Саморегуляция в деятельности юристов

Оглавление:

Саморегуляция личности юриста в процессе оценивания и оценки

Исключительная профессиональная ответственность и социальная значимость правового оценивания и правовых оценок, которые реализует каждый юрист в своей профессиональной деятельности, обязывает искать и разрабатывать различные психотехники для устойчивой саморегуляции личности. Это становится еще более необходимым по той причине, что правовое оценивание и правовая оценка реализуются при наличии двух видов сложных условий.

Первый вид сложный и трудный, потому что это социально-психические условия: допрос обвиняемого, социально-психический климат судебной аудитории, оценивание на месте жертв преступной деятельности и т.д.

Второй вид условий – лично-психические. Независимо от профессиональной подготовки и квалификации, профессионального и житейского опыта и рутинной работы, существуют многочисленные психические характеристики, которые могут быть приняты за личностно-психические. Основные из них — это социально-психическая адаптационная способность, степень развития социально-психической адаптации личности, ее конкретные психические состояния, правовые интеллектуальные возможности, способности и умения в саморегуляции эмоциональной и волевой сфер, содержание и характер профессиональных и социальных отношений и общения, конформность и лидерство и др.

В основе саморегуляции в правовом оценивании и оценке находятся два основных психических свойства (качества личности): степень развития способностей и умений обучения самоконтролю и степень развития самооценки. Согласно М.Дж. Махони и Д.Б. Арнкову самоконтроль – это «социальный этикет, дифференциально приложенный к некоторым поведенческим моделям» [13]. Л. Десев определяет самоконтороль как «одну из функций саморегулирования или авторегуляция, то есть овладевание собственным поведением» [14]. И оба определения могут классифицироваться как односторонние, потому что подтверждают, что самоконтроль относится только к человеческому поведению. А остальные человеческие психические характеристики, такие, как самоконтроль мышления, эмоций, воли?

В нашем случае самоконтроль при правовом оценивании и формулировании правовой оценки обеспечивает оптимальное протекание познавательных психических процессов и проявление психических свойств и качеств, как и в случае мыслительных операций, посредством оптимизированного возбуждения внимания, что играет роль организатора, стабилизирующего и контролирующего человеческую психику в рамках определенного временного промежутка.

Можно предположить, что реализация саморегулятивного процесса связана прямо или косвенно с правовыми потребностями, интересами, целями и мотивацией для их достижения. Л. Десев осуществляет попытку описания этапов в развитии саморегуляции и контроля. Первый этап – отсутствие проверки. Второй – полный самоконтроль, при котором человек проверяет себя через повторение. Третий – избирательный самоконтроль с проверкой воспроизведения главного. Четвертый – очевидное отсутствие самоконтроля, осуществляемого на основе определенных «знаков» [15].

Вторая основа саморегуляции, но не по степени важности, — это самооценка. Один из величайших американских психологов Уильям Джеймс, который создал теорию психической функциональности и теорию эмоций, известную как теорию Джеймса-Ланге об эмоциях, разработал формулу для самооценки:

Самооценка личности находится в прямо пропорциональной зависимости от ее успехов и в обратно пропорциональной зависимости от ее претензий… Субъект «взвешивает свои собственные силы относительно требований окружающей среды и в соответствии с этим самостоятельно ставит перед собой цели и задачи … становится действительным регулятором движения и поведения человека в этой системе. Посредством нее саморегулируется и самоуправляется поведение человека» [16].

Определение понятия правовая саморегуляция личности юриста. Правовая саморегуляция личности юриста – это сформированные в процессе профессиональной деятельности, отношений, общении, поведении, посредством интеллектуальной сферы и особенно мышления, эмоций, воли, психических состояний способности и умения в самоконтроле и самооценке для достижения социального гомеостазиса (равновесия, выравнивания, согласования) между юристом и окружающей социальной и правовой средой, также между ним и отдельными личностями.

«Вы видите то, во что верите» в процессе правового оценивания, правовых оценок и самооценок

Слова в кавычках из этого заглавия принадлежат одному из самых известных американских психотерапевтов Уэйну Дайеру. Мы используем его практические советы, которые будут нами интерпретированы для обогащения психического опыта и «умения» при правовом оценивании и оценке.

Совместимость в супружеской жизни
Другим, но уже теоретическим построением, объясняющим феномен удовлетворенности браком является модель стабильности брака В.А. Сысенко, который считает, что функции и цели брака удовлетворяют различные потребности людей, а стабильность это .

Психолого-педагогические средства формирования защитных механизмов и стратегий совладающего поведения у подростков
Учитывая, что подростковый период в большинстве научных источников рассматривается как наиболее стрессогенный и конфликтный период в онтогенетическом развитии человека, были выделены определенные критерии, которые могут способствовать воз .

Отечественные и зарубежные теории депривации
Современные теории психической депривации исходят из разных направлений и, следовательно, имеют определённую несогласованность по ряду вопросов в рамках рассмотрения данного феномена. Несогласованность этих теорий, прежде всего, состоит в .

Саморегуляция в деятельности юристов

Саморегуляция — это управление своим психоэмоциональным состоянием, которое достигается путем воздействия человека на самого себя с помощью слов, мысленных образов, управления мышечным тонусом и дыханием.

В результате саморегуляции могут возникать три основных эффекта:

· эффект успокоения (устранение эмоциональной напряженности);

· эффект восстановления (ослабление проявлений утомления);

· эффект активизации (повышение психофизиологической реактивности).

Существуют естественные способы регуляции организма, к которым относятся: длительный сон, еда, общение с природой и животными, массаж, движение, танцы, музыка и многое другое. Но подобные средства нельзя использовать, например, на работе, непосредственно в тот момент, когда возникла напряженная ситуация или накопилось утомление.

Своевременная саморегуляция выступает своеобразным психогигиеническим средством. Она предотвращает накопление остаточных явлений перенапряжения, способствует полноте восстановления сил, нормализует эмоциональный фон деятельности, и усиливает мобилизацию ресурсов организма.

Естественные приемы регуляции организма являются одними из наиболее доступных способов саморегуляции:

· смех, улыбка, юмор;

· размышления о хорошем, приятном;

· различные движения типа потягивания, расслабления мышц;

· наблюдение за пейзажем;

· рассматривание цветов в помещении, фотографий, других приятных или дорогих для человека вещей;

· купание (реальное или мысленное) в солнечных лучах;

· вдыхание свежего воздуха;

· высказывание похвалы, комплиментов и пр.

Кроме естественных приемов регуляции организма, существуют и другие способы саморегуляции (самовоздействия).

Саморегуляция в деятельности юристов Library UA

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Саморегуляция — это управление своим психоэмоциональным состоянием, которое достигается путем воздействия человека на самого себя с помощью слов, мысленных образов, управления мышечным тонусом и дыханием. Приемы саморегуляции можно применять в любых ситуациях.

В результате саморегуляции могут возникать три основных эффекта:

  • эффект успокоения (устранение эмоциональной напряженности);
  • эффект восстановления (ослабление проявлений утомления);
  • эффект активизации (повышение психофизиологической реактивности).

Существуют естественные способы регуляции организма, к которым относятся: длительный сон, еда, общение с природой и животными, массаж, движение, танцы, музыка и многое другое. Но подобные средства нельзя использовать, например, на работе, непосредственно в тот момент, когда возникла напряженная ситуация или накопилось утомление.

Своевременная саморегуляция выступает своеобразным психогигиеническим средством. Она предотвращает накопление остаточных явлений перенапряжения, способствует полноте восстановления сил, нормализует эмоциональный фон деятельности, и усиливает мобилизацию ресурсов организма.

Естественные приемы регуляции организма являются одними из наиболее доступных способов саморегуляции:

  • смех, улыбка, юмор;
  • размышления о хорошем, приятном;
  • различные движения типа потягивания, расслабления мышц;
  • наблюдение за пейзажем;
  • рассматривание цветов в помещении, фотографий, других приятных или дорогих для человека вещей;
  • купание (реальное или мысленное) в солнечных лучах;
  • вдыхание свежего воздуха;
  • высказывание похвалы, комплиментов и пр.

Кроме естественных приемов регуляции организма, существуют и другие способы саморегуляции (самовоздействия).

Особенности профессиональной саморегуляции педагога

Дата публикации: 10.03.2015 2015-03-10

Статья просмотрена: 2000 раз

Библиографическое описание:

Назарова О. М. Особенности профессиональной саморегуляции педагога // Молодой ученый. — 2015. — №6. — С. 659-662. — URL https://moluch.ru/archive/86/16213/ (дата обращения: 19.11.2018).

В традиционных психолого-педагогических научных школах (Д.Гришин, А.Арет, Л.Рувинский, Д.Водзинский, А.Кочетов и др.) проблема общепрофессионального и профессионально-педагогического самообразования и саморазвития рассматривается исходя из концепции профессионального самовоспитания. С данных позиций самоизменение личности осуществляется под влиянием цели, направленности и содержания педагогической деятельности.

В случае защитной мотивации профессионального выбора, педагог на определенном этапе профессиональной деятельности вступает в противоречие с системой ценностей, которые определяют направленность и содержание его жизнедеятельности. В этом аспекте педагог всегда испытывает повышенную тревожность и утомляемость, что приводит к конфликтному проявлению личности в системе профессиональных отношений.

