Ст 301 ч 4 коап

Статья 301. Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей

1. Заведомо незаконное задержание —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. Заведомо незаконные заключение под стражу или содержание под стражей —

наказываются принудительными работами на срок до четырех лет либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

Комментарий к статье 301

Основным объектом данного преступления являются интересы правосудия. Дополнительный объект — интересы личности (конституционные свобода и неприкосновенность личности).

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в посягательстве на важнейшие конституционные права и свободы граждан. Тот факт, что лицо лишается свободы и личной неприкосновенности на основании незаконных решений органов, осуществляющих правосудие и предварительное расследование, увеличивает степень общественной опасности и позволяет рассматривать данное деяние как преступление именно против правосудия.

Незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей не только причиняет существенный вред интересам и престижу правосудия и правоохранительных органов, но и посягает на гарантированную конституционную свободу и неприкосновенность личности.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, заключается в заведомо незаконном задержании.

Подобные меры процессуального принуждения предусмотрены как в уголовно-процессуальном (ст. ст. 91, 92 УПК РФ), так и в административном законодательстве (ст. 27.3 КоАП РФ). Исторически рассматриваемый состав преступления предусматривает уголовную ответственность именно за заведомо незаконное уголовно-процессуальное задержание.

Под задержанием подозреваемого согласно п. 11 ст. 5 УПК РФ подразумевается мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления.

Основание задержания предусмотрено ст. 91 УПК РФ. Орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

О произведенном задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязаны сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого.

При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство, которое с материалами дела должно быть представлено судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания (ч. 3 ст. 108 УПК РФ).

Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ).

Порядок задержания подозреваемого предусмотрен ст. 92 УПК РФ.

В практической деятельности возможна ситуация, когда само задержание было произведено с соблюдением требований закона, но впоследствии подозреваемый не был своевременно освобожден. В данной ситуации также можно говорить о незаконном задержании.

На основании изложенного можно выделить следующие критерии незаконности задержания:

— отсутствие указанных в законе оснований для задержания;

— нарушение процессуального оформления задержания;

— задержание лица, подлежащего освобождению, свыше положенного срока.

Заведомо незаконное задержание — преступление с формальным составом.

В соответствии с вышеизложенным преступление будет окончено:

— в случае совершения задержания без достаточных к тому оснований — с момента фактического задержания (п. 15 ст. 5 УПК РФ);

— в случае производства задержания при наличии законных оснований, но нарушении порядка, предусмотренного ст. 92 УПК РФ, — спустя 3 часа после фактического доставления подозреваемого в орган дознания, следователю или прокурору;

— в случае, когда подозреваемому не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не отложил окончательное принятие решения в порядке, установленном п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ, преступление считается оконченным через 48 часов с момента фактического задержания.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. Это следует из используемого в диспозиции термина «заведомо», который указывает на тот факт, что лицо до начала деяния ясно представляет незаконный характер своего действия и тем не менее желает его совершить. Лицо осознает общественную опасность содеянного, осознает, что действует незаконно (интеллектуальный момент), и желает совершить указанные действия (волевой момент).

Мотивы задержания могут быть различными и на квалификацию не влияют.

Субъекты незаконного задержания в основном перечислены в ч. 1 ст. 91 УПК РФ, устанавливающей перечень органов и лиц, правомочных производить задержание, — орган дознания, дознаватель, следователь. Поэтому, например, не является субъектом незаконного задержания участковый уполномоченный милиции, если ему не поручено проведение дознания.

Начальник органа дознания является субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, в том случае, если он действует как дознаватель в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 41 УПК РФ.

Если в соответствии с ч. 2 ст. 39 УПК РФ руководитель следственного органа принял уголовное дело к своему производству и производит предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя (ст. 38 УПК РФ) и (или) руководителя следственной группы (ст. 163 УПК РФ), то он будет являться субъектом данного преступления.

В случаях, когда начальник места содержания подозреваемого в соответствии с ч. 3 ст. 94 УПК РФ не освободит по истечении 48 часов подозреваемого из мест содержания, он также будет являться субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, если постановление судьи о применении к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока содержания под стражей не поступит в течение 48 часов с момента задержания.

Судья, который заведомо незаконно продлил срок задержания на основании п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ, подлежит ответственности по ст. 305 «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» УК РФ.

