Ст 111 ук рфобъективная сторона

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111 УК РФ)

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111 УК РФ)

Статья 111 Уголовного кодекса РФ предполагает наказание за умышленное причинение тяжкого вреда здоровья, в том числе потерю речи, зрения, слуха, любого органа либо утрату его функций. Также к тяжкому вреду здоровья приравнивается прерывание беременности, возникшие психические расстройства, обезображивание лица, потеря общей трудоспособности на одну треть, утрата профессиональной трудоспособности.

Объект преступления (статья 111 УК РФ)

Объект преступления, предусмотренного статье 111 УК РФ: посягательство на жизнь и здоровье человека (группа общественных отношений, которые можно отнести к правам и свободам человека и гражданина).

Субъект преступления (статья 111 УК РФ)

Субъект преступления, предусмотренного статьей 111 УК РФ: лицо, которые умышленно нанесло потерпевшему тяжкий вред здоровью.

Объективная сторона преступления, предусмотренного статьей 111 УК РФ: общественно опасное противоправное деяние (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) в большинстве случаев в форме действия.

Как последствия для здоровья могут быть признаны как тяжкий вред здоровью и могут быть квалифицированы по данной статье УК РФ?

1. Потеря зрения, речи, слуха.

2. Потеря какого-либо органа.

3. Утрата органом его функций.

4. Прерывание беременности как следствие противоправного деяния.

5. Психическое расстройство как следствие противоправного деяния.

6. Обезображивание лица.

7. Значительная стойкая утрата общей трудоспособности (не менее чем на одну треть).

8. Заведомо для виновного полная утрата профессиональной трудоспособности.

Тяжесть вреда здоровья устанавливается путем проведения судебно-медицинской экспертизы либо судебно-медицинского освидетельствования. Вопрос определения степени тяжести вреда здоровью регламентируется Постановление Правительства РФ от 17.08. 2007 года «Об утверждении правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека». При определении тяжести вреда здоровья учитываются такие факторы как: опасность для жизни и длительность расстройства здоровья, степень утраты трудоспособности, последствия для физического и психического здоровья, косметические дефекты.

Необходимо отметить, что стойкой утратой общей трудоспособности может являться длительное расстройство здоровья (свыше трех месяцев).

Субъективная сторона преступления (статья 111 УК РФ)

Субъективная сторона преступления, предусмотренного статьей 111 УК РФ, выражается в формы умысла.

Санкции, предусмотренные статьей 111 УК РФ

Санкция, предусмотренная статьей 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью: по первой части данной статьи – лишение свободы (до восьми лет), по второй части – лишение свободы (до десяти лет) и ограничение свободы (может не применяться, до двух лет), по третьей части – лишение свободы (до двенадцати лет) и ограничение свободы (может не применяться, до двух лет), по части четвертой – лишение свободы (до пятнадцати лет) и ограничение свободы (может не применяться, до двух лет).

Статья 111. УК РФ

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности, —

наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.

2. Те же деяния, совершенные:

  • а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
  • б) в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего;
  • в) общеопасным способом;
  • г) по найму;
  • д) из хулиганских побуждений;
  • е) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
  • ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего;
  • з) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, —

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены:

  • а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
  • б) в отношении двух или более лиц, —
  • в) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказываются лишением свободы на срок до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, —

наказываются лишением свободы на срок до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Комментарии к статье 111 УК РФ

Преступление, предусмотренное ст. 111 УК РФ, относится к группе посягательств на здоровье человека. Его объектом выступают общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного, подтвержденного международными и конституционными актами права на личную неприкосновенность и охрану здоровья, обеспечивающие безопасность здоровья как важнейшего социального блага . Под здоровьем, согласно ст. 2 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» понимается состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма.

«Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию» (ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; ст. 21 Конституции РФ); «Каждый имеет право на охрану здоровья» (ст. 41 Конституции РФ).

Комментируемая норма охраняет, во-первых, фактическое, наличное соматическое и психическое здоровье как определенное состояние организма человека на момент начала преступного посягательства независимо от того, насколько полным это здоровье было; а во-вторых, здоровье отдельного, конкретного человека, а не здоровье населения в целом.

Потерпевшим от преступления выступает любое лицо, другое по отношению к виновному. Причинение тяжкого вреда своему собственному здоровью не квалифицируется по ст. 111 УК РФ, но в некоторых случаях образует способ совершения иного преступления и может быть квалифицировано по соответствующим статьям УК РФ (например, по ст. 339). Согласие потерпевшего на причинение вреда собственному здоровью не исключает ответственности виновного по ст. 111 УК РФ. В то же время оно может служить одним из критериев отграничения причинения тяжкого вреда здоровью по признаку прерывания беременности от случаев незаконного производства аборта (ст. 123 УК РФ).

Понятие вреда здоровью определяется Постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г. N 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (в ред. от 17 ноября 2011 г.) как нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды. Уголовный кодекс РФ и Правила знают три вида вреда здоровью: тяжкий, средней тяжести и легкий. Для установления степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, необходимо проведение судебно-медицинской экспертизы. Медицинские критерии определения степени тяжести вреда здоровью утверждены Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194н .

СЗ РФ. 2007. N 35. Ст. 4308.

По механизму причинения вреда здоровью следует различать две группы деяний: а) телесные повреждения, заключающиеся в нарушении анатомической целостности органов и (или) тканей человека; б) иные действия, не связанные с нарушением целостности органов или тканей, но вызывающие определенные заболевания или создающие угрожающие для здоровья (или жизни) состояния.

Тяжкий вред здоровью является наиболее опасной его разновидностью, признаки которой определены в диспозиции ч. 1 ст. 111 УК РФ, конкретизированы в указанных Правилах и Приказе Минздравсоцразвития России. Закон описывает множество альтернативных признаков тяжкого вреда здоровью; установления хотя бы одного из них достаточно для квалификации содеянного по ст. 111 УК РФ. Принято выделять два вида тяжкого вреда здоровью: а) вред, опасный для жизни в момент причинения, и б) вред, не создающий угрозы жизни в момент причинения, но относящийся к категории тяжкого вреда в силу вызываемых им последствий.