Исходя из этого, целесообразно рассматривать термин «саморегуляция». В традиционном понимании (О.Конопкин, В.Миславский, И.Чеснокова, В.Сохранов и др.) он трактуется, как процесс, позволяющий выявить природные предпосылки и социально приобретенные основы личностной и профессиональной самокоррекции. [1,2, 3, 5]

Исходя из системного анализа данной проблемы, необходимо учитывать определенную взаимосвязь саморегулирования с самовоспитанием личности. Поэтому система «самоизменение — саморегуляционность», используемая в исследовании, наиболее продуктивна в случае рассмотрения самовоспитания в качестве основного пути личностного и профессионального саморегулирования. По объему научное понятие «самовоспитание» более узко, чем понятие «саморегулирование». Самовоспитание — процесс осознанного самоизменения, возникающий под влиянием целевых побуждений, исходящих от профессиограммы или суггестора. Включаясь в самовоспитание, личность испытывает алгоритмы или модели, сформулированные исходя из общепринятых стандартов и нормативов личностного и профессионального самовыражения. Поэтому профессиональное и личностное самоизменение наиболее продуктивно в случае использования в качестве ключевой дефиниции понятия «саморегулирование».

Такое понимание сущности самопознания предполагает системное обоснование значимости данного понятия в исследуемом процессе. К тому же, это позволяет определить роль и функции самопознания как в процессе саморегуляции, так и в процессе самокоррекции.

Самокоррекция, в большинстве психолого-педагогических работ, определяется как осознанные действия личности по изменению своего поведения. Они могут осуществляться как под влиянием внешнего источника, так и исходить из собственных личностных побуждений. Такое понимание самокоррекции не позволяет учесть всех аспектов включения студентов в процесс управления собой.

Наряду с осознанным социальным самоизмененем необходимо рассматривать интуитивную психофизиологическую самокоррекцию, которая рассматривалась нами как проявление природных задатков человека. Это объясняется тем, что способность к самокоррекции реализуется на основе не только приобретенных социальных свойств личности, но и природных задатков, определяющих возможность дальнейшего развития интуиции, наблюдательности и определенной совокупности профессиональных умений.

Анализ сущности профессионально — педагогическая саморегуляция позволяет выделить критериальную базу оценки эффективности данного процесса. В качестве её составляющих, исходя из исследований И.Чесноковой, В.Миславского и В.Сохранова, использовались качества, состояния и умения, которые личность проявляет и в адаптивной и в вариативной личностной и профессиональной деятельности. [2,5]

В целом можно утверждать, необходимость углубленного внимания преподавателя высшей педагогической школы к формированию профессионально значимых основ личности будущего педагога. К интегративным характеристикам предметной области исследования были отнесены: качества личности: трудолюбие активность, самостоятельность и ответственность; свойства личности: лабильность и тревожность; умения (целеполагание, структурирование, содержательные, оценочные и прогностические).

Анализ их взаимосвязи проявляет не только склонность, но и готовность будущего педагога к педагогической самокоррекции.

Перед педагогом всегда стоит задача практического овладения всеми сторонами профессиональной деятельности: обучающей, воспитательной, педагогическим общением, способами самореализации своей личности, достижения результатов в обученности и воспитанности студентов. По истечении ряда лет одновременно с накоплением опыта, выработки собственного подхода, индивидуального стиля деятельности, профессиональной позиции у педагога появляется «психическая усталость», профессиональная дезадаптация и т. п.

Примерно в этот же период М. М. Рубинштейн выделил в структуре учителя важные качества, такие как любовь к детям, оптимизм, а во взаимоотношениях учителей и учащихся придавал особое значение «нерассудочному влиянию» например, умение вживаться в чужую психику, даже перевоплощаться, но не растворяться в ней. Учитель часто оказывается перед выбором, какого голоса слушаться — разума, вооруженного наукой или нерационального, подсказываемого чутьем, учитывая то, что эмоциональная сфера редко осознается и трудно управляема. Анализируя труд учителя, М. М. Рубинштейн пришел к такому выводу, что только зрелая личность в состоянии справиться с педагогической деятельностью.

Первоначально количество профессионалов подверженных «эмоциональному сгоранию» было незначительно: сотрудники медицинских учреждений и различных общественных организаций. Щваб Р. (1982) рассматривает главные профессии риска: учителя, полицейские, политики, юристы, менеджеры. В дальнейшем ведутся работы по исследованию синдрома «эмоционального сгорания», его описанию. Так, С. Маслач (1981) детализирует проявление этого синдрома: чувство эмоционального истощения, изнеможения (человек чувствует невозможность отдаваться работе так, как это было прежде); дегуманизация, деперсонализация (тенденция развивать негативное отношение к клиентам); негативное самовосприятие в профессиональном плане — недостаток чувства профессионального мастерства. Махер Е. (1983) обобщает перечень синдрома «эмоционального сгорания»: усталость, утомленность, истощение; психосоматическое недомогание; негативное отношение к клиенту и самой работе; скудность репертуара рабочих действий; злоупотребление табаком, кофе, алкоголем и т. п.; отсутствие аппетита или наоборот переедание, негативная «Я-концепция»; агрессивные чувства (раздражительность, напряженность, тревожность, беспокойство, взволнованность до перевозбуждения); упадническое настроение и связанные с этим эмоции пессимизм, цинизм, чувство безнадежности, апатия, депрессия, чувство бессмысленности. [1]

Феномен стал общепризнанным, возник вопрос о факторах способствующих или тормозящих его. В исследовании австралийских ученых П. Маркка и Дж. Молли выявлено, что «феномен сгорания» не связан ни с социальными характеристиками, ни с биографическими, а определяется психологическими характеристиками. На появление «феномена сгорания» оказывают влияние такие особенности личности, как «низкий уровень самоуважения, регрессивный тип совладания, низкий уровень социальной поддержки». Учителя с выраженным «синдромом сгорания» проявляют низкий уровень профессионального роста, неудовлетворенность работой, основными стрессогенными факторами считают проблемы, связанные с учительством.

Таким образом, овладение педагогической профессией связано не только с развитием личности учителя, его способностей, умений, навыков помогающих успешно выполнять работу, но и с негативными последствиями, такими как нарушение самочувствия, конфликтность, усталость, что проявляется во взаимоотношениях с детьми, коллегами, администрацией.

Важным аспектом в профессиональной деятельности педагога является саморегуляция эмоционального состояния. Необходимость саморегуляции возникает, когда педагог сталкивается с новой, необычной, трудноразрешимой для него проблемой, которая не имеет однозначного решения или предполагает несколько альтернативных вариантов. Саморегуляция необходима в ситуации, когда педагог находится в состоянии повышенного эмоционального и физического напряжения, что побуждает его к импульсивным действиям, или в случае, если он находится в ситуации оценивания со стороны детей, коллег, других людей.

Психологические основы саморегуляции эмоционального состояния включают в себя управление как познавательными процессами, так и личностью: поведением, эмоциями и действиями. В настоящее время для саморегуляции психических состояний используется нейролингвистическое программирование.

В русле данного направления Г. Дьяконовым разработан цикл упражнений ориентированных на восстановление ресурсов личности. Зная себя, свои потребности и способы их удовлетворения, человек может более эффективно, рационально распределять свои силы в течение каждого дня, целого учебного года.

Аутогенная тренировка используется в таких видах деятельности, которые вызывают у человека повышенную эмоциональную напряженность. Педагогическая работа связана с интенсивным общением как с детьми, так и с их родителями, что требует от педагога эмоционально-волевой регуляции. Сам аутотренинг представляет собой систему упражнений для саморегуляции психических и физических состояний.

Кроме упражнений аутогенной тренировки, для регуляции эмоциональных состояний используются и другие способы. Так, например Г. Н. Сытин в своей книге «Животворящая сила. Помоги себе сам». предлагает метод словесно — образного эмоционально — волевого управления состоянием человека, который базируется на методах психотерапии и некоторых аспектах нетрадиционной медицины.

Широко используется психокоррекция как совокупность психологических приемов, применяемых психологом для оказания психологического воздействия на поведение здорового человека. Психокоррекционная работа проводится с целью улучшения адаптации человека к жизненным ситуациям; для снятия повседневных внешних и внутутренних напряжений; для предупреждения и разрешения конфликтов, с которыми сталкивается человек. Психокоррекция может осуществляться как индивидуально, так и в группе. Группы людей, создаваемые с психокорректорными целями, могут быть следующих видов: Т-группы, группы встреч, гештальт-группы, группы психодрамы, группы телесной терапии, группы тренинга умений. Каждый тип группы направлен на решение конкретных целей, предполагает взаимодействие по определенным правилам. [4]

Профессиональный педагог — единственный человек, который большую часть своего времени отводит на обучение и воспитание детей, нового поколения. Это требует от общества создания таких условий, при которых учитель выполнял бы качественно профессиональные задачи, осуществляя самосовершенствование своей личности и педагогической деятельности в целом на основе методов, разработанных в теории и практике психолого-педагогических дисциплин.

1. Дмитричева (Назарова) О. М. Роль дисциплин психолого-педагогического цикла в формировании у студентов педагогического университета опыта профессионально-педагогического саморегулирования: дис. … канд. пед. наук О. М. Дмитричева. — Пенза, 2002. -227 с

2. Миславский И. А. Саморегуляция и активность личности в юношеском возрасте. — М., 1991. — 152с.

3. Конопкин О. А., Моросанова В. И., Сагиев Р. Р. Особенности саморегуляции в учебной деятельности студентов и успешность обучения. Научные труды МГПУ им. В. И. Ленина. Серия: Психолого-педагогические науки. — М., 1995

4. Крылова Н. Н. Развитие готовности студентов к саморегуляции в процессе обучения в вузе: УНИВЕРСИТЕТСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ (МКУО-2013) сборник статей XVII Междунар.науч.-метод.конф.,посвящ. 70-летию образования университета. под ред. В. И. Волчихина, Р. М. Печерской. г. Пенза, 2013. С. 28–29.