При решении вопроса о наличии субъекта заведомо незаконного задержания необходимо точно устанавливать должностное положение лица на момент совершения деяния. Так, к примеру, отсутствие соответствующих приказов о возложении на лицо полномочий следователя, дознавателя может свидетельствовать об отсутствии субъекта преступления.

При отграничении заведомо незаконного задержания, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, от иных составов преступлений следует помнить, что заведомо незаконное задержание в качестве преступления имеет место, если: 1) посягательство осуществляется на интересы правосудия; 2) задержание обладает необходимыми признаками уголовно-процессуального задержания и производится без предусмотренного законом основания; 3) субъект наделен правом задержания; 4) субъектом осознается незаконность действий и они совершаются им умышленно.

Часть 2 ст. 301 УК РФ устанавливает ответственность за заведомо незаконные заключение под стражу или содержание под стражей.

В ч. 1 ст. 97 УПК РФ указаны основания заключения под стражу.

Порядок заключения под стражу предусмотрен ст. 108 УПК РФ.

Исходя из положений вышеназванных норм закона можно сделать вывод о том, что незаконным заключение под стражу будет в случаях, когда:

а) заключение под стражу применено к лицу, в отношении которого заведомо незаконно осуществляется уголовное преследование;

б) заключение под стражу осуществлено при отсутствии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 97 УПК РФ;

в) заключение под стражу применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое не предусмотрено наказание в виде лишения свободы свыше двух лет;

г) заключение под стражу избрано в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, при отсутствии обстоятельств, перечисленных в п. п. 1 — 4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ;

д) заключение под стражу применено в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести.

Из содержания ч. 3 ст. 108 УПК РФ следует, что при необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство.

Рассмотрев ходатайство и признав изложенные в нем доводы убедительными, судья выносит постановление об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу (п. 1 ч. 7 ст. 108 УПК РФ), которое подлежит немедленному исполнению. Если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносится определение или постановление (ч. 10 ст. 108 УПК РФ).

С учетом вышеизложенного и положений п. 29 ст. 5 УПК РФ, согласно которому применение меры пресечения — процессуальное действие, осуществляемое с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или изменения, преступление в виде заведомо незаконного заключения под стражу следует считать оконченным с момента вынесения судьей постановления об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу.

Указанный вывод вытекает из Постановления Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П , в котором указано, что постановление о заключении под стражу даже в случаях, когда оно не приведено в исполнение, затрагивает права и свободы гражданина, нарушает неприкосновенность личности, в том числе психическую, оказывает давление на сознание и поступки человека.

СЗ РФ. 1995. N 19. Ст. 1764.

Субъективную сторону рассматриваемого преступления составляет прямой умысел, о чем свидетельствует указание законодателя на признак заведомости.

Мотивы совершения преступления на квалификацию влияния не оказывают, но могут учитываться при назначении наказания.

Если заключение под стражу было неумышленным (недобросовестное отношение к своим обязанностям, ошибочная оценка обстоятельств дела), то уголовная ответственность по ст. 301 УК РФ исключается. Но при наличии необходимых признаков возможна квалификация по ст. 293 «Халатность» УК РФ.

Уголовный кодекс РФ не указывает, кто может быть субъектом заведомо незаконного заключения под стражу. Но очевидно, что таким субъектом может быть то лицо, которое вправе произвести заключение под стражу.

Однако в соответствии со ст. 22 Конституции РФ арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. Конкретизируя положение данной статьи Конституции РФ, УПК РФ в ч. 1 ст. 108 устанавливает, что заключение под стражу подозреваемого или обвиняемого в качестве меры пресечения применяется по судебному решению.

Следовательно, субъектом преступления может быть только судья. Дознаватели и следователи лишены права заключения под стражу, равно как и прокуроры лишены права санкционировать заключение под стражу.

В этой связи ст. 301 УК РФ в рассматриваемом случае следует признать специальной по отношению к общей норме (ст. 305 УК РФ), устанавливающей ответственность за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Согласно п. 42 ст. 5 УПК РФ содержание под стражей — это пребывание лица, задержанного по подозрению в совершении преступления либо обвиняемого, к которому применена мера пресечения в виде заключения под стражу, в следственном изоляторе либо ином месте, определяемом федеральным законом.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ четко указывает сроки содержания под стражей в качестве меры пресечения, а также основания для ее отмены или изменения. Нарушение этих сроков, игнорирование оснований для отмены или изменения меры пресечения могут образовать состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 301 УК РФ.

