месте жительства судами, как правило, возлагалась на жилищные комиссии по месту прохождения службы военнослужащего. Однако ранее действовавшая Инструкция о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденная Приказом Министра обороны Российской Федерации N 80 от 15 февраля 2000 г., не содержала правового механизма решения жилищными комиссиями данного вопроса. Непонятно, например, каким образом жилищная комиссия должна была проверять жилищные условия военнослужащего по месту, отличному от места службы, какие именно документы необходимы для решения этого вопроса, какая учетная норма должна при этом приниматься во внимание и т. п. Вследствие такой правовой неопределенности имели и имеют место различного рода «импровизации» со стороны жилищных комиссий и довольствующих органов КЭЧ по истребованию от военнослужащего всевозможных справок. Широта усмотрения соответствующих должностных лиц при решении данного вопроса является прямой предпосылкой к коррупции, на что неоднократно обращалось внимание другими авторами . ——————————— См., напр.: Ильменейкин П. В. Жилищные нормы и связанные с ними проблемы обеспечения военнослужащих жильем // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 3. С. 47 — 52.

Новая Инструкция о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма (далее — Инструкция), утвержденная Приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280 (далее — Приказ), ответа на эти вопросы также не содержит. В Инструкции не упоминается о каких-либо особенностях постановки на учет в зависимости от того, где военнослужащий желает получить жилое помещение — по месту службы или по иному месту будущего жительства, а Приложением N 1 к Инструкции (Заявление о постановке на учет) не предусмотрена конкретизация военнослужащим желаемого места получения жилья. Не упоминается об избранном месте жительства и в Приложении N 3 к Инструкции (Реестр военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма). Тем не менее, исходя из разъяснений ряда высокопоставленных должностных лиц Министерства обороны, предоставление жилых помещений в порядке, предусмотренном Инструкцией, будет производиться с учетом избранного военнослужащими места постоянного жительства. Вместе с тем согласно п. 18 Инструкции с военнослужащими не может быть заключен договор социального найма предоставленного жилого помещения до сдачи ими ранее занимаемого помещения. Не подлежит сдаче только жилье, находящееся в собственности военнослужащего или членов его семьи. Удивительно то, что не сделано исключение даже для специализированных жилых помещений. Таким образом, Инструкцией не предусмотрено сохранение права пользования ранее занимаемым жилым помещением по месту службы при получении жилого помещения по избранному месту жительства. Соответственно, такой «жилищный вариант», как представляется, в ряде случаев устроит только увольняемых военнослужащих. Однако вернемся к военнослужащим, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями. С учетом вышеизложенного, распространение на них предусмотренного Инструкцией порядка постановки на учет для последующего предоставления жилых помещений по договорам социального найма в избранном постоянном месте жительства достаточно спорно, поскольку такой порядок согласно абзацу 12 п. 1 ст. 15 Закона должен определяться Правительством Российской Федерации. Неудовлетворение же жилищных условий таких военнослужащих требованиям ст. 51 ЖК РФ вследствие, например, их обеспеченности жилыми помещениями по договору социального найма по месту службы по норме выше учетной является препятствием для предоставления им жилья в избранном после увольнения постоянном месте жительства, совпадающем с местом службы, а также в иных населенных пунктах, где учетная норма меньше или равна той, что установлена по месту их службы. Причем даже если на федеральном уровне будет установлена единая учетная норма жилого помещения для всех военнослужащих и даже если эта норма будет приравнена к норме предоставления жилых помещений, установленной ст. 15.1 Закона, то и в этом случае военнослужащие, указанные в абзаце 12 п. 1 ст. 15 Закона и обеспеченные жилым помещением для постоянного проживания по месту службы по нормам, формально не смогут (исходя из действующей редакции абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона) реализовать свое право на получение жилого помещения по избранному месту жительства, отличному от места службы. В этом, как представляется, проявляется их определенное неравенство в правах на обеспечение жильем в избранном постоянном месте жительства с другой категорией — военнослужащими, обеспечиваемыми во время службы жилыми помещениями на общих основаниях. Сразу оговоримся, что поскольку в отношении военнослужащих, обеспечиваемых на весь период службы служебными жилыми помещениями, Законом предусмотрен свой блок правовых норм, регулирующих порядок обеспечения жильем в избранном постоянном месте жительства (абзац 12 п. 1 ст. 15 Закона), постольку можно утверждать, что нормы п. 14 ст. 15 Закона в части предоставления жилья по договорам социального найма на указанную категорию военнослужащих не распространяются. Хотя, еще раз оговоримся, прямого указания на это в Законе нет. В соответствии же с п. 14 ст. 15 Закона, обеспечение жилым помещением военнослужащих, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства. Многочисленная судебная практика Верховного Суда Российской Федерации подтвердила, что обеспеченность военнослужащих и членов их семьи жильем по прежнему месту жительства не препятствует реализации ими права на получение жилых помещений в соответствии с п. 14 ст. 15 Закона по избранному после увольнения с военной службы месту жительства, в том числе за счет государственных жилищных сертификатов . ——————————— См., напр.: Определение Верховного Суда Российской Федерации N 6н-140/01 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12; Определение Верховного Суда РФ от 22.08.2002 N КАС02-380 (документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс»); Определение Верховного Суда РФ от 09.12.2004 N КАС04-580 (документ опубликован не был); Определение Верховного Суда РФ от 01.07.2004 N 4н-16/04 (документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс»); Определение Верховного Суда РФ от 21.04.2005 N 3н-228/04 (документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс»); Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 21.04.2005 N 3н-228/04 // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 9; и др.

Как видно, п. 14 ст. 15 Закона не содержит в качестве условия для обеспечения жильем при перемене места жительства признание военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным ст. 51 ЖК РФ. При наличии такого условия те из них, которые имеют по месту службы жилые помещения по договору социального найма по нормам выше учетных, не смогли бы реализовать свое право на обеспечение жилыми помещениями по избранному месту жительства, в том числе и за счет государственных жилищных сертификатов. Таким образом, для указанной категории военнослужащих волеизъявление о намерении сменить место жительства при увольнении является самостоятельным основанием для признания их нуждающимися в жилых помещениях по отношению к предполагаемому новому месту жительства. Данное основание не предусмотрено ст. 51 ЖК и является фактически иным предусмотренным Законом специально для военнослужащих основанием признания их нуждающимся в жилом помещении, что в полной мере отвечает требованиям ч. 3 ст. 49 ЖК РФ. Как отметил Верховный Суд Российской Федерации в решении от 20 июня 2006 г. N ВКПИ07-30, предусмотренный п. 14 ст. 15 Закона выбор места жительства после увольнения является специальным основанием для повторного признания нуждающимися в улучшении жилищных условий и порождает обязанность федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, обеспечить гражданина жильем в этом месте. При этом следует помнить, что если военнослужащий обеспечен жильем по месту службы (не состоит по месту службы в списках нуждающихся в жилых помещениях), то препятствий для его увольнения не имеется. То есть такой военнослужащий подлежит увольнению и, сохраняя при этом право на оставление в списках очередников в соответствии с п. 13 ст. 15 Закона, обеспечивается жильем по избранному месту постоянного проживания после увольнения. И несмотря на то, что новая Инструкция в качестве условия предоставления жилых помещений содержит требование о постановке на учет по основаниям, предусмотренным исключительно ст. 51 ЖК РФ, можно с большой долей вероятности утверждать, что в силу положений п. 14 ст. 15 Закона и сложившейся на основании именно этих положений Закона судебной практики, указанные военнослужащие, даже будучи не поставленными на учет в порядке, предусмотренном Инструкцией (вследствие их обеспеченности жильем по нормам по месту службы), сохранят право на получение жилья по избранному месту жительства. Однако, как и ранее, это право, скорее всего, придется отстаивать в судах. Остается только догадываться, почему такое основание, как избрание постоянного места жительства, законодатель не предусмотрел (пусть и в таком «закамуфлированном» виде, как в п. 14 ст. 15 Закона) в отношении военнослужащих, обеспечиваемых на весь срок службы служебным жильем. Более того, поставив определение факта их нуждаемости в жилых помещениях в «зависимость» только от ст. 51 ЖК, создал препятствия в реализации права на получение жилья по договору социального найма по избранному месту жительства тем из них, которые обеспечены такими жилыми помещениями по нормам по месту службы. Ведь отношение военнослужащего к категории граждан, обеспечиваемой на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, само по себе не означает, что он не может являться членом семьи нанимателя жилого помещения, занимаемого по договору социального найма, как, впрочем, в силу сложившихся обстоятельств, — и нанимателем такого помещения (например, вследствие смерти нанимателя и переоформления договора найма), в том числе по месту прохождения службы, будучи при этом обеспеченным площадью по норме выше учетной. Разве невозможна ситуация, когда военнослужащий проживает с семьей по месту службы в квартире, ранее предоставленной тем же Министерством обороны одному из его родителей? Почему же нельзя было предусмотреть в Законе возможность сдачи указанными военнослужащими занимаемых ими по месту службы по договорам социального найма жилых помещений в порядке аналогичном тому, который предусмотрен п. 14 ст. 15 Закона, т. е. при перемене места жительства? Не лишним будет вспомнить и то, что избрание постоянного места жительства при увольнении с военной службы прямо закреплено в качестве самостоятельного основания признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях пп. «и» п. 7 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства (далее — Правила). Кстати говоря, Конституционным Судом Российской Федерации (далее — КС РФ) в Определении от 28 мая 2009 г. N 783-О-О по жалобе военнослужащей Л. Сенченко прямо указано, что в настоящее время в Российской Федерации Правила действуют. В указанных Правилах, как отмечает КС РФ, урегулирован как порядок учета соответствующих категорий граждан, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, так и порядок предоставления им жилья. Вот только понять бы, какие соответствующие категории граждан имел в виду КС РФ. Попадают ли, по его мнению, в эти категории действующие военнослужащие вообще и, в частности, те из них, которые обеспечиваются на все время службы служебными жилыми помещениями? Предусмотренный п. 7 Правил перечень оснований признания граждан нуждающимися в жилых помещениях является закрытым, и он значительно шире того, что содержится в ст. 51 ЖК РФ. Соответственно в отношении военнослужащих, обеспечиваемых на весь период службы служебными жилыми помещениями, этот перечень оснований вряд ли применим, поскольку абзацем 12 п. 1 ст. 15 Закона для них не предусмотрено иных оснований нуждаемости в жилье кроме тех, что установлены ст. 51 ЖК РФ. При этом представляется, что и после принятия Правительством Российской Федерации предусмотренного абзацем 12 п. 1 ст. 15 Закона порядка признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях в избранном постоянном месте жительства, о насущности которого говорят многие юристы , отмеченная проблема, скорее всего, останется, поскольку, как уже отмечено выше, Закон «не допускает» наличия в этом порядке иных отличных от ст. 51 ЖК РФ оснований нуждаемости в жилом помещении. А вот прежняя редакция абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона (до внесения в нее изменений Федеральным законом от 1 декабря 2008 г. N 225-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» и отдельные законодательные акты Российской Федерации») не предусматривала предоставление военнослужащим, обеспечиваемым на все время военной службы служебными жилыми помещениями, жилых помещений по договорам социального найма, но в то же время и не ограничивала основания их нуждаемости в жилых помещениях, предоставляемых в собственность исключительно положениями ст. 51 ЖК РФ. Предусмотрев для указанной категории военнослужащих новый дополнительный способ жилищного обеспечения — по договору социального найма и сохранив при этом прежний — получение жилья в собственность, законодатель в качестве условия того и другого обеспечения ввел нуждаемость военнослужащих в жилье исключительно по основаниям ст. 51 ЖК РФ. Прежняя отсылочная норма, допускавшая установление таких оснований иными нормативными правовыми актами, из того же абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона была исключена. ——————————— См., напр.: Акчурин З. Х. Предоставление жилья в собственность военнослужащим: норма есть, механизм не создан // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 7; Ильменейкин П. В. О некоторых проблемах приватизации военнослужащими занимаемых жилых помещений // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 4; и др. Военнослужащим — гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются в собственность жилые помещения по избранному постоянному месту жительства в порядке, определяемом федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Военнослужащие — граждане, не указанные в настоящем абзаце, при увольнении с военной службы освобождают служебные жилые помещения в порядке, определяемом жилищным законодательством Российской Федерации (текст абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона в ред. Федерального закона от 11.11.2003 N 141-ФЗ).

В целом следует согласиться с авторитетным мнением А. В. Кудашкина в том, что указанным Федеральным законом справедливо было добавлено законодателем в абзаце 12 п. 1 ст. 15 Закона такое условие реализации жилищных прав увольняемых военнослужащих, как их нуждаемость в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 ЖК РФ . При этом тот же автор позже отмечает, что порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма, урегулированный нормами ЖК РФ, разработан для регулирования жилищных правоотношений преимущественно на муниципальном уровне, т. е. с участием малоимущих граждан . ——————————— См.: Кудашкин А. В. Новые изменения в порядок жилищного обеспечения военнослужащих носят антикоррупционный характер // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 1. См., напр.: Кудашкин А. В. Предпосылки для коррупционных проявлений в вопросах жилищного обеспечения военнослужащих созданы // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 1. С. 21.

Таким образом, представляется, что этот порядок обеспечения в первоначальном виде не учитывает специфики военной службы и связанные с ней особенности жилищного обеспечения военнослужащих. Следовательно, этот порядок, включающий в себя порядок и основания признания нуждающимися в жилых помещениях, нельзя бездумно «примерять» в полном объеме на военнослужащих. Соответственно, нормы Закона, кроме ссылок на базовые положения ЖК РФ, в ряде случаев должны дополняться иными нормами того же Закона (в том числе отсылочными) или иными нормативными правовыми актами (что прямо предусмотрено п. 3 ст. 49 ЖК РФ), учитывающими эту самую специфику. С учетом вышеизложенного, по мнению автора, следует прийти к выводу о том, что действующая редакция абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона не до конца юридически выверена. Что касается второй категории военнослужащих (обеспечиваемых жильем на общих основаниях), то обратим внимание читателей на то, что в действующей редакции п. 14 ст. 15 Закона нет не только ссылок на ст. 51 ЖК РФ, но и вообще на какой-либо порядок признания их нуждающимися в жилых помещениях при перемене места жительства, равно как и на порядок предоставления таких помещений при такой перемене. Хотя совершенно очевидно, что такой порядок необходим. Порядок, предусмотренный Правилами, вызывает ряд вопросов, поскольку он был рассчитан на то, что обязанность обеспечения жилыми помещениями военнослужащих по избранному ими постоянному месту жительства возлагалась ранее Законом на органы местного самоуправления. Тем не менее, по мнению автора, было бы ошибочным утверждать, что органы местного самоуправления, находящиеся по избранному военнослужащим месту его постоянного жительства, не вправе в настоящее время устанавливать сам факт нуждаемости указанных военнослужащих в жилых помещениях в порядке и по основаниям, предусмотренном Правилами. Не следует отождествлять установление факта нуждаемости в жилом помещении с обязанностью по его предоставлению. Возвращаясь к началу нашего повествования, еще раз отметим, что Закон не содержит каких-либо ограничений относительно момента времени, в который у военнослужащих, обеспечиваемых на весь период службы служебными жилыми помещениями, появляется право на обращение с просьбой о признании их нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 ЖК РФ. Необходимым и достаточным условием для такого обращения и принятия по нему решения является принадлежность военнослужащих к указанной категории. Ограниченным же является другое право, производное от первого: право на получение по договору социального найма или бесплатно в собственность жилого помещения в избранном постоянном месте жительства. В качестве ограничений выступают следующие условия — достижение общей продолжительности военной службы 20 лет и более, либо увольнение с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более. Однако эти условия, как было сказано выше, не являются необходимыми для признания военнослужащего нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 ЖК РФ. Для того чтобы в отношении военнослужащих и членов их семей неожиданно не наступали те спорные моменты, которые описаны на страницах журнала «Право в Вооруженных Силах» Е. А. Глуховым , им следует, по мнению автора, не дожидаясь наступления «льготных оснований» обеспечения жильем, обращаться наряду с заявлением о предоставлении служебного жилого помещения с заявлением о признании нуждающимися в жилом помещении по основаниям ст. 51 ЖК РФ. А в случае отказа в удовлетворении последнего по мотиву «несвоевременности» обращения обжаловать такие действия должностных лиц в суд. Трудно предугадать, какая судебная практика сложится по данному вопросу, тем более что Инструкция, как уже отмечалось выше, строго говоря, не является тем нормативным правовым актом, которым должен определяться порядок признания указанных лиц нуждающимися в жилых помещениях по ст. 51 ЖК РФ, но — по избранному постоянному месту жительства. ——————————— См. подр.: Глухов Е. А. Всегда ли члены семей военнослужащих имеют право на получение жилого помещения от военного ведомства? // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 10.

С другой стороны, Инструкция не содержит каких-либо ограничений по субъектному составу военнослужащих — граждан, на которых распространяется ее действие. А кроме того, если при постановке на учет не зацикливаться на избранном постоянном месте жительства, о котором Инструкция, собственно, и не упоминает, а также не ставить вопрос о предоставлении жилья непосредственно в собственность, то нет никаких оснований не применять ее нормы о признании нуждающимися в жилых помещениях по основаниям ст. 51 ЖК РФ в отношении военнослужащих обеспечиваемых на весь период службы служебными жилыми помещениями, а также не применять в их отношении установленный Инструкцией порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма. Следует отметить и то обстоятельство, что ввиду отсутствия до недавнего времени отдельной Инструкции о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, служебных жилых помещений, предусмотренных Приказом, военнослужащие, обеспечиваемые на весь период службы служебными жилыми помещениями, принимались на жилищный учет в «общем порядке», т. е. они фактически проходили процедуру признания их нуждающимися в жилых помещениях предоставляемых по договору социального найма в порядке, предусмотренном п. 27 утратившей силу Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации N 80 от 15 февраля 2000 г. Более того, согласно разъяснениям Управления делами Министерства обороны Российской Федерации от 21 июля 2006 г. N 205/12501, именно в таком «общем порядке» указанных военнослужащих и следовало принимать на учет для дальнейшего обеспечения служебным жильем . То есть де-факто они зачастую были признаны нуждающимися в жилых помещениях. Другое дело, что в постановлениях жилищных комиссий, как правило, этот факт не отражался, а содержалось только решение о принятии их на учет для предоставления служебного жилья (нуждаемости в служебном жилье). Причем несмотря на то, что в рапортах обычно исполнялась стандартная формулировка о принятии на учет для получения жилья, без уточнения, о каком жилье идет речь — специализированном или предоставляемом по договорам социального найма. При этом военнослужащими к этим рапортам прилагались как документы, требуемые для постановки на учет для получения жилья по договору социального найма, так и для решения вопроса о предоставлении им служебного жилья. Можно порекомендовать таким военнослужащим обратиться с заявлениями с просьбой о внесении уточнений в соответствующие протоколы заседаний жилищных комиссий. ——————————— См.: Разъяснение Управления делами Министерства обороны Российской Федерации от 21 июля 2006 г. N 205/12501 // Право в Вооруженных Силах. 2006. N 12.

Подводя неутешительный итог, приходим в очередной раз к выводу об отсутствии четкого, снимающего все вопросы для его «игроков» нормативного правового поля, регулирующего вопросы обеспечения жильем военнослужащих по избранному месту постоянного жительства.

«Прописка» против нуждаемости (о новой судебной практике, разрешившей военнослужащим регистрироваться по месту жительства родственников и не терять право на получение жилого помещения от государства)

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

«ПРОПИСКА» ПРОТИВ НУЖДАЕМОСТИ

(О НОВОЙ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ, РАЗРЕШИВШЕЙ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ

РЕГИСТРИРОВАТЬСЯ ПО МЕСТУ ЖИТЕЛЬСТВА РОДСТВЕННИКОВ И НЕ

ТЕРЯТЬ ПРАВО НА ПОЛУЧЕНИЕ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ ОТ ГОСУДАРСТВА)

Зорин А. С., помощник депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Значение правового института регистрации военнослужащих по месту жительства и по адресу воинской части неоднократно являлось предметом научно-практических трудов и освещалось на страницах журнала «Право в Вооруженных Силах». Вместе с тем факт наличия или отсутствия у военнослужащего регистрации по месту жительства вступил в противоборство с решениями жилищных органов военных организаций по вопросу обеспечения жилыми помещениями.

Ситуация, когда военнослужащие «выписываются» от родственников, «теряют» паспорта, в последнее время приобрела чуть ли не массовый характер в армии. Причиной этого является неправильное применение жилищными комиссиями воинских частей действующего законодательства и работа по принципу: «если военнослужащему есть где «прописаться», то и жилье ему от государства не положено». Ситуация значительно усложняется, когда военнослужащий зарегистрирован у своих родственников, что вообще расценивается как наличие собственного жилого помещения у военнослужащего.

Учитывая большую социальную значимость обеспечения военнослужащих жилыми помещениями как государственной гарантии, автор настоящей статьи полагает необходимым описать своеобразный прецедент «хождения по всем кругам военной юстиции» военнослужащего, который смог доказать, что, будучи зарегистрированным по месту жительства у родственников, он имеет право на обеспечение жильем за счет государства.

В связи с признанием военнослужащего Л. военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе по состоянию здоровья, Приказом начальника РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации от 17 апреля 2003 г. N 018 Л. уволен с военной службы, а Приказом начальника НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации от 29 августа 2003 г. N 178 с 8 сентября того же года исключен из списков части.

Полагая свое исключение из списков НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации до обеспечения жильем для постоянного проживания после увольнения с военной службы незаконным, Л. 26 ноября 2003 г. обратился в Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд с исковым заявлением, в котором просил указанный Приказ начальника НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации отменить, восстановить его в списках части, обеспечить всеми положенными видами довольствия, в том числе за время необоснованного исключения, после чего уволить его из Вооруженных Сил Российской Федерации.

Во время рассмотрения гражданского дела по иску Л. в суде 17 декабря 2003 г. решением жилищной комиссии НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации истец был снят с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий, а также было решено аннулировать документы на предоставление Л. государственного жилищного сертификата. В связи с этим Л. ранее заявленные требования дополнил требованиями об обеспечении жилым помещением и о компенсации морального вреда: признать решение жилищной комиссии НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации от 17 декабря 2003 г. незаконным и недействующим с момента принятия; признать его нуждающимся в получении жилого помещения от Министерства обороны Российской Федерации в лице начальника НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации; обязать указанное воинское должностное лицо принять меры по обеспечению его жилым помещением во внеочередном порядке; взыскать с ответчика 3600 руб. в качестве компенсации морального вреда.

Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд решением от 6 января 2004 г. в удовлетворении искового заявления Л. отказал.

Суд кассационной инстанции определением от 19 февраля 2004 г. оставил решение гарнизонного военного суда без изменения.

Постановлением президиума Ленинградского окружного военного суда от 12 октября 2005 г. в удовлетворении надзорной жалобы Л. отказано, а состоявшиеся судебные постановления оставлены без изменения.

По результатам рассмотрения надзорной жалобы истца Л. в Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации Определением от 27 июля 2006 г. отменены все состоявшиеся ранее по делу судебные постановления, гражданское дело по иску Л. направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

При новом рассмотрении дела гарнизонный военный суд решением от 21 ноября 2006 г. в удовлетворении уточненных требований Л. также отказал.

Определением Ленинградского окружного военного суда от 11 января 2007 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

По результатам рассмотрения надзорной жалобы президиум Ленинградского окружного военного суда 14 мая 2008 г. постановил отказать в удовлетворении надзорной жалобы заявителя и оставить в силе состоявшиеся по делу судебные постановления.

В надзорной жалобе, поданной заявителем в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, Л. просил отменить постановления нижестоящих судов в связи с существенными нарушениями при их вынесении норм материального и процессуального права и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.

Обосновывая свою просьбу, Л. утверждал, что суд при рассмотрении дела не применил закон, подлежащий применению, неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, неверно дал оценку обеспеченности его жилым помещением для постоянного проживания после увольнения с военной службы, ошибочно отнес его к членам семьи собственников жилья, в котором он зарегистрирован. Кроме того, Л. утверждал, что существовал факт особых условий между ним и его родителями при регистрации его на жилой площади, находящейся в собственности родителей, а сама регистрации была вынужденной, поскольку без нее военнослужащий не мог быть назначен на должность в конкретном гарнизоне.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2009 г. надзорная жалоба Л. на состоявшиеся судебные постановления вместе с гражданским делом по его иску передана для рассмотрения в судебном заседании Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы заявителя, Военная коллегия нашла жалобу подлежащей частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Принимая по делу решение об отказе в удовлетворении дополнительных требований заявителя по обеспечению его жилым помещением, гарнизонный военный суд указал, что Л. был обеспечен жилым помещением по установленным нормам в г. Санкт-Петербурге, решение жилищной комиссии от 17 декабря 2003 г. о снятии Л. с учета нуждающихся в получении жилья является обоснованным и соответствующим требованиям п. 3 ч. 2 ст. 32 ЖК РСФСР и п. 31 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80.

Оставляя данное решение без изменения, окружной военный суд и его президиум пришли к выводу, что суд первой инстанции, правильно определив имеющие значение для дела обстоятельства, верно истолковал действующее законодательство, регламентирующее порядок и условия обеспечения жильем военнослужащих, и правильно применил нормы материального права.

Однако данные выводы судов первой, кассационной и надзорной инстанций являются ошибочными.

Из материалов дела усматривается, что приказом начальника РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации от 17 апреля 2003 г. N 018 майор Л. уволен с военной службы в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе по состоянию здоровья.

Приказом начальника НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации от 29 августа 2003 г. N 178 с 8 сентября того же года Л. исключен из списков личного состава части.

Согласно справкам Смирновской квартирно-эксплуатационной части N 428 от 13 ноября 2003 г. и N 1572 от 22 декабря 2003 г. Л. состоял на компьютерном учете нуждающихся в улучшении жилищных условий с 24 декабря 1999 г. и оформлен в списках на получение государственного жилищного сертификата.

Из имеющегося в деле списка нуждающихся в жилплощади военнослужащих НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации по состоянию на 22 декабря 2003 г. видно, что Л. числится в этом списке под номером 23.

Из копии свидетельства о болезни от 10 января 2003 г. N 56-1 усматривается, что решением военно-врачебной комиссии Л. признан ограниченно годным к военной службе.

Из рапортов Л. от 25 февраля и 2 сентября 2003 г. усматривается, что заявитель обратился к командованию с рапортом об увольнении с военной службы по состоянию здоровья, просил обеспечить его ГЖС и исключить из списков личного состава части до обеспечения жильем (ГЖС).

Решением жилищной комиссии НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации от 17 декабря 2003 г. Л. снят с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий, также было решено аннулировать документы на предоставление Л. государственного жилищного сертификата в связи с отсутствием оснований для признания его нуждающимся в получении жилого помещения в г. Санкт-Петербурге и обеспеченностью его жилой площадью по социальной норме в указанном населенном пункте.

Как видно из обжалуемого решения жилищной комиссии НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации, Л. был снят с учета нуждающихся в получении жилого помещения на основании ч. 2 ст. 32 ЖК РСФСР, подп. «в» п. 20 Примерных правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в РСФСР, утвержденных Постановлением Совета Министров РСФСР от 31 июля 1984 г. N 335, а также п. 29.3 Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в Ленинграде, утвержденных решением исполкома Ленинградского городского СНД и президиума Леноблсовпрофа от 7 сентября 1987 г. N 712/6, — в связи с выявлением в представленных им документах не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, послуживших основанием для принятия на учет.

Данный вывод жилищной комиссией сделан на основании того, что Л. зарегистрирован по месту жительства: г. Санкт-Петербург, а следовательно, по ее мнению, обеспечен жилым помещением.

Между тем в соответствии со ст. 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», а также п. 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 713 «Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию» регистрационный учет по месту жительства и по месту пребывания вводится в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданином Российской Федерации его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом.

Анализ приведенных норм позволяет сделать вывод о том, что институт регистрационного учета носит уведомительный характер, обладает одновременно регулятивными и охранительными функциями и позволяет гражданину как осуществлять гражданские права и свободы, так и нести обязанности перед другими гражданами, государством и обществом.

Регистрация или отсутствие таковой, в соответствии с указанными нормативными правовыми актами, не может служить основанием для ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие до получения ими жилых помещений по их просьбам регистрируются по адресам воинских частей.

Из смысла данной нормы следует, что Закон не связывает получение военнослужащими жилых помещений с необходимостью постановки их на регистрационный учет по месту прохождения военной службы.

С учетом изложенного военнослужащий до обеспечения жилым помещением вправе состоять на регистрационном учете в любом месте, что не является основанием для снятия его с учета нуждающихся в получении жилых помещений по мотиву обеспеченности таковыми.

Необходимо отметить также тот факт, что в материалах дела содержится заявление начальника НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации о том, что дальнейшее прохождение военной службы Л. после окончания высшего военно-учебного заведения в указанном НИЦ ставилось в прямую зависимость от наличия у истца постоянной регистрации в г. Санкт-Петербурге; при этом в просьбе о такой регистрации по месту прохождения военной службы Л. было незаконно отказано, что в ходе судебного заседания не опровергнуто.

Таким образом, истец вынужден был зарегистрироваться в квартире, принадлежащей на праве собственности родителям и брату.

Кроме того, следует иметь в виду, что до апреля 2002 г. в качестве обязательного условия для принятия на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления им жилых помещений в п. 8 Примерных правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в РСФСР, утвержденных Постановлением Совета Министров РСФСР от 31 июля 1984 г. N 335, предусматривалось постоянное проживание с регистрацией по месту жительства в данном населенном пункте.

Таким образом, действия Л., связанные с регистрацией по месту жительства, обусловлены, в частности, необходимостью выполнения требований законодательства о регистрационном учете, действовавшего в период возникновения спорных правоотношений.

Кроме того, факт постановки Л. на регистрационный учет по месту жительства — в квартире, принадлежащей на праве собственности его родителям и брату, не свидетельствует сам по себе об отсутствии нуждаемости Л. в улучшении жилищных условий.

Правовое регулирование жилищных правоотношений с участием военнослужащих осуществляется в соответствии с ЖК РФ (ЖК РСФСР), Федеральным законом «О статусе военнослужащих», а также другими законодательными и иными нормативными правовыми актами, в том числе и ведомственными. На момент возникновения спорных правоотношений действовал ЖК РСФСР.

В связи с введением в действие ЖК РСФСР Совет Министров РСФСР издал Постановление от 31 июля 1984 г. N 335 «О порядке учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в РСФСР» (в редакции Постановлений Правительства Российской Федерации от 18 января 1992 г. N 34, от 23 июля 1993 г. N 726, от 28 февраля 1996 г. N 199).

Данным Постановлением были утверждены Примерные правила учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в РСФСР.

Названные Правила устанавливали единый порядок учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в домах государственного, муниципального и общественного жилищного фонда.

Основания, по которым граждане признавались нуждающимися в улучшении жилищных условий, устанавливались ст. 29 ЖК РСФСР, Примерными правилами учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в РСФСР, Правилами учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в Ленинграде, утвержденных решением исполкома Ленинградского городского СНД и президиума Леноблсовпрофа от 7 сентября 1987 г. N 712/6, а также Инструкцией о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80 (далее — Инструкция).

В соответствии с п. 6 ст. 29 ЖК РСФСР, подп. «е» п. 7 Примерных правил, п. 16.5 Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в Ленинграде, а также абз. 6 п. 25 Инструкции нуждающимися в улучшении жилищных условий признавались граждане, проживающие длительное время на условиях поднайма в домах государственного, муниципального и общественного жилищного фонда, либо найма в домах жилищно-строительных кооперативов, либо в домах, квартирах, принадлежащих гражданам на праве собственности, не имеющие другой жилой площади, а для Ленинграда — не имевшие жилой площади в течение последних 10 лет.

Таким образом, проживание в течение длительного времени на условиях найма жилья в домах, принадлежащих гражданам, является самостоятельным основанием для признания гражданина нуждающимся в улучшении жилищных условий.

Нуждаемость в данном случае возникает в силу особых условий проживания, состоящих в том, что наниматели не имеют самостоятельного права на снимаемое ими помещение и не приобретают его независимо от длительности проживания.

Выводы судов кассационной и надзорной инстанций о том, что Л. вселился в квартиру своих родственников не в порядке, предусмотренном гл. 35 ГК РФ, — не на условиях нанимателя жилого помещения и не на определенный срок, поскольку договор найма жилого помещения между ними не заключался, являются ошибочными.

В материалах дела имеется соглашение от 17 февраля 2003 г. между Л., с одной стороны, и его родителями и братом — собственниками жилого помещения в г. Санкт-Петербург, с другой стороны, о временной регистрации и проживании истца по указанному адресу до его обеспечения жильем от Министерства обороны Российской Федерации, а также о том, что данное соглашение не порождает прав истца на указанную квартиру.

При этом из текста соглашения усматривается, что оно заключено во исполнение ранее достигнутых договоренностей.

Л. в судебном заседании пояснил, что о временной регистрации и проживании в квартире родителей и брата без права на жилье он и они устно договорились при решении вопроса о его регистрации в январе 1999 г.

Согласно ст. 127 ЖК РСФСР граждане, имеющие в личной собственности квартиру, вправе вселять в нее других граждан, а также сдавать ее внаем в порядке, устанавливаемом законодательством Союза ССР, данным Кодексом и другими законодательными актами РСФСР.

В соответствии с ч. 2 ст. 288 ГК РФ жилые помещения могут сдаваться собственниками для проживания на основании договора. В соответствии с указанной нормой родители истца и его брат вправе были предоставить ему жилое помещение в пользование, вместе с тем такое предоставление не влечет за собой признание истца обеспеченным жильем.

Договор найма сразу же не был оформлен письменно (ст. 51 ЖК РСФСР и ст. 674 ГК РФ устанавливают письменную форму такого договора), однако устная договоренность при регистрации истца в январе 1999 г. имела место. Эта устная договоренность, несомненно, представляет собой обычную гражданско-правовую сделку, так как в соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, что и было сделано Л. и его родственниками.

В законе специально не указано, что несоблюдение письменной формы договора найма влечет за собой недействительность соответствующей сделки.

Более того, устная договоренность при регистрации Л. о его вселении в квартиру на условиях нанимателя жилого помещения в феврале 2003 г. была облечена в соглашение.

ГК РФ предусматривается письменная форма таких соглашений (ст. 674), чем по смыслу ст. 158 указанного Кодекса может являться простая письменная либо нотариально удостоверенная сделка.

Для заключения рассматриваемого соглашения его нотариального удостоверения согласно закону (ст. 163 ГК РФ) не требуется.

Совершение данной сделки в простой письменной форме, как было указано выше, полностью соответствует требованиям ГК РФ. Это, в свою очередь, согласно ч. 1 ст. 162 ГК РФ, предоставляет право сторонам сделки ссылаться в ее подтверждение на свидетельские показания.

В судебном заседании истец, а в предыдущем заседании и свидетель — родственник Л. подтвердили факт заключения между ними соглашения. Данное обстоятельство ими как сторонами сделки не оспаривается.

Заключение соглашения означает, что собственники жилья определили правовой статус истца по отношению к их квартире, выражающийся в том, что последний в силу закона не имеет никаких прав на нее, а только лишь состоит на регистрационном учете по месту нахождения жилого помещения.

Выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных решениях, о том, что заключение такого соглашения может расцениваться как сознательное ухудшение жилищных условий с вытекающими последствиями в виде непринятия на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в течение пяти лет в соответствии с п. 18.1 Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в городе Ленинграде и ст. 53 ЖК РФ, являются неверными, поскольку указанные нормы такого основания отказа в постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий или снятия с указанного учета, как регистрация по месту жительства родственников — собственников жилого помещения, не содержат.

Таким образом, вывод гарнизонного военного суда, признанный вышестоящими судебными инстанциями правильным, о том, что Л. был обеспечен жилым помещением по установленным нормам в г. Санкт-Петербурге и решение жилищной комиссии от 17 декабря 2003 г. о снятии Л. с учета нуждающихся в получении жилья является обоснованным и соответствующим требованиям законодательства, является ошибочным, поскольку основан на неправильном применении и толковании закона.

Из материалов дела усматривается, что Л., общая продолжительность военной службы которого составляет более 16 лет, зарегистрированный в квартире, принадлежащей на праве собственности его родителям и брату, признанный нуждающимся в получении жилого помещении в г. Санкт-Петербурге, в период прохождения военной службы жильем обеспечен не был и своего согласия на увольнение в запас без предоставления жилья не давал.

Данные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения дела.

Конституция Российской Федерации в ст. 40 провозгласила в числе основных прав и свобод человека и гражданина право на жилище. Это право означает возможность иметь жилище, пользоваться им на условиях, установленных законом, а также распоряжаться им в установленных законом случаях и порядке.

В ч. 3 ст. 40 Конституции Российской Федерации говорится о предоставлении жилища бесплатно или за доступную цену не только малоимущим, но и «иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище».

Военнослужащие относятся к той категории граждан, которым государство гарантирует предоставление жилых помещений. Правовым основанием для этого являются Федеральный закон «О статусе военнослужащих» и ряд других нормативных правовых актов, которые устанавливают конкретные формы реализации таких гарантий.

В соответствии с ч. 1 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст. 23 названного Федерального закона военнослужащие, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, без их согласия не могут быть уволены с военной службы в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе, либо по состоянию здоровья, либо в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений.

Таким образом, Федеральным законом «О статусе военнослужащих» военнослужащие выделены в особую категорию граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, для которых установлен особый порядок реализации права на обеспечение жильем.

При этом п. 1 ст. 23 указанного Федерального закона законодатель предоставил преимущественное право на получение жилья военнослужащим, нуждающимся в улучшении жилищных условий и имеющим стаж военной службы 10 лет и более, которые увольняются по вышеперечисленным обстоятельствам.

Согласно п. 12 Инструкции военнослужащие, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений. Указанным военнослужащим при увольнении с военной службы жилые помещения предоставляются вне очереди.

Соответственно исходя из вышеуказанных нормативных предписаний на командование возлагается обязанность по обеспечению данной категории военнослужащих жилыми помещениями до их увольнения с военной службы во внеочередном порядке.

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело от 6 февраля 2008 г. N ВКПИ08-5 по заявлению М. о признании противоречащим закону и недействующим п. 12 Инструкции в части слов «указанным военнослужащим при увольнении с военной службы жилые помещения предоставляются вне очереди» указала следующее.

«…Федеральным законом «О статусе военнослужащих» военнослужащие выделены в особую категорию граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, для которых установлен особый порядок реализации права на обеспечение жильем. При этом п. 1 ст. 23 Федерального закона законодатель предоставил преимущественное право на получение жилья военнослужащим, нуждающимся в улучшении жилищных условий и имеющим стаж военной службы 10 лет и более, которые увольняются по вышеперечисленным обстоятельствам. Пункт 12 Инструкции воспроизводит содержание абз. 2 п. 1 ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и полностью ему соответствует в части указания на то, что упомянутой категории военнослужащих при увольнении с военной службы жилые помещения предоставляются вне очереди.»

Вместе с тем, как указано в Определении Верховного Суда Российской Федерации по делу N 85-В08-3 (см. п. 5 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2008 г.), норма Закона не ставит право на внеочередное предоставление жилья в зависимость от наличия или отсутствия иных лиц, имеющих право на получение жилой площади вне очереди, от обеспечения жильем других очередников, от времени постановки на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, от включения в список граждан, имеющих право на получение жилого помещения вне очереди (список внеочередников), тем более от времени включения в список внеочередников. Нет в ней и указаний на предоставление жилья в порядке очередности лицам равной категории.

Отсутствие в законодательстве указания на срок, в течение которого жилье должно быть предоставлено гражданам, имеющим право на его внеочередное предоставление, свидетельствует о том, что жилье указанной категории граждан должно быть предоставлено незамедлительно после возникновения соответствующего субъективного права — права на получение жилого помещения вне очереди, а не в порядке какой-либо очереди (по списку внеочередников).

Вышеизложенные обстоятельства дела и приведенные положения Закона указывают на то, что суды первой, кассационной и надзорной инстанций, вопреки законодательству и нормативным правовым актам, регулирующим вопросы обеспечения военнослужащих жилыми помещениями, при рассмотрении требований Л. неправильно применили и истолковали закон. Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в Определении от 24 марта 2009 г. N 6н-193/05 оценила эти нарушения норм материального права как существенные, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя Л. и расценила их в силу требований ст. 387 ГПК РФ как основание для отмены в указанной части решений гарнизонного и окружного военных судов, а также президиума окружного суда.

Поскольку судами была допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, которые после отмены судебных постановлений не требуют установления новых обстоятельств дела, то Военная коллегия посчитала необходимым принять в этой части новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, которым признано незаконным решение жилищной комиссии НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации от 17 декабря 2003 г. о снятии Л. с учета нуждающихся в получении жилого помещения и аннулировании документов на предоставление ему ГЖС; начальник НИЦ РВ и А Вооруженных Сил Российской Федерации был обязан восстановить Л. в списках нуждающихся в получении жилого помещения и обеспечить его жилым помещением в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

Таким образом, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации ввела новую правоприменительную практику, которая защищает законные права военнослужащих и не позволяет отказывать им в обеспечении жилым помещением по мотиву наличия регистрации по месту жительства, в том числе и у родственников.

Вопрос: Увольняюсь в 2009 г. по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. Календарная выслуга — 27 лет. В 1995 г. получил квартиру от Минобороны России. Состав семьи — 3 человека. В 1999 г. произведен обмен на 2-комнатную квартиру. В 2001 г. брак был расторгнут. Квартиру оставил семье. В настоящее время жилой площади не имею. Имею ли я право на повторное обеспечение жильем?

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: Увольняюсь в 2009 г. по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. Календарная выслуга — 27 лет. В 1995 г. получил квартиру от Минобороны России. Состав семьи — 3 человека. В 1999 г. произведен обмен на 2-комнатную квартиру. В 2001 г. брак был расторгнут. Квартиру оставил семье. В настоящее время жилой площади не имею. Имею ли я право на повторное обеспечение жильем?

Ответ: Ситуация, изложенная в вопросе, является достаточно сложной, поскольку регламентируется одновременно законодательством о статусе военнослужащих и жилищным законодательством.

Так, в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие — граждане Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту, в период прохождения ими военной службы имеют право на улучшение жилищных условий с учетом норм, очередности и социальных гарантий, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с п. 6 разъяснений ГлавКЭУ Минобороны России от 5 января 2001 г. N 147/3/4/26/4 военнослужащие, обеспеченные жилыми помещениями и впоследствии расторгнувшие брак, могут получить другое жилое помещение, в том числе по месту прохождения военной службы, только в случае признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий. При этом военнослужащие, оставляющие жилое помещение бывшим супругам, обязаны принять все меры к получению причитающейся части жилой площади, в том числе в судебном порядке путем принудительного обмена, в соответствии с жилищным законодательством.

Таким образом, на основании указанного документа военнослужащие могут получить жилое помещение повторно.

Однако одновременно необходимо учесть действующее жилищное законодательство, в частности положения, содержащиеся в ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Так, в соответствии со ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

При этом ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации не раскрывает действия, которые являются ухудшением жилищных условий, что порождает проблемы применения указанной правовой нормы.

В соответствии со ст. 10 Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г. N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» к действиям, повлекшим ухудшение жилищных условий, относятся:

1) изменение порядка пользования жилыми помещениями путем совершения сделок;

2) обмен жилыми помещениями;

3) невыполнение условий договоров о пользовании жилыми помещениями, повлекшее выселение граждан в судебном порядке;

4) изменение состава семьи, в том числе в результате расторжения брака;

5) вселение в жилое помещение иных лиц (за исключением вселения временных жильцов);

6) выдел доли собственниками жилых помещений;

7) отчуждение имеющегося в собственности граждан и членов их семей жилого помещения или частей жилого помещения.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что автор вопроса вправе реализовать свое право на получение жилого помещения при соблюдении условий, указанных выше.

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: Прошу разъяснить порядок обеспечения жильем по избранному месту жительства военнослужащих расформированной воинской части в части-правопреемнике. Указание начальника службы расквартирования и обустройства Минобороны России от 19 февраля 2007 г. N 155/3/333 об обеспечении военнослужащих, имеющих выслугу от 20 лет, постоянным жильем (в отношении военнослужащих расформированных воинских частей, подчиненных УГР ИВП МО РФ) не выполнено. Каким образом можно добиться разрешения этой проблемы? Перспективы?

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: В 2007 г. воинская часть была расформирована. Экземпляры учетных дел по жилью, хранившиеся в воинской части, бесконтрольно переданы в воинскую часть — правопреемник, находящуюся за 1650 км от места службы и жительства. Через полгода после увольнения удалось добиться ответа о принятии на учет. В довольствующей КЭЧ эту информацию не подтвердили. На просьбу сообщить перечень документов для предоставления жилья по избранному месту жительства, номер очереди ответа от командира воинской части нет. Суд по поводу жалобы о нарушении порядка увольнения без обеспечения жильем, с привлечением воинской части — правопреемника, вынес решение, что командир воинской части — правопреемника мое право не нарушал, поскольку на момент обращения в суд я к нему не обращался и на учете в этой воинской части не состоял. 1. Прошу разъяснить порядок обеспечения жильем по избранному месту жительства военнослужащих расформированной воинской части в части-правопреемнике. Осуществляется ли принятие на учет по индивидуальному обращению, или это должно было быть сделано в процессе расформирования воинской части? Каким образом в данном случае определяется порядок очередности? Было указание начальника службы расквартирования и обустройства Минобороны России от 19 февраля 2007 г. N 155/3/333 об обеспечении военнослужащих, имеющих выслугу от 20 лет, постоянным жильем (в отношении военнослужащих расформированных воинских частей, подчиненных УГР ИВП МО РФ), оно не выполнено. Каким образом можно добиться разрешения этой проблемы? Перспективы? 2. Признан нуждающимся в улучшении жилищных условий в 1999 г. В 2007 г. после передачи учетного дела из расформированной КЭЧ в другую снят с учета на основании п. 2 ч. 1 ст. 56 ЖК РФ. В результате приобретения отдельной квартиры в 2003 г. обеспеченность общей площадью на одного человека стала более учетной нормы, определенной для принятия на учет, но менее нормы предоставления, определяемой на основании ЖК РФ. Суд надзорной инстанции полагает, что норма, указанная в ст. 56 ЖК РФ, и норма, указанная в п. 1 ст. 32 ЖК РСФСР, идентичны. Каким образом можно восстановить нарушенное право (со ссылкой на законодательные акты)? Дело находится в Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Ответ: Раскрытие первого вопроса не имеет для Вас правового значения, так как исходя из информации, изложенной во втором вопросе, автор настоящего ответа считает, что Вы обеспечены жилым помещением по установленным нормам.

В соответствии с ч. 1 ст. 50 Жилищного кодекса Российской Федерации нормой предоставления площади жилого помещения по договору социального найма является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется размер общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма.

Норма предоставления устанавливается органом местного самоуправления в зависимости от достигнутого в соответствующем муниципальном образовании уровня обеспеченности жилыми помещениями, предоставляемыми по договорам социального найма, и других факторов.

В соответствии с ч. 4 ст. 50 Жилищного кодекса Российской Федерации учетной нормой площади жилого помещения является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях их принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Учетная норма устанавливается органом местного самоуправления. Размер такой нормы не может превышать размер нормы предоставления, установленной данным органом.

В связи с тем что в результате приобретения Вами жилого помещения обеспеченность общей площадью на одного человека стала более учетной нормы, Вы считаетесь обеспеченным жилым помещением.

Так, в соответствии со ст. 32 ЖК РСФСР граждане снимались с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий в случае улучшения жилищных условий, в результате которого отпали основания для предоставления жилого помещения.

В настоящее время в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 56 Жилищного кодекса Российской Федерации граждане снимаются с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях в случае утраты ими оснований, дающих им право на получение жилого помещения по договору социального найма.

В соответствии с ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» граждане, принятые на учет до 1 марта 2005 г. в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, сохраняют право состоять на данном учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма. Указанные граждане снимаются с данного учета по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 3 — 6 ч. 1 ст. 56 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также в случае утраты ими оснований, которые до введения в действие данного Кодекса давали им право на получение жилых помещений по договорам социального найма.

В соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» обеспечение жилым помещением военнослужащих — граждан Российской Федерации, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов.

При этом Вы должны были быть признаны жилищной комиссией воинской части до увольнения с военной службы, но после приобретения статуса увольняемого по одному из трех указанных оснований нуждающимся в жилых помещениях по избранному месту жительства на основании Вашего рапорта. Как следует из вопроса, Вы такой рапорт при увольнении не подавали. Нуждающимся в избранном месте жительства не признавались.

Таким образом, правом на обеспечение жилым помещением на данных условиях Вы не обладаете.

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: Старший прапорщик, выслуга — 23 года и 5 месяцев, получал квартиру в КЭЧ на всех членов семьи, дочь вышла замуж, родила внучку. Живет и прописана у меня, работает в воинской части, находится в декретном отпуске. Дочке 21 год и 7 месяцев, внучке 1 год и 7 месяцев, сыну 12 лет, жена. Могу ли я получить жилую площадь на дочь и внучку при увольнении по организационно-штатным мероприятиям?

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: Старший прапорщик, выслуга — 23 года и 5 месяцев, получал квартиру в КЭЧ на всех членов семьи, дочь вышла замуж, родила внучку. Живет и прописана у меня, работает в воинской части, находится в декретном отпуске. Дочке 21 год и 7 месяцев, внучке 1 год и 7 месяцев, сыну 12 лет, жена. Могу ли я получить жилую площадь на дочь и внучку при увольнении по организационно-штатным мероприятиям?

Ответ: В соответствии со ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие — граждане Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту, в период прохождения ими военной службы имеют право на улучшение жилищных условий с учетом норм, очередности и социальных гарантий, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет.

Таким образом, получить жилое помещение на дочь и внучку Вы можете в случае признания их совместно с Вами нуждающимися в жилых помещениях. Основания признания граждан нуждающимися в жилых помещениях указаны в ответе на предыдущий вопрос.

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: Прошу разъяснить порядок выплаты денежной компенсации за поднаем жилья. Уволен в 2007 г. по истечении срока контракта с оставлением в списках очередников на получение жилого помещения по последнему месту военной службы (г. Смоленск). Выслуга — 25 лет в календарном исчислении. Решением жилищной комиссии признан нуждающимся в улучшении жилищных условий в 2003 г. В ОВК города Наро-Фоминска в выплате отказано с формулировкой «вставшие на учет до 1998 года».

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: Прошу разъяснить порядок выплаты денежной компенсации за поднаем жилья. Уволен в 2007 г. по истечении срока контракта с оставлением в списках очередников на получение жилого помещения по последнему месту военной службы (г. Смоленск). Выслуга — 25 лет в календарном исчислении. Решением жилищной комиссии признан нуждающимся в улучшении жилищных условий в 2003 г. В ОВК города Наро-Фоминска в выплате отказано с формулировкой «вставшие на учет до 1998 года».

Ответ: В соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» при невозможности обеспечить жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. в муниципальных образованиях, им ежемесячно выплачивается денежная компенсация за счет средств федерального бюджета в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации.

Так как Вы к указанной категории не относитесь, в выплате компенсации Вам отказано правомерно.

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: Увольняюсь в 2009 г. в связи с организационно-штатными мероприятиями. Выслуга — 20 календарных лет. В списке на улучшение жилищных условий. Желаю получить жилье в натуральном виде в г. Химки Московской области. Имею ли я на это право? Имеются ли ограничения на выбор места жительства?

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: Увольняюсь в 2009 г. в связи с организационно-штатными мероприятиями. Выслуга — 20 календарных лет. В списке на улучшение жилищных условий. Желаю получить жилье в натуральном виде в г. Химки Московской области. Имею ли я на это право? Имеются ли ограничения на выбор места жительства?

Ответ: В соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» обеспечение жилыми помещениями военнослужащих — граждан Российской Федерации, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилых помещений, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

В настоящее время по вопросам получения и реализации государственного жилищного сертификата действует Постановление Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153 «О некоторых вопросах реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы».

Законодательством не предусмотрены какие-либо ограничения на выбор места жительства при увольнении с военной службы.

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: Майор запаса, пенсионер. В 2000 г. получил при увольнении с военной службы однокомнатную квартиру 18 квадратных метров на себя и жену в городе Петрозаводске, приватизировал ее на себя и продал за 160000 руб. Норма жилой площади в городе Петрозаводске — 12 квадратных метров на человека. Жена — ефрейтор в отставке, пенсионер, уволилась из Вооруженных Сил Российской Федерации по выслуге лет в 2007 г. Квартиру и сертификат на жилье не получала. Развелись в 2009 г. Положен ли сертификат на жилье моей бывшей жене?

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: Майор запаса, пенсионер. Получил при увольнении с военной службы однокомнатную квартиру 18 квадратных метров на себя и жену в городе Петрозаводске в 2000 г., приватизировал ее на себя и продал за 160000 руб. в 2000 г. Норма жилой площади в городе Петрозаводске — 12 квадратных метров на человека. Жена — ефрейтор в отставке, пенсионер, уволилась из Вооруженных Сил Российской Федерации по выслуге лет в 2007 г. Квартиру и сертификат на жилье не получала. Развелись в 2009 г. Положен ли сертификат на жилье моей бывшей жене?

Ответ: В настоящее время по вопросам получения и реализации государственного жилищного сертификата действует Постановление Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153 «О некоторых вопросах реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы».

В соответствии с п. 5 Правил, утвержденных указанным Постановлением Правительства Российской Федерации, право на участие в вышеназванной подпрограмме имеют граждане, уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, или по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более, и состоящие после увольнения в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти (т. е. в списках очередников по последнему месту службы).

Если Ваша бывшая жена соответствует указанным условиям, то она имеет право на участие в подпрограмме с последующим получением ГЖС.

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: Подполковник в запасе. Квартира 27,6 (48,2) кв. м получена в 1982 г. на 3 человека. С 2003 г. с рождением дочери был поставлен на улучшение жилищных условий. В 2006 г. уволен без обеспечения жильем. В 2007 г. брак расторгнут. Сейчас мне предоставляется жилплощадь при условии сдачи части ее из полученной от части, где проживают бывшие члены моей семьи. Обратился в городской суд для определения моей части жилья для последующей ее сдачи в МИСу. Суд не определил части в квартире и отказался разделять счета. Что делать в данной ситуации?

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: Подполковник в запасе. Двухкомнатная квартира 27,6 кв. м (48,2 кв. м) была получена в 1982 г. по норме на 3 человека. С 2003 г. с рождением дочери был поставлен на улучшение жилищных условий в воинской части. В 2006 г. был уволен из Вооруженных Сил без обеспечения жильем. В 2007 г. брак расторгнут. Сейчас предоставляется мне жилплощадь при условии сдачи части ее из полученной от части, где теперь проживают бывшие члены моей семьи. Обратился в городской суд для определения моей части жилья для последующей ее сдачи в МИСу. Суд не определил моей части в квартире и отказался разделять счета.

Так как сдать мне нечего, то нет и возможности получить жилье. В данный момент снимаю жилье, продолжая считаться необеспеченным им в полной мере. Что мне делать в данной ситуации?

Ответ: Ситуация, изложенная в вопросе, является достаточно сложной, поскольку регламентируется одновременно законодательством о статусе военнослужащих и жилищным законодательством.

Так, в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие — граждане Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту, в период прохождения ими военной службы имеют право на улучшение жилищных условий с учетом норм, очередности и социальных гарантий, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с п. 6 разъяснений ГлавКЭУ Минобороны России от 5 января 2001 г. N 147/3/4/26/4 военнослужащие, обеспеченные жилыми помещениями и впоследствии расторгнувшие брак, могут получить другое жилое помещение, в том числе по месту прохождения военной службы, только в случае признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий. При этом военнослужащие, оставляющие жилое помещение бывшим супругам, обязаны принять все меры к получению причитающейся части жилой площади, в том числе в судебном порядке путем принудительного обмена, в соответствии с жилищным законодательством.

Таким образом, на основании указанного документа военнослужащие могут получить жилое помещение повторно.

Однако одновременно необходимо учесть действующее жилищное законодательство, в частности положения, содержащиеся в ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Так, в соответствии со ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

При этом ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации не раскрывает действия, которые являются ухудшением жилищных условий, что порождает проблемы применения указанной правовой нормы.

В соответствии со ст. 10 Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г. N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» к действиям, повлекшим ухудшение жилищных условий, относятся:

1) изменение порядка пользования жилыми помещениями путем совершения сделок;

2) обмен жилыми помещениями;

3) невыполнение условий договоров о пользовании жилыми помещениями, повлекшее выселение граждан в судебном порядке;

4) изменение состава семьи, в том числе в результате расторжения брака;

5) вселение в жилое помещение иных лиц (за исключением вселения временных жильцов);

6) выдел доли собственниками жилых помещений;

7) отчуждение имеющегося в собственности граждан и членов их семей жилого помещения или частей жилого помещения.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что автору вопроса, как видится, скорее всего, будет затруднительно получить жилое помещение, так как его действия подпадают под действия ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации.

В то же время автор вопроса с учета нуждающихся не снимался, поэтому представляется, что ему может быть предоставлена квартира с учетом имеющейся двухкомнатной квартиры (по аналогии с ч. 7 ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации). С учетом норм предоставления, установленных ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих»: (18 x 4) + 9 (максимальное превышение из учета конструктивных особенностей) — 48,2 = 32,8 кв. м.

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: Подполковник запаса, прописан и проживаю в Санкт-Петербурге. Увольнялся в запас из войсковой части Минобороны России, дислоцированной в Республике Армения. В части получал ежемесячную денежную выплату как ветеран боевых действий, есть запись в денежном аттестате. В районном управлении ПФР г. Санкт-Петербурга денежный аттестат не смотрели, отправили запросы в фонд социального страхования Республики Армения. Из-за отсутствия ответов не могу получить причитающуюся мне по Закону от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ компенсацию.

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: Подполковник запаса, прописан и проживаю в Санкт-Петербурге. Увольнялся в запас из войсковой части Минобороны России, дислоцированной в г. Гюмри Республики Армения. По 8 марта 2009 года в части получал ежемесячную денежную выплату как ветеран боевых действий, о чем была сделана запись в денежном аттестате. В управлении Пенсионного фонда Российской Федерации в Невском районе г. Санкт-Петербурга денежный аттестат не изъявили желание посмотреть, а отправили уже два запроса на имя руководителя государственного фонда социального страхования Республики Армения, таков порядок. Ответов нет, и нет никакой гарантии, что они придут. В итоге я в течение длительного периода времени не могу получить причитающуюся мне по закону компенсацию, и когда это произойдет — неизвестно. Кроме того, при нынешней инфляции стоимость компенсации со временем существенно уменьшается. Поверьте на слово, в таком положении не один я. Подскажите, пожалуйста, что надо предпринять, как получить положенную по Закону (от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ) выплату. Очень прошу ответить.

Ответ: В соответствии с Федеральным законом от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ «О ветеранах» право на ежемесячную денежную выплату имеют, в частности, ветераны боевых действий (ст. 23.1).

В развитие указанной нормы Закона издан Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 30 ноября 2004 г. N 294 «Об утверждении Порядка осуществления ежемесячной денежной выплаты отдельным категориям граждан в Российской Федерации».

В соответствии с правилами, содержащимися в Порядке осуществления ежемесячной денежной выплаты отдельным категориям граждан в Российской Федерации, утвержденном указанным Приказом, граждане подают письменное заявление о назначении ежемесячной денежной выплаты в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации по месту жительства.

Граждане могут обращаться за ежемесячной денежной выплатой в любое время после возникновения права на нее путем подачи соответствующего заявления со всеми необходимыми документами.

Ежемесячная денежная выплата назначается со дня обращения за ней, но не ранее возникновения права на указанную выплату.

Днем обращения за назначением ежемесячной денежной выплаты считается день приема территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации заявления со всеми необходимыми документами.

При направлении заявления и всех необходимых документов по почте днем обращения за ежемесячной денежной выплатой считается дата, указанная на почтовом штемпеле организации федеральной почтовой связи по месту отправления данного заявления.

Решение о назначении ежемесячной денежной выплаты в размере, предусмотренном законодательством Российской Федерации, выносится территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации не позднее чем через 10 дней со дня приема этого заявления со всеми необходимыми документами.

Ежемесячная денежная выплата начисляется с учетом волеизъявления гражданина об отказе от получения социальных услуг (социальной услуги), предусмотренных Федеральным законом «О государственной социальной помощи».

Заявление об отказе от получения социальных услуг (социальной услуги) подается гражданином в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации ежегодно в срок до 1 октября текущего года лично или иным способом.

Начисленные суммы ежемесячной денежной выплаты, которые не были востребованы гражданином своевременно, выплачиваются за прошедшее время не более чем за три года, предшествующие обращению за их получением.

Ежемесячная денежная выплата, не полученная гражданином своевременно по вине органов, осуществляющих указанную выплату, выплачивается за прошедшее время без ограничения каким-либо сроком.

При этом в соответствии с указанным нормативным правовым актом к заявлению гражданина (ветерана боевых действий), обратившегося за назначением ежемесячной денежной выплаты в соответствии с Федеральным законом от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ «О ветеранах», должны быть приложены документы:

— удостоверяющие личность, возраст, место жительства, принадлежность к гражданству;

— о признании ветераном боевых действий, указанным в подп. 1 — 4 п. 1 ст. 3 Закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ.

Кроме того, в необходимых случаях прилагаются документы:

— о месте пребывания или фактического проживания на территории Российской Федерации;

— удостоверяющие личность и полномочия законного представителя (усыновителя, опекуна, попечителя).

При этом в качестве документа, подтверждающего статус ветерана боевых действий, указанного в подп. 1 — 4 п. 1 ст. 3 Закона от 12 января 1995 г., принимается удостоверение ветерана боевых действий, утвержденное Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 763, или свидетельство о праве на льготы, выданное в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17 января 1983 г. N 59-27.

К сожалению, управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Санкт-Петербурге не имеет права назначить Вам выплату до получения документального подтверждения прекращения производства Вам выплаты по предыдущему месту жительства.

По предыдущему месту жительства (при прохождении военной службы в Армении) выплата Вам производилась в соответствии с Порядком, утвержденным Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 329. При этом сведения о Вас должны были содержаться в специальном сегменте Федерального регистра лиц, имеющих право на получение государственной социальной помощи, Порядок ведения которого предусмотрен Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 20 декабря 2004 г. N 317.

Процедура осуществления сверки данных в целях предотвращения фактов дублирования информации о получателях ежемесячной денежной выплаты осуществляется в соответствии с Соглашением между Министерством обороны Российской Федерации и Пенсионным фондом Российской Федерации.

В связи с изложенным представляется, что управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Санкт-Петербурге в Вашем случае должно было обратиться с запросом в уполномоченный в соответствии с указанным Соглашением орган Министерства обороны Российской Федерации.

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: Прошу Вас разъяснить, правомерны ли действия командования части при откомандировании военнослужащего Вооруженных Сил Российской Федерации в служебную командировку за свой счет. А это существенные расходы на проезд, проживание, питание и т. д. Погашение задолженности по командировочным производится в конце года.

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: Прошу Вас разъяснить, правомерны ли действия командования части при откомандировании военнослужащего Вооруженных Сил Российской Федерации в служебную командировку за свой счет. А это существенные расходы на проезд, проживание, питание и т. д. Погашение задолженности по командировочным производится в конце года.

Ответ: Отвечая на Ваш вопрос, необходимо отметить следующее.

В соответствии с п. 316 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 июня 2006 г. N 200, военнослужащие направляются в служебные командировки по распоряжению командира (начальника) на определенный срок в другую местность для выполнения служебного задания вне пункта постоянной дислокации или временного расквартирования воинской части (подразделения), в которой военнослужащий проходит военную службу.

Военнослужащим, направляемым в командировку, производятся выплаты на командировочные расходы (возмещаются расходы по бронированию и найму жилого помещения, проезду к месту командировки и обратно к месту службы, а также выплачиваются суточные).

Расходы на проезд включают в себя:

а) стоимость проезда до пункта командировки и обратно до места службы;

б) страховые платежи по государственному обязательному страхованию пассажиров на транспорте;

в) оплату услуг по предварительной продаже проездных документов;

г) затраты на пользование постельными принадлежностями на железнодорожном транспорте;

д) стоимость проезда транспортом общественного пользования (кроме такси) к железнодорожной станции, пристани, аэропорту и автовокзалу.

Военнослужащим, направленным в командировки в одиночном порядке, выплачиваются суточные деньги за каждый день нахождения в командировке и за время нахождения в пути в размерах, установленных Постановлением Правительства Российской Федерации от 2 октября 2002 г. N 729 «О размерах возмещения расходов, связанных со служебными командировками на территории Российской Федерации, работникам организаций, финансируемых за счет средств федерального бюджета».

Военнослужащим, направленным в командировки, возмещаются фактические расходы по найму жилого помещения, подтвержденные соответствующими документами, но не более размеров, установленных Постановлением Правительства Российской Федерации от 2 октября 2002 г. N 729.

Следует указать, что в соответствии с п. 318 вышеназванного Порядка командировки военнослужащих назначаются в случаях действительной необходимости и при наличии денежных средств на эти цели. Командование, направляя военнослужащего в командировку при отсутствии денежных средств на эти цели, нарушило указанное требование Порядка.

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: Офицер, выслуга 36 лет. Служу в Севастополе с пропиской по виду на жительство. В связи с увольнением выбрал место жительства в Российской Федерации. Меня увольняют без предоставления жилья в Российской Федерации, оставляя в списках очередников, жилье служебное. В Российской Федерации без жилья не пропишут, я не смогу оформить и получать пенсию, останусь без средств к существованию. Могут ли меня вывести в распоряжение до момента получения жилья в Российской Федерации?

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: Офицер, выслуга — 36 лет, календарная — 25 лет. Прохожу службу на Черноморском флоте — в г. Севастополе. Там же прописан с семьей по виду на жительство. Увольняюсь по организационно-штатным мероприятиям. Выбрал место жительства в Российской Федерации — г. Белгород. Командование хочет уволить меня без предоставления жилья в Российской Федерации, с оставлением лишь в списках очередников. Да, по похожим вопросам есть решение Верховного Суда Российской Федерации. Но ведь я служу на территории иностранного государства, здесь же и прописан в служебном жилье. Куда меня хотят уволить? Я нигде не прописан, и никто меня не пропишет в Российской Федерации без жилья. Куда отсылать мое личное дело? Я же не смогу на территории Российской Федерации оформить и получать пенсию, т. е. получается, что я и моя семья останемся без средств к существованию. Что мне делать? Могут ли меня хотя бы вывести в распоряжение до момента получения жилья в Российской Федерации? Очень прошу, ответьте!

Ответ: В настоящее время Ваши жилищные права регламентируются следующими правовыми нормами. Так, в соответствии со ст. 23 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие — граждане Российской Федерации, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном п. 14 ст. 15 названного Федерального закона.

В соответствии со ст. 14 Федерального закона «О статусе военнослужащих» обеспечение жилыми помещениями военнослужащих — граждан Российской Федерации, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилых помещений, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

Одновременно в соответствии с п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237, военнослужащий, общая продолжительность военной службы которого составляет 10 лет и более, нуждающийся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без его согласия не может быть уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления ему жилого помещения по нормам жилищного законодательства. При желании указанного военнослужащего получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части он увольняется с военной службы и обеспечивается жилыми помещениями в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В связи с изложенными правовыми нормами правоприменительная практика идет по пути, связанному с увольнением военнослужащих с военной службы, избравших способ обеспечения жилым помещением не по месту военной службы (дислокации воинской части), при условии, если они по установленным нормам обеспечены жилым помещением (в том числе служебным) по месту прохождения военной службы.

С учетом изложенного, скорее всего, Вы будете уволены с военной службы с оставлением в списках очередников на получение жилого помещения.

Однако налицо нарушение Ваших прав, поскольку в ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» идет речь о наличии желания военнослужащего на получение жилого помещения не по месту увольнения с военной службы. В ситуации с Вами желание на получение жилого помещения не по месту службы является вынужденным. Кроме того, у Вас нет жилого помещения (даже служебного) на территории Российской Федерации.

При этом, к сожалению, Вас не могут зачислить в распоряжение, поскольку необеспечение военнослужащего жилым помещением не является основанием для этого.

Попробуйте оспорить действия командования об увольнении без обеспечения жильем в военном суде, указав, что наличие служебного жилья за пределами территории Российской Федерации не может быть отнесено к обеспечению гражданина Российской Федерации жилым помещением по установленным нормам как по жилищному законодательству, так и по законодательству о статусе военнослужащих.

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: Офицер, выслуга — 29 лет. Увольняюсь, проживаю в ЗАТО. Состав семьи: я, жена, внучка. Прописаны постоянно. Родители внучки лишены родительских прав, на жену оформлено опекунство. Будет ли учтена внучка при обеспечении меня жильем по избранному месту жительства или расчете государственного жилищного сертификата? Командование отказывает. Что делать?

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: Офицер, выслуга — 29 лет. Увольняюсь, проживаю в ЗАТО. Состав семьи: я, жена, внучка. Прописаны постоянно. Родители внучки лишены родительских прав, на жену оформлено опекунство. Будет ли учтена внучка при обеспечении меня жильем по избранному месту жительства или расчете государственного жилищного сертификата? Командование отказывает. Что делать?

Ответ: В данном случае отказ командования правомерен. Вам для получения государственного жилищного сертификата с учетом внучки необходимо в судебном порядке признать Вашу внучку членом семьи.

Так, в настоящее время по вопросам получения и реализации государственного жилищного сертификата действует Постановление Правительства Российской Федерации «О некоторых вопросах реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» от 21 марта 2006 г. N 153 Федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы».

Применительно к условиям вышеназванной подпрограммы членами семьи гражданина — участника подпрограммы признаются, в частности, постоянно проживающие совместно с ним супруга (супруг), их дети и родители гражданина — участника подпрограммы. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица, постоянно проживающие совместно с гражданином — участником подпрограммы, учитываются при расчете размера социальной выплаты в случае признания их в судебном порядке членами его семьи.

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: В 1989 г. получила с сыном однокомнатную квартиру в военном городке. В 1990 г. убыла к новому месту службы. В 1995 г. приватизировала квартиру и продала. С 1999 г. состояла на учете КЭЧ. В 2008 г. представила справку о продаже квартиры и написала рапорт о предоставлении жилья. В связи с продажей квартиры признали нахождение в очереди незаконным. Исключили из списков личного состава. Суд в восстановлении в очереди и списках личного состава отказал. Вышестоящий суд не принял во внимание ст. 53 ЖК РФ и неправильно истолковал ее.

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: В августе 1989 г. я получила на 2 человек с сыном 1-комнатную квартиру 31,6 кв. м в закрытом военном городке. В январе 1990 г. по приказу командующего войсками Дальневосточного военного округа в связи с организационными мероприятиями я убыла к новому месту службы за 500 км. 5 лет просила перевести назад, но безрезультатно. В марте 1995 г. приватизировала 1-комнатную квартиру и продала. Все это время снимала жилье или проживала на подселении. С сентября 1999 г. состояла на учете КЭЧ как бесквартирная. В августе 2008 г. представила справку о продаже 1-комнатной квартиры в 1995 г. и написала рапорт о предоставлении жилья в городе Одинцово. Но жилищная комиссия 3 марта 2009 г. признала нахождение в очереди незаконным в связи с продажей квартиры. Сняли с очереди, исключили из списков личного состава 30 сентября 2008 г. Обратилась в суд с заявлением об отмене протокола жилищной комиссии и восстановлении в очереди, в списках личного состава. Суд отказал. Кассационный суд — тоже. По мнению суда, обеспечение за счет государства жилыми помещениями по установленным нормам производится один раз, т. е. вышестоящий суд не принял во внимание ст. 53 ЖК РФ и неправильно истолковал ее. Кассационное определение вынесено 19 марта 2009 г.

Ответ: Первое, на что хотел бы обратить Ваше внимание. В соответствии с п. 2 ст. 13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех органов, организаций и граждан и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Не обсуждая вступившее в законную силу решение суда по Вашему делу, выскажу свою позицию относительно возможности применения ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации в отношении военнослужащих.

В соответствии со ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

При этом ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации не раскрывает действия, которые являются ухудшением жилищных условий, что порождает проблемы применения указанной правовой нормы. Однако, в связи с тем что Жилищный кодекс Российской Федерации вступил в силу с 1 марта 2005 г., на действия по отчуждению Вами в 1995 г. квартиры нельзя распространять положения ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации. Данный вывод подтверждается также тем, что в соответствии с ч. 1 ст. 6 Жилищного кодекса Российской Федерации акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие.

Более того, в соответствии с ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» граждане, принятые на учет до 1 марта 2005 г. в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, сохраняют право состоять на данном учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма. Указанные граждане снимаются с данного учета по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 3 — 6 ч. 1 ст. 56 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также в случае утраты ими оснований, которые до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации давали им право на получение жилых помещений по договорам социального найма.

Мнение о возможности обеспечения жилым помещением один раз также не основано на нормах жилищного законодательства.

Так, в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие — гражданам Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту, в период прохождения ими военной службы имеют право на улучшение жилищных условий с учетом норм, очередности и социальных гарантий, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (см. также п. 6 разъяснений ГлавКЭУ Минобороны России от 5 января 2001 г. N 147/3/4/26/4, ответ на вопросы N 241058, 754075).

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,

преподаватель Военного университета

Вопрос: Капитан Вооруженных Сил, выслуга более 10 лет, состав семьи: жена и дочь. Прописана семья у моих родителей в приватизированной квартире (73,1 кв. м). Ни я, ни члены моей семьи не имеем самостоятельных прав на жилье и не имеем никакого жилья. Прописаны у родителей под условие снятия с регистрационного учета после признания нас нуждающимися в жилом помещении. Имею ли я право на денежную компенсацию за поднаем и основания на признание моей семьи нуждающейся в улучшении жилищных условий?

(«Право в Вооруженных Силах», 2010, N 1)

Вопрос: Капитан Вооруженных Сил, выслуга более 10 лет, состав семьи: жена и дочь. Прописана семья у моих родителей в приватизированной квартире (73,1 кв. м). Ни я, ни члены моей семьи не имеем самостоятельных прав на жилье и не имеем никакого жилья. Прописаны у родителей под условие снятия с регистрационного учета после признания нас нуждающимися в жилом помещении. Имею ли я право на денежную компенсацию за поднаем и основания на признание моей семьи нуждающейся в улучшении жилищных условий?

Ответ: По вопросу получения денежной компенсации за поднаем жилого помещения необходимо отметить следующее.

В соответствии с п. 3 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие — граждане Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту, и члены их семей, прибывшие на новое место военной службы указанных военнослужащих, до получения жилых помещений по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регистрируются по месту жительства, в том числе по их просьбе по адресам воинских частей. Указанным военнослужащим и членам их семей до получения жилых помещений предоставляются служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, жилые помещения маневренного фонда или общежития.

В случае отсутствия указанных жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей или по желанию вышеназванных военнослужащих ежемесячно выплачивают им денежную компенсацию за наем (поднаем) жилых помещений в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. N 909 «О порядке выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей» и Приказом Министра обороны Российской Федерации от 16 июня 2005 г. N 235 «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации Постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. N 909» выплата денежной компенсации производится со дня найма (поднайма) жилого помещения после прибытия к месту военной службы на основании рапорта военнослужащего, в котором указываются дата начала найма (поднайма) жилья, дата прибытия членов семьи к новому месту военной службы (регистрации по месту жительства или пребывания), наименование населенного пункта, в котором производится наем (поднаем) жилого помещения, размер фактической платы за жилое помещение, а также принимается обязательство сообщить командиру воинской части (начальнику организации) о прекращении действия права на получение денежной компенсации или права на получение ее в повышенных размерах, в том числе в случаях поступления членов семьи на военную или правоохранительную службу в федеральные органы исполнительной власти, в которых предусмотрена выплата денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений.

Решение о выплате денежной компенсации принимается на основании следующих документов:

— копии договора найма жилого помещения либо поднайма жилого помещения;

— справки воинской части (организации) о составе семьи военнослужащего;

— выписки из приказа командира воинской части (начальника организации) о зачислении военнослужащего в списки личного состава воинской части (организации);

— копий паспортов гражданина Российской Федерации на всех членов семьи, на которых назначается денежная компенсация, с отметками о регистрации по месту жительства или пребывания и свидетельств о рождении на детей, не достигших 14-летнего возраста.

При найме (поднайме) жилых помещений у родственников денежная компенсация военнослужащим и членам их семей выплачивается на общих основаниях.

При соблюдении Вами указанных требований законодательства Вы имеете право на получение денежной компенсации за поднаем жилого помещения.

В то же время следует отметить, что, по мнению автора, дополнительным условием для принятия решения о выплате денежной компенсации является наличие права на получение жилых помещений, что непосредственно следует из п. 3 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»: «до получения жилых помещений по нормам». А такое право не возникает без нуждаемости в жилых помещениях.

По вопросу признания нуждающимся в улучшении жилищных условий необходимо отметить следующее.

Так, в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие — граждане Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту, в период прохождения ими военной службы имеют право на улучшение жилищных условий с учетом норм, очередности и социальных гарантий, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии со ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются (далее — нуждающиеся в жилых помещениях):

1) не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения;

2) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы;

3) проживающие в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям;

4) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма, членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма или собственниками жилых помещений, членами семьи собственника жилого помещения, проживающими в квартире, занятой несколькими семьями, если в составе семьи имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания, при которой совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, и не имеющими иного жилого помещения, занимаемого по договору социального найма или принадлежащего на праве собственности. Перечень соответствующих заболеваний устанавливается уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

При наличии у гражданина и (или) членов его семьи нескольких жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма и (или) принадлежащих им на праве собственности, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной общей площади всех указанных жилых помещений.

Таким образом, Вы и члены Вашей семьи можете быть признаны нуждающимися в жилых помещениях при соблюдении указанных условий.

При этом следует отметить, что в соответствии со ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Таким образом, Вы (как следует из Вашего вопроса) являетесь членом семьи собственника. Что касается Вашей жены и дочери: если они просто вселены собственником и зарегистрированы по месту жительства, они являются членами его семьи; если собственник заключил с ними письменный договор найма и они зарегистрированы по месту жительства на срок, указанный в договоре найма, они не являются членами его семьи.

При этом члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. Вопрос: есть ли у Вас и членов Вашей семьи такое письменное соглашение с собственником?

Гражданин, пользующийся жилым помещением на основании соглашения с собственником данного помещения, имеет права, несет обязанности и ответственность в соответствии с условиями такого соглашения. Если в соглашении было указано, что Вы проживаете в квартире временно в связи с определенными обстоятельствами до наступления определенного юридического факта, то можно рассматривать ситуацию с Вашей нуждаемостью. При этом также следует учитывать ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, устанавливающую последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий (например: у Вашей жены было жилое помещение в том же населенном пункте; Вы проживали в жилом помещении родителей до заключения соглашения и т. п.).

Кандидат юридических наук, капитан юстиции,