Система судов упк

Сравнение Уголовного-процессуального кодекса (УПК) самопровозглашенной ЛНР, РФ и Украины.

УПК самопровозглашенной Луганской народной республики (далее – ЛНР) практически идентичен УПК РФ.

Отличия УПК ЛНР от УПК РФ в основном связаны с различиями в структуре правоохранительных органов (органы дознания, следствия, судебные органы), а также с естественным отставанием ЛНР от РФ при внесении изменений в законодательство.

Например, в УПК РФ к органам дознания относятся органы военной полиции, государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы, а в УПК ЛНР ни военная полиция, ни органы пожарного надзора к органам дознания не относятся. Представляется, что в ЛНР эти функции возлагаются на командиров воинских частей и органы внутренних дел. В то же время в ЛНР к органам дознания отнесены и налоговые, и таможенные органы.

Также в ЛНР за прокуратурой осталась функция проведения следствия по ряду преступлений.

При сравнении УПК Украины с УПК ЛНР и УПК РФ для удобства будет употребляться сокращение – «УПК ЛНР (РФ»).

Сравнению УПК РФ и УПК Украины в настоящее время посвящено множество научных статей и даже диссертаций.

В данном обзоре мы остановимся на тех отличиях, которые, на наш взгляд, являются существенными в обеспечении наиболее уязвимых при уголовном производстве прав человека (запрет пыток, право на свободу и личную неприкосновенность, право на справедливое судебное разбирательство, право на уважение частной жизни, право на эффективное средство правовой защиты).

Наиболее концептуальными отличиями схожих между собой УПК РФ и УПК ЛНР от УПК Украины можно назвать:

— отсутствие в УПК Украины стадии так называемой доследственной проверки заявления (сообщения) о преступлении перед возбуждением уголовного дела;

— ведение Единого реестра досудебных расследований с фиксаций принятых по делу процессуальных решений и движения дела;

— отсутствие в УПК Украины дознания, как одной из стадии досудебного расследования;

— введение в УПК Украины института следственных судей, призванный обеспечить судебный контроль на досудебном расследовании;

— предоставление в УПК Украины стороне защиты механизмов, приближающих права стороны защиты к правам стороны обвинения (проведения экспертизы, получение судебного решения на временный доступ к вещам и документам, ознакомление с материалами до окончания расследования и т.п.);

— отсутствие в УПК Украины права суда вернуть дело для дополнительного расследования;

Указанные новшества при принятии нового УПК Украины в 2012 г., по мнению его авторов, призваны обеспечить справедливое уголовное производство, направленное на соблюдение прав человека.

Вместе с тем в УПК ЛНР (РФ), есть ряд норм, которые в большей мере, чем УПК Украины, могут обеспечить соблюдение права человека в уголовном процессе. Ряд же норм УПК ЛНР (как и УПК РФ), по нашему мнению, наоборот, значительно сужают право на справедливое рассмотрение дела.

По мнению автора, наибольшее влияние на обеспечение защиты прав человека в уголовном производстве влияет нормативное урегулирование состава суда, процедуры задержания и применения мер пресечения, обеспечения права на защиту, положения о доказательствах.

Состав суда в суде ЛНР первой инстанции:

1) судья единолично;

2) по ходатайству обвиняемого судья и коллегия из 12 присяжных по предусмотренным преступлениям (тяжким и особо тяжким). Однако по переходным положениям суд присяжных пока не применяется – коллегия из 3-х судей);

3) коллегия из трех судей Верховного Суда по определенному перечню преступлений или по ходатайству обвиняемого по другому перечню преступлений (по переходным положениям – судьей единолично, а по ходатайству обвиняемого – коллегия из 3-х судей);

4) мировой судья – по ряду предусмотренных преступлений (в настоящее время до принятия законодательства о мировых судьях – судья единолично).

В Украине состав суда первой инстанции: судья единолично, либо коллегия из трех судей (за преступления с наказанием более 10 лет лишения свободы), либо коллегия из трех судей или по ходатайству обвиняемого два судьи и три присяжных (по ходатайству обвиняемого в делах где предусмотрено пожизненное лишение свободы)

Состав суда в апелляционной инстанции в ЛНР:

1) на приговор мирового судьи – судья районного (городского, горрайонного) суда;

2) коллегия из трех судей Верховного Суда ЛНР;

3) судья Верховного Суда ЛНР единолично о преступлениях небольшой и средней тяжести, а также апелляции на промежуточные решения.