Тяжкий вред здоровью, опасный для жизни в момент причинения, представляет собой телесное повреждение или иное действие (например, инъекция), которое непосредственно в момент его совершения само по себе создает непосредственную угрозу жизни человека либо вызывает расстройство жизненно важных функций организма человека, которое не может быть компенсировано организмом самостоятельно и обычно заканчивается смертью потерпевшего. Исход причиненного вреда (в частности, длительность расстройства здоровья или объем утраты трудоспособности) не влияет на квалификацию содеянного; действия виновного оцениваются по ст. 111 УК РФ в силу их опасности для жизни именно в момент причинения. Приказ Минздрава России N 194н относит к данной разновидности тяжкого вреда здоровью проникающие ранения черепа, переломы свода и основания черепа, вывихи шейных позвонков, проникающие ранения грудной клетки, позвоночника, ранения крупных кровеносных сосудов, состояния шока III — IV стадии, острую дыхательную недостаточность, острую массивную кровопотерю и др. (всего 30 повреждений и 10 угрожающих жизни состояний).

Вред здоровью, не опасный для жизни в момент причинения, признается тяжким в случае, если он сопровождается последствиями, исчерпывающим образом описанными в диспозиции ч. 1 ст. 111 УК РФ. Такими последствиями являются:

— потеря зрения, т.е. полная, стойкая слепота на оба глаза либо необратимое понижение остроты зрения до 0,04 и менее; потеря зрения на один глаз и посттравматическое удаление одного глазного яблока, обладавшего зрением до травмы, оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности; удаление слепого глаза не составляет потери зрения, но может быть признано тяжким вредом исходя из длительности расстройства здоровья;

— потеря речи, т.е. необратимая утрата способности изъяснять свои мысли членораздельными звуками, потеря языка относится к тяжкому вреду по признаку утраты органа; временная потеря голоса составляет тот или иной вид вреда здоровью по признаку длительности расстройства здоровья;

— потеря слуха, т.е. полная, стойкая, необратимая глухота на оба уха или утрата способности слышать разговорную речь на расстоянии 3 — 5 см от ушной раковины; потеря слуха на одно ухо оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности;

— потеря какого-либо органа или утрата органом его функций, т.е. полное отделение органа от тела, потеря наиболее важной в функциональном отношении части конечности или необратимое лишение органа возможности функционировать (потеря руки, ноги, стопы, кисти либо их паралич, иное состояние, исключающее их функции); по этому же признаку оцениваются повреждения половых органов, сопровождающиеся потерей производительной способности;

— прерывание беременности — это прекращение течения беременности независимо от срока, с развитием выкидыша, внутриутробной гибелью плода, преждевременными родами либо обусловившее необходимость медицинского вмешательства; прерывание беременности наносит тяжкий вред здоровью, если оно явилось следствием примененного к женщине насилия либо иных действий, осуществленных помимо или против ее воли, а также если оно находится в прямой причинной связи с внешним воздействием, а не обусловлено индивидуальными особенностями организма или заболеваниями потерпевшей; однако если внешние причины обусловили необходимость прерывания беременности путем медицинского вмешательства (выскабливание матки, кесарево сечение и проч.), то эти повреждения и наступившие последствия приравниваются к прерыванию беременности и оцениваются как тяжкий вред здоровью;

— психическое расстройство, т.е. излечимое или неизлечимое, временное или хроническое психическое заболевание или слабоумие, обусловленное физической или психической травмой;

— заболевание наркоманией либо токсикоманией, т.е. наличие болезненного пристрастия к потреблению наркотических препаратов или одурманивающих веществ, сопровождающегося психической и физической зависимостью от них;

— неизгладимое обезображивание лица, т.е. такое повреждение лица, которое: во-первых, не может исчезнуть или стать менее выраженным с течением времени или под влиянием нехирургических средств (если для устранения повреждений лица требуется косметическая операция, то повреждение считается неизгладимым); во-вторых, придает лицу отталкивающий, уродливый вид, не согласующийся с общепризнанными представлениями о человеческом лице. Факт неизгладимости повреждения подтверждается судебно-медицинским экспертом, признание неизгладимого повреждения обезображивающим — компетенция правоприменителя;

— значительная стойкая утрата общей трудоспособности, которая в соответствии с Приказом Минздрава России N 194н устанавливается в двух ситуациях: а) при наличии определенных повреждений, независимо от исхода и оказания (неоказания) медицинской помощи (эти повреждения перечислены в Приказе: открытый или закрытый перелом плечевой кости, открытый или закрытый перелом костей, составляющих локтевой сустав и т.д., всего 11 позиций); б) в остальных ситуациях, когда в результате деяния общая трудоспособность сокращается не менее чем на одну треть. В последнем случае за основу оценки используют два критерия оценки: при определившемся исходе травмы за основу определения берется процент утраты общей трудоспособности (не менее тридцати процентов); при неопределившемся исходе — временной критерий, указывающий, что длительность расстройства здоровья превышает сто двадцать дней. Степень утраты общей трудоспособности устанавливается не только исходя из телесных повреждений, но и на основе заболеваний или патологических состояний. Приказ Минздрава России N 194н содержит исчерпывающую таблицу процентов утраты трудоспособности при различных повреждениях;

— полная утрата профессиональной трудоспособности, т.е. резко выраженное нарушение функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения какой-либо профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях (п. 14 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. N 789 (в ред. от 10 ноября 2011 г.)). Профессией для потерпевшего по общему правилу считается тот вид деятельности, который он осуществлял на момент совершения преступления и который считался для него основным. Однако в ситуации причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшему в связи с выполнением им служебной деятельности возможно признание профессией и того вида деятельности, которую потерпевший выполнял ранее или планировал осуществлять в будущем.

СЗ РФ. 2000. N 43. Ст. 4247.

Объективная сторона причинения тяжкого вреда здоровью выражается деянием в форме действия или бездействия, последствием в виде тяжкого вреда здоровью и причинной связью между ними.

Само деяние может состоять в физическом, токсическом, механическом воздействии на тело или информационном воздействии на психику потерпевшего, а равно в бездействии лица, которое должно было и могло совершать активные действия по предотвращению тяжкого вреда здоровью.

Обязательные признаки деяния — общественная опасность и противоправность. В силу чего причинение тяжкого вреда здоровью в условиях, исключающих признание деяния противоправным (например, обусловленные крайней необходимостью или обоснованным риском манипуляции с телом человека во время медицинских операций), не составляет преступления.