Сроки содержания под стражей установлены ст. 109 УПК РФ.

Итак, избрание меры пресечения и продление срока содержания под стражей осуществляются в соответствии с ч. 3 ст. 108, ч. ч. 2, 3, п. 1 ч. 8 ст. 109 УПК РФ.

Если мера пресечения в виде заключения под стражу на основании ст. 100 УПК РФ была избрана в отношении подозреваемого, то не позднее десяти суток с момента ее применения ему должно быть предъявлено обвинение. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется.

Отмена или изменение меры пресечения осуществляется в соответствии со ст. 110 УПК РФ.

Содержание под стражей будет признано незаконным, если эта мера пресечения продолжает применяться:

— после истечения установленного законом срока и при отсутствии его продления;

— после того, как она была отменена или изменена;

— после того, как в ней отпала необходимость;

— при отсутствии законных оснований для продления.

Заведомо незаконное содержание под стражей — преступление с формальным составом.

Момент окончания преступления будет различным в зависимости от обстоятельств:

а) в случае содержания под стражей, после того как отпали законные основания для этого, преступление окончено:

— с момента истечения установленного законом срока задержания;

— сразу после вынесения постановления о его отмене или изменении;

— сразу после того, как в нем отпала необходимость;

б) в случае незаконного содержания под стражей, связанного с необоснованным продлением срока, преступление будет оконченным с момента вынесения постановления о продлении срока содержания под стражей.

Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность деяния, понимает, что действует незаконно, и желает совершить указанные действия. Мотивы, которыми руководствуется виновный, могут быть различными и на квалификацию преступления не влияют.

Субъектом рассматриваемого состава преступления является начальник места содержания под стражей, который не освободил из-под стражи обвиняемого (подозреваемого) при наличии законных оснований для этого.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых являются: следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы; изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел; изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых пограничных органов Федеральной службы безопасности.

Местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых могут являться также учреждения уголовно-исполнительной системы, исполняющие уголовное наказание в виде лишения свободы, и гауптвахты.

В случаях, когда задержание по подозрению в совершении преступления осуществляется в соответствии с УПК РФ капитанами морских судов, находящихся в дальнем плавании, или начальниками зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовками, подозреваемые содержатся в помещениях, которые определены указанными должностными лицами и приспособлены для этих целей.

Действия дознавателя и следователя, которые заведомо незаконно возбудили перед судом ходатайство о продлении срока содержания под стражей, следует квалифицировать по ст. 285 УК РФ.

Проанализированные выше составы преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 301 УК РФ, следует отличать от состава незаконного лишения свободы, предусмотренного ст. 127 УК РФ, прежде всего по субъекту — за последнее преступление может отвечать только частное лицо.

Квалифицирующим обстоятельством преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 301 УК РФ, является в соответствии с ч. 3 ст. 301 УК РФ наступление тяжких последствий. К таковым могут быть отнесены, например, длительное содержание под стражей невиновного человека, самоубийство подозреваемого (обвиняемого), а также его близких в качестве протеста по поводу незаконности примененных по отношению к нему мер, лишение его жизни другими задержанными или заключенными под стражу, наступление тяжкой болезни, в том числе психического заболевания, существенное нарушение конституционных прав граждан (жилищных, трудовых и т.п.), оставление членов семьи потерпевшего без кормильца и т.п.

Содеянное может быть квалифицировано по ч. 3 ст. 301 УК РФ только при наличии причинной связи между незаконными задержанием, заключением под стражу или незаконным содержанием под стражей и наступившими тяжкими последствиями.

Субъективная сторона квалифицированного состава преступления может характеризоваться виной в виде прямого или косвенного умысла, а также двумя формами вины.

Статья 27.3. Административное задержание

1. Анализ правил ч. 1 и 2 ст. 27.3 позволяет сделать ряд выводов:

1) в них дается легальное (но только для целей КоАП) определение административного задержания — самостоятельного вида мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении;

2) административное задержание представляет собой кратковременное (по общему правилу не более 3 часов, см. об этом коммент. к ст. 27.5) ограничение свободы физического лица (т.е. оно применяется против воли задержанного), достигшего возраста, с которого наступает административная ответственность (см. коммент. к ст. 2.3);

3) цели административного задержания — обеспечить:

правильное и своевременное рассмотрение дела об административном правонарушении (см. об этом коммент. к ст. 29.1-29.11);

исполнение постановления об административном правонарушении (см. об этом коммент. к ст. 31.1-32.1).