В Украине состав суда апелляционной инстанции – коллегия из не менее трех судей апелляционного суда

В кассационном порядке в ЛНР – коллегия из трех судей Верховного Суда, а в порядке надзора – большинство членов президиума Верховного Суда.

В Украине суд кассационной инстанции – коллегия из трех судей конституционного суда, пересмотр в порядке надзора не предусмотрен.

В ЛНР по первой инстанции в основном дела подсудны районному (городскому, межрайонному) суду. Мировому судье (пока не применяется) подсудны преступления с наказанием до 3-х лет.

Ряд преступлений подсудны по первой инстанции Верховному Суду ЛНР: определенный перечень преступлений или в отношении специального субъекта (депутат Народного Совета или судьи, дела, связанные с государственной тайной).

Предусмотрена подсудность дел о преступлениях, совершенных военнослужащими и/или проходящими военные сборы Военному суду (за исключением подсудных Верховному Суду).

Таким образом, в Украине формируется четкая структура судов, разделенная по инстанциям (суды первой, апелляционной и кассационной инстанции, которые рассматривают дела исключительно своей инстанции. В ЛНР же структура судов не сформирована по инстанциям. В местных судах предусмотрено как рассмотрение дел по первой инстанции, так и в апелляционном порядке (на приговоры мировых судей) В Верховном Суде могут рассматриваться дела всех трех инстанций.

Также не соответствует современным понятиям о справедливом суде закрепление в УПК ЛНР пересмотра дел в порядке надзора (ЕСПЧ неоднократно в решениях против РФ и решениях против Украины указывал, что пересмотр судебных решений в порядке надзора противоречит принципу правовой определенности). Украина ликвидировала в своей судебной системе пересмотр дел в порядке надзора. Но эта процедура осталась в РФ и нашла закрепление в ЛНР.

Также в Украине до объявления АТО («довоенное время») были ликвидированы военные суды. В настоящее время в Украине в связи со значительным увеличением количества военнослужащих, возросшим количеством преступных деяний, совершаемых ими, все чаще поднимается вопрос о возобновлении военных судов в системе судоустройства Украины.

В ЛНР даже в отличие от РФ прокуратура имеет более широкие полномочия. Так, за органами прокуратуры в ЛНР закреплена функция расследования целого ряда преступлений. Прокурор в ЛНР может возбудить уголовное дело. В РФ прокуратура не наделена такими полномочиями.

В УПК ЛНР (РФ) в отличие от УПК Украины нет «монополии» адвокатов на защиту подозреваемых, обвиняемых или на представительство потерпевшего, гражданского истца, ответчика, частного обвинителя. Защитниками и представителями могут быть допущенные близкие родственники, либо иное лицо, о котором ходатайствуют. В Украине «монополия» адвокатов вызывала много противоречивых мнений ученых, практиков, общественности. С одной стороны, ограничивается право человека на свободный выбор защитника, с другой стороны, государство тем самым обеспечивает профессиональную защиту. Участие же непрофессионального защитника (например, близкого родственника) может сделать защиту формальной. Представляется, что «монополия» адвоката все же призвана обеспечить реальную защиту.

В УПК ЛНР (РФ) обязательное участие защитника предусмотрено в делах о преступлениях, по которым предусмотрено наказание выше 15 лет лишения свободы или пожизненное, в то время, как в Украине по особо тяжким преступлениям (от 10 лет лишения свободы).

В УПК ЛНР(РФ) не предусмотрено обязательное назначение защитника при задержании, как это есть в Украине.

Согласно УПК Украины отводы во время досудебного расследования рассматривает следственный судья, а согласно УПК ЛНР (РФ) отвод следователя разрешается руководителем следственного органа, а дознавателя – прокурором.

В УПК Украины в отличие от УПК ЛНР (РФ) больший перечень случаев очевидно недопустимых доказательств. Примечательно, что ряд положений о недопустимости доказательств из УПК Украины были закреплены и в УПК ЛНР, при этом в УПК РФ таких положений нет. Это недопустимость показаний, полученных от свидетеля, который в последующем будет признан подозреваемым или обвиняемым в этом процессе, и доказательств, полученные в результате насилия.

