Судебный контроль может быть реализован

Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории, законодательного регулирования и практики

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 24.02.2015 2015-02-24

Статья просмотрена: 509 раз

Библиографическое описание:

Будаев М. Ю. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории, законодательного регулирования и практики // Молодой ученый. — 2015. — №5. — С. 337-339. — URL https://moluch.ru/archive/85/15828/ (дата обращения: 20.11.2018).

C принятием новой Конституции РФ, прикрепившей в качестве основополагающего приоритета правовой (а, следовательно, и уголовно-процессуальной) охраны права, свободы и законные интересы личности (ст. 2), совокупный и во многом межотраслевой институт судебной защиты вышеназванных прав и свобод стал неотъемлемой частью механизма законного регулирования в области уголовно-процессуальной деятельности.

Последовательно реализуя конституционное право граждан на судебную защиту, законодатель, а в дальнейшем и Конституционный суд РФ, в процесс последних лет предприняли ряд значимых шагов по претворению, безусловно, продуктивной мысли о неосуществимости ограничения права граждан на судебную защиту в обыденную практику правоприменительных органов Российской Федерации

В сфере уголовного судопроизводства, наиболее тесно связанной с мерами процессуального принуждения и более чем значимым ограничением прав и свобод участников процесса, вышеназванная конституционная гарантия во многом объективировалась в относительно самостоятельный уголовно-процессуальный институт судебного контроля за действиями и решениями органа предварительного следствия и прокурора, ограничивающими конституционные права и свободы людей.

Только в январе — сентябре 2013 г. прокуратурой Ростовской области не были поддержаны 1796 жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, из них на незаконное задержание, применение меры пресечения заключение под стражу — 23. Судом удовлетворено только 115 жалоб, из них ни одной на незаконное задержание, применение меры пресечения заключение под стражу.

Говоря о роли суда в обеспечении прав и свобод личности, следует отметить, что в ст. 18 Конституции РФ, устанавливающей, что права и свободы человека обеспечиваются правосудием, о судебном контроле прямо не указано. Остается путем систематического толкования норм Конституции РФ признать, что он охватывается более общим и широким по смыслу понятием правосудия. В ст. 46 Конституции РФ также текстуально не называется контролирующая суть этого правомочия суда, но она очевидна из самого смысла данного принципа. В ст. 15 УПК РФ, единственной статье, определяющей уголовно-процессуальные функции, применительно к суду названа лишь функция «разрешения уголовного дела». Возникает вопрос: распространяется ли принцип состязательности на разрешение судом вопросов, возникающих в порядке осуществления судебного контроля, или он действует только применительно к разрешению судом уголовного дела, является ли он самостоятельной функцией судебной власти?

В. М. Бозров отмечал, что «любая процессуальная деятельность суда (судьи), связанная с производством по уголовным делам, причем на любой стадии, есть не что иное, как правосудие» [1].

Разрешая возникший конфликт, суд в одном случае как правоприменитель исследует обстоятельства дела в форме правосудия и выносит решение по существу, а в другом выступает в качестве субъекта специального контроля.

Допуская наличие лишь одной функции правосудия, как на стадии предварительного расследования, так и на судебных стадиях процесса, И. Ю. Таричко предполагает, что традиционная, но «обновленная» судебная функция отличается двумя разнохарактерными направлениями деятельности [4].

Такой подход, представляется методологически ошибочным, поскольку он непременно создаст почву для смешения процессуальных функций и искажения сущности состязательного процесса.

А. В. Солодилов полагает, что только те виды судебного контроля, которые, во-первых, призваны к разрешению правового спора и, во-вторых, относятся к самостоятельным уголовно-процессуальным производствам, могут быть отнесены к правосудию [2].

Л. М. Володина отмечает, что приоритетное положение в системе гарантий прав человека и гражданина в сфере уголовной юрисдикции принадлежит правосудию и судебному контролю как способам реализации судебной власти [3]. Ряд процессуалистов при определении правосудия к нему относят всю деятельность суда по надлежащему рассмотрению и разрешению в процессуальном порядке уголовных дел и правовых вопросов.

Ю. К. Якимович, например, полагает, что всякая деятельность суда по разрешению отнесенных к его компетенции правовых споров является не чем иным, как правосудием. [5]

Разграничение в понятии функций разрешения дела по существу и судебного контроля требует иного осмысления всех процессуальных правомочий в уголовном судопроизводстве.