Способы причинения вреда здоровью (если они не указаны в ч. 2 ст. 111 УК РФ) не влияют на квалификацию, но учитываются при индивидуализации уголовного наказания. В ситуации, когда в процессе избиения или иных насильственных действий виновному причиняется вред здоровью различной степени тяжести, квалификация с учетом вины осуществляется по наиболее тяжкому последствию. Если два или более повреждения, обладающие признаками тяжкого вреда, нанесены одному потерпевшему в течение непродолжительного времени, по единому мотиву и охватывались единым умыслом, содеянное оценивается как единое продолжаемое преступление — причинение потерпевшему тяжкого вреда совокупностью совершенных виновным действий и не образует совокупности преступлений.

В ситуации причинения тяжкого вреда здоровью, квалифицируемого по признаку опасности для жизни в момент причинения, основное внимание уделяется характеристике деяния. Умышленные телесные повреждения, представляющие опасность для жизни, подлежат квалификации как тяжкий вред здоровью независимо от степени последующей утраты трудоспособности. В ситуации причинения вреда здоровью, относящегося к тяжкому по последствиям, ключевое значение имеют последствия. Отсутствие указанных в диспозиции ч. 1 ст. 111 УК РФ последствий исключает квалификацию содеянного по данной норме как оконченного преступления.

Для квалификации важно установить наличие причинной связи между деянием виновного и наступившим последствием в виде тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла. Лицо осознает, что совершает деяние, опасное для здоровья другого человека, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает факт наступления последствий или безразлично к нему относится (при косвенном умысле). Для некоторых видов причинения тяжкого вреда здоровью (например, квалифицируемого по признаку полной утраты профессиональной трудоспособности) требуется установление прямого умысла.

По смыслу закона для квалификации по ст. 111 УК РФ необходимо установить умысел на причинение не любого, а именно тяжкого вреда здоровью. При доказанности такого умысла ненаступление последствий в виде тяжкого вреда исключает ответственность за оконченное преступление, но не исключает квалификации содеянного как покушения на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. В ситуации совершения виновным насильственных действий с неконкретизированным умыслом содеянное квалифицируется по фактически наступившим последствиям.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста.

Квалифицирующие признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. ч. 2, 3 ст. 111 УК РФ) совпадают с аналогичными признаками убийства, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Особо квалифицированным составом преступления закон называет умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

Дополнительным объектом данного преступления следует признать общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека.

С объективной стороны, в зависимости от особенностей тяжкого вреда здоровью, возможны два варианта:

а) причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, и наступление последствий в виде смерти. Этот вариант обособлен исключительно исходя из законов логики. В реальности он в большей степени характеризует убийство, нежели преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ;

б) причинение вреда здоровью, не опасного для жизни, наступление хотя бы одного «первичного» последствия, указанного в диспозиции ч. 1 ст. 111 УК РФ, и наступление «вторичного» последствия в виде смерти.

Принципиально важно установить, что смерть потерпевшего наступила именно в результате действий виновного. Она находится в причинной связи либо с опасным для жизни вредом, либо с «первичным» последствием. Более того, исходя из сложившегося в практике подхода, смерть потерпевшего может находиться в причинной связи как с оконченным, так и с неоконченным причинением тяжкого вреда здоровью .

Косвенным подтверждением этого тезиса может служить Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Фахретдинова, признанного виновным в преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 8.

Если смерть наступает от иных причин (ошибки в оказании медицинской помощи, физиологические особенности организма потерпевшего и др.), квалификация действий виновного по ч. 4 ст. 111 УК РФ исключается. Ненаступление смерти даже при обстоятельствах, когда она могла наступить, также исключает ответственность по данной норме. Если смертельный исход не был устранен врачебным вмешательством, хотя и мог быть им устранен, практика идет по пути возможности вменения ч. 4 ст. 111 УК РФ.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется как совершенное с двумя формами вины: умысел (прямой или косвенный) в отношении причинения тяжкого вреда здоровью и неосторожность в отношении причинения смерти. Именно здесь возникают наибольшие сложности в квалификации данного преступления, поскольку необходимо отграничить его, с одной стороны, от убийства, а с другой — от неосторожного причинения смерти.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указал, что необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности (п. 3). Направленность умысла определяется с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Если избранные орудия, характер ранения, его локализация и другие данные свидетельствуют, что умысел виновного был направлен именно на причинение вреда здоровью, ответственность за убийство исключается. Так, например, именно по ч. 4 ст. 111 УК РФ практика квалифицирует: единичный удар кулаком в область шеи, повлекший смерть, множественные удары руками и ногами в разные части тела потерпевшего, повлекшие его смерть; умышленное нанесение удара ножом в бедро, повлекшее смерть человека от острой кровопотери; нанесение удара ножом в руку, в результате которого от повреждения артерии наступает смерть, и др.

В отличие же от неосторожного причинения смерти преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ, предполагает совершение виновным умышленных действий, направленных на причинение вреда здоровью. Только при таком положении последующее наступление смерти при условии наличия причинной связи с действиями виновного и его неосторожной вины в отношении этого результата может рассматриваться как квалифицированный вид причинения тяжкого вреда здоровью. Если у виновного не было умысла на причинение тяжкого вреда здоровью (о чем могут свидетельствовать фактические обстоятельства дела), но в результате его неосторожных действий наступила смерть потерпевшего, содеянное надлежит квалифицировать по ст. 109 УК РФ.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью может составлять элемент объективной стороны иного насильственного преступления. В этом случае квалификация содеянного зависит от сравнительной опасности самого тяжкого вреда здоровью и составного насильственного преступления, ориентируясь при этом на размер санкции соответствующей уголовно-правовой нормы. Так, например, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего в ходе разбойного нападения полностью охватывается составом преступления, предусмотренного п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, и не требует дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 111 УК РФ. В то же время причинение тяжкого вреда здоровью в процессе, например, вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления (ч. 3 ст. 150 УК РФ) требует дополнительной квалификации по соответствующей части ст. 111 УК РФ, поскольку санкция ч. 1 ст. 111 УК РФ выше, чем в ч. 3 ст. 150 УК РФ.

Часть 4 ст. 111 ук предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Отвечая на вопрос о наличии этого квалифицирующего признака, необходимо установить: а) был ли умышленно причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего; б) явилась ли смерть потерпевшего результатом этого вреда, т.е. имеется ли причинная связь между смертью потерпевшего и причиненным вредом; в) какова форма вины лица, причинившего потерпевшему тяжкий вред здоровью, по отношению к факту смерти. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, относится к преступлениям с двумя формами вины. Как указывается в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности. При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения. Судебная практика ориентируется при установлении направленности умысла виновного также на владение виновным приемами единоборства и специальными навыками, поскольку обладающее таковыми лицо по сравнению с обычным человеком способно за меньшее количество ударов умышленно лишить потерпевшего жизни, создав лишь видимость умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего .

БВС РФ. 1997. N 11. С. 19 — 20; 2005. N 12. С. 5.

Примером недостаточного исследования направленности умысла может послужить дело Ш., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК. Согласно обстоятельствам дела Ш. поссорился со своим отцом и затем, взяв мелкую тарелку с закуской и держа ее в левой руке, вошел в комнату отца. Тот, возмутившись, стал выталкивать его из комнаты. В ответ Ш. тарелкой, которая в этот момент разбилась, нанес отцу резаные раны на подбородке и в области шеи, повредив яремную вену и общую сонную артерию. От полученных повреждений потерпевший скончался на месте происшествия. Верховный Суд СССР счел, что содеянное следует квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК, поскольку с учетом конкретных обстоятельств дела нельзя сделать вывод о том, что Ш., нанося удар, желал смерти потерпевшего или сознательно допускал ее. В то же время, поскольку удар был нанесен в жизненно важный орган, Ш. осознавал, что его действиями может быть причинен вред здоровью любой степени тяжести. При этом он должен был и мог предвидеть возможное наступление смерти от нанесенных потерпевшему ранений, так что по отношению к последствиям преступления вина Ш. является неосторожной . Напротив, в деле У. и Г. действия виновных правильно были квалифицированы Верховным Судом РФ как убийство, поскольку нанесение ударов бейсбольной битой, руками и ногами в жизненно важную часть тела (голову) потерпевшего с причинением опасных для жизни телесных повреждений свидетельствует не о неосторожной форме вины, а об умысле в отношении смерти . Правильно как убийство были квалифицированы и действия С., который использовал как орудие преступления боевую гранату с зоной поражения около 25 м в радиусе, был осведомлен о ее поражающих свойствах, знал правила обращения с ней и имел опыт ее применения .

ВВС СССР. 1991. N 12. С. 9 — 10.

БВС РФ. 2003. N 8. С. 17.

БВС РФ. 2000. N 9. С. 18.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, следует отличать и от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК). На практике это встречает определенные трудности, поскольку эти преступления имеют общий признак неосторожного отношения виновного к наступившим последствиям — смерти потерпевшего. Ответственность по ч. 4 ст. 111 УК наступает только при условии, если виновный умышленно причинял именно тяжкий вред здоровью и неосторожно относился к последствию в виде смерти потерпевшего, тогда как причинение смерти по неосторожности предполагает отсутствие умысла виновного как на причинение смерти потерпевшему, так и на причинение тяжкого вреда здоровью. В частности, ярким примером разграничения ст. 109 УК и ч. 4 ст. 111 УК может служить дело К., нанесшего потерпевшему с силой два удара кулаком в грудь, что повлекло рефлекторную остановку сердца и смерть потерпевшего. Как счел Верховный Суд СССР, нанесение ударов в область жизненно важных органов само по себе не может свидетельствовать об умысле на причинение тяжкого вреда здоровью; суд указал, что за отсутствием намерения причинить потерпевшему вред здоровью К. должен нести ответственность по ч. 1 ст. 109 УК .

БВС СССР. 1986. N 1. С. 21 — 22.

Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК). Объективная сторона преступления характеризуется действиями (бездействием), состоящими в причинении средней тяжести вреда здоровью. Квалифицирующими признаками средней тяжести вреда здоровью являются либо длительность расстройства здоровья (свыше 21 дня), либо значительная стойкая утрата общей трудоспособности (от 10 до 30% включительно) (п. п. 44 — 46 Правил). Состав преступления материальный.

С субъективной стороны данное преступление характеризуется прямым или косвенным умыслом. В тех случаях, когда умысел виновного был направлен на убийство или на причинение тяжкого вреда здоровью, а фактически был причинен средней тяжести вред здоровью, ответственность должна наступать за покушение на убийство или на причинение тяжкого вреда здоровью.

Содержание квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 112 УК, аналогично квалифицирующим признакам, предусмотренным ч. ч. 2 — 3 ст. 111 УК.

Субъект — лицо, достигшее возраста 14 лет.

Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113 УК). Признаки объективной стороны и субъективной стороны данного состава преступления схожи с соответствующими признаками составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 107, 111 и 112 УК. Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 114 УК). С точки зрения признаков объективной стороны и субъективной стороны данный состав преступления схож с составами преступлений, предусмотренных ст. ст. 108, 111 и 112 УК.

Следует, однако, отметить, что название данной статьи УК не соответствует ее содержанию, так как уголовный закон предусматривает ответственность за причинение лишь тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, тогда как при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, наказуемо причинение не только тяжкого, но и средней тяжести вреда здоровью.

По смыслу закона умышленное причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью посягающему вообще ненаказуемо, поскольку укладывается в рамки необходимой обороны в связи с отсутствуем явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Также ненаказуемо умышленное причинение легкого вреда при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Действия лица, причинившего при превышении пределов необходимой обороны или превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть посягающего, следует квалифицировать по ст. 114 УК (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств»).

Умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК). Объективная сторона преступления характеризуется действиями (бездействием), состоящими в причинении легкого вреда здоровью. Квалифицирующими признаками легкого вреда здоровью являются либо кратковременность расстройства здоровья (до 21 дня включительно), либо незначительная стойкая утрата общей трудоспособности (от 5 до 10% включительно) (п. п. 47 — 49 Правил). Состав преступления материальный.

Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным умыслом.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

В ч. 2 ст. 115 УК предусматривается квалифицирующий признак состава данного преступления, характеризующийся его совершением из хулиганских побуждений. Содержание данного квалифицирующего признака аналогично содержанию признака, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 111 УК.

Побои (ст. 116 УК). Непосредственным объектом побоев является телесная неприкосновенность личности.