Существенным является закрепление в УПК Украины невозможности использования судом показаний данных на досудебном расследовании.

Заслуживает внимания закрепление в УПК ЛНР (РФ) признание недопустимыми доказательств, полученных следователем во время досудебного следствия, после чего это доказательство не может включаться в обвинительное заключение.

В Украине закреплено право на перекрестный допрос в суде с использованием наводящих вопросов. По УПК ЛНР (РФ) использование наводящих вопросов запрещено.

Согласно УПК ЛНР (РФ) обстоятельства, установленные приговором или иным решением суда (в том числе по гражданским или хозяйственным делам) признаются судом, прокурором, следователем без дополнительной проверки (преюдиция). В Украине значения преюдиции в уголовном процессе нет

В УПК ЛНР (РФ) предусмотрено право обжалования любых решений, действий (бездействия) следователя, руководителя следственного органа, если они способны причинить ущерб правам и свободам, затруднить доступ к производству. По УПК Украины не каждое решение, действие (бездействие могут быть обжалованы).

В УПК ЛНР (РФ) в отличие от УПК Украины подробно регламентировано производство при реабилитации.

По УПК ЛНР (РФ) задержание до избрания меры пресечения не может превышать 48 часов с момента фактического задержания, тогда как по УПК Украины – 72 часа и не позднее 60 часов задержанный должен быть доставлен в суд. При этом в УПК ЛНР (РФ) четко регламентирована обязанность составить протокол задержания в срок не более 3-х часов с момента доставления в орган дознания или к следователю. Также не позднее, чем за 8 часов до окончания срока задержания (48 часов) должно быть предоставлено в суд Постановление о возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или содержания под стражей. Однако суд может продлевать срок задержания неоднократно 72 часа (с момента оглашения решения) по ходатайству сторон для предоставления дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения.

По УПК Украины любую меру пресечения избирает следственный судья, в то время, как по УПК ЛНР (РФ) суд избирает меру пресечения лишь в виде залога, домашнего ареста и содержания под стражей. Остальные меры пресечения применяются по постановлению дознавателя или следователя.

Согласно УПК Украины основаниями для избрания меры пресечения являются как обоснованное подозрение, так и риски скрыться, препятствовать следствию и суду (влияние на участников процесса, уничтожение доказательств, другое) или совершить новое преступление или продолжить преступную деятельность. При этом среди прочего при избрании меры пресечения учитывается и весомость доказательств причастности подозреваемого к совершению преступления. По УПК ЛНР (РФ) при избрании меры пресечения обоснованность подозрения не проверяется, основаниями для избрания меры пресечения являются лишь риски. В судебной практике РФ обязательная проверка судами обоснованности подозрения при избрании меры пресечения была внедрена Постановлением Пленума ВС РФ от 29.10.2009 № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» и рядом решений Конституционного Суда РФ. Будет ли такая практика в ЛНР, покажет время.

По УПК ЛНР (РФ) предусмотрена возможность внесения залога не только денежными средствами, но и имуществом, что делает более доступным такой меры пресечения, как залог.

В УПК ЛНР (РФ) в отличие от УПК Украины сроки нахождения под домашним арестом, принудительного нахождения в медицинском учреждении засчитываются в срок содержания под стражей.

УПК ЛНР (РФ) в отличие от УПК Украины не предусматривает обязанности следователя (прокурора) вручить стороне защиты экземпляр постановления о возбуждении перед судом ходатайства о избрании меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или содержания под стражей. В судебной практике РФ признано право защитника на ознакомление с таким постановлением и документами, которыми оно обосновывается (Постановление Пленума ВС РФ от 29.10.2009 № 22).

В УПК ЛНР (РФ) закреплено правило, согласно которому не допускается возложение полномочий по избранию меры пресечения на одного и того же судью на постоянной основе, эти полномочия распределяются между судьями соответствующего суда в соответствии с принципом распределения уголовных дел. В Украине зачастую один следственный судья сопровождает уголовное производство все время досудебного расследования.

В УПК ЛНР (РФ) сроки содержания под стражей при расследовании по общему правилу – до 2-х месяцев, могут быть продлены до 6 месяцев, в дальнейшем по тяжким и особо тяжким преступлениям могут быть продлены до 12 месяцев, и в дальнейшем по особо тяжким преступлениям с согласия Генерального прокурора – до 18 месяцев. В Украине продление до 18 месяцев не предусмотрено.