Правомочия, составляющие функцию судебного контроля, неоднородны, что позволяет все контрольные правомочия суда классифицировать, выделив подгруппы: а) предварительный судебный контроль, применяющийся для предотвращения незаконных и необоснованных ограничений прав и свобод личности в досудебных стадиях РФ (ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

Потенциальная возможность спора присутствует, т. к. ходатайство ведущего процесс затрагивает конституционные права и свободы человека. Здесь сохраняется свойство вторичности потому, что инициатором применения принуждения является сторона обвинения. Суд лишь контролирует законность и обоснованность такой инициативы; б) последующий судебный контроль осуществляется судом при рассмотрении жалоб граждан на досудебных стадиях производства (ч. 3 ст. 29 УПК РФ).

В практике наметились следующие группы жалоб в досудебных стадиях: на итоговые решения; на действия, затрагивающие права и свободы подозреваемого или обвиняемого; на иные решения, в т. ч. затрагивающие интересы свидетелей, законных представителей, лиц, у которых описано имущество.

Предметом жалобы является уже принятое решение или совершенное действие (бездействие). Даже если жалоба касается решения, принятого по существу дела, например постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела,суд, проверяя ее, обсуждает лишь оспариваемое решение, не решает по существу основной вопрос дела.

Признавая незаконным отказ в возбуждении уголовного дела, суд понуждает органы расследования вернуться к проверке обстоятельств дела.

Л. А. Воскобитова также отмечает судебный контроль вышестоящих судебных инстанций. Полномочия суда об отмене или изменении решений, принятых нижестоящим судом, включены в ч. 1 ст. 29 УПК РФ наряду с разрешением дела по существу.

Соотношение понятий «судебная власть», «судопроизводство» и «правосудие» автором представляется следующим. Понятие судебной власти, являясь центральным, так или иначе, раскрывается с помощью двух других. При этом понятие судопроизводства раскрывает форму осуществления судебной власти и показывает его разнообразные виды (конституционное, гражданское, административное, уголовное).

Понятие правосудия является общим для всех видов судопроизводства и раскрывает применительно к каждому из них содержание осуществления судебной власти по разрешению в судебном заседании правового спора.

Механизм реализации судебной власти в уголовном судопроизводстве диктует иную логику познавательной деятельности суда. Суд не вправе подменять стороны и вместо них осуществлять доказывание.

Однако функция разрешения дела в силу ее юрисдикционной природы не может быть выполнена, если суд как правоприменяющий субъект не установит фактическую и юридическую основу для своего решения.

В силу этого суд, рассматривая дело в рамках осуществления судебного контроля, не может быть ограничен лишь организационно-руководящими процессуальными полномочиями

Особенности познавательной деятельности суда видятся,

во-первых, в обеспечении достоверности познания.

Во-вторых, усиление формально-логической стороны познания в условиях состязательности требует от суда своевременно выявлять противоречия, неубедительные утверждения, неустранимые сомнения в позициях сторон.

В-третьих, по-новому актуальное значение приобретает удостоверительная сторона судебного познания, когда акцент смещается с достижения результата на обеспечение убедительности собственного вывода. Принципиально новые условия познавательной деятельности суда требуют иных, чем прежде, методологических положений и принципов.

1. Бозров В. М. Современные проблемы российского правосудия по уголовным делам в деятельности военных судов [Текст] / Бозров В. М. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1999. С. 3

2. Солодилов А. В. Судебный контроль в системе уголовного процесса России [Текст] / Солодилов А. В. Томск, 2000. С. 46–47.

3. Судебная власть. Правоохранительные органы РФ [Текст] / Судебная власть. — Екатеринбург, 2012. С. 16.

4. Таричко И. Ю. Функция судебного контроля в Российском уголовном процессе [Текст] / Таричко И. Ю. Дис. канд. юрид. наук. Омск, 2004. С. 143

5. Якимович Ю. К. Понятие правосудия и принципы его определения // [Текст] / Якимович Ю. К. Избранные статьи (1996–1997). Томск, 1997. С. 25

§14. Судебный контроль в стадии предварительного расследования при производстве отдельных следственных действий

В силу ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Вышеуказанные конституционные положения нашли свое развитие в отраслевом законодательстве. Более того, правила осуществления судебного контроля в стадии предварительного расследования по уголовным делам получили детальную регламентацию в ряде статей УПК РФ.

Однако действующее законодательство, определяя процедуру получения органом предварительного расследования (прокурором) разрешения суда на проведение конкретных следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан, не в полной мере раскрывает комплекс требований, предъявляемых к обоснованности судебного решения.

Вместе с тем практика применения норм Основного Закона Российской Федерации, норм уголовно-процессуального права и других законов давно выработала те критерии обоснованности, законности и справедливости, которые позволяют гарантировать как достижение целей уголовного преследования, так и соблюдение прав, свобод и законных интересов граждан.

Поводом к рассмотрению в суде вопроса о возможности производства следственного действия является соответствующее ходатайство прокурора, а также следователя и дознавателя, поданное в суд с согласия прокурора (ч. 1 ст. 165 УПК РФ).