Объективная сторона выражается в активных действиях по нанесению побоев (т.е. многократных ударов; п. 50 Правил) и (или) совершению иных насильственных действий, причиняющих физическую боль. Иные насильственные действия, причиняющие физическую боль, могут выражаться в нанесении удара, заламывании рук, толкании и т.п. Для причинения физической боли могут использоваться животные и насекомые. Так как все вышеперечисленные действия сопряжены с причинением физической боли, то лишение потерпевшего воды, пищи, воздуха не может квалифицироваться по данной статье, но при наличии иных условий не исключает ответственности за истязание. Состав преступления формальный: нанесение побоев не должно влечь кратковременного расстройства здоровья либо незначительной стойкой утраты общей трудоспособности. Вместе с тем по ст. 116 УК следует квалифицировать и такие действия, в результате которых наступила стойкая утрата общей трудоспособности не более чем на 5%.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

В ч. 2 ст. 116 УК предусматривается квалифицирующий признак состава данного преступления, характеризующийся его совершением из хулиганских побуждений. Содержание данного квалифицирующего признака аналогично содержанию признака, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 111 УК.

Истязание (ст. 117 УК). Непосредственным объектом истязания является здоровье человека и его телесная неприкосновенность.

Объективная сторона характеризуется причинением физических и психических страданий особым способом — путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, связанными с длительным причинением боли (щипки, укусы, избиение розгами, плетью, сечение, нанесение множественных, в том числе небольших, повреждений тупыми, острыми предметами, воздействие термических факторов и т.п.) либо причиняющими страдания как следствие длительного лишения воды, пищи, тепла (п. 51 Правил). Систематичность побоев предполагает многократное, не менее трех раз, совершение указанных действий.

Истязание относится к преступлениям с формальным составом. Если в результате истязания наступают последствия, указанные в ст. ст. 111 или 112 УК, то действия виновного следует квалифицировать по п. «б» ч. 2 ст. 111 УК или п. «в» ч. 2 ст. 112 УК соответственно. Причинение в процессе истязания легкого вреда здоровью полностью охватывается диспозицией ст. 117 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 115 УК.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированный состав истязания предусмотрен ч. 2 ст. 117 УК. Содержание квалифицирующих признаков в целом совпадает с аналогичными квалифицирующими признаками, предусмотренными ч. ч. 2 — 3 ст. 111 УК, за исключением истязания женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «в» ч. 2 ст. 117 УК), истязания в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК), и истязания, совершенного с применением пытки (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК).

Истязание женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «в» ч. 2 ст. 117 УК), в плане квалификации требует достоверного знания субъектом того, что потерпевшая находится в состоянии беременности, его субъективной уверенности в этом. При этом срок беременности и источник осведомленности о ней на квалификацию не влияют. В случаях, когда виновный совершает преступление, ошибочно полагая, что потерпевшая беременна, квалифицировать содеянное следует как покушение на истязание женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 117 УК).

Истязание заведомо несовершеннолетнего (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК) предполагает, что факт недостижения потерпевшим возраста 18 лет охватывался умыслом виновного (минимальный порог возраста законодателем здесь не установлен, так что по данному пункту квалифицируется в том числе похищение малолетнего). В противном случае ответственность должна наступать по ч. 1 ст. 117 УК.

Совершение истязания в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК), предполагает, что виновный заведомо действует в отношении указанных лиц. Под материальной или иной зависимостью понимается, например, зависимость малолетних детей от родителей или престарелых родителей от взрослых детей, должника от кредитора, подчиненного от начальника и др.; истязание лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника, связано с жестокостью в отношении потерпевшего, уже ставшего жертвой иного преступления (содеянное в таких случаях квалифицируется по совокупности ст. 117 и ст. ст. 126, 206 УК).

Под истязанием, совершенным с применением пытки (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК), следует понимать причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях (примечание к ст. 117 УК).

Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118 УК). Признаки объективной стороны данного состава преступления схожи с соответствующими признаками состава преступления, предусмотренного ст. 111 УК. Отличие этих преступлений заключается в субъективной стороне.

Субъективная сторона характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомыслия либо небрежности.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 118 УК) предусматривает ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Под профессиональными обязанностями следует понимать такие, которые связаны с профессией, профессиональной деятельностью (тренер, врач, медсестра и пр.). При этом профессиональные или служебные обязанности не должны совпадать с должностными обязанностями лица; в противном случае ответственность должна наступать за должностные преступления (в частности, за халатность по ч. 2 ст. 293 УК).

В тех случаях, когда причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью является конститутивным признаком основного или квалифицированного состава преступления, предусмотренного специальной уголовно-правовой нормой (например, ч. 2 ст. 124, ч. 1 ст. 143 УК), содеянное квалифицируется по такой специальной уголовно-правовой норме, а квалификация по ч. 2 ст. 118 УК исключается. В таких ситуациях имеет место конкуренция общей и специальной норм, и предпочтение в силу ч. 3 ст. 17 УК отдается специальной норме.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК). Непосредственным объектом данного преступления являются жизнь или здоровье человека, которые ставятся под угрозу причинения вреда.

Объективная сторона характеризуется высказыванием в адрес потерпевшего угрозы лишить его жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Угроза может быть высказана в устной, письменной и даже конклюдентной форме, с использованием средств электронной коммуникации (например, по электронной почте), в телефонном разговоре, передана по почте или телеграфу; она может быть высказана непосредственно потерпевшему, передана ему через близких или через третьих лиц и иначе; для квалификации важен не способ передачи угрозы, а то, что о ней стало известно потерпевшему.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью представляет собой психическое насилие. В диспозиции ст. 119 УК закрепляется положение, согласно которому состав данного преступления налицо тогда, когда имеются основания опасаться осуществления этой угрозы. Другими словами, угроза должна быть реальной, т.е. выражена в таких словах и действиях виновного, которые, свидетельствуя о ее выполнимости, заставляют потерпевшего серьезно опасаться. Верховный Суд СССР разъяснил, что «для признания угрозы убийством реальной необходимо установить, что виновный совершил такие действия, которые давали потерпевшему основание опасаться ее осуществления, и что поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим объективно свидетельствовали о реальности угрозы» . Реальность угрозы может подтверждаться демонстрацией оружия, жестами устрашающего воздействия, предшествующим поведением виновного и др.

БВС СССР. 1972. N 2. С. 33.

Данное преступление относится к преступлениям с формальным составом и считается оконченным в момент высказывания угрозы, являющейся для потерпевшего реальной, независимо от того, действительно ли виновный намеревался осуществить угрозу. Решающее значение имеет субъективное восприятие реальности угрозы самим потерпевшим.