В УПК ЛНР (РФ) предусмотрено, что, если продлеваются сроки содержания под стражей свыше 2-х месяцев, то материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания срока содержания под стражей.

Ходатайство о продлении сроков содержания под стражей по УПК ЛНР (РФ) подается не позднее чем за 7 суток до окончания такого срока и рассматривается в течение 5 суток.

По УПК ЛНР (РФ) решение о приводе может принять дознаватель, следователь, судья, а в УПК Украины – только следственный судья. В УПК ЛНР (РФ) привод может применяться к потерпевшему, а в УПК Украины – нет.

Согласно УПК ЛНР (РФ) временно отстраненный от должности подозреваемый или обвиняемый имеет право не ежемесячное пособие в размере минимального размера оплаты труда (прожиточного минимума в РФ). В УПК Украины такого пособия не предусмотрено.

При удовлетворении судьей ходатайства о временном отстранении от должности лицо имеет право на ежемесячное пособие.

В УПК Украины в отличии от УПК ЛНР (РФ) предусмотрены такие меры обеспечения, как временное ограничение в пользовании специальным правом, временный доступ к вещам и документам, временное изъятие имущества.

По УПК ЛНР (РФ) прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием возможно как по преступлениям небольшой, так и средней тяжести. В Украине – небольшой тяжести и неумышленным средней тяжести.

В УПК ЛНР (РФ) предусмотрено прекращение уголовного преследования при полном возмещении вреда (уплата налогов, пени, штрафа) по делам о экономических преступлениях

В УПК ЛНР (РФ) предусмотрено исключение доказательств как недопустимых при предварительном рассмотрении дела. Также на стадии предварительного рассмотрения дела предусмотрена возможность удовлетворения ходатайств стороны защиты о истребовании доказательств.

В УПК Украины в отличие от УПК ЛНР (РФ) предусмотрена обязательная полная фиксация судебного разбирательства техническими средствами.

В целом УПК ЛНР (РФ) довольно скрупулёзно регламентирует уголовный процесс. Если учитывать, что до его внедрения в ЛНР применялся УПК УССР (по состоянию до введения УПК Украины 2012 г.) то это, несомненно, шаг вперед.

Вместе с тем, УПК Украины содержит ряд можно сказать революционных новелл, которые призваны обеспечить соблюдение прав человека.

Хотя на практике зачастую данные новеллы применяются в Украине избирательно. Например, часто встречаются отказы в регистрации в ЕРДР и, соответственно, начале досудебного расследования по заявлениям о совершении преступления работниками правоохранительных органов. Также, зачастую следственные судьи формально подходят к необходимости проверки обоснованности подозрения и доказанности наличия рисков при избрании меры пресечения.

Поэтому нормативное урегулирование хоть и влияет на защиту прав человека в уголовном процессе, однако реальная защита определяется правоприменительной (судебной) практикой, ценностями, которыми руководствуются участники головного судопроизводства.

Как будет складываться практика уголовного судопроизводства на «временно оккупированных территориях» самопровозглашенных ЛНР и ДНР – покажет время.

Реализация указа о ликвидации судов приведет к коллапсу системы правосудия в Украине

Ни одного вменяемого обоснования необходимости ликвидации судов в Украине не существует, считает экс-нардеп Виталий Журавский.

Теперь украинцев хотят лишить еще и права на суд. Искать справедливости в Украине простым гражданам скоро станет еще труднее. В Администрации Президента подготовили проект указа, который предусматривает ликвидацию всех апелляционных, хозяйственных и административных местных судов.

Так, согласно указу Днепропетровский и Житомирский апелляционные административные суды будут ликвидированы. Вместо Днепропетровского планируют создать Второй апелляционный административный суд в Харькове. Он будет обслуживать жителей Запорожской, Полтавской, Харьковской и Днепропетровской областей. Вместо Житомирского планируют создать Шестой апелляционный административный суд, который территориально будет находиться в Виннице и обслуживать жителей Ровенской, Хмельницкой, Винницкой, Житомирской и Черновицкой областей.

Реализация указа приведет к коллапсу системы правосудия. Задача власти – освободить всех судей, а «нужных» – набрать в новосозданные суды.