В иных целях (например, в профилактических) применять административное задержание недопустимо. В практике возникает вопрос: не противоречат ли правила ч. 1 ст. 27.3 (о целях административного задержания) правилам ч. 1 ст. 27.1 (о том, что целями мер по обеспечению производства по делу об административном правонарушении являются также пресечение административного правонарушения, установление личности нарушителя)? Безусловно, противоречие налицо. Конечно, в ходе административного задержания прежде всего устанавливается личность правонарушителя (см. также коммент. к ст. 27.5);

4) административное задержание — исключительная мера обеспечения производства по делу. Оно может быть применено лишь в случаях, прямо указанных в ч. 2 ст. 27.3. Лицо, допустившее незаконное задержание, должно быть привлечено к ответственности (вплоть до уголовной — по ст. 301 УК, см. об этом в книге: Гуев А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (для предпринимателей). Изд. 5-е. М.: Изд-во «Экзамен», 2006);

5) административное задержание вправе осуществить лишь должностное лицо (а в ряде случаев и иные уполномоченные лица, например, рядовые сотрудники, служащие) органов, прямо указанных в п. 1-10 ч. 1 ст. 27.3 (см. об их отличиях от должностных лиц коммент. к ст. 2.4, 2.5). Примером таких уполномоченных лиц могут служить военнослужащие (в т.ч. рядовые) пограничных органов, а также (с 01.07.2003) должностные лица органов Федеральной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Нужно учитывать, что п. 9 введен в ч. 1 ст. 27.3 Законом N 57 от 29.04.06 и вступил в силу с 15.05.06; п. 10 введен в ч. 1 ст. 27.3 Законом N 78 от 03.06.07 (в ред. от 02.10.07) и вступил в силу с 19.06.06 (с 06.10.07 — в отношении задержания судебными приставами лиц, совершивших АП, предусмотренные в ст. 17.9, 17.14, 17.15);

6) перечень лиц, которые вправе осуществлять административное задержание (из числа являющихся сотрудниками органов, упомянутых в п. 1-10 ч. 1 ст. 27.3), устанавливается только федеральными законами (например, Законом о милиции, Законом об ОРД, Законом о границе, Законом о ФСБ) и изданными в соответствии с ними правовыми актами ФОИВ. См. например, о перечнях таких лиц: приказ МВД от 02.06.05 N 444 (в ред. от 16.06.08); приказ ФСБ от 06.09.07 N 453; приказ ФТС от 15.03.05 N 198 (в ред. 23.04.07), приказ ФСКН от 07.02.06 N 44; о том, что ч. 1 ст. 27.3 не противоречит Конституции РФ см. постановление КС от 16.06.09 N 9-П.

2. Применяя правила ч. 3-5 ст. 27.3, нужно обратить внимание на ряд важных обстоятельств:

1) по просьбе задержанного (в т.ч. и по устной) о его задержании необходимо уведомить (по телефону, через посыльного, повесткой, телеграммой и т.п.) одного из родственников (круг их указан в Примечании к ст. 25.6), администрацию (либо иного работодателя, например, индивидуального предпринимателя) по месту его работы либо учебы, а также защитника (см. о том, кто может быть защитником для целей КоАП, коммент. к ст. 25.5);

2) об административном задержании несовершеннолетнего (т.е. лица, не достигшего 18 лет, ст. 21 ГК) в обязательном порядке (даже если задержанный об этом не просит) уведомляются родители, иные законные представители (опекун, попечитель и т.п.);

3) должностное (иное уполномоченное) лицо обязано разъяснить задержанному его права и обязанности, предусмотренные в КоАП, о чем делается запись в протоколе об административном задержании (см. коммент. к ст. 27.4);

4) часть 4.1 введена в ст. 27.3 Законом N 203 от 04.12.06 и вступила в силу с 01.01.07.