В отдельных случаях угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является способом совершения другого, более тяжкого преступления (например, п. «в» ч. 2 ст. 131 УК), что не требует квалификации по совокупности преступлений со ст. 119 УК, либо образует самостоятельный состав преступления, предусмотренный специальной нормой (например, ст. 296 УК).

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 119 УК, характеризуется прямым умыслом.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК). Непосредственный объект преступления — жизнь или здоровье человека, которые ставятся под угрозу причинения вреда.

Объективная сторона преступления заключается в понуждении лица дать согласие на пересадку его органов или тканей и в зависимости от способа совершения преступления может проявляться в двух формах: а) принуждении с применением физического насилия к потерпевшему (побои, пытки, истязание, причинение телесных повреждений и т.п.), чтобы вопреки его воле добиться согласия на пересадку его органов или тканей; б) угрозе применения физического насилия (психическое принуждение) с целью получить согласие потерпевшего на трансплантацию.

Если в результате применения физического насилия потерпевшему будет причинен вред здоровью, квалифицируемый как тяжкий, средней тяжести или легкий, либо будут нанесены побои, квалификация должна быть осуществлена по совокупности ст. ст. 111 — 112, 115 — 116 УК и ст. 120 УК.

Состав преступления формальный, и преступление считается оконченным в момент самого факта домогательства со стороны виновного. В тех случаях, когда путем насилия или угрозы его применения виновному удалось добиться согласия потерпевшего на изъятие у него органа или ткани, ответственность наступает по совокупности совершенных преступлений, т.е. по ст. 120 УК и соответствующей статье, предусматривающей ответственность за причинение вреда здоровью в зависимости от наступившего результата.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Диспозиция ч. 2 ст. 120 УК предусматривает квалифицирующие признаки данного преступления, а именно принуждение к изъятию органов или тканей, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии или находящегося в материальной или иной зависимости от виновного. Под беспомощным состоянием следует понимать такое состояние потерпевшего, когда он не способен активно противодействовать виновному, однако способен дать осознанное согласие на пересадку его органов или тканей: например, потерпевший может находиться в болезненном состоянии, лишающем его возможности передвижения, являться престарелым. Иными словами, трактовка беспомощности в данном случае еще более узка по сравнению с п. «б» ч. 2 ст. 111 УК: сюда могут быть отнесены лишь физически беспомощные лица, однако способные дать осознанное согласие на пересадку органов или тканей; указанные действия, совершенные в отношении малолетних, душевнобольных, находящихся в состоянии сна или алкогольного опьянения, следует квалифицировать по соответствующей статье, предусматривающей ответственность за причинение вреда здоровью в зависимости от наступившего результата. Лицом, находящимся в материальной зависимости от виновного, может являться близкий родственник виновного или лицо, находящееся на его иждивении либо содержании, а также лицо, задолжавшее виновному определенную сумму денег и неспособное возвратить долг. Под иной зависимостью от виновного следует понимать служебную зависимость, зависимость, обусловленную известными виновному обстоятельствами, компрометирующими потерпевшего. Другими словами, это вопрос конкретного факта, который суд должен всесторонне оценить, признав за ним значение указанного квалифицирующего признака.

Заражение венерической болезнью (ст. 121 УК). Непосредственным объектом данного преступления является здоровье человека.

Объективная сторона характеризуется действием — введением в организм потерпевшего посредством полового сношения или бытовым путем возбудителей заразной венерической болезни. К венерическим болезням относятся, в частности, сифилис, гонорея, мягкий шанкр, паховый лимфогранулематоз. На квалификацию содеянного по ст. 121 УК не влияют вид, характер, методы и продолжительность лечения венерического заболевания. Заражение иными инфекционными заболеваниями не дает основания квалифицировать содеянное по ст. 121 УК.

В силу п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1973 г. N 15 «О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью» согласие потерпевшего на поставление его в опасность заражения венерической болезнью не является основанием для освобождения от уголовной ответственности лица, знавшего о наличии у него венерического заболевания и заразившего потерпевшего венерической болезнью. В настоящее время исходя из аналогии с примечанием к ст. 122 УК (предусматривающей ответственность за более опасное по сравнению со ст. 121 УК преступление) и положений теории уголовного права, допускающей согласие потерпевшего как обстоятельство, исключающее преступность деяния, согласие потерпевшего можно рассматривать как обстоятельство, исключающее ответственность за совершенное преступление. При этом допустима ссылка на ч. 2 ст. 14 УК.

Судебная практика по уголовным делам. С. 33.

Состав преступления материальный; оно признается оконченным с момента фактического заражения потерпевшего.

С субъективной стороны данное преступление может быть совершено с прямым или косвенным умыслом, а также по легкомыслию или по небрежности. Небрежность здесь мыслима постольку, поскольку осознание лицом того, что оно больно венерической болезнью, не исключает непредвидения им возможности заражения потерпевшего. Убежденность лица в том, что оно полностью излечилось от венерической болезни, исключает состав преступления.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее возраста 16 лет и страдающее венерическим заболеванием.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 121 УК) характеризуется совершением преступления в отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего. При заражении венерической болезнью несовершеннолетнего виновный должен заведомо осознавать, что потерпевший не достиг 18-летнего возраста.

Заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК). С точки зрения объективной стороны в ст. 122 УК предусмотрены три самостоятельных состава преступления (ч. ч. 1, 2 — 3 и 4 статьи соответственно).

В ч. 1 ст. 122 УК говорится о заведомом постановлении другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Следовательно, объективная сторона характеризуется действием, способ которого определяется характером распространения вируса иммунодефицита человека: путем полового сношения либо через кровь в процессе ее переливания, в результате попадания инфекции на поврежденную ткань человеческого тела или посредством использования для инъекций нестерильных шприцев. Попадание вируса в кровь создает реальную угрозу заболевания. Преступление считается оконченным в момент создания для другого лица ситуации, способной привести к заражению вирусом иммунодефицита человека, независимо от последствий, т.е. от того, заразилось ли лицо в действительности.

Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом, поскольку закон говорит о заведомом поставлении другого лица в опасность заражения вирусом иммунодефицита человека.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет. В законе прямо не указаны признаки специального субъекта при совершении данного преступления (лицо, являющееся носителем ВИЧ-инфекции и знающее об этом), поэтому вряд ли обоснованна такая суженная трактовка субъекта рассматриваемого состава преступления. Соответственно субъект данного преступления общий, т.е. как лицо, являющееся носителем ВИЧ-инфекции, так и иное лицо. Это позволяет привлекать к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 122 УК лиц, не являющихся носителями ВИЧ-инфекции, однако подвергающих других опасности заражения (например, через использование для инъекций нестерильных шприцев).