Ликвидация судов создаст существенные препятствия в доступе к правосудию, что в свою очередь является нарушением принципа верховенства права, заложенного в Конституции Украины. Добраться до судов в Виннице и Харькове большинство жителей указанных областей не смогут из-за отсутствия надлежащего транспортного сообщения.

Например, из Акимовского и Приморского районов Запорожской области расстояние до Днепра от 200 до 300 км, тогда как в Харьков – более 500 км. В Харьков из Бердянска – 483 км, из Приморска – 464 км, из Мелитополя – 410 км. «Улучшение» почувствуют также жители северных районов Житомирской области, Волыни и Ровенской области, которые в случае подписания указа будут вынуждены преодолевать от 300 до 460 км пути в Винницу. Причем ехать придется с пересадками. В результате таких «реформ» людям придется по два дня добираться до апелляционных судов. Это просто издевательство над собственными гражданами.

Судебная реформа должна не нарушать права и интересы граждан, а облегчать им жизнь.

Ни одного вменяемого обоснования необходимости ликвидации судов не существует. В конце концов, какая может быть логика в ликвидации Днепропетровского апелляционного административного суда, если за весь период его существования нагрузка на него была одной из самых больших в Украине.

Не стоит забывать и о том, что процедура ликвидации и образования судов требует немало времени. Это означает, что количество нерассмотренных дел будет только расти. Более того, ликвидация судов повлечет за собой огромные бюджетные затраты – выплату компенсаций и выходных пособий. Я сомневаюсь, что кто-то считал, в какую копейку это влетит государственному бюджету.

Действительно, судебная реформа крайне необходима, но она должна происходить не за счет граждан, для защиты которых существуют суды.

Скандальные зменения в УПК вступили в силу. Прокуратура успокаивает

Прокуратура Киева утверждает, что в результате вступления в силу изменений в Уголовно-процессуальный кодекс порядок получения разрешений для выдачи тел умерших для захоронения не претерпит существенных изменений.

Об этом сообщает 16 марта пресс-служба столичной прокуратуры

Правоохранители отмечают, что в последнее время распространяется информация о осложнений, которые могут возникнуть в связи с вступлением в силу 16.03 изменений в Уголовный процессуальный кодекс (так называемые «правки Лозового» -ред.) в части порядка проведения судебно-медицинских экспертиз, результаты которых являются обязательным условием для выдачи тел умерших людей для захоронения.

«Прокуратура города Киева сообщает, что с целью снятия социального напряжения правоохранительными органами и судебно-медицинскими учреждениями будет внедрена в практика проведения исследования тел умерших судебно-медицинскими экспертами на основании решений уполномоченных сотрудников полиции, которые будут письменно оформляться на месте происшествия, с последующим назначением судебно-медицинских экспертиз», – говорится в заявлении прокуратуры.

«Таким образом срок для установления причин смерти увеличен не будет, а порядок получения разрешений для выдачи тел умерших для захоронения не претерпит существенных изменений», – уверяют правоохранители.

В то же время об угрозах новых изменений в УПК, которые увеличат нагрузку на суды, предупреждает народный депутат Елена Сотник.

Народный депутат Александр Грановский приводит статистику относительно ходатайств, поступавших в суд, относительно проведения обыска жилья или иного владения лица.

Так в 2012 году, по его данным, количество таких ходатайств составила 2645; о временном доступа к вещам и документам — 10152.

«Ведомости 2017 года шокируют. Ведь количество ходатайств, поступившее в суд, относительно проведения обыска жилья или иного владения лица составляет 118 884, что по сравнению в 45 раз больше, чем в 2012 году! Количество ходатайств о временном доступе к вещам и документам – 257744», – отмечает нардеп.

Отмечалось, что эти поправки, которые вступают в силу 16 марта, могут привести к коллапсу судебной и правоохранительной системы.

Как известно, 15 марта Верховная Рада отклонила законопроект с изменениями в уголовного судопроизводства, должны отменить действие так называемых «поправок Лозового».

Генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что исправленный Уголовно-процессуальный кодекс, который вступает в силу 16 марта, создает кризисную ситуацию в правоохранительной системе Украины.

По его словам, поправки в УПК, внесенные Верховной Радой, создают три существенные проблемы для правоохранительных органов:

— вводят возможность обжалования подозрения;
— делают необходимым получать судебные разрешения на проведение всех экспертиз;
— резко ограничивают сроки производств.