Психологические особенности смысловой саморегуляции юристов — сотрудников нотариальных контор тема диссертации и автореферата по ВАК 19.00.06, кандидат психологических наук Соловьева, Галина Викторовна

Оглавление диссертации кандидат психологических наук Соловьева, Галина Викторовна

ГЛАВА 1. САМОРЕГУЛЯЦИЯ КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ ЛИЧНОСТИ. МЕТОДОЛОГИЯ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ.

1.1. Исследования профессиональных особенностей и этапов профессиональной реализации в общей и юридической психологии. Основные направления и подходы, специфика психолого-юридического анализа.

1.2. Смысложизненная концепция личности и проблема профессиональной реализации.

1.2.1. Основные составляющие смысловой сферы личности и факторы ее детерминации.

1.2.2. Смысложизненная концепция личности и проблема профессиональной реализации.

1.3. Саморегуляция на различных этапах профессионального становления.

Специфика проявлений в различных профессиональных контекстах.

Выводы к Главе 1.

ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ И ДИАГНОСТИКИ САМОРЕГУЛЯЦИИ КАК ИНТЕГРАЛЬНОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ ЛИЧНОСТИ.

2.1. Архитектоника смысловой саморегуляции и ее модификация в контексте жизненного мира личности с разным уровнем профессиональной реализации.

2.2. Специфика исследования смысловой саморегуляции и диагностика личностно-регуляторных свойств в профессиональном контексте деятельности нотариусов.

2.2.1. Диагностика содержательно-смысловых особенностей саморегуляции.

2.2.2. Диагностика мотивационно-динамических особенностей саморегуляции.

Выводы к Главе 2.

ГЛАВА 3. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ И АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ СМЫСЛОВОЙ САМОРЕГУЛЯЦИИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ УРОВНЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЛИЧНОСТИ.

3.1. Анализ диагностических результатов исследования содержательно-смысловых составляющих смысловой саморегуляции.

3.2. Основные диагностические характеристики мотивационных характеристик регуляции профессиональной деятельности.

Выводы к Главе 3.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Психологические особенности смысловой саморегуляции юристов — сотрудников нотариальных контор»

Актуальность исследования. Интерес психологов к проблеме ценностно-смыслового содержания мотивации профессионального выбора юристов и особенностей их деятельности на различных этапах профессиональной реализации обусловлена, прежде всего, тем, что представители различных юридических специальностей наделены значительными властными полномочиями и включены в сложные социально-правовые отношения в силу именно специфики профессии, где одна сторона решает жизненно важные вопросы другой (М.М. Романов , М.В. Кроз, Н.О. Леоненко).

В связи со спецификой юридической деятельности довольно часто возникают расхождения между истинным содержанием деятельности и тем, к чему действительно стремится субъект профессионально-юридической деятельности, значительно повышается риск возникновения самых серьезных и неблагоприятных последствий, связанных с ущемлением и интересов граждан, или, напротив, с необоснованным, а иногда и противозаконным преодолением законодательно-правовых барьеров предусмотренных обществом (С.С. Алексеева , Ю.М. Грошева, В.В. Лазарев, П.А. Лупинская ). В исследованиях по психологии профессиональной деятельности, акмеологии , юридической психологии выявлено, что особенности профессионального поведения будут зависеть от того, что является наиболее ценным для субъекта деятельности в выбранной им профессии, что имеет для него личностный смысл, инициирует смысложизненные стратегии, составляет «ядро» его смысложизненной концепции как системы наиболее устойчивых смысловых образований в интегральной саморегуляции личности (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев , В.Н. Мясищев, А.Р. Лурия, С.Я. Рубинштейн , И.В. Абакумова, А.Г.Асмолов, Б.С. Братусь , С.Л. Братченко, А.В. Брушлинский, Ф.Е. Василюк , В.К. Вилюнас, В.П. Зинченко, В.А. Иванников , Е.И. Ильин, Е.И. Климов, Е.В. Клочко , Д.А. Леонтьев, О.Ю.

Михайлова, А.Б. Орлов , В.И. Слободчиков, В.В. Столин, Е.В. Субботский ). Исходя из основных положений современной теории личности, можно выявить, что реальное психологическое содержание профессиональной деятельности возможно изучать через исследование и анализ ценностно-смыслового содержания профессиональной деятельности и динамические составляющие мотивации, через выявление специфических особенностей именно смысловой сферы личности в профессиональном контексте. Ценностно-смысловое содержание профессиональной деятельности проявляется в самореализации, в качестве важнейшего показателя которой в данной работе мы рассматривали « меру удовлетворенности человека процессом своего труда » Р.А. Зобов , В.Н. Келасьев (2001).

Юрист — это очень широкое профессиональное поле. Выпускники юридических вузов работают и в правоохранительных органах, и в судопроизводстве, и в системе органов юстиции. Различные профессиональные контексты выдвигают качественно-отличные требования к профессиональной реализации. Анализ литературы по юридической психологии свидетельствует о том, что ценностно-смысловая сфера профессионалов-юристов и особенности их профессиональной реализации все больше привлекают внимание исследователей в контекстах различной правоохранительной деятельности [137].

Наибольшее количество работ в этой области посвящено сотрудникам правоохранительных и правоприменительных органов [21]. Это, прежде всего, исследования деформаций смысловой сферы сотрудников МВД и работников судебной системы. Проблеме выявления нежелательных трансформаций смысложизненных ориентаций личности посвящены работы В.И. Деева и А.Н. Смелова. А.Н. Шатохин выделил признаки ценностных деформаций: « обезличивание » сотрудников ОВД , социальное иждивенчество и пассивность, острое ощущение вражды к себе со стороны населения, оценка собственной профессии как малопрестижной, отношения конкуренции, антипатия к представителям другим служб милиции; В.Ф.

Робозеров в качестве одного из признаков профессиональной деформации сотрудников ОВД приводит феномен социально-психологической субъективной переоценки сотрудниками милиции своей социальной роли, а А.Н. Роша предлагает называть это явление « профессиональным эгоизмом ». В работах Гулидовой Н.В., посвященных исследованию значимости профессиональной деятельности для судей было установлено, что при отборе на эту ответственную должность претенденты должны уметь делать психологический анализ судебного процесса, иметь представление о правильных взаимоотношениях государственного обвинителя с адвокатом подсудимого, об этапах формирования судейского убеждения, о психологических барьерах, возникающих при допросах, о параметрах личности и ее профессиограмме.

Однако, в ряду исследований личностных особенностей в контекстах различных юридических специальностей, практически отсутствуют работы, посвященные ценностно-смысловым особенностям личности в такой важнейшей юридической отрасли, как нотариат. Юристы, работающие в этой системе — системе органов, в функции которых входят подготовка и удостоверение сделок, оформление наследственных прав, засвидетельствование документов для придания им юридической достоверности, берут на себя не только юридическую, но и личностную ответственность перед своими клиентами и государством. Та область человеческих взаимоотношений, с которой постоянно сталкиваются нотариусы, является чрезвычайно проблемной, ведь более 70% всех преступлений в нашей стране совершается на бытовой почве по причинам, связанным с имущественными конфликтами. Зачастую умение правильно построить отношения с клиентами, возможность убедить их в необходимости действовать исключительно с точки зрения существующего законодательства, а не руководствоваться житейскими стереотипами, умение преодолеть конфликт и найти компромисс предотвращают правонарушения и преступления, выполняют важнейшую общественно-социальную функцию, показывая, что государство в виде установленного законодательства действительно защищает интересы своих граждан. Наиболее перспективными в этой области являются исследования смысловых образований и, прежде всего, смысловой саморегуляции личности как системы психологических механизмов, обеспечивающих сообразность протекания профессиональной деятельности нотариуса в его интенциональной сфере. Посредством исследования смысловой саморегуляции возможно выявить наиболее важные жизненные определяющие, те жизненных отношения, которые определяют особенности активности субъекта профессиональной деятельности, направленность на установление оптимального состояния жизненных отношений в данном модусе профессиональной самореализации, т.е. такого состояния, которое максимально способствует профессиональной успешности и развитию субъектности.

Противоречие между востребованностью общества в социально и психологически компетентных юристах, работающих в нотариальных конторах и осуществляющих важнейшую функцию взаимодействия человека и государства как сопряженной системы общих интересов в границах единого правового пространства, и отсутствием при этом психологических исследований в этой области юридической психологии определило цель данного исследования: выявить, как особенности смысловой саморегуляции нотариусов и их помощников-юристов влияют на специфику профессиональной самореализации, на индивидуальное своеобразие их профессиональных стратегий.

В качестве объекта диагностического исследования выступили юристы — сотрудники нотариальных контор (123 человека в возрасте от 28 до 54 лет, 92 женщины и 31 мужчина).

Предмет исследования — смысловая саморегуляция личности нотариуса на различных этапах профессиональной реализации.

Цель исследования была конкретизированы в задачах.

1. Выявить наиболее перспективные теории анализа смысловой саморегуляции как компонента профессиональной самореализации.

2. Рассмотреть и проанализировать основные подходы и критерии в отечественной и зарубежной психологии к проблеме самореализации юристов в различных профессиональных контекстах.

3. Проанализировать существенные компоненты и основные составляющие смысловой сферы личности и факторы детерминации смысла в контексте ее жизненных миров.

4. Рассмотреть смысловую саморегуляцию в единстве динамических и содержательно-смысловых составляющих и выявить генезис профессиональных затруднений в процессе самореализации.

1. Определить последовательность этапов эмпирической части исследования.

2. Обосновать критерии отбора респондентов-участников исследования. Разработать технологию формирования эмпирических групп и сформировать их реестр для проведения тестирования.

3. Сформировать методические и диагностические пакеты для исследования особенностей смысловой саморегуляции сотрудников нотариальных контор (содержательно-смысловых и мотивационно-динамических составляющих саморегуляции).

4. Проанализировать полученные результаты и дать характеристику каждой из эмпирических групп в соответствии с двухфазной моделью саморегуляции.