О задержании транспортного средства см. коммент. к ст. 27.13. Как отмечалось выше различные федеральные органы исполнительной власти издали нормативные правовые акты в целях правильного применения ст. 27.3 (см. например, приказы МВД от 02.06.05 N 444 «О полномочиях должностных лиц МВД РФ и ФМС РФ по составлению протоколов по делам об административных правонарушениях и административному задержанию»; ФТС от 15.03.05 N 198 «О должностных лицах таможенных органов РФ уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях и осуществлять административное задержание»; Росатома от 13.04.06 N 168 «О реализации отдельных положений КоАП» и др.). Эти акты подлежат применению поскольку не противоречат нормам КоАП.

Ст 301 ч 4 коап

Кодекс РФ об административных правонарушениях:

Статья 30.1 КоАП РФ. Право на обжалование постановления по делу об административном правонарушении

1) вынесенное судьей — в вышестоящий суд;

2) вынесенное коллегиальным органом — в районный суд по месту нахождения коллегиального органа;

3) вынесенное должностным лицом — в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу либо в районный суд по месту рассмотрения дела;

3.1) вынесенное должностным лицом, указанным в части 2 статьи 23.79 , части 2 статьи 23.79.1 или части 2 статьи 23.79.2 настоящего Кодекса, — в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу, в уполномоченный соответствующим нормативным правовым актом Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации или соглашением о передаче осуществления части полномочий федеральный орган исполнительной власти либо в районный суд по месту рассмотрения дела;

4) вынесенное иным органом, созданным в соответствии с законом субъекта Российской Федерации, — в районный суд по месту рассмотрения дела.

1.1. Постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное судьей, может быть также обжаловано в вышестоящий суд должностным лицом, уполномоченным в соответствии со статьей 28.3 настоящего Кодекса составлять протокол об административном правонарушении.

2. В случае, если жалоба на постановление по делу об административном правонарушении поступила в суд и в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу, жалобу рассматривает суд.

По результатам рассмотрения жалобы выносится решение.

3. Постановление по делу об административном правонарушении, связанном с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

4. Определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении обжалуется в соответствии с правилами, установленными настоящей главой.

Вернуться к оглавлению : КоАП РФ с последними изменениями (в действующей редакции)

Комментарии к статье 30.1 КоАП РФ , судебная практика применения

Могут ли обжаловать постановление по делу об административном правонарушении, решение суда должностные лица, составившие протокол?

Частью 1.1 статьи 30.1 КоАП РФ должностным лицам, уполномоченным в соответствии со статьей 28.3 КоАП РФ составлять протокол об административном правонарушении , предоставлено право обжаловать вынесенное судьей постановление по делу об административном правонарушении в вышестоящий суд. К таким лицам относится любое должностное лицо органа, выявившего правонарушение, и уполномоченное в соответствии со статьей 28.3 КоАП РФ составлять протоколы о данных административных правонарушениях (как непосредственно составившее этот протокол, так и его не составлявшее). Однако названные должностные лица не обладают правом на обжалование указанного постановления в порядке надзора ( статья 30.12 КоАП РФ ).

Должностное лицо, вынесшее постановление по делу об административном правонарушении, вправе обжаловать в вышестоящий суд решение судьи по жалобе на это постановление, в том числе в порядке надзора (часть 5 статьи 30.9 , часть 4 статьи 30.12 КоАП РФ).

Следует также иметь в виду, что часть 5 статьи 30.9 КоАП РФ не наделяет полномочиями по обжалованию решения суда по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении, вынесенному коллегиальным органом, должностных лиц этого органа… См. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Территориальная подсудность дел по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано в районный суд по месту рассмотрения дела, а военнослужащими (гражданами, проходящими военные сборы) — в гарнизонный военный суд ( статья 29.5 КоАП РФ ).

При определении территориальной подсудности дел по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенные должностными лицами, необходимо исходить из территории, на которую распространяется юрисдикция должностных лиц, а не из места расположения органа, от имени которого должностным лицом составлен протокол или вынесено постановление по делу об административном правонарушении в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 28.6 и статьей 29.10 КоАП РФ . То есть в таких ситуациях территориальная подсудность рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях должна определяться местом совершения правонарушения, а не местом нахождения соответствующего органа.