«Электронные суды» и «типичные дела»: что изменится в судебной системе

Сегодня Верховная Рада приняла во втором чтении и в целом законопроект №6232 о внесении изменений в ряд кодексов, касающихся судебной реформы.

«За» проголосовали 234 народных депутата при минимально необходимых 226. Перед этим Рада за семь пленарных дней рассмотрела 4383 поправки к закону, передает «Украинская правда».

«Таким образом, мы завершили трёхнедельное обсуждение этого законопроекта. Это самый длинный законопроект в истории украинского парламента», — заявил спикер Андрей Парубий.

Как сообщает «Интерфакс-Украина», законопроект №6232 предусматривает внесение изменений в Хозяйственный процессуальный, Гражданский процессуальный кодексы, Кодекс об административном судопроизводстве Украины и ряд других законодательных актов.

Одно из основных нововведений — определение Верховного суда как единой кассационной инстанции в Украине и введение нового порядка рассмотрения им дел.

«Главное научно-экспертное управление Верховной Рады в своих выводах отмечает, что законопроект направлен на ограничение круга дел, подпадающих под кассацию, что сужает конституционные права субъектов судебных решения, и это может привести к значительному увеличению количества случаев обжалования судебных решений национальных судов в европейском суде по правам человека», — отмечает агентство.

По новой редакции Гражданского процессуального кодекса и Кодекса об административных правонарушениях, ответчика, третьего лица, свидетеля, место жительства, местонахождение или работы которого неизвестно, будут вызывать в суд через объявление на официальном веб-портале судебной власти Украины.

За невыполнение процессуальных обязанностей, злоупотребление процессуальными правами и другие нарушения может быть наложен штраф как принудительная мера.

По новой редакции Хозяйственного процессуального кодекса, в системе хозяйственного судопроизводства будет действовать Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности.

Законопроект также предусматривает пересмотр ставок судебного сбора. В пояснительной записке к нему поясняется, что документ предусматривает «усиление роли судебного сбора как основного источника финансирования судебной системы».

Документ также предусматривает введение «электронного суда» и формирование Единой судебной информационно-телекоммуникационной системы. Эта система обеспечивает обмен документами в электронной форме между судами и участниками процесса, а также фиксацию судебного процесса и участие сторон процесса в судебном заседании в режиме видеоконференции. В системе официальные электронные адреса регистрируют адвокаты, нотариусы, частные исполнители, госорганы, органы местного самоуправления, субъекты хозяйствования государственного и коммунального секторов экономики. Другие лица регистрируются добровольно.

Проект Кодекса административного судопроизводства, среди прочего, содержит такое новшество как процессуальный механизм рассмотрения типичных дел по примеру решения Верховного суда в одном из таких дел (примерном деле).

Уголовный кодекс будет учитывать изменения, предусматривающие уголовную ответственность за предоставление заведомо недостоверных или поддельных доказательств суду.

В первом чтении Верховная рада приняла президентский проект закона 20 июня, хотя депутаты предлагали разделить его на пять отдельных законов.

По мнению министра юстиции Павла Петренко, сегодня Рада фактически завершила формирование нового законодательства для проведения комплексной судебной реформы в Украине.

«Принятие данного законопроекта будет способствовать унификации судебной практики и способствовать экономии во времени в рассмотрении дел. При этом мы сможем разгрузить нашу судебную систему, которая обеспечит повышение качества рассмотрения каждого отдельно взятого дела», — цитирует Петренко пресс-служба Минюста.

По словам министра юстиции, принятые изменения «ликвидируют возможности для злоупотребления процессуальными правами сторон и сделают судебный процесс более публичным и прозрачным».

Некоторые нардепы уже критически высказались о новом законе. Мустафа Найем (фракция «Блок Петра Порошенко») заявил, что депутат от Радикальной партии Андрей Лозовой «внес поправку в законы о судебной реформе, которые фактически освобождают от уголовной ответственности лично Виктора Януковича, а также выводят из-под процедуры специальной конфискации все капиталы его окружения».

Депутат Алёна Шкрум уточнила, в частности, что поправка предусматривает изменения в ст. 219 УПК: предлагается считать началом срока досудебного расследования не момент сообщения о подозрении, а момент регистрации информации в Едином реестре досудебных расследований.