1. Изучить особенности профессиональной самореализации юристов-нотариусов в зависимости от меры их удовлетворенности процессом профессиональной деятельности.

2. Продиагностировать особенности смысловой саморегуляции юристов-нотариусов с разным уровнем профессиональной самореализации

3. Провести сравнительный анализ содержательно-смысловых и мотивационно-динамических составляющих саморегуляции нотариусов в эмпирических группах с разным уровнем профессиональной деятельности.

4. Выявить наиболее сообразные стратегии смысловой саморегуляции для успешной профессиональной реализации юристов-нотариусов.

Методологическими и теоретическими предпосылками исследования являются:

1. Исследования в области профессиональной самореализации личности в отдельных сферах деятельности и обусловленные этим особенности профессиональных затруднений (Э.В. Галажинский , К.М. Гуревич, С.Т. Джанерьян, Э.Ф. Зеер , Е.А. Климов, В.Е. Клочко, JT.A. Коростылева , Т.В. Кудрявцев, JT.M. Митина, Е.А. Молоткова , Е.В. Прокопьева, Н.С. Пряжников, З.И. Рябикина , Н.Б. Стамбулова, В.Ю. Шегурова).

2. Современные отечественные психологические подходы к смысловой сфере как основе личностной и духовной самореализации человека (JI.C. Выготский , А.Н. Леонтьев, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь , Ф.Е. Василюк, В.К. Вилюнас, В.П. Зинченко , Р.А. Зобов, В.А. Иванников, В.Н. Келасьев , В.Е. Клочко, ДА. Леонтьев, В.И. Слободчиков , Л.И. Фельдштейн).

3. Методология и методика психологического анализа деятельности юристов в различных профессиональных контекстах (В.Л. Васильев , А.П. Гладилин, Н.Л. Гранат, М.Г. Дебольский , Н.П. Ерастов, А.Т. Иваницкий, В.Я. Кикоть , А.И. Китов, Е.А. Климов, М.И. Марьин , О.Ю. Михайлова, В.А. Носков, B.C. Олейников , Г.В. Суходольский, В.Д. Шадриков, А.Г. Шестаков , Я.Я. Юрченко).

4. Теории мотивационной и ценностно-смысловой регуляции личности (Г.А. Андреева , А.Г. Асмолов, В.Г. Асеев, А.А. Бодалев , А.А. Деркач, Е.П. Ильин, Б.В. Зейгарник , Д.А. Леонтьев, Н.С. Ясницкий).

1. Работа в нотариальной конторе является специфическим профессиональным контекстом и обуславливает особенности саморегуляции во всем многомерном жизненном пространстве личности.

2. Среди смысловых образований личности юристов-нотариусов целесообразно выявить особенности смысловой саморегуляции как системы психологических механизмов, обеспечивающих сообразность протекания особенностей профессиональной деятельности нотариуса в его индивидуально-интенциональной сфере.

3. Посредством исследования смысловой саморегуляции возможно выявит наиболее важные жизненные определяющие личности юристов-нотариусов, те жизненных отношения, которые инициируют индивидуальную специфику активности субъекта профессиональной деятельности, направленность на установление оптимального состояния жизненных отношений в данном модусе профессиональной самореализации, т.е. такого состояния, которое максимально способствует профессиональной успешности и развитию субъектности, обеспечивает оптимальную меру удовлетворенности человека своей профессиональной деятельностью.

4. Для выявления особенностей смысловой саморегуляции личности юристов-нотариусов необходимо проанализировать ее содержательно-смысловые и динамически-мотивационные составляющие, так как психологическая структура смысловой саморегуляции раскрывается через анализ компонентов ее структуры, а также внутренних связей и отношений между разноуровневыми компонентами и параметрами ее составляющими.

5. Данное исследование особенностей смысловой саморегуляции позволит скорректировать профессиональную подготовку и переподготовку юристов-нотариусов и даст возможность, на основе разработанных рекомендаций, им более качественно осуществлять важнейшую функцию взаимодействия человека и государства как сопряженной системы общих интересов в границах единого правового пространства.

В работе использовалось несколько групп методов.

Методы, относившиеся непосредственно к исследованию процесса и состояния проблемы смысловой саморегуляции личности: сравнительный анализ подходов и теорий, анкетирование для выявления особенностей профессиональной самореализации и формирования эмпирических групп.

В рамках психометрического подхода в процессе исследования смысловой саморегуляции юристов-сотрудников нотариальных контор были выбраны методики для исследования содержательно-смысловых компонентов смысловой саморегуляции: СЖО (Д.А. Леонтьев), « Методика предельных смыслов » (Д.А. Леонтьев ), САМОАЛ (Н.Ф. Калина), « Ценностные ориентации » (М. Рокич ), «Направленность личности (Б. Басс), « Изучение самооценки с помощью процедуры ранжирования » (А.А. Реан ). Для выявления мотивационно-динамических составляющих был использован тест « Изучение мотивационных механизмов регуляции трудовой активности личности » (И.Г. Кокуриной ). Для компьютерной обработки данных использовались стандартные статистические методы и программы: «Microsoft Excel 7.0» и «Statistika-б.О».

Научная новизна работы:

1. Выявлена специфика смысловой саморегуляции как компонента профессиональной самореализации.

2. Показаны особенности смысловой саморегуляции в единстве мотивационно-динамических и содержательно-смысловых составляющих и выявлен генезис профессиональных затруднений юристов, сотрудников нотариальных контор в процессе профессиональной самореализации.

3. Впервые изучены особенности и характеристики смысловых стратегий юристов, сторудников нотариальных контор как компоненты смысложизненной концепции личности юриста и выявляющих специфику смысловой регуляции в данном специфическом профессиональном контексте.

4. Впервые предпринята попытка качественного и количественного описания содержательно-смысловой составляющей саморегуляции через смысложизненные ориентации, предельные смыслы (как центрации мировоззрения), ценностные ориентации, общую напраленность личности и самооценку.

5. Впервые произведен сравнительный анализ процессуальной и результирующей ориентации мотивационно-динамических составляющих саморегуляции у юристов, сотрудников нотариальных контор по следующим видам мотивации: преобразовательная, коммуникативная, утилитарно-прагматическая, кооперативная, достижения.

Теоретическая значимость исследования:

Результаты настоящего диссертационного исследования позволили:

1. Выявить зависимость специфики смысловой саморегуляции от профессионального контекста;

2. По-новому подойти к проблеме изучения влияния смысловой саморегуляции нотариусов на особенности их профессиональной самреализации;

3. Показать как содержательно-смысловые и мотивационно-динамические составляющие трансформируются в зависимости от типа смысловой саморегуляции;

Практическая значимость результатов исследовании:

1. Смысловая саморегуляция юристов, существенно влияет на особенности их профессиональной реализации;

2. Смысловую саморегуляцию возможно изучать через диагностику личностно-регуляторных свойств в профессиональном контексте деятельности нотариусов;

3. В зависимости от доминирующего типа смысловой саморегуляции нотариусы и их юрист-помощники имеют разные профессиональные стратегии континуумного характера: от аддиктивных до вариативнодуховных моделей саморегуляции; от мономодальных до полимодальных инициаций; от автономных до зависимых стратегий саморегуляции;

4. Выявленные и описанные особенности смысловой саморегуляции юристов, сотрудников нотариальных контор, необходимы при разработке программ профессионального обучения юристов и для их последующего учета при разработке программ повышения профессиональной квалификации.

Достоверность результатов исследования обеспечена использованием надежных и валидных методов, адекватных целям и задачам исследования, значимой по объему выборкой, участвовавших в исследовании юристов-нотариусов, а также применением математико-статистических методов анализа полученных данных.

Экспериментальная база исследования: нотариальные конторы г. Ростова-на-Дону и городов Ростовской области.

Апробация работы. Диссертационное исследование выполнено в рамках основной проблематики РГУ «Социально-психологическая, медико-психологическая диагностика, коррекция и реабилитация личности и группы» (2001-2006), а также в рамках Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в Российском обществе» (2003-2006), подпрограмм: «Разработка и апробация программ переподготовки государственных служащих и сотрудников правоохранительных органов», «Разработка предложений о внесении изменений в квалификационные требования, предъявляемые к государственным служащим». Данные, полученные в исследовании, успешно используются в работе преподавателей психолого-педагогических дисциплин « Юридическая психология », « Педагогика для юристов », которые преподаются будущим юристам и психологам в Южном федеральном университете, в Ростовской экономической академии (РИНХ), в Каменском филиале Московского государственного социального университета, в Таганрогском институте бизнеса и управления.

Результаты докладывались на конференции молодых ученых «Ростовская университетская инициатива — 2003» (Ростов-на-Дону, 4-5 апреля 2003 г.), Межвузовской научно-практической конференции «Молодежь XXI века — будущее Российской науки» (Ростов-на-Дону, 15-19 мая 2003 г.), Научно-практической конференции « Диагностика уровня достижений студентов в современной высшей школе » (Ростов-на-Дону, 27 апреля 2004 г.), III Межрегиональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодежь XXI века — будущее Российской науки». (Ростов-на-Дону, 12-13 мая 2005 г.), Международной научно-практической конференции «Модернизация отечественного педагогического образования: проблемы, подходы, решения» (Таганрог, 21 -23 сентября 2005 г.), IV Всероссийской научно-практической конференции «Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека» (Волгоград, 3-5 октября 2005 г.), Шестой областной научно-практической конференции по воспитательной работе вузов и ссузов области: «Актуальные направления воспитательной работы в системе непрерывного профессионального образования» (Ростов-на-Дону, РГЭУ (РИНХ) 11 ноября 2005 г.), III научно-практической конференции « Личность и бытие: субъективный подход » (Краснодар, КГУ 11-12 ноября 2005 г.), Всероссийской научно-практической конференции « Проблемы воспитания толерантности и профилактики экстремизма в молодежной среде » (Ростов-на-Дону, РГУПС 16-17 ноября 2005 г.), Второй национальной научно-практической конференции « Психология образования: региональный опыт » (Москва, 13-15 декабря 2005 г.), X Санкт-Петербургской Ассамблее молодых ученых и специалистов (Санкт-Петербург, СПбГПУ 16 декабря 20.05 г.), XIII Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных « Ломоносов » (Москва, 19-20 апреля 2007 г.), Научно-практической конференции «Перспективы создания Южного федерального университета — вуза инновационного типа мирового уровня» (Ростов-на-Дону, 26 апреля 2006 г.).