Аналогичный порядок применяется при определении территориальной подсудности рассмотрения жалоб на решения вышестоящих должностных лиц, принятые по результатам рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенные в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 28.6 и статьей 29.10 КоАП РФ. См. п. 30 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5

Порядок обжалования и вступления в законную силу постановлений и (или) решений по делам об административных правонарушениях зависит от того, каким органом рассматривалось дело.

Если дело рассматривалось органом (должностным лицом), уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, то его постановление может быть обжаловано в районный суд, а военнослужащими — в гарнизонный военный суд (пункты 2 и 3 части 1 статьи 30.1 КоАП РФ). Решение судьи районного суда или гарнизонного военного суда, принятое по жалобе на такое постановление, может быть обжаловано в соответствии с частями 1 и 2 статьи 30.9 КоАП РФ в вышестоящий суд. Постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, вынесенное органом (должностным лицом), уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, или арбитражным судом, согласно части 3 статьи 30.1 КоАП РФ может быть обжаловано в арбитражный суд в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и статьями 10, 26, 36 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации». Постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, вынесенное судьей суда общей юрисдикции, может быть обжаловано в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 30.1 КоАП РФ в вышестоящий суд общей юрисдикции. При этом необходимо учитывать, что жалобы указанных лиц на постановление о привлечении к административной ответственности, исходя из положений, закрепленных в части 3 статьи 30.1 КоАП РФ и пункте 3 части 1 статьи 29 АПК РФ, подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции, если юридическое лицо или индивидуальный предприниматель привлечены к административной ответственности не в связи с осуществлением указанными лицами предпринимательской и иной экономической деятельности См. п. 33 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5)

Переквалификация на другую статью КоАП РФ при рассмотрении жалобы на постановление (позиция Верховного Суда РФ):

«Вопрос 6: Можно ли при рассмотрении жалобы на вступившее в законную силу постановление судьи по делу об административном правонарушении переквалифицировать действия лица на другую статью (часть статьи) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, если это не ухудшает положения лица, но в соответствии с требованиями главы 23 КоАП РФ дело становится подведомственным несудебным органам или должностным лицам?

Ответ: В соответствии с п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», если при рассмотрении дела будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, судья может переквалифицировать действия (бездействие) лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, при условии, что это не ухудшает положения лица, в отношении которого возбуждено дело, и не изменяет подведомственности его рассмотрения.

…Таким образом, если при поступлении дела в суд действия виновного лица были квалифицированы по статьям, рассмотрение которых отнесено к подведомственности суда, а при рассмотрении жалобы судья вышестоящего суда пришел к выводу о необходимости переквалификации действий лица на другую статью (часть статьи) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, рассмотрение которых отнесено к компетенции должностных лиц или несудебных органов, то переквалификация действий лица возможна с учетом того, что назначаемое наказание будет мягче и данные дела не относятся к компетенции арбитражных судов» («Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2007 года», утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 30.05.2007, извлечение)

Статья 301 УК РФ. Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (действующая редакция)

1. Заведомо незаконное задержание —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. Заведомо незаконные заключение под стражу или содержание под стражей —

наказываются принудительными работами на срок до четырех лет либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 301 УК РФ

1. Объективная сторона преступления состоит в заведомо незаконном задержании, заключении под стражу или содержании под стражей.

Закон устанавливает раздельно ответственность за незаконное задержание и за заключение под стражу или содержание под стражей, предусмотрев их в разных частях комментируемой статьи исходя из общественной опасности деяний.

2. Задержание как мера процессуального принуждения применяется к лицу, подозреваемому в совершении преступления, в целях оперативного раскрытия преступления и изобличения виновного. Оно возможно в случаях и по основаниям, исчерпывающе предусмотренным в УПК РФ.

Незаконным будет задержание, осуществленное при отсутствии указанных в законе оснований или с нарушением хотя бы одного из ограничительных условий. Подпадает под признаки комментируемой статьи задержание, произведенное с грубым нарушением установленной законом процедуры применения этой меры уголовно-процессуального принуждения (например, без составления протокола, без указания в нем времени задержания или времени его составления).

3. Заключение под стражу является самой строгой мерой пресечения, и его законность определяется как общими условиями, относящимися ко всем мерам процессуального принуждения, так и нормами, непосредственно регламентирующими применение именно этой меры.

Незаконным считается заключение под стражу, если отсутствуют указанные в законе основания для этого или нарушаются правила и порядок его избрания.