Письменное согласие прокурора района либо вышестоящего прокурора на ходатайстве дознавателя, следователя на производство следственного действия должно быть обязательно.

В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость производства того или иного следственного действия, существенно ограничивающего конституционные права и свободы граждан (см. ст. 176, 182-185 УПК РФ — основания проведения конкретных следственных действий).

При этом всегда следует исходить из того, что проведение вышеуказанных следственных действий производится только для установления конкретных данных по делу.

Основания и условия проведения следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан, могут быть условно классифицированы на материально-правовые и формально-правовые.

Формально-правовое условие: осмотр жилища, обыск, выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись переговоров возможны только в рамках осуществления прокурором, следователем, органом дознания и дознавателем предварительного расследования по конкретному уголовному делу, возбужденному в строгом соответствии со ст. 146 УПК РФ и расследуемому в строгом соответствии с установленными законом сроками (ст. 162, 223 УПК РФ).

Материально-правовые основания на проведение следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан, — это совокупность доказательств, которые свидетельствуют о том, что:

во-первых, проведение предполагаемого действия по делу даст определенный результат;

во-вторых, по делу имеются сведения, указывающие на необходимость существенного ограничения конституционных прав граждан в интересах судопроизводства.

При необходимости проведения следственного действия, ограничивающего конституционные права граждан, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство.

В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость существенного ограничения конституционных прав граждан.

Порочной является практика, когда органы предварительного расследования в своих ходатайствах о проведении следственных действий ограничиваются безмотивной констатацией вышеперечисленных обстоятельств или же их перечислением.

По общему правилу место производства предварительного расследования предопределяет и место рассмотрения ходатайства о проведении следственного действия, ограничивающего конституционные права граждан. Исключением из данного правила являются случаи, когда по обстоятельствам дела данные следственные действия проводятся далеко от места проведения предварительного расследования. В таких случаях действующий закон предписывает прокурору, а также следователю, дознавателю с согласия прокурора обратиться в суд с ходатайством о проведении следственного действия по месту проведения расследования.

Судья, рассматривающий ходатайство о выдаче разрешения на проведение следственного действия, обязан лично убедиться, что в производстве органов предварительного расследования действительно имеется уголовное дело, по которому проведение следственного действия, ограничивающего конституционные права граждан, необходимо. Постановление о возбуждении данного уголовного дела вынесено уполномоченным на то лицом, оформлено надлежащим образом (ст. 146 УПК РФ). Все графы в бланке постановления о возбуждении уголовного дела, принятии его к своему производству (Приложения к УПК РФ N 7, 8) заполнены, необходимые подписи (в том числе и прокурора на согласие о возбуждении дела) в нем учинены, сомнений в их достоверности нет. Возбужденное уголовное дело надлежащим образом зарегистрировано, ему присвоен соответствующий номер. При этом следует учесть, что дознание проводится только в отношении конкретных лиц (ст. 223 УПК РФ) по уголовным делам, перечень которых дан в ч. 3 ст. 150 УПК РФ, либо по делам об иных преступлениях небольшой и средней тяжести по письменному указанию прокурора (п. 2 ч. 3 ст. 150 УПК РФ).

Если уголовное дело, по материалам которого производятся следственные действия, существенно ограничивающие конституционные права, выделено в отдельное производство из другого дела, то следует проверить, не были ли при этом нарушены нормы уголовно-процессуального закона. Выделение дела произведено уполномоченными на то лицами. Выделенное дело надлежащим образом зарегистрировано.

После этого следует проверить, что сроки предварительного следствия либо дознания (ст. 162, 223 УПК РФ) к моменту рассмотрения ходатайства не истекли.

Если уголовное дело возбуждено одним лицом, а ходатайство о получении разрешения на проведение следственного действия принесено другим лицом, то необходимо проверить, принято ли оно последним к своему производству (Приложение N 9).

Если производство предварительного расследования осуществляется следственной группой, то судье следует проверить факт участия лица, принесшего ходатайство о получении разрешения на проведение следственного действия, в данной следственной группе, наличие у него соответствующих процессуальных полномочий, для чего необходимо проанализировать постановление о производстве предварительного следствия следственной группой (Приложение N 16).

После этого судье следует выяснить не имеется ли поводов к прекращению дела по основаниям, перечисленным в ст. 24 УПК РФ.

Далее по документам осуществляется проверка необходимости проведения следственного действия, ограничивающего конституционные права граждан в процессуальном плане, для чего при необходимости анализируются имеющиеся в деле документы.

Постановление о возбуждении ходатайства о получении разрешения на проведение следственных действий подлежит рассмотрению в течение 24 часов с момента поступления материалов в суд (