Материалы диссертации неоднократно докладывались на « Неделе науки » (РГУ).

Положения выносимые на защиту:

1. Юристы работающие в нотариальных конторах — системе органов в функции которых входит подготовка и удостоверение сделок, оформление наследственных прав, засвидетельствование документов для придания им юридической достоверности, берут на себя не только юридическую, но и личностную ответственность перед своими клиентами и государством и, безусловно имеют специфические смысловые трансформации, существенно влияющие на особенности их профессиональной самореализации, что проявляется в различных ценностно-смысловых ситуациях.

2. Общие закономерности самореализации актуализируются в индивидуальной форме, зависящей от ряда параметров: конкретные условия и особенности ситуации, социально-психологические характеристики, личностные особенности. Однако высший уровень самореализации личности в профессиональной деятельности, в том числе юридической сфере, — это смысловая саморегуляция как « стержневая характеристика » высших смыслов, уровня интегральной смысловой саморегуляции.

3. Для понимания базовых механизмов смысловой саморегуляции в контексте реальной жизнедеятельности (в том числе и той ее части, которую составляет профессиональное пространство) необходимо рассматривать ее как сложный многоуровневый процесс, включающий поиск, выбор и смену целей, а также их отсутствие, учитывая фактор значимости во всех звеньях регуляторных процессов. Единая направленность всех элементов и процессов системы саморегуляции является функциональной необходимостью и предполагает иерархическую организацию соответствующих элементов и процессов — дифференциацию высших и низших уровней организации, при которой высшие задают критерии для низших. В качестве высшего регуляторного критерия в смысловой иерархии необходимо рассматривать интегральную смысловую регуляцию как основание устойчивости и целостности личности во всех ее жизненных проявлениях, включая деятельность нотариуса.

4. Анализ смысловой саморегуляции на содержательно-смысловом и мотивационно-динамическом уровнях позволяет выявить ее континуумную специфику, в пространстве двух полюсов: от жесткой аддиктивной модели до возможности варьировать регуляторными образованиями как стратегии независимого профессионального поведения, ориентированного на систему духовных эталонов современного общества. Эта последняя модель и обеспечивает полноценное личностное развитие, характеризуемое динамикой, разворачивающейся в направлении усложнения жизненного мира, увеличения его мерности и проявления в нем все более разнообразных ценностей и смыслов.

5. Смысловая саморегуляция является важнейшей характеристикой личности и существенно влияет на особенности профессиональной самореализации юристов, работающих в нотариальных конторах. Преобладание агармонических и аддиктивных компонентов в содержательно-смысловой и мотивационно-динамической составляющих смысловой саморегуляции деформирует профессиональную траекторию самореализации, снижает уровень активности личности и субъективного контроля, что необходимо учитывать при подготовке и переподготовке специалистов этого вида профессиональной деятельности.

По теме диссертационного исследования опубликовано 9 работ общим объемом 2,6 п.л.

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов и рекомендаций, заключения, списка литературы из 191 источника, из которых 11 на английском языке, глоссария и 8 приложений.

Заключение диссертации по теме «Юридическая психология», Соловьева, Галина Викторовна

Выводы к Главе 3

1.В процессе профессиональной реализации представителей различных специальностей обязательно происходят определенные изменения мотивационной структуры и смысловых центраций, тем не менее, трансформация « смыслового поля » будет происходить в соответствии с имеющимися личностными устойчивыми ценностями, общей жизненной направленностью, которые, «ассимилируясь в структуру личности, в дальнейшем своем функционировании практически не зависят от ситуативных факторов, являются стабильными, задающими векторы жизнедеятельности субъекта» (Д.А. Леонтьев , 1999). На примере нотариусов-юристов в качестве важнейшего показателя профессиональной самореализации в данной работе мы рассматривали « меру уловлетворенности человека процессом своего труда » Р.А. Зобов , В.Н. Келасьев, 2001). Исходя из понимания приоритетной значимости личностных ценностей в смыслообразовании, понимании « ценности как личностного основания » (Н.И. Непомнящая ), следует ожидать, что профессиональную деятельность индивид будет строить согласно данной системе ценностей, как бы подтверждая своей деятельностью устойчивость и целостность смысложизненной концепции на протяжении всего пути реализации профессионала (Г.М. Андреева , Б.С. Братусь, Д.А. Леонтьев, В.А. Бодров , Л.Д. Сыркин).

2. Смысловая саморегуляция представляет собой замкнутый контур регулирования и интегрирует динамические и содержательно-смысловые компоненты, которые проявляются в различных психических формах и конструктах (чувственные образы, представления, смысложизненные ориентации, ценности и т.д.). Принятая субъектом цель не определяет однозначно условий, необходимых при построении программы исполнительских действий; при сходных моделях значимых условий деятельности возможны различные способы достижения одного и того же результата. Общие закономерности самореализации актуализируются в индивидуальной форме, зависящей от ряда параметров: конкретные условия и особенности ситуации, характеристики нервной деятельности, личностные особенности. Однако высший уровень саморегуляции — смысловой, уровень высших смыслов, который, по терминологии Д.А. Леонтьева (1999), можно называть интегральной смысловой саморегуляцией . «Смысловая регуляция может рассматриваться как система психологических механизмов, обеспечивающих сообразность протекания деятельности в интенциональной сфере ее субъекта» [102, с. 148]. «Высшее предназначение смысловых структур человека — выступить в роли смысловой регуляции его жизнедеятельности, обеспечить его жизненные ориентации, возможность самой жизни. Это означает, что смыслы в ситуативной и устойчивой фазах бытия личности выступают прежде всего как механизмы указанной регуляции, как способ связи человека с миром» ( Абакумова И.В., 2003). Чтобы выполнять данную функцию, смыслы должны быть « в наличии », чем и вызываются как реальные процессы смыслообразования, так и задачи их жизненного присвоения. Необходимо, следовательно, различать две линии проблем, идущих из одной точки « смысла »: проблемы регуляции жизнедеятельности человека со стороны его смысловой сферы и проблемы становления и развития самой этой сферы, т.е. смыслообразования.

В процессе профессиональной реализации представителей различных специальностей обязательно происходят определенные изменения мотивационной структуры и смысловых центраций, тем не менее, трансформация « смыслового поля » будет происходить в соответствии с имеющимися личностными устойчивыми ценностями, общей жизненной направленностью, которые «ассимилируясь в структуру личности, в дальнейшем своем функционировании практически не зависят от ситуативных факторов, являются стабильными, задающими векторы жизнедеятельности субъекта» (Д.А. Леонтьев , 1999). В качестве важнейшего показателя профессиональной самореализации в данной работе мы рассматривали « меру удовлетворенности человека процессом своего труда » Р.А. Зобов , В.Н. Келасьев, 2001). Исходя из понимания приоритетной значимости личностных ценностей в смыслообразовании, понимании « ценности как личностного основания », следует ожидать, что профессиональную деятельность индивид будет строить согласно данной системе ценностей, как бы подтверждая своей деятельностью устойчивость и целостность смысложизненной концепции на протяжении всего пути реализации профессионала (Г.М. Андреева , Б.С. Братусь, Д.А. Леонтьев, В.А. Бодров , Л.Д. Сыркин).

В результате анализа результатов диагностического исследования особенностей смысловой саморегуляции юристов, сотрудников нотариальных контор можно сделать следующие выводы:

1. Работа в нотариальной конторе является специфическим профессиональным контекстом и обуславливает специфику смысложизненных стратегий личности и особенности ее интегральной смысловой саморегуляции.

2. Посредством исследования смысловой саморегуляции возможно выявить наиболее важные жизненные определяющие личности, те жизненных отношения, которые инициируют индивидуальную специфику активности субъекта профессиональной деятельности, направленность на установление оптимального состояния жизненных отношений в данном модусе профессиональной самореализации. Для юристов, сотрудников нотариальных контор с высоким уровнем профессиональной самореализации как « стержневой характеристики » высших смыслов и достигших высокого уровня в интегральной смысловой саморегуляции характерно наличие целей в будущем, придающих жизни осмысленность , направленность, временную перспективу, стремление к самоактуализации , ярко выраженное стремление к профессиональной удовлетворенности и гуманитарным ценностям самоактуализирующейся личности, гармоничному бытию и здоровым отношениям с людьми. В то же время характерно неверие в возможность искренних и гармоничных межличностных отношений, недоверие людям и низкий уровень спонтанности (свободы, естественности, легкости без усилия); наиболее значимые ценности для них — « интересная работа », « активная деятельная жизнь » и « уверенность в себе ». При этом « общественное признание » и стремление к « развитию » также важны, восприятие окружающего мира и себя происходит посредством осознания смыслового содержания и эмоционально-рефлексивного отношения к себе; у большинства из них высокий уровень потребности в достижении; гармоничное отношение к своей профессиональной деятельности и ее высокая значимость, проявляющиеся в значительном преобладании внутренней мотивации; потребность и далее совершенствовать свою жизнь, стремиться к новым « горизонтам возможностей ».

3. Для понимания базовых механизмов смысловой саморегуляции в контексте реальной жизнедеятельности (в том числе и той ее части, которую составляет профессиональное пространство) необходимо рассматривать ее как сложный многоуровневый процесс, включающий поиск, выбор и смену целей, а также их отсутствие, учитывая фактор значимости во всех звеньях регуляторных процессов. Из приведенного сравнения видно, что выборка успешных нотариусов значимо отличается от контрольной выборки (со средним и низким уровнем самореализации) их менее реализованных коллег по трем из пяти субшкал (цели, локус контроля-Я, локус контроля-жизнь) и по общей осмысленности жизни. Это может говорить о том, что успешные нотариусы больше задумываются о цели в жизни, планируют будущее, имеют представление о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о ее смысле, обладают убеждением в том, что человеку дано контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в жизнь (притом, что для их поведения характерен низкий уровень спонтанности). В целом саморегуляция испытуемых , ориентирующихся в своих смысложизненных устремления на саморазвитие и самореализацию, отличается наибольшей структурированностью и связанностью, такие испытуемых более продуктивны в нахождении промежуточных смыслов своих действий, им свойственна активная и просоциальная мировоззренческая позиция. Ориентация на семейные ценности части испытуемых (в основном это респонденты с низким уровнем профессиональной самореализации), имеющих социальную направленность, сочетается с гомеостатической моделью поведения, боязнью перемен и преобладанием рефлексивных процессов над практической деятельностью. У таких испытуемых ограничен перечень предельных смыслов, которым подчиняется жизнедеятельность и которые являются центрациями именно саморегуляции, а также у них преобладают узловые смыслы (смыслы сочетающие эго- и просоциальные центрации). Наглядно это проявляется в том, что структура саморегуляции представляет ряд отдельных, не связанных друг с другом, смысловых цепочек, количество которых весьма ограничено.

Результаты проективного анализа по критерию «ощущение принадлежности к чему-либо» позволяют сделать следующие заключения: представители первой группы (76%) и второй (43%), имеют чувство принадлежности к тому месту, где проживают (а именно « мы южане », « у нас на юге России специфическая ментальность », « мне нравится жить в этом городе », « мы на юге радушные » и т.д.). Большинство испытуемых из первой эмпирической группы (более 70%) признают себя частью Мира, Природы. Некоторые из них являются верующими (православие, иудаизм, ислам), что, однако, не ограничивает их мировосприятие (в силу отсутствия приверженности ортодоксальным нормам), а наоборот расширяет их образ мира (потребность в духовном насыщении) и, как следствие этого, инициирует ответственность за совершенные и планируемые действия как возможности влияния на изменение общей сложной, многоуровневой системы мира. Именно через принятие Мира, его субъективирование возникает стремление к внутренней красоте и гармонии Мира, духовной и наполненной жизни. Эстетическое отношение к природе (которая тоже было присуще более 65% реципиентам первой группы) — это возможность отношения к ней не только как к сырью для производства. Она существует не только как объект практической деятельности человека, но и как объект человеческого созерцания, как нечто, что значимо для человека и само по себе, « в себе » (по терминологии C.JI. Рубинштейна, 1957). Подобное духовное обогащение не может не окрасить личность позитивным отношениям к событиям, принимаемым решениями. Представители 3-й группы (68%) и незначительная часть второй (12%), напротив, проявили чувство оторванности от Мира, от всех (82% и 53% соответственно), что отразилось на негативном настрое на события своей собственной жизни, ближайшего окружения и информацию, поступающую извне.

Результаты проективного анализа по критерию « стремление к альтруизму и толерантности » позволяют сделать следующее заключение: представители первой группы (более 90%), 2-й группы (20%) и 3-й группы (менее 10%) имеют потребность сделать что-либо для людей, внести свой вклад в развитие общества, поделиться с людьми своими знаниями и материальными благами.

4. Анализ смысловой саморегуляции на содержательно-смысловом и мотивационно-динамическом уровнях позволяет выявить ее континуумную специфику, в пространстве двух полюсов: от жесткой аддиктивной модели до возможности варьировать регуляторными образованиями как стратегии независимого профессионального поведения, ориентированного на систему духоных эталонов современного общества. В соответствии с полученными данными можно сделать вывод, что люди с низким уровнем профессиональной реализации более центрированы на себя, на решение своих проблем, по сравнению с высокой и средней группами профессиональной самореализации. При общей пассивности человека отсутствует связность компонентов саморегуляции, ее структурированность и интегрированность в смысловые образования. Если в первой группе представления о предельных основаниях человеческих действий образуют достаточно сложную связную структурную целостность, то для 3-й группы характерна предельная упрощенность этих представлений и их мозаичность -раздробленность на слабо связанные между собой составляющие. Высокий показатель индекса децентрации характеризует испытуемых 1-ой и 2-ой групп как решительных, уверенных в своих силах, готовых осуществлять поставленные цели, реализовывать планы, отвечать не только за профессиональную успешность и за успехи в собственной жизни, но и за жизнь и успехи других людей.

5. Смысловая саморегуляция является важнейшей характеристикой личности и существенно влияет на особенности профессиональной самореализации юристов, работающих в нотариальных конторах. Чем характеризуется человек, у которого наличествует развитая смысловая саморегуляция? Это человек с позитивным взглядом на мир нравственный и социально активный, человек, осознающий собственную уникальность и необходимость единения с другими людьми, осознающий многообразие и взаимообусловленность окружающего мира, обеспокоенный его судьбой понимающий что то, каким будет этот мир зависит от каждого. Эти характеристики, однако, необходимо осмыслить с точки зрения психологического механизма, который лежит в основе формирования этих личностных качеств для инициирования их развития в процессе подготовки и повышения квалификации юристов-сотрудников нотариальных контор. В различных психологических исследованиях, достаточно подробно показано, что отработка способов успешной коммуникации, формирование активной толерантности и компетентности, социально-психологическая устойчивость личности, социальная чувствительность, способность к эмпатии , сопереживанию, корректировка самооценки, анализ и познание своего «Я» и своего « Я среди Других », возможна лишь при соответствующем развитии смысловой сферы личности, поскольку именно ценностно-смысловые образования, в данном случае, является тем психологическим субстратом, который порождает важнейшие личностные качества, определяющие особенности ее саморегуляции и именно этим необходимо руководствоваться при подготовке специалистов, работающих в нотариальных конторах.

Список литературы диссертационного исследования кандидат психологических наук Соловьева, Галина Викторовна, 2007 год

1. Абакумов О.Н., Целиковский С.Б. Саморегуляция в системе профессионально важных качеств сотрудников охраны. // СевероКавказский психологический вестник. 2003. № 1. С. 181 — 184.

2. Абакумова И.В. Личностный смысл как педагогический фактор и его использование в учебном процессе: Автореф. дис. . канд. пед. наук. Ростов-на-Дону, 1989.

3. Абакумова И.В., Азарко Е.М., Ефименко В.Н. Становление и развитие понятия « личностный смысл » как категории отечественной психологии. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ , 2002.

4. Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А. Психология в медицине. Учебное пособие. М.: ЛПА «Кафедра-М», 1998.

5. Абульханова-Славская К.А. Личностный аспект проблемы общения. // Проблема общения в психологии. М., 1981. — С. 218 — 241.

6. Агафонов А.Ю. Основы смысловой теории сознания. СПб.: Изд-во «Речь», 2003.

7. Агафонов А.Ю. Человек как смысловая модель мира. Пролегомены к психологической теории смысла. Самара: Издательский дом «БАХРАХ-М», 2000.

8. Ананьев Б.Г. Некоторые проблемы психологии взрослых. М., 1972.

9. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977. — 380 с.

10. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект пресс, 1997.

11. Анцыферова Л.И. Методологические принципы и проблемы психологии // Психологический журнал. 1962. Т. 3. № 2. С. 3 18.

12. Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. / Под ред. И.Б. Ханиной. М.: Наука; Смысл, 1999.

13. Аршинов В.И. Синергетическое познание в контексте проблемы двух культур. // Высшее образование в России. 1996. № 2. С. 13-16.

14. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. М.: Мысль, 1976.

15. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. -М., 1984.

16. Асмолов А.Г. По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии. М.: Смысл, 2002.

17. Асмолов А.Г. Психология индивидуальности. Методические основы развития личности в историко-эволюционном процессе. М.: Изд-во МГУ , 1986.

18. Асмолов А.Г. Психология личности. М., 1990.

19. Асмолов А.Г. Толерантность: различные парадигмы анализа. // Толерантность в общественном сознании России. М., 1998.

20. Ассаджиоли Р. Психосинтез: теория и практика. М., 1994.

21. Безносов С.П. Профессиональная деформация личности. СПб.: Речь, 2004.-272 с.

22. Белинская Е. П. Тихомандрицкая О. А. Социальная психология личности. Учебное пособие для вузов. М.: Аспект Пресс, 2001. — 301 с.

23. Белоус В.В. К вопросу об интегральной индивидуальности субъекта. -Пятигорск: ППИ , 1992.

24. Берн Э. Игры, в которые играют люди (психология человеческих взаимоотношений). Люди, которые играют в игры (психология человеческой судьбы). СПб.: Лениздат, 1992.

25. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986.

26. Бетти Э.Р. Толерантность дорога к миру. — М.: Бонфи, 2001.

27. Бодалев А.А. Акмеология как учебная дисциплина. М.: Изд-во МГУ, 1993.

28. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1982. — 200 с.

29. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1982.

30. Братусь Б.С. К проблеме нравственного сознания в культуре уходящего века // Вопросы психологии. 1993. № 1. С. 6 13.

31. Братченко С.JI. Проблема выбора критерия нравственного развития личности и пути ее решения. // Психолого-педагогическое обеспечение учебного процесса в высшей школе в условиях ее перестройки. JI.; М., 1988.-С. 482-491.

32. Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке. // Психологический журнал. 1991. Т. 12. № 6. С. 3 11.

33. Брушлинский А.В., Темнова JI.B. Интеллектуальный потенциал личности и решение нравственных задач. // Психология личности в условиях социальных изменений. М., 1993.

34. Бубер М. Два образа веры. М.: Республика, 1995.

35. Бубер М. Проблема человека. Перспективы. // Лабиринты одиночества. -М., 1989.-С. 88-98.

36. Бузакина Ю.Ю. Смысложизненные ориентации личности как фактор профессиональной успешности сотрудников частных охранных предприятий и служб безопасности. Автореф. канд. дисс. Ростов-на-Дону., 2005.- 18 с.

37. В поисках смысла. Мудрость тысячелетий. // Сост. А.Е. Мачехин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003.

38. Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб.: Питер, 2000.

39. Василюк Ф.Е. Психология переживания: анализ преодоления критических ситуаций.-М., 1984.

40. Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982.

41. Вилюнас В.К. Психологические механизмы биологической мотивации. -М., 1986.

42. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1976.

43. Власенкова Е.Г. Особенности смысловой сферы зрелой личности с разным уровнем самореализации. Автореферат дисс. на соиск. канд. психол . наук. Хабаровск, 2005. — 23 С.

44. Волков В.В. Некоторые результаты изучения профессиональной деформации личности следователя. // Проблемы судебной психологии. -М., 1971. С. 11-12.

45. Выготский JI.C. История развития высших психических функций. // Собр. соч.: В 6 т. М.: Педагогика, 1982. Т. 1. С. 6 — 328.

46. Выготский JI.C. Мышление и речь // Собр. соч.: В 6 т. М.: Педагогика, 1982. Т. 2. С. 5-362.

47. Гозман Л .Я. Психология эмоциональных отношений. М., 1987.

48. Гришина Н.В. Помогающие отношения: профессиональные и экзистенциальные проблемы. // Психологические проблемы самореализации личности. СПб., 1997. — С. 143 — 156.

49. Делез Ж. Логика смысла. М.: Издательский центр « Академия », 1995.

50. Деркач А.А., Кузьмина Н.В. Акмеология: пути достижения вершин профессионализма. М., 1993.

51. Джанерьян С.Т. Профессиональное развитие личности. Методические указания. Ростов-на-Дону, 1998.

52. Джанерьян С.Т. Самоописание как выражение и способ изучения Я-концепции. // Психологический вестник РГУ. № 5. Ростов-на-Дону: Изд-во Рост, ун-та, 2000. С. 209-214.

53. Дикая Л.Г., Шахнач Л.В. Отношение человека к неблагоприятным жизненным событиям и факторы его формирования. // Психолог . Журнал, 1996, №3.- С. 137- 148.

54. Димитров А.В., Сафронов В.П. Основы пенитенциарной психологии. Учебное пособие. М.: Московский психолого-социальный институт, 2003,- 176 с.

55. Дружинин В.Н. Варианты жизни: Очерки экзистенциальной психологии. М.: ПЕР СЭ; СПб.: ИМАТОН-М, 2000.

56. Дружинин В.Н. Психодиагностика общих способностей. М., 1996.

57. Ермаков П.Н., Абакумова И.В., Азарко Е.М. Особенности личностно-смысловой сферы одаренных подростков. // Научная мысль Кавказа. Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2003. № 1. С. 204 212.

58. Жикаренцев В.В. Жизнь без границ. СПб.: ООО «Издательство «Золотой век»», ООО « Диамант », 2000.

59. Зарецкий В.К., Холмогорова А.Б. Смысловая регуляция решения творческих задач. // Исследование проблемы психологии творчества. -М.: Наука, 1983. С. 62-101.

60. Зинченко В.П. Миры сознания и структуры сознания. // Вопросы психологии. 1991. № 2. С. 15-36.

61. Зинченко В.П. Мысль и слово Густава Шпета (возвращение из изгнания). М.: Изд-во УРАО, 2000.

62. Зинченко В.П. Читая О. Мандельштама. // Вопросы психологии. 1992. № 5-6.-С. 44-54

63. Зинченко В.П., Моргунов Е.Б. Человек развивающийся. Очерки российской психологии. -М.: Тривола, 1994.

64. Знаков В.В. Понимание в познании и общении. 2-е изд., испр. и доп. -Самара: Самарск. гос. пед. ун-т, 1998.

65. Зобов Р.А., Келасьев В.Н. Самореализация человека. Введение в человекознание. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2001. — 280 с.

66. Золотухина-Аболина Е.В. О чувстве смысла. // Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия . Ростов-на-Дону: Ассоциация экзистенциального консультирования, 2002. № 1. С. 65 — 81.

67. Иваницкий А.Т. Совершенствование психологической подготовки курсантов МВД СССР к службе во внутренних войсках: Дис.канд. пед. наук. М., 1987.- 184 с.

68. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1991.

69. Иванников В.А. Формирование побуждений к действию. // Вопросы психологии. 1985. № 3. С. 113 123.

70. Ильенков Э.В. Философия и культура. М.: Политиздат, 1991.

71. Карпов А.В. Общая психология субъективного выбора: структура, процесс, генезис. / Институт психологии РАН ; Яросл. гос. ун-т. -Ярославль, 2000.

72. Кемеров В.Е. Проблема личности: методология исследования и жизненный смысл. -М.: Политиздат, 1977.

73. Киссинджер Г. Уроки для лидеров. // Новое время. 1990 № 41, с. 40 42

74. Клочко В.Е. Системная детерминация мыслительной деятельности на стадии ее инициации. // Сибирский психологический журнал. Томск, 1997. Вып. 5. С. 19-26.

75. Клочко В.Е. Человек как психологическая система. // Сибирский психологический журнал. Томск, 1996, Вып. 2. С. 10-13.

76. Ковалев Г.А. Три парадигмы в психологии три стратегии психологического воздействия. //Вопросы психологии. 1987. № 3. С. 11 — 49.

77. Кокурина И.Г. Методика изучения трудовой мотивации: Учеб.-метод. пособие для студентов фак. психол. гос. ун-тов. М.: Изд-во Моск. унта, 1990.-96 с.

78. Кон И.С. В поисках себя. Личность и ее самопознание. М., 1984.

79. Кон И.С. Открытие «Я». М.: Политиздат, 1978.

80. Конопкин О.А., Моросанова В.И. Стилевые особенности саморегуляции деятельности. // Вопросы психологии. 1989. № 5. С. 18-25.

81. Краткий психологический словарь-хрестоматия. / Под ред. К.К. Платонова. М.: Высшая школа, 1974.

82. Кроник А.А., Кроник Е.А. В главных ролях: вы, мы, он, ты, я. Психология значимых отношений. М., 1989.

83. Крутелёва Л.Ю. Психологические особенности смысложизненных стратегий студентов разной познавательной направленности, изучающих иностранный язык: Дис. . канд. психол. наук. Ростов-на-Дону: 2005.-222 с.

84. Кудрявцев Т.В., Шегурова В.Ю. Психологический анализ динамики профессионального самоопределения личности. // Вопросы психологии. -1983.-№2.-С. 51-59.

85. Кузнецов В.Г. Герменевтическая феноменология в контексте философских воззрений Густава Густавовича Шпета. // Логос. 1991. Вып. 2.-С. 199-214.

86. Кулюткин Ю.Н., Сухобская Г.С. Индивидуальные различия в мыслительной деятельности взрослых учащихся. М.: Педагогика, 1971.

87. Кун М., Макпартлэнд Т. Эмпирическое исследование установок личности на себя. // Современная зарубежная социальная психология. Тексты. -М., 1984. С. 180-187.

88. Курбатов В.И. Современная западная социология: Аналитический обзор концепций: Учеб. пособие. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001.

89. Кучинский Г.М. Диалог в процессе совместного решения мыслительных задач. // Проблема общения в психологии. М.: Наука, 1981. С. 92 — 121.

90. Лабунская В.А. Социально-психологические причины интолерантного общения. // Век толерантности. 2001. № 3 4. — С. 100 — 112.

91. Леоненко Н.О. Ценностно-смысловое содержание мотивации профессионального выбора студентов юридического вуза. Автореферат дисс. на соиск. уч. степени канд. психол. наук. Казань, 2004. — 20 с.

92. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. 2-е изд. М.: Политиздат, 1977.

93. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1971.

94. Леонтьев А.Н., Кринчик Е.П. Некоторые особенности переработки информации человеком. // Кибернетика, мышление, жизнь. М., 1964. -С. 227-241.

95. Леонтьев Д.А. Личность: человек в мире и мир в человеке. // Вопросы психологии. 1989. № 3.

96. Леонтьев Д.А. Методика изучения ценностных ориентаций. М.: Смысл, 1992.

97. Леонтьев Д.А. Методика предельных смыслов ( МПС ): Методическое руководство. М.: Смысл, 1999. — 36 с.

98. Леонтьев Д.А. Личностный потенциал как потенциал саморегуляции. //Ученые записки кафедры общей психологии МГУ. Выпуск 2. / Под общей ред. Б.С. Братуся , Е.Е, Соколовой. М.: Смысл, 2006. с. 85 — 103.

99. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М., 1993.

100. Леонтьев Д.А. Психология смысла. М.: Смысл, 2000.

101. Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций. М.: Смысл, 1992.

102. Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции. // Вопросы философии. 1996. № 4. С. 15-26.

103. Леонтьев Д.А., Пилипко Н.В. Выбор как деятельность: личностные детерминанты и возможности формирования. // Вопросы психологии. 1995. № 1.-С. 97-111.

104. Леушканова С.В. Влияние смысловой сферы личности на проявление творческой активности личности. Автореф. диссер. на соиск. уч. ст. канд психол. наук. Хабаровск, 2005. — 22 с.

105. Личность: внутренний мир и самореализация. Идеи, концепции, взгляды. // Составители: Ю.Н. Кулюткин , Г.С. Сухобская. СПб.: Изд-во института образования взрослых совместно с изд-вом « Тускарора », 1996.

106. Лурия А.Р. Об историческом развитии познавательных процессов. М.: Наука, 1974.

107. Лурия А.Р., Виноградова О.С. Объективное исследование динамики семантических систем. // Семантическая структура слова. -М.: Наука, 1971.

108. Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. -М.: Прогресс, 1990.

109. Мамардашвили М.К. Форма превращенная. // Философская энциклопедия. -М.: Сов. энциклопедия, 1970. Т. 5. С. 386-389.

110. Матюнин Б.Г. Соотношение знания, незнания и творческого безмыслия. // Педагогика. 1994. № 2. С. 19 22.

111. Медведев B.C. Профессиональная деформация личности как проблема органов внутренних дел. // Психопедагогика в правоохранительных органах. Научно-практический журнал. 1996. — №1 (3).- Омск: Омский юридический институт МВД России — С. 15-17.

112. Менегетти А. Психология жизни. СПб., 1992.

113. Мерлин B.C. Структура личности: характер, способности, самопознание: Учеб. пособие. Пермь: Изд-во Перм. пед. ин-та, 1990.

114. Митина Л.М. Психологическое сопровождение выбора профессии. / Под. ред. Л.М. Митиной. М., 1998. — С. 6 — 8.

115. Михайлова О.Ю., Рожков В.К. Агрессивность военнослужащих как фактор нарушения дисциплины и законности / Ежегодник РПО . Мат. III Всерос. съезда РПО. Т. 6. — СПб., 2003. — С. 545 — 547.

116. Мухина B.C. Проблема генезиса личности. М., 1985.

117. Мышление: процесс, деятельность, общение. / Под ред. А.В. Брушлинского . М.: Наука, 1982.

118. Мясищев В.Н. Психология отношений. М., Воронеж: Институт практической психологии, 1995.

119. Найссер У. Познание и реальность. М.: Наука, 1980.

120. Налимов В.В. В поисках иных смыслов. М., 1993.

121. Налимов В.В. Спонтанность сознания: Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. М., 1989.

122. Непомнящая Н.И. Ценность как личностное основание: Типы. Диагностика. Формирование. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Изд-во НПО « МОДЭК », 2000.

123. Новая философская энциклопедия: В 4 т. / Ин-т философии РАН, Нац. общ.-научн. фонд. М.: Мысль, 2000.

124. Новиков Б.Д. Психологические особенности возникновения профессиональной деформации сотрудников исправительно-трудовых учреждений: Автореф. дисс. на соиск. уч. степени канд. психол. наук. -Тверь, 1993. -25 с.

125. Орлов Ю.М. Восхождение к индивидуальности. М., 1991.

126. Панкратов А.В. Акмеологические факторы продуктивной профессиональной деятельности сотрудников таможенной службы: Автореф. канд. дисс. -М., 2001.

127. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику : исследование форм репрезентации в обыденном сознании. М., 1983.

128. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988.

129. Петренко В.Ф. Психосемантические исследования мотивации. // Вопросы психологии. 1983. № 3. С. 29 — 39.

130. Петровский А.В. Личность в психологии с позиции системного подхода. // Вопросы психологии. 1981. № 1. С. 57 — 66.

131. Понятие «цель» и « целеобразование » в психологии. // Психологические механизмы целеобразования / Отв. ред. O.K. Тихомиров. М.: Наука, 1977.-С. 5-20.

132. Протасова О.В. Социально-историографический анализ концепций правосознания и влияние социализации на формирование индивидуального правового сознания личности. М: ИССО, 2001.

133. Психологическая наука в России двадцатого столетия: проблемы теории и истории. / Под ред. А.В. Брушлинского. М., 1997.

134. Психологические исследования интеллектуальной деятельности. / Под ред. O.K. Тихомирова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979.

135. Психологические проблемы самореализации личности. П 86 Вып. 5. /Под ред. Г. С. Никифорова , JI. А. Коростылевой. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. — 232 с.

136. Психология личности: Сборник статей. / Сост. А.Б. Орлов. М.: ООО « Вопросы психологии », 2001.

137. Психология с человеческим лицом. Гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. / Под ред. Д.А. Леонтьева , В.Г. Щур. М.: Смысл, 1997.

138. Психология: Словарь. / Под общ. ред. А.В. Петровского , М.Г. Ярошевского. 2-е изд., испр. и доп. М.: Политиздат, 1990.

139. Разговор с психологом о двух культурах (интервью с Б.С. Братусем ). // Журнал практического психолога. М.: Фолиум, 1998. № 1. — С. 3 — 19.

140. Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: Материалы Третьего Российского философского конгресса: В 3 т. Ростов-на-Дону, 2002.

141. Реан А.А. Психологический анализ проблемы удовлетворенности избранной профессией. // Вопросы психологии. -1988. — №1. — С. 83 88.

142. Реан А.А. Психология изучения личности: Учеб. пособие. СПб.: Изд-во В.А. Михайлова , 1999.

143. Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер. с англ. / Общ. ред. Е.И. Исениной. М.: Издательская группа « Прогресс », « Универс », 1994.

144. Рубинштейн С.А. Основы общей психологии. -М., 1998.

145. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. М.: Наука, 1997.

146. Рябикина З.И. Личность. Личностное развитие. Профессиональный рост. -Краснодар, 1995.-236 с.

147. Скрипкина Т.П. Доверие и толерантность: существуют ли границы? // Век толерантности. 2001. № 3 4. — С. 42 — 52.

148. Скрипкина Т.П. Психология доверия. Ростов-на-Дону: Изд-во педагогического университета, 1997. — 250 с.

149. Слободчиков В.И. Психологические проблемы становления внутреннего мира человека. // Вопросы психологии. 1986. № 6. С. 14 — 22.

150. Слободчиков В.И. Реальность субъективного духа. // Человек. 1994. № 5. -С. 21-39.

151. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология человека: Введение в психологию субъективности. М., 1995.

152. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Феномен человека. М., 1996.

153. Сосновский Б.А. Мотив и смысл. М., 1993.

154. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1982.

155. Столин В.В., Кальвиньо М. Личностный смысл: строение и форма существования в сознании. // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1982. №3.-С. 38-46.

156. Субботский Е.В. Изучение у ребенка смысловых образований. // Вестн. Моск. ун-та, Сер. 14, Психология, 1977 № 1. С. 62 — 72.

157. Субботский Е.В. Онтогенез сознания и основы рациональности. // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1989. № 1. С. 63 — 74.

158. Трубников Н.Н. О категориях «цель», « средство », « результат ». М.: Высш. шк., 1968.- 148 с.

159. Франк С.Л. Реальность и человек. / Сост. А.А. Ермичева. СПб.: РХГИ, 1997.

160. Франкл В. Воля к смыслу: Пер. с англ. М.: Апрель-Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000.

161. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник: Пер. с англ. и нем. / Общ. ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева; вступ. ст. Д.А. Леонтьева. -М.: Прогресс, 1990.

162. Франкл Дж. Неизведанное Я: Пер. с англ. М.: Издательская группа « Прогресс », 1998.

163. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1994.

164. Фромм Э. Человек для себя. Минск, 1995.

165. Фромм Э. Человеческая ситуация. М., 1995.

166. Фэйдимер Дж., Фрейгер Р. Теория и практика личностно-ориентированной психологии. Методика персонального и социального роста. М.: ВИНИТИ , 1996.

167. Хайдегтер М. Время и бытие: статьи и выступления. М.: Республика, 1993.

168. Холодная М.А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. -Томск: Изд-во Томск, ун-та; Москва: Изд-во «Барс», 1997.

169. Целиковский С.Б. Диагностика и коррекция синдрома посттравматических стрессовых нарушений (PTSD) в тренинге саморегуляции психических состояний. Мат. научно-практической конференции УВД г. Ростова-н/Д. -Ростов-на-Дону, 1997. С. 28 — 34.

170. Человек как самоорганизующаяся психологическая система: Материалы региональной конференции, 20 октября 2000 г. Барнаул: Изд-во БГТТУ, 2000.

171. Чудновский В.Э. К проблеме адекватности смысла жизни. // Мир психологии. 1999. № 2 (18). С. 74 80.

172. Шилков Ю.М. Гносеологические основы мыслительной деятельности. -СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1992.

173. Шмелев А.Г. Психодиагностика личностных черт. СПб.: Речь, 2002.

174. Шпет Г. Явление и смысл: феноменология как основная наука и ее проблемы. Томск: Водолей, 1996.

175. Экзистенциальная психология. Экзистенция: Пер. с англ. М. Занадворова, Ю. Овчинникова. -М.: Апрель-Пресс, 2001.

176. Яковленко Ю.Ю. Смысловые образования личности как фактор профессиональной успешности сотрудников ЧОП и СБ. Методические указания для студентов факультета психологии РГУ. Ростов-н/Д.: УПЛ РГУ, 2005.- 18 с.

177. Ярошевский М.Г. История психологии. -М.: Мысль, 1966.

178. Ясперс К. Смысл и назначение истории. -М.: Политиздат, 1991.

179. Fiedler F. A theory of leadership of effectiveness. New-York: McGraw-Hill, 1967. 310 p. Enc B. Units of behavior. // Philisophy of science / East lansing, 1995, v. 62, № 4 / -Р. 523 — 542.

180. Gardner H. Frames of mind: The theory of multiple intelligences. L.: Heinemann, 1983.