4. Уголовно-процессуальным законодательством определены сроки содержания под стражей, нарушение которых образует самостоятельный вид рассматриваемого преступления, указанного в ч. 2 ст. 301 УК.

5. Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей имеют формальный состав преступления. Их следует считать оконченными с момента совершения перечисленных в законе действий.

6. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

7. Субъект преступления — должностное лицо, обладающее правом задержания или заключения под стражу. Ответственность за незаконное задержание могут нести лишь работники органов дознания или следователи, а за незаконные заключение под стражу и содержание под стражей — судьи.

8. Тяжкие последствия (ч. 3 ст. 301 УК) — оценочный признак. К их числу могут быть отнесены самоубийство потерпевшего или покушение на него, психическое заболевание или иное причинение вреда здоровью, тяжелое материальное положение семьи и т.п.

Ст 301 ч 4 коап

Кочубеевский районный суд Ставропольского края

председательствующего судьи Гедыгушева А.И.

при секретаре Сычёвой Е.Ю.

рассмотрев в открытом судебном заседании 25 января 2010 года жалобу М. на постановление мирового судьи судебного участка № 4 Кочубеевского района Ставропольского края Добрыдневой С.И. от 18 декабря 2009 года по делу об административном правонарушении,

У С Т А Н О В И Л:

Постановлением мирового судьи судебного участка №4 Кочубеевского района Ставропольского края Добрыдневой С.И. от 18 декабря 2009 года М. признан виновным в том, что он, 28 ноября 2009 года в 10 часов 40 минут на 253 км федеральной автодороги «Кавказ», имея признаки алкогольного опьянения (запах алкоголя изо рта), управлял автомобилем Пежо, не выполнил законное требование сотрудников милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, чем нарушил п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ, и на основании ч.1 ст.12.26 КоАП РФ был подвергнут административному наказанию в виде лишения специального права управления транспортными средствами сроком на полтора года.

М. не согласился с данным постановлением и предъявил жалобу в Кочубеевский районный суд, в которой указал, что судом были существенно нарушены нормы процессуального права, предусмотренные КоАП РФ, а именно: нарушены процессуальные нормы ст.29.7 КоАП РФ; не учтены его объяснения в судебном заседании; не приняты во внимание показания свидетелей Г., Л., З., врача-специалиста К., которые суд безосновательно критически оценил. 28.11.2009 года он действительно был вынужден отказаться от прохождения медицинского освидетельствования в связи с форс-мажорными обстоятельствами, поскольку вез свою мать в больницу, которая была в состоянии гипертонического криза. По его просьбе брат отвез маму в больницу, где ей была оказана медицинская помощь. В дальнейшем, после составления протокола об административном правонарушении, он позвонил своему товарищу, который приехал на место его задержания, где работники ГИБДД передали ему его автомобиль на право управления. Затем в МУЗ «Кочубеевская ЦРБ» в порядке самообращения он прошел медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, после чего получил протокол медицинского освидетельствования, в котором указано, что «гр-н М. трезв, признаков употребления алкоголя нет». Однако, суд критически оценил вышеуказанный протокол, в связи с чем, считает вывод суда несостоятельным и неправильным. Просит постановление мирового судьи отменить, и производство по делу прекратить.

В судебном заседании М. доводы жалобы поддержал и просил постановление мирового судьи отменить, и производство по делу прекратить.

В судебном заседании защитник М. – Г. доводы жалобы его доверителя поддержал. Пояснил, что оснований для составления протокола в отношении М., не было. Голословные утверждения сотрудников милиции о том, что от М. был запах алкоголя изо рта, опровергаются протоколом медицинского освидетельствования в отношении М., составленного врачом наркологом МУЗ «Кочубеевской ЦРБ» К., согласно заключения которого: «М. трезв, признаков употребления алкоголя нет». Согласно ч.4 ст.1.5 КоАП РФ, неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица. М. в тот день вез мать в больницу, поэтому вынужден был отказаться от освидетельствования, поскольку сложились исключительные обстоятельства, М. избежать освидетельствования, не пытался. Считает, что оснований для составления в отношении М. протоколов о направлении на медицинское освидетельствования и об административном правонарушении, не было. Просит постановление мирового судьи отменить, как незаконное, и прекратить производство по делу, за отсутствием правонарушения.