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 122 УК, характеризуется фактическим заражением другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у себя этой болезни. Способ передачи ВИЧ-инфекции может быть различным: путем полового сношения, переливания крови, через использование для инъекций нестерильных шприцев и т.д.

Квалифицированный состав (ч. 3 ст. 122 УК) предусматривает ответственность за заражение ВИЧ-инфекцией двух или более лиц либо заведомо несовершеннолетнего.

С субъективной стороны ч. ч. 2 — 3 ст. 122 УК характеризуются прямым или косвенным умыслом, а также легкомыслием или небрежностью. Небрежность здесь мыслима постольку, поскольку осознание лицом того, что оно является носителем ВИЧ-инфекции, не исключает непредвидения им возможности заражения потерпевшего.

В ч. 4 ст. 122 УК речь идет об ответственности за заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения виновным своих профессиональных обязанностей. Следовательно, объективная сторона характеризуется действием (бездействием), заключающимся в нарушении медицинским работником своих профессиональных обязанностей, надлежащее выполнение которых исключило бы заражение другого лица ВИЧ-инфекцией.

Субъективная сторона характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности; умышленное совершение указанных действий следует, как представляется, квалифицировать по направленности умысла либо как приготовление к убийству (ч. 3 ст. 30, ст. 105 УК), либо как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК) по признаку его опасности для жизни (п. 34 Правил).

Субъектом может быть только медицинский работник, т.е. лицо, которое ненадлежащим образом выполняет свои профессиональные обязанности (врач, медсестра, фельдшер и другие представители медицинского персонала, осуществляющие переливание крови, делающие внутримышечные или внутривенные инъекции, и т.д.).

Примечание к ст. 122 УК (распространяющееся только на ч. ч. 1 — 2 ст. 122 УК) предусматривает особое обстоятельство, исключающее преступность деяния: согласие потерпевшего. В качестве необходимых условий для применения примечания выступают добровольность и осознанность даваемого согласия, а также своевременная осведомленность потерпевшего о всех значимых обстоятельствах совершаемых в отношении его действий.

Незаконное производство аборта (ст. 123 УК). Непосредственным объектом незаконного производства аборта является жизнь или здоровье потерпевшей, которые ставятся под угрозу причинения вреда.

Объективная сторона этого преступления согласно диспозиции ч. 1 ст. 123 УК характеризуется незаконным производством аборта. При этом незаконность аборта в уголовно-правовом смысле сводится только к одному обстоятельству, а именно к совершению аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля. Иными словами, уголовная ответственность связывается не с самой по себе незаконностью операции, не с местом или способом ее проведения, а единственно с особенностью субъекта этого преступления, которой является отсутствие у него гинекологической специальности.

Состав преступления формальный. Незаконное производство аборта считается оконченным преступлением с момента изгнания плода независимо от того, причинен ли при этом иной вред здоровью беременной женщины.

С субъективной стороны незаконное производство аборта характеризуется прямым умыслом.

Субъект преступления специальный: лицо, достигшее возраста 16 лет и не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля.

Насильственное производство аборта вопреки желанию беременной женщины следует квалифицировать по ст. 111 УК как причинение тяжкого вреда здоровью.

Квалифицированный состав (ч. 3 ст. 123 УК) предполагает ответственность за незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью. В данном случае имеет место преступление с двумя формами вины. При этом психическое отношение виновного к незаконному производству аборта характеризуется прямым умыслом, а к смерти потерпевшей или причинению тяжкого вреда ее здоровью — неосторожностью в виде легкомыслия либо небрежности.

Неоказание помощи больному (ст. 124 УК). Непосредственный объект данного преступления — здоровье, а в квалифицированном составе также и жизнь человека.

Объективная сторона характеризуется бездействием — неоказанием помощи больному без уважительных причин, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного (ч. 1 ст. 124 УК). Неоказание помощи больному может выразиться в неявке врача к больному по вызову, в отказе принять больного в поликлинике, провести необходимое лечение в стационаре, в отказе хирурга сделать в экстренном порядке операцию и т.п. Под уважительными причинами, оправдывающими бездействие лица, не оказавшего помощи больному, следует понимать непреодолимую силу (наводнение, обвалы, снежные заносы и прочие стихийные бедствия, а также военные действия, эпидемии и другие чрезвычайные и неотвратимые события); состояние крайней необходимости (например, случаи, когда врач вынужден был оказывать помощь другому тяжелобольному); болезнь самого врача, лишающая его возможности оказать помощь больному; недостаточный профессионализм и компетентность самого врача и т.п. Установление уважительной причины в каждом конкретном случае — вопрос факта. Состав преступления материальный; преступление следует считать оконченным в случае причинения средней тяжести вреда здоровью потерпевшего.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется виной в форме неосторожности в виде легкомыслия или небрежности.

Субъект преступления специальный — лицо, достигшее возраста 16 лет и обязанное оказывать помощь больному в соответствии с законом или специальным правилом. Субъектами этого преступления могут быть медицинские и фармацевтические работники, т.е. врачи, медсестры, фельдшеры, фармацевты и др.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 124 УК) предполагает ответственность за неоказание помощи больному, повлекшее его смерть либо причинение тяжкого вреда его здоровью.

Оставление в опасности (ст. 125 УК). Непосредственным объектом являются жизнь или здоровье человека, которые ставятся под угрозу причинения вреда.

Объективная сторона характеризуется бездействием, выражающимся в заведомом оставлении без помощи лица в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, когда виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан проявлять о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни состояние.