«Этот шаг будет иметь катастрофические последствия, поскольку уменьшит сроки расследования по 2, 3, 5, 10 или 15 лет в зависимости от категории дела до 3 или 6 месяцев. Таким образом, количество отказов в начале расследования при неочевидных преступлениях значительно увеличится, поскольку правоохранители не будут брать на себя ответственность расследовать эти преступления так быстро», — написала Шкрум в Facebook.

По её мнению, эти изменения сделают невозможной эффективную работу НАБУ и расследование «майдановских» дел и дел о преступлениях бывших чиновников.

По результатам голосования нардеп Михаил Добкин уже заявил, что выходит из партии «Оппозиционный блок». Его коллега по фракции «Оппоблока» Вадим Новинский объявил, что создаёт отдельную оппозиционную платформу внутри фракции.

Подписывайтесь на канал «MeдиаПорта» в Telegram.

Новеллы УПК: в ожидании судебного Армагеддона

Уголовный процессуальный кодекс оказался единственным процессуальным документом, который не получил новой редакции в результате принятия фундаментального закона № 2147-VIIIо внесении изменений в процессуальные кодексыв рамках так называемой судебной реформы. Однако вокруг немногочисленных новелл уголовного процесса, которые вступят в силу с 15 марта 2018 года, продолжаются ожесточенные дискуссии относительно необходимости их существования.

Как территориальная юрисдикция может стать кошмаром

Самую большую волну паники подняли представители органов досудебного следствия, расположенных в Киеве и Киевской области. Ведь теперь, с учетом изменений в ст.132, ст.184 и ст.234 УПК, ходатайства об обеспечении уголовного производства, а также ходатайства следователя, прокурора о применении меры пресечения, проведения обыскабудут подаватьсяисключительно в тот местный суд, в пределах территориальной юрисдикции которого находится (зарегистрирован) орган досудебного расследования как юридическое лицо.

«Судебно-юридическая газета» уже писала, что больше всего достанется Шевченковскому районному суду Киева, где находится большинство органов досудебного расследования: СБУ, Государственной фискальной службы, ГУ Национальной полиции в Киеве, ГУ Национальной полиции в Киевской области. Причем, управления, отделы и департаменты данных ведомств, расположенные в других районах Киева и области, являются всего лишь их структурными подразделениями, не наделенными статусом юридического лица. Таким образом, следователям указанных подразделений придется обращаться с ходатайствами только к следственным судьям Шевченковского районного суда.

Следователи, не ожидая наступления заветной даты, уже понесли свои бумаги в этот суд. Говорят, что очередность рассмотрения ходатайств следственными судьями расписана на месяц вперед, это в том случае, если досудебное производство дает такую возможность. Ходатайства о проведении неотложных следственных действий, в частности, обысков, которые не терпят задержек, рассматриваются скорее, но принимают их в порядке живой очереди, поэтому место в ряду желающих отдать ходатайство приходится занимать едва не с ночи. Что будет после 15 марта — следователям даже страшно подумать.

Коллектив Шевченковского райсуда 19 декабря прошлого года своим письмом к Президенту Украины, главе Парламента и руководителям высших судебных инстанций уже обращал вниманиена надвигающуюся катастрофу.

Как отметила судья-спикер Шевченковского районного суда Киева Ирина Фролова, на данный момент в Шевченковском райсуде работают только 19 следственных судей. В 2017 году на одного следственного судью в среднем приходилось свыше 1500 дел в порядке УПК, даже без указаннойновеллы в законодательстве. После вступления в силу изменений нагрузка вырастет в разы, что может привести, по меньшей мере, к нарушению сроков.

Абсолютизм следственного судьи

Судьи беспокоятся не только по поводу территориальной юрисдикции. По словам следственной судьи Соломенского районого суда Киева Виктории Кицюк, которая имеет дело с не менее плодовитыми на ходатайства НАБУ и САП, расположенными в этом районе, ее беспокойство вызывает вопрос увеличения полномочий следственных судей и, соответственно, нагрузки на них, за счет снижения ответственности прокуроров.