Изучив доводы жалобы и материалы дела об административном правонарушении, суд приходит к следующему.

Как установлено в судебном заседании, М. был привлечен к административной ответственности за нарушение ПДД, а именно за то, что при задержании его за управление транспортным средством с признаками алкогольного опьянения, отказался от прохождения освидетельствования на месте и прохождения медицинского освидетельствования, т.е. не выполнил законное требование сотрудников милиции.

В соответствии со ст. 27.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях, лицо, которое управляет транспортным средством, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица.

В соответствии с ч.1 ст.12.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях, невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного суда №18 от 24.10.2006 года «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении особенной части кодекса РФ об административных правонарушениях» (в редакции Постановления Пленума ВС РФ от 11.11.2008 года №23) следует, что основанием привлечения к административной ответственности по ст.12.26 КоАП РФ является зафиксированный в протоколе об административному правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения. При рассмотрении таких дел необходимо проверять наличие законности оснований направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. О законности таких оснований свидетельствуют: отказ водителя от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии одного или нескольких признаков, перечисленных в п.3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством… (запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке); несогласие водителя с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; наличие одного или нескольких признаков, перечисленных в п.3 названных Правил, при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Как установлено в судебном заседании и подтверждено материалами дела, порядок проведения освидетельствования на месте, сотрудниками ДПС нарушен не был. Основанием полагать, что М. находится в состоянии алкогольного опьянения явился запах алкоголя изо рта, изменение окраски кожных покровов лица. Данные основания полностью соответствуют критериям, установленным приказом Минздравсоцразвития РФ №115 от 07.09.2004 года, а также п.3 ч.2 постановления Правительства РФ от 26.06.2008 года №475 «Об утверждении Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством …», при наличии которых имеются достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения и подлежит направлению на медицинское освидетельствование. При таких обстоятельствах, М., как водитель, в соответствии с требованиями п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ обязан был пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

К доводам М. о том, что в нарушение ч.3 ст.28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении ему не были разъяснены его права, при составлении протокола об отстранении от управления транспортным средством и направлении на медицинское освидетельствование, понятые не присутствовали и в присутствии понятых он от прохождения медицинского освидетельствования не отказывался, суд относится критически, и расценивает их как стремление М. избежать ответственности за данное правонарушение.

Из материалов административного дела следует, что при составлении протокола о направлении на медицинское освидетельствование, М. от прохождения медицинского освидетельствования отказался в присутствии понятых Ш. и Л.. В материалах дела имеются собственноручно написанные объяснения вышеуказанных понятых и самого М., которыми также подтвержден факт отказа М. от прохождения медицинского освидетельствования.

Тот факт, что после составления в отношении М. протокола об административном правонарушении, он самостоятельно, спустя 1 час 45 минут после отказа сотрудникам ДПС в освидетельствовании его на месте, обратился в МУЗ «Кочубеевская ЦРБ», где прошел медицинское освидетельствование, в результате которого было установлено, что он трезв и признаков употребления алкоголя нет, не является основанием для освобождения М. от ответственности за вышеуказанное административное правонарушение.

У суда нет оснований не доверять протоколам об административном правонарушении, об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, которые оформлены надлежащим образом, в строгом соответствии с нормами закона. При вынесении постановления по делу об административном правонарушении в отношении М. мировым судьей дана оценка всем доказательствам по делу, в том числе показаниям свидетелей, как данными ими в ходе судебного заседания, так и при формировании материала об административном правонарушении, а также протоколу медицинского освидетельствования №527 от 28.11.2009 года в отношении М..

Нарушений мировым судьей норм процессуального и материального права, не установлено.

Наказание М. назначено с учетом личности виновного, в пределах санкции, предусмотренной ч.1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Таким образом, суд приходит к выводу, что изложенные в жалобе доводы М. не нашли своего подтверждения, жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 30.1 — 30.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, суд

Жалобу М. на постановление мирового судьи судебного участка №4 Кочубеевского района Ставропольского края Добрыдневой С.И. от 18 декабря 2009 года оставить без удовлетворения, постановление мирового судьи судебного участка №4 Кочубеевского района Ставропольского края Добрыдневой С.И. от 18 декабря 2009 года в отношении М. по ч.1 ст. 12.26 КоАП РФ – без изменения.