Бездействие виновного выражается в том, что он оставляет потерпевшего без помощи в опасном для жизни или здоровья состоянии, хотя обязан и имеет возможность оказать помощь такому лицу. Под опасным для жизни и здоровья состоянием следует понимать наличие реальной угрозы наступления смерти или причинения вреда здоровью потерпевшего. Опасное для жизни и здоровья потерпевшего состояние может быть вызвано как личными свойствами потерпевшего (он лишен возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни), так и его беспомощностью, возникающей в конкретной ситуации по каким-то не зависящим от виновного причинам: ухудшение состояния здоровья, обморочное состояние, стихийное бедствие (например, пожар, ураган, затопление жилища), судороги в воде, лишающие возможности доплыть до берега и влекущие с неизбежностью гибель, и т.п. Такое состояние беспомощности может быть также результатом предшествующих действий виновного, поставившего потерпевшего в опасное для его жизни и здоровья состояние. Другими словами, опасная для жизни и здоровья потерпевшего ситуация может наличествовать или создаться как сама по себе (и тогда для наступления уголовной ответственности требуется установить лежавшую на лице до того обязанность заботиться о потерпевшем), так и поведением виновного (и тогда наступление уголовной ответственности обусловливается возникающей уже из предшествующего поведения виновного обязанностью заботиться о потерпевшем).

Обязанность оказать помощь лицу, находящемуся в опасности для жизни и здоровья состоянии, вытекает из родственных отношений. Например, родители должны заботиться о несовершеннолетних детях, а взрослые дети — о своих престарелых родителях, опекуны — об опекаемых. Кроме того, такая обязанность возникает из служебного долга — например, воспитателя в детском саду, учителя в школе, инструктора туристической группы, спортивного тренера; из договора — например, домработницы, совершающей прогулки с ребенком, частного телохранителя; из добровольно принятой на себя внедоговорной обязанности заботиться о ком-либо. Названная обязанность возникает у виновного и тогда, когда своими действиями он создал ситуацию, опасную для жизни и здоровья потерпевшего.

Примером оставления в опасности является дело Г. и Гр. 24 декабря 1999 г. днем А., Г., Гр. и Т. на автомашине ГАЗ-53 выехали из села для перевозки дров. Машина забуксовала в глубоком снегу. Не сумев ее вытащить, они решили идти домой пешком. По дороге все, кроме А., распили две бутылки водки. А. быстрым шагом пошел впереди остальных и дошел до дома. У Т. заболела нога, и, не дойдя 4 км до села, он не смог идти дальше без помощи Г. и Гр. Они несли его на плечах, а затем Гр. пошел в село за машиной. Г. и Т. должны были разжечь костер и ждать помощи. Гр., дойдя до села, не смог найти машину, пришел домой и лег спать. Г. не смог разжечь костер, и они с Т. вышли на дорогу. Услышав шум двигателя автомашины, Г. пошел вперед, надеясь ее встретить. Не увидев машины, дошел до села и лег спать дома, оставив беспомощного Т. на тридцатиградусном морозе. От переохлаждения тот умер. Как указала Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, осуждение Гр. за оставление в опасности необоснованно: он не был обязан заботиться о Т., и последний оказался в опасном состоянии не по его вине, поскольку Гр. не оставлял его одного. Напротив, осуждение Г. по ст. 125 УК обоснованно, поскольку он остался с потерпевшим, взялся разжечь костер, т.е. добровольно принял на себя обязанность заботиться о погибшем, и, покинув потерпевшего, поставил его в опасное для жизни состояние, имея возможность и обязанность оказать ему помощь .

БВС РФ. 2003. N 4. С. 10 — 11.

Для наступления уголовной ответственности по ст. 125 УК требуется установить не только, что лицо было обязано оказать помощь потерпевшему, но и что оно имело возможность оказать такую помощь без реальной опасности для своей жизни или здоровья.

Уголовно наказуемого бездействия не будет в случае, когда лицо своевременно сообщает о необходимости оказания помощи потерпевшему в «скорую помощь», милицию, пожарную охрану, но помощь не оказывается вовремя вследствие упущений в работе соответствующих служб.

Уголовно наказуемого бездействия, как последовательно считает судебная практика, не будет также в том случае, когда в опасное для жизни или здоровья состояние потерпевший был поставлен предшествующими умышленными преступными действиями виновного . В таком случае умышленные действия, связанные с созданием угрожающей для жизни или здоровья лица ситуации, неизбежно, в силу самой своей природы предполагают оставление лица в опасности, и такое оставление в опасности учитывается законодателем при установлении санкций за конкретное умышленное преступление. И напротив, если в опасное для жизни или здоровья состояние потерпевший был поставлен предшествующими неосторожными преступными действиями виновного, последующее оставление потерпевшего в опасности следует квалифицировать по совокупности соответствующего неосторожного преступления (если оно наличествует) со ст. 125 УК. В частности, как указывается в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. N 11 «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях» , действия водителя, виновного в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшем причинение потерпевшему вреда здоровью, и заведомо оставившего без помощи потерпевшего, находящегося в опасном для жизни состоянии, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 125 и 264 УК. Ответственность за оставление в опасности не исключается и в том случае, если в опасное для жизни или здоровья состояние потерпевший был поставлен предшествующими невиновными действиями лица, поскольку в ряде случаев законодательство устанавливает прямую обязанность оказать помощь тому, кто находится в опасном для жизни или здоровья состоянии, независимо от предшествующей виновности или невиновности бездействующего (например, п. 2.5 Правил дорожного движения РФ 1993 г.). В частности, как также указывается в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. N 11 «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях», если водитель не был виновен в преступном нарушении указанных правил, но жизнь или здоровье потерпевшего были поставлены под угрозу в результате происшествия с управляемым им транспортным средством, то невыполнение водителем обязанности по оказанию помощи потерпевшему влечет ответственность по ст. 125 УК.

БВС РФ. 2004. N 1. С. 15.

Судебная практика по уголовным делам. С. 15 — 19.

Состав преступления формальный; преступление считается оконченным с момента оставления потерпевшего в опасности независимо от наступления или ненаступления последствий в виде смерти или причинения вреда здоровью. Наступление смерти или причинение тяжкого вреда здоровью при неосторожном отношении к наступлению этих последствий со стороны виновного полностью охватывается ст. 125 УК и дополнительной квалификации по ст. ст. 109, 118 УК не требует.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом, поскольку оставление в опасности предполагает наличие заведомости. Оставление в опасности, сопровождающееся предвидением реальной возможности или неизбежности смертельного исхода либо причинения вреда здоровью и желанием либо сознательным допущением (или безразличным отношением) таких последствий следует квалифицировать по ст. ст. 105, 111 — 112, 115 УК как причинение смерти или вреда здоровью посредством бездействия.

Преступление, предусмотренное ст. 125 УК, может быть совершено только специальным субъектом, которым могут быть лица, достигшие возраста 16 лет, обязанные заботиться о потерпевшем или поставившие его в опасное для жизни или здоровья состояние.