«Так, например, именно следственный судья с 15.03.2018 года будет решать вопрос разумности продления срока уголовного преследования лица, а также срока расследования по так называемым фактовым делам, что ранее было в ведении прокурора. Не совсем понятно, почему законодатель закрепил эту функцию теперь за следственным судьей. Единственный плюс, который я могу увидеть в этом для стороны защиты, это то, что она будет услышана, а доводы отображены в судебном решении по этому вопросу. Ранее, во время рассмотрения ходатайств о продлении меры пресечения в связи с продлением сроков досудебного расследования, от адвокатов нередко приходилось слышать, что их возражения относительно продления сроков досудебного расследования, поданные прокурору, просто проигнорированы», — отмечает судья.

Также она обратила внимание на то, что с 15.03.2018 года только следственный судья будет назначать абсолютно все экспертизы в уголовных производствах. Более того, такие экспертизы можно будет провести только в государственных экспертных учреждениях. Здесь, как считает судья, можно вести речь уже не о «создании проблем для следственных судей», а о создании проблем для уголовных производств, причем как для стороны обвинения, так и для стороны защиты.

Средство от гильотины

Отвечая на негативные отзывы в отношении новелл УПК, группа депутатов во главе с Еленой Сотникпередала в парламент для ознакомления новый законопроект № 7547 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по совершенствованию уголовного судопроизводства» от 5.02.2018 года.

В объяснительной записке законопроекта прямо сказано, что предыдущие изменения в Уголовный процессуальный кодекс Украины «были внесены вопреки концептуальным основам уголовного производства, в частности принципа обеспечения быстрого, полного и непредвзятого расследования и судебного рассмотрения, а также принципа состязательности сторон, что нарушает баланс сторон уголовного производства в их правах и возможностях».

«Такое впечатление, что законодатель расписывается в том, что он принимает некачественные законы», — отметил появление законопроекта глава Обуховского районного суда Киевской области, тренер Национальной школы судей Украины Максим Кравченко.

В то же время он поддерживает стремление авторов законопроекта отменить бессмысленные новеллы УПК, пока они не наплодили проблем.

В частности, законопроект №7547 обращает внимание на четыре важных момента.

Во-первых, предлагается отменить новое значение территориальной подсудности, вернув практически старую редакцию в ст.132, ст.184 и ст.234 УПК. Таким образом, ходатайства к следственному судье опять можно будет подавать там, где расположен орган досудебного расследования, без привязки к его регистрации как юридического лица.

Во-вторых, настаивают опять исключить из сроков досудебного расследования время, потраченное на ознакомление с материалами расследования сторонами уголовного производства (ст. 219 УПК). Основной аргумент — случаи злоупотребления сторонами процессуальными правами и искусственного затягивания процесса являются единичными, и хватает процессуальных инструментов, чтобы бороться с этим.

В-третьих, экспертизу снова можно будет проводить без определения следственного судьи (ст. 242-244 УПК). С одной стороны это существенно снизит нагрузку на следственных судей, а с другой — не заведет следствие при определенных обстоятельствах в патовую ситуацию.

Как объяснил судья Максим Кравченко, бывают случаи, когда при установлении причин смерти не понятно, это убийство или нет.

«Согласно новеллам УПК, судебный эксперт не начнет свои действия без определения следственного судьи. Тот не вынесет определение без ходатайства следователя, который может его подать только в рамках начатого досудебного расследования. Чтобы начать расследование нужно внести соответствующие сведения в ЕРДР, для чего пока нет оснований. Вот такой получается замкнутый круг», — отмечает судья.

И четвертый момент, у сторон уголовного производства предлагается опять отобрать возможность обжалования уведомления о подозрении на стадии досудебного расследования у следственного судьи (ст.303 УПК).

По мнению Максима Кравченко, данная новелла, хоть и снимает нагрузку на судью, все же является определенным элементом защиты стороны обвинения от произвола органов следствия, которые могут годами вести досудебное расследование, не выдвигая подозрения. Лицо находится в неопределенном правовом статусе, и не может эффективно защищать свои интересы.

Кроме того, новый законопроект №7547 совершенно не коснулся слишком больших дискреционных полномочий следственных судей. Уголовное процессуальное законодательство по-прежнему часто не содержит четких критериев, а оставляет все на усмотрение следственного судьи.

С одной стороны, это хорошо для защиты от произвола, а с другой — может использоваться как искусственный инструмент манипулирования производством и избежания наказания. Поэтому важно по этому вопросу еще подискутировать в сессионном зале парламента.