Приговор по ч 1 ст 264 ук рф

Мягкий приговор по ч.4 ст.264 УК РФ

Т., являясь лицом, управляющим автомобилем, находясь в состоянии алкогольного опьянения, допустил нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Преступление им совершено при следующих обстоятельствах: так он, 28 мая 2016 г., примерно в 02 часа 48 минут, в г.Москве, находясь в состоянии алкогольного опьянения, не имея водительского удостоверения на право управления транспортным средством, управлял принадлежащим на праве собственности Р., технически исправным автомобилем ВАЗ-21111, при этом Правила дорожного движения РФ соблюдал л не действовал таким образом, чтобы не причинять вреда. В указанное темное время суток, следовал без груза, с одним пассажиром Р. по проезжей части улицы Привольной со стороны улицы Хвалынского бульвара, в направлении Лермонтовского проспекта, скорость более 110 км/ч избрал без учета особенности транспортного средства, дорожных условий и отсутствия опыте вождения, превысив разрешенную скорость 60 км/ч ограниченную в населенных пунктах. Осуществляя движение в указанном направлении из-за алкогольного опьянения и превышения скорости, утратил контроль над управляемым им автомобилем, в результате чего произвел наезд на бордюрный камень правой границы проезжей части с последующим наездом на мачту городского освещения без номера в районе дома № 22/1 до улице Привольной.

Своими действиями Т. нарушил п.п. 1.3, 1.5, 2ЛЛ. 2.7. 10.1. 10.2 Правил Дорожного Движения РФ, в результате чего причинил по неосторожности пассажиру автомобиля Р. 19 апреля 1986 года рождения согласно выводов заключения эксперта № 11312/75-16 от 30 июня 2016 года следующие телесные повреждения: закрытую травму груди: множественные двусторонние переломы ребер (правых 2-6 по передней подмышечной линии, 1 -ого по среднеключичной, 9 по передней подмышечной линиям; левых 4-7 по среднеключичной линии) без повреждений пристеночной плевры, ушибы легких; разрыв аорты, разрывы диафрагмы, кровоизлияние в околоаортальную клетчатку, кровоподтеки и ссадины на груди; закрытую травму живота: разрыв селезенки, разрывы печени, кровоподтеки на животе; травму конечностей: открытый многооскольчатый перелом правой бедренной кости: открытый оскольчатый перелом правой большеберцовой кости; закрытый оскольчатый перелом правых пяточной и ладьевидной костей; закрытые оскольчатые переломы правых лучевой и локтевой костей: закрытый оскольчатый перелом левой лучевой кости; закрытый перелом правой ключицы; ссадины и кровоподтеки на конечностях; закрытую травму таза, переломы верхних ветвей лобковых костей, многооскольчатый перелом крыла правой подвздошной кости; закрытую травма позвоночника: разрыв атлантозатылочного сочленения с разрывом крестообразных связок, полный разрыв межпозвоночных дисков 3-4 грудных позвонков с разрывом передних и задних продольных связок, с разрывом спинного мозга на данных уровнях, субдуральное кровоизлияние; ссадины, кровоподтеки и резаные раны на лице. Все вышеописанные повреждения образовались в результате воздействий тупых твердых предметов, как с преобладающей, так и с ограниченной контактирующей поверхностью, и предметов с режущим краем (осколки стекла), которыми были части транспортного средства з условиях конкретного дорожно-транспортного происшествия. Все вышеуказанные повреждения составили комплекс сочетанной травмы, причинили тяжкий вред здоровью опасный для жизни человека и находятся в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти пострадавшего. Причиной смерти Р. явилась сочетанная травма тела, в виде множественных переломов костей скелета, разрывов и ушибов внутренних органов, повреждений мягких тканей, сопровождающаяся массивной кровопотерей.

Потерпевшим Р. к подсудимому Т. заявлен гражданский иск о возмещении материального ущерба от преступления – расходов на ритуальные услуги на сумму 39000 рублей и о компенсации морального вреда на сумму 900 тысяч рублей. Потерпевшей Р. к подсудимому Т. заявлен гражданский иск о компенсации морального вреда на сумму 1 миллион рублей. В обоснование иска о возмещении материального ущерба потерпевший Рулев В.К. представил квитанцию-договор №597376 на ритуальные услугу. Исковые требования о компенсации морального вреда потерпевшие обосновали своими нравственными страданиями в связи со смертью сына.

Подсудимый Терентьев О.Н. иск потерпевших о возмещении материального ущерба от преступления признал полностью, а сумму компенсации морального вреда оставил на усмотрение суда, указав, что готов их выплачивать.

Вместе с этим, подсудимый Т. согласился с указанным обвинением, которое обоснованно и подтверждается материалами уголовного дела, вину по предъявленному обвинению признал в полном объеме и ходатайствовал о применении особого порядка судебного разбирательства, с чем согласились адвокат, потерпевшие и государственный обвинитель. Подсудимому разъяснены характер и последствия заявленного им ходатайства, которые ему понятны, поэтому суд постановляет приговор без проведения судебного разбирательства, квалифицируя действия подсудимого Т. по ч.4 ст.264 УК РФ как нарушение лицом, управляющим автомобилем, находясь в состоянии алкогольного опьянения, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

При назначении наказания, в соответствии со ст. 60 УК РФ, суд учитывает: характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося в силу ст.15 УК РФ к категории средней тяжести; сведения о личности подсудимого, который ранее судим, но его действия в силу ст.18 УК РФ рецидива преступлений не образует; на учетах у нарколога и психиатра не состоит, характеризуется по месту работы исключительно положительно; влияние назначаемого наказания на исправление подсудимого, на состояние его здоровья – отсутствие у него хронических заболеваний, а также на условия жизни его семьи – наличие у него на иждивении малолетнего ребенка его супруги и матери-пенсионера, страдающей хроническим заболеванием.

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимому, суд признает признание им своей вины, как в ходе предварительного следствия, так и в суде, раскаяние в содеянном; его положительную характеристику по месту работы, наличие у него на иждивении малолетнего ребенка его супруги и матери-пенсионера и ее состояние здоровья.

На основании изложенного, с учетом характера, степени общественной опасности и конкретных обстоятельств совершенного подсудимым преступления, всех данных о его личности, всего комплекса смягчающих его наказание обстоятельств, суд считает, что ему должно быть назначено наказание только в виде лишения свободы, с учетом требований ч.5 ст.62 УК РФ, с лишением его права управлять транспортным средством, не находя возможным применить к нему положения ст.ст.64 и 73 УК РФ.

Вместе с этим, исковые требования потерпевших Р. и Р. суд удовлетворяет частично, считая завышенной заявленные суммы компенсации морального вреда. При определении суммы компенсации потерпевшим морального вреда суд учитывает фактические обстоятельства дела, причинения потерпевшим физических и нравственных страданий, исходит из требований разумности и справедливости. Исковые требования потерпевшего Рулева В.К. о возмещении материального ущерба от преступления – расходов на ритуальные услуги на сумму 39000 рублей суд удовлетворяет полностью, так как эта сумма подтверждена истцом документально.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 316 УПК РФ, суд приговорил Т. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.264 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок ТРИ года с лишением его права управлять транспортным средством на срок ТРИ года, с отбыванием им наказания в колонии-поседении.

Приговор по ч 1 ст 264 ук рф

Железнодорожный районный суд
г. Барнаула
Алтайского края

График личного приёма руководителями суда*

Межевалов Николай Анатольевич

Запись на прием: 29-42-60

Заместитель председателя суда по гражданским делам

Бирюкова Марина Михайловна

Запись на прием: 29-42-85

Заместитель председателя суда по уголовным делам

Авдеев Евгений Алексеевич

Запись на прием: 29-42-36

*В случае занятости руководителей в приемные часы, прием возможен в иное время по предварительному согласованию

Режим работы суда

перерыв на обед

График работы приёмной суда

перерыв на обед

*технические перерывы для регистрации, передачи документов по мере их поступления: 05 – 10 минут

*часы приёма в предпраздничные дни сокращаются, информацию уточнять по телефону

телефон: (8-3852) – 29-42-22

Отдел обеспечения судопроизводства

по гражданским делам

телефоны: 29-42-14, 29-42-12

Отдел обеспечения судопроизводства

по уголовным делам*

*возможен прием в иное время в соответствии с режимом работы суда

телефоны: 29-42-09, 29-42-10

29-42-16 (по гражданским делам)

29-42-15 (по уголовным делам)

Преступления, связанные с автомобильным транспортом, предусмотрены главой 27 УК РФ — «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта».

Основной объект преступления — безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Дополнительный объект — здоровье и жизнь человека.

С объективной стороны данное преступление состоит в нарушении правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, влекущем наступление тех или иных (установленных ч. ч. 1, 3 и 5 ст. 264 УК РФ) общественно опасных последствий. Между деянием и последствиями должна быть установлена причинная связь. Состав преступления материальный.

Статья 264 имеет бланкетную диспозицию. Поэтому для уяснения признаков состава предусмотренного ею преступления необходимо обратиться к нормам, устанавливающим правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. К ним, прежде всего, относятся Правила дорожного движения РФ и Основные положения по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по безопасности дорожного движения. Состав преступления охватывает нарушение правил движения и эксплуатации определенных видов механических транспортных средств. К ним относятся автомобили, трамваи либо другие механические транспортные средства. Под другими механическими транспортными средствами в настоящей статье и статье 264.1 настоящего Кодекса понимаются трактора, самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины, а также транспортные средства, на управление которыми, в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения, предоставляется специальное право. Иные механические транспортные средства — это любые дорожные, строительные, сельскохозяйственные и другие специальные машины (экскаватор, грейдер, автокран, скрепер, автопогрузчик и т.п.).

К нарушению Правил дорожного движения относятся, например, превышение установленной скорости, неправильный обгон, выезд на встречную полосу, управление автомобилем в состоянии опьянения. Нарушения правил эксплуатации транспортных средств выражаются в выезде на технически неисправном транспортном средстве, перевозке людей на необорудованном для этого транспорте, в превышении тоннажа и габаритов перевозимых грузов и т.п.

Ответственность по ст. 264 УК РФ обусловлена наступлением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Таковым признается любой участник дорожного движения (за исключением лица, управляющего транспортным средством). При отсутствии этих последствий состав преступления отсутствует, однако, возможно привлечение лица, причинившего вред, к административной, дисциплинарной, а также гражданско-правовой ответственности.

В случае причинения указанных последствий в результате нарушения иных правил, например погрузки или выгрузки грузов, ремонта транспортного средства, производства строительных, дорожных, сельскохозяйственных и иных работ, содеянное не должно квалифицироваться по ст. 264 УК РФ. Подобные деяния в зависимости от формы вины следует рассматривать как соответствующие преступления против личности либо как нарушение правил при производстве различного вида работ (ст. 216 УК РФ).

В тех случаях, когда лицо, управлявшее транспортным средством, умышленно использовало его в целях причинения вреда здоровью потерпевшего либо причинения ему смерти, содеянное влечет уголовную ответственность по статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации о преступлениях против жизни и здоровья (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г. N 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»).

Особое внимание при анализе состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, следует обратить на установление причинной связи между нарушением указанных правил и наступлением вредных последствий. Не исследованность этого важного обстоятельства приводит к ошибкам в квалификации.

Так, при рассмотрении районным судом дела в отношении водителя П., обвинявшегося органами предварительного следствия в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 2 УК РФ, судом было установлено, что, управляя технически исправным автомобилем марки «ВАЗ-2106» и следуя по автодороге, в темное время суток, при недостаточном освещении и видимости, в направлении движения, скорость движения в 70 км/час избрал без учета дорожной обстановки и видимости в направлении движения, должного внимания дорожной обстановке и другим участникам движения не уделял и на 32 километре автодороги выехал на обочину и совершил столкновение со стоявшим на ней автомобилем марки «МАЗ». В результате столкновения пассажирка его автомашины получила телесные повреждении, повлекшие тяжкий вред её здоровью, и скончалась в больнице через 3 недели после происшествия. При этом, после исследования заключения проведенной по постановлению суда комиссионной судебно-медицинской экспертизы, подтвержденного экспертами в судебном заседании, судом было установлено, что смерть пострадавшей наступила в результате стафилококковой пневмонии, развившейся на фоне полученных ею телесных повреждений. Однако смерть потерпевшей в прямой причинно-следственной связи с полученными ею во время дорожно-транспортного происшествия повреждениями не находилась. При таких обстоятельствах суд, установив наличие в действиях водителя П. нарушение требований п. 10.1 Правил дорожного движения, причинение пострадавшей в результате столкновения транспортных средств тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, наличие прямой причинной связи между нарушением водителем требований Правил дорожного движения и наступившими последствиями прямой причинно-следственной связи, переквалифицировал действия водителя П. с ч. 2 ст. 264 УК РФ на ч. 1 ст. 264 УК РФ, по которой он и был осужден.

Субъективная сторона преступления — вина в форме неосторожности. Определяющим моментом при установлении субъективной стороны состава преступления является психическое отношение лица, управляющего транспортным средством, к наступившим вредным последствиям. Преступление может быть совершено в результате, как преступного легкомыслия, так и преступной небрежности.

Субъект преступления — любое лицо, достигшее 16 лет, управляющее транспортным средством. Как указано в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г. N 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» им признается как водитель, сдавший экзамены на право управления указанным видом транспортного средства и получивший соответствующее удостоверение, так и любое другое лицо, управлявшее транспортным средством, в том числе лицо, у которого указанный документ был изъят в установленном законом порядке за ранее допущенное нарушение пунктов Правил, лицо, не имевшее либо лишенное права управления соответствующим видом транспортного средства, а также лицо, обучающее вождению на учебном транспортном средстве с двойным управлением.

Частью 3 ст. 264 УК РФ предусмотрена ответственность за те же действия, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, а частью 5 — за причинение смерти двум или более лицам. Если нарушение правил дорожного движения повлекло причинение последствий, предусмотренных разными частями ст. 264 УК РФ (тяжкого вреда здоровью и смерти), нескольким потерпевшим, содеянное следует квалифицировать только по той части ст. 264 УК РФ, которая предусматривает ответственность за наиболее тяжкое из них.

В ч. ч. 2, 4 и 6 ст. 264 УК РФ, установлена ответственность за деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные лицом, находящимся в состоянии опьянения и повлекшим по неосторожности причинение соответственно тяжкого вреда здоровью, смерти, смерти двух и более лиц.

Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 528-ФЗ в Уголовный кодекс РФ введена ст. 264.1, предусматривающая ответственность за Управление автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения либо имеющим судимость за совершение преступления, предусмотренного частями второй, четвертой или шестой статьи 264 УК РФ.

Уже первые сведения правоохранительных органов по всей стране о числе задержанных водителей, повторно управлявших транспортными средствами в состоянии опьянения, позволяют сделать вывод о масштабах такого криминального поведения. Например, только в Республике Хакасия с населением 535 тыс. человек за июль-август 2015 года органами МВД выявлено более 200 таких фактов, по результатам проверок органы дознания возбудили более 180 уголовных дел.

Данные о ежедневно выявляемых фактах правового нигилизма водителей свидетельствуют о том, что преступление, предусмотренное ст. 264.1 УК РФ, уже скоро займет одно из лидирующих мест в уголовно-правовой статистике.

Судебная практика о таких преступлениях находится только в стадии формирования, поэтому вопросы правоприменения как никогда актуальны для органов дознания, прокуроров и судов. Особенностями рассматриваемого состава преступления являются административная преюдиция и бланкетный характер уголовно-правовой нормы

Исходя из примечания к ст. 264 УК РФ, которое распространяет свое действие и на ст. 264.1, субъект преступления является специальным, обладающим как общими, так и специальными признаками.

Согласно требованиям ст. 19 УК РФ, общими условиями уголовной ответственности за указанное преступление являются вменяемость физического лица и достижение им шестнадцатилетнего возраста. Водителем по этой категории дел признается не только водитель, сдавший экзамены на право управления указанным видом транспортного средства и получивший соответствующее удостоверение, но и любое другое лицо, управлявшее транспортным средством, в том числе лицо, у которого указанный документ был изъят в установленном законом порядке за ранее допущенное нарушение, лицо, не имевшее либо лишенное права управления соответствующим видом транспортного средства, а также лицо, обучающее вождению на учебном транспортном средстве с двойным управлением.

К специальным признакам субъекта относятся: во-первых, нахождение водителя в состоянии опьянения, при этом не обязательно алкогольного; во-вторых, наличие действующего административного наказания за управление транспортным средством в состоянии опьянения или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения либо наличие судимости за совершение преступления, предусмотренного ч.ч. 2, 4 или 6 ст. 264 либо ст. 264.1 УК РФ.

Соответственно, совокупность указанных общих и специальных признаков определяет возможность привлечения лица к уголовной ответственности по ст. 264.1 УК РФ.

Формальный состав ст. 264.1 УК РФ не предполагает наступление общественно опасных последствий в виде причиненного вреда здоровью либо смерти окружающих, в связи с чем преступление признается оконченным с момента совершения деяния, независимо от фактически наступивших последствий. Поэтому установление общих и специальных признаков субъекта приобретает приоритетный характер для уголовно-правовой оценки деяния.

Наиболее часто судами рассматриваются дела о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ.

По состоянию на 20 июня 2016 г. судьями Железнодорожного районного суда г. Барнаула по преступлениям о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ) окончено производством 12- уголовных дел, из них 3 с вынесением обвинительного приговора, 9 прекращено в связи с примирением сторон. Обжалован в апелляционном порядке 1 приговор , оставлен без изменения.

В 2015 году Железнодорожным районным судом г. Барнаула рассмотрено уголовных дел данной категории 14. Из общего числа рассмотренных уголовных дел обвинительный приговор был постановлен в отношении 6 лиц; в отношении 8-ми дело прекращено в связи с примирением сторон. Обжаловано в апелляционном порядке 2 приговора , из них один оставлен без изменения, а второй изменен — в отношении Л., осужденного по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управлять транспортным средством на срок 1 год 6 месяцев. В апелляционной жалобе осужденный Л., не оспаривая доказанность вины и правильность квалификации его действий, ссылается на несправедливость приговора вследствие чрезмерной суровости, просит назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ. Указывает, что при назначении наказания судом учтены не все смягчающие обстоятельства, в том числе многочисленные благодарности. Кроме того, судом не учтено, что в ходе предварительного следствия он признавал свою вину и заявлял ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судопроизводства, а так же влияние назначенного наказания на условия его жизни и семьи. В возражениях государственный обвинитель, не соглашаясь с доводами жалобы, просит оставить их без удовлетворения. Судебная коллегия, сочла выводы суда первой инстанции о назначении Л. наказания, именно, в виде реального лишения свободы, достаточно мотивированными в приговоре. Наказание назначено в пределах санкции ч. 3 ст. 264 УК РФ с соблюдением правил, предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ, соразмерно содеянному и личности виновного, поэтому такое наказание следует признать справедливым. Оснований для смягчения наказания, в том числе применения ст. 73 УК РФ, о чем ставит вопрос в жалобе автор, суд апелляционной инстанции, как и суд первой инстанции, не усматривает. Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям. На момент совершения преступления действовала редакция закона, ч. 3 ст. 264 УК РФ, которая в качестве дополнительного наказания предусматривает, в отличие от прежней редакции закона, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет. При таких обстоятельствах у суда не было оснований для назначения дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами на определенный срок. В отсутствие представления прокурора или жалобы потерпевшей стороны не представляется возможным пересмотр приговора в сторону ухудшения положения осужденного. К тому же, Л. имеет одну специальность, связанную с управлением транспортным средством, что является единственным источником дохода, в связи с чем, применение к нему в качестве дополнительного наказания – лишение права управления транспортными средствами, не обосновано и подлежит исключению. В связи с чем, приговор Железнодорожного районного суда г. Барнаула в отношении Л. изменен. Судебная коллегия, посчитала нужным исключить указание суда о назначении ему дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев. В остальной части этот же приговор оставить без изменения. Апелляционную жалобу осужденного Л. удовлетворить частично.

Кроме того, были проанализированы измененные и отмененные приговоры иных судов по данной категории уголовных дел.

Как показала практика, количество отмененных приговоров менее значительно, чем измененных. В основном приговоры отменяются в связи с существенным нарушением норм УПК РФ, которые могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, указывая на нарушение судьями требований ст.ст. 88, 302, 307 УПК РФ. Кроме того, имели место несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, что так же послужило основанием для отмены приговора.

Так, Постановлением Президиума Кемеровского областного суда от 08.02.2016 приговор по ч. 3 ст. 264 УК РФ за нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение смерти человеку, отменен. В кассационном представлении прокурор просит отменить приговор в связи с неправильным применением уголовного закона. Полагает, что судом необоснованно установлен в действиях осужденного рецидив преступлений, поскольку В. ранее был судим за умышленные преступления, а настоящим приговорам он осужден за совершение неосторожного преступления. Кроме того, указывает на то, что суд не установил исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, позволяющих применить к В. ст. 64 УК РФ. В то же время при отсутствии обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, осужденному судом назначено наказание с применением ст. 73 УК РФ. В данном случае усматривается противоречие в выводах суда. Полагает, что суд не привел в приговоре убедительных доводов о целесообразности назначения В. столь мягкого наказания. Кроме того, указывает на то обстоятельство, что суд не учел положения ч. 1 и ч. 4 ст. 73 УК РФ и назначил условным не только основное, но и дополнительное наказание, тогда как условным может быть только основное наказание. Президиум, проверив материалы уголовного дела, изучив кассационное представление, находит его подлежащим удовлетворению частично, а приговор подлежащим отмене в связи с существенным нарушением уголовного закона, повлиявшим на исход дела, искажающим саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия. (ст. ст. 401.6, 401.15 УПК РФ). В соответствии с нормами ст. 73 УК, если суд, назначив лишение свободы на срок до восьми лет, придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным. При условном осуждении также могут быть назначены дополнительные виды наказаний (ч. 4 ст. 73 УК), которые подлежат исполнению реально, т.е. условным может быть признано только основное наказание. Признавая осужденного виновным в совершении инкриминируемого деяния, суд назначил В. наказание в виде лишения свободы с лишением права управления транспортным средством сроком на 2 года. При этом суд в нарушение выше указанного требования закона постановил считать условным как основное, так и дополнительное наказание. Кроме того, при назначении наказания суд учел наряду со смягчающими обстоятельствами также отягчающее обстоятельство — рецидив преступлений и назначил наказание с учетом требований ч. 2 ст. 68 УК РФ. Однако в соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. Согласно материалам дела, В. ранее судимый за умышленные преступления, в настоящее время совершил преступление неосторожное, следовательно, в его действиях рецидив преступлений отсутствует. В этой связи, суд ухудшил положение осужденного, необоснованно указав в приговоре на отягчающее обстоятельство и на применение правил ч. 2 ст. 68 УК РФ при назначении наказания, как обоснованно указано в представлении. Допущенные судом нарушения уголовного закона являются существенными, поскольку повлияли на исход дела, исказили саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, и поэтому являются основанием для отмены приговора по доводам кассационного представления в этой части. При этом Президиум учитывает, что установленный ст. 401.6 УПК РФ годичный срок, в течение которого допускается пересмотр в кассационном порядке приговора суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, не истек. При новом рассмотрении уголовного дела суд должен вынести законное, обоснованное и справедливое решение. Вместе с тем, если суд придет к выводу о виновности осужденного в объеме предъявленного обвинения, то Президиум считает назначенное судом наказание В. с применением ст. 73 УК РФ не являющимся чрезмерно мягким вопреки доводам представления. Президиум счел необходимым кассационное представление прокурора удовлетворить частично. Приговор Мысковского городского суда Кемеровской области в отношении В. отменить, уголовное дело передать в тот же суд на новое судебное рассмотрение в ином составе.

Решая вопрос о размере и виде назначаемого наказания за преступления о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, судам следует более глубоко анализировать характер и степень общественной опасности этих преступлений, личность виновного, с учетом невосполнимости причиненного преступлением вреда.

Так, приговором Индустриального районного суда города Барнаула К. признан виновным по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 03 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с дополнительным наказанием в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 03 года. В апелляционной жалобе осужденный К. просит приговор суда отменить в связи с недоказанностью вины. Не признавая себя виновным в дорожно-транспортном происшествии, указывает на отсутствие доказательств его причастности к совершённому преступлению, а выводы по всем экспертизам относительно событий дорожно-транспортного происшествия – предположительными. В апелляционной жалобе адвокат просит приговор суда в отношении К. отменить, дело вернуть в суд на новое рассмотрение. Считает приговор суда незаконным и необоснованным, поскольку в ходе судебного разбирательства не были устранены сомнения в механизме образования телесных повреждений, указывая на то, что имеющиеся у Ф. телесные повреждения или их часть, могли быть причинены не в результате наезда автомобиля под управлением К., а от наезда другого автомобиля, в результате нанесённого Ф. удара и последующего падения на асфальт. Судом необоснованно было отказано в проведении повторной экспертизы по установлению механизма образования телесных повреждений. Не выясненным остался вопрос о том, располагал ли К. возможностью избежать дорожно-транспортное происшествие. В апелляционной жалобе представитель потерпевшего адвокат просит приговор суда изменить и назначить К. наказание в виде лишения свободы на больший срок с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Считает, что суд не учёл того, что К. управлял транспортным средством, будучи лишённым права на его управление, и после дорожно-транспортного происшествия скрылся с места происшествия. К. ранее совершал аналогичное преступление и неоднократно привлекался к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения. Ссылаясь на п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ, а также обстоятельства совершения преступления и личность виновного, полагает возможным назначить отбывание наказания в исправительной колонии общего режима. Суд апелляционной инстанции, вопреки доводам жалоб осужденного и его адвоката, считает, что суд первой инстанции пришел к верному выводу о доказанности вины К. в совершённом преступлении Действия К. судом первой инстанции правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 264 УК РФ как нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека. На основании ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. Соглашаясь с доводами апелляционной жалобы представителя потерпевшей, суд апелляционной инстанции считает, что судом первой инстанции лишь формально указано об учете характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, однако, фактически, не учтены в полной мере характер и степень общественной опасности преступления, а также надлежаще не учтена личность виновного. При этом, суд апелляционной инстанции исходит из следующего, что из исследованных судом первой инстанции сведений регионального банка данных ГУ МВД России по Алтайскому краю следует, что К. неоднократно привлекался к административной ответственности за различные административные правонарушения в области дорожного движения. В том числе, являясь лишенным права управления транспортным средством по приговору Топчихинского районного суда Алтайского края от 14 мая 2013 года, К. (спустя 19 суток после заседания суда апелляционной инстанции) совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (управление транспортным средством водителем в состоянии опьянения), за что он лишен права управления транспортным средством сроком на 01 год 06 месяцев; согласно ст. 4.6 КоАП РФ на момент совершения преступления по настоящему уголовному делу К. являлся лицом, подвергнутым административному наказанию. Принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами жалобы представителя потерпевшей, считает, что назначенное судом первой инстанции К. наказание по ч. 3 ст. 264 УК РФ в виде 03 лет лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, с дополнительным наказанием в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 03 года, является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости. С учетом обстоятельств совершения преступления, личности К., неоднократно привлекавшегося к административной ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения, лишенного права управления транспортным средством, суд апелляционной инстанции считает, что К. представляет повышенную общественную опасность для общества, упорно не желает вставать на путь исправления, поэтому в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ, ч. 2 ст. 43 УК РФ, ему следует отбывать наказание в исправительной колонии общего режима, в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершениях новых преступлений. Судебная коллегия, сочла необходимым, приговор изменить. Наказание К. по ч. 3 ст. 264 УК РФ усилить до 04 ( четырех ) лет 10 ( десяти ) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 03 ( три ) года.

Кроме того, судам следует внимательно при назначении наказания применять нормы общей части УК РФ, которые могут повлиять на исход дела в части размера наказания.

Так, постановление Президиума Ставропольского краевого суда от 11.04.2016 приговор по ст. 264 УК РФ изменен. В кассационной жалобе осужденный К. указал, что приговор подлежащим изменению ввиду его незаконности и необоснованности. Указывает, что квалифицирующий признак преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, — «совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения», ему инкриминирован необоснованно, так как его нахождение в состоянии опьянения не подтверждено соответствующим медицинским заключением. Просит приговор изменить, исключить квалифицирующий признак преступления — «совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения», наказание снизить. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, президиум краевого суда находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям. Убедившись в том, что предъявленное К. обвинение является обоснованным и подтверждается собранными по делу доказательствами, суд первой инстанции правильно квалифицировал действия осужденного по ч. 2 ст. 264 УК РФ как нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения. Вместе с тем, при назначении наказания суд допустил неправильное применение норм общей части УК РФ, которое повлияло на исход дела в части размера наказания. В соответствии с ч. 5 ст. 62 УК РФ срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. При назначении наказания К. суд признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, активное способствование раскрытию и расследованию преступления. Отягчающие наказание обстоятельства судом не установлены. Согласно требованиям ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Санкцией ч. 2 ст. 264 УК РФ предусмотрено максимальное наказание в виде 4 лет лишения свободы. Таким образом, с учетом того, что каких-либо отягчающих вину обстоятельств судом не установлено, правил ч. 1, ч. 5 ст. 62 УК РФ, максимальный срок наказания К. в виде лишения свободы не мог превышать 1 год 9 месяцев 10 дней. При таких обстоятельствах приговор в части назначения наказания нельзя признать законными, он подлежит изменению со смягчением назначенного наказания в соответствии с требованиями ч. 1, ч. 5 ст. 62 УК РФ, с учетом обстоятельств, установленных судом. Судебная коллегия, сочла необходимым, приговор изменить. Смягчить назначенное К. по ч. 2 ст. 264 УК РФ наказание до 1 года 9 месяцев лишения свободы, с лишением права управлять транспортным средством на срок 2 года. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить неотбытое наказание по приговору Красногвардейского районного суда Ставропольского края от 14 августа 2013 года, и окончательно по совокупности преступлений назначить наказание в виде лишения свободы на срок 3 года 10 месяцев, с лишением права управлять транспортным средством на срок 2 года, без ограничения свободы, без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Разрешать гражданский иск о компенсации морального вреда следует с учетом степени понесенных физических и нравственных страданий, требований разумности и справедливости.

При рассмотрении районным судом дела в отношении водителя Б., обвинявшегося органами предварительного следствия в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 3 УК РФ, судом было установлено, что водитель, управляя технически исправным автомобилем «Хонда Цивик», со скоростью, около 120 км/ч. В пути следования Б., проявил преступную небрежность: не предвидя возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, в нарушение требований абзаца 1 пункта 1.5 Правил дорожного движения РФ, предписывающего всем участникам дорожного движения действовать таким образом, чтобы не создавать опасности и не причинять вреда, пункта 10.1 ПДД РФ, обязывающего водителя вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля над движением транспортного средства. Вследствие чего, допустил наезд на пешехода переходившую проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу. В результате нарушения Б. правил ДД РФ, произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого М. были причинены телесные повреждения, которые в своей совокупности причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Смерть наступила от сочетанной тупой травмы головы, грудной клетки и живота, левых нижних конечностей, таза, позвоночника. Причиной дорожно-транспортного происшествия, повлекшего смерть пешехода, явилось нарушение водителем требования ПДД РФ. В судебном заседании потерпевшие показали, что их моральный вред они оценивают в 1000000 руб., каждая, пояснив, что они потеряли кормильца, который содержал их, а теперь, нет средств снимать комнату для дочери, нет средств ее содержать. Их моральный вред заключается в том, что они переживают, что они потеряли, одна – мать, другая – дочь. Суд счел необходимым взыскать с подсудимого, в пользу каждой, из потерпевших, в счет компенсации морального вреда, по 250000 руб. При этом суд учитывает, что подсудимый в ходе судебного разбирательства выплатил компенсацию морального вреда каждой из потерпевших по 10000 руб. Признал водителя виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, и назначил ему по этой статье наказание в виде 1 года лишения свободы, с лишением права управлять транспортным средством на срок 1 год, с отбыванием наказания в колонии-поселении. Потерпевшие не согласились с приговором суда и подали апелляционные жалобы, указав, что суд назначил слишком мягкое наказание и взыскал с подсудимого недостаточную сумму в счет компенсации морального вреда. Судебная коллегия сочла необходимым, приговор изменить, усилить дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством на срок 2 года и с учетом степени понесенных физических и нравственных страданий, требований разумности и справедливости — увеличить размер компенсации морального вреда, взысканного с подсудимого в пользу потерпевшей М. до 465000, в пользу потерпевшей Н. до 465000 руб.

Таким образом, в ходе обобщения судебной практики рассмотрения уголовных дел по преступлениям о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств установлено, что основаниями изменения приговоров судов служат нарушения уголовно-процессуального законодательства, неправильное применение уголовного закона, не соблюдением положений общей части УК РФ о назначении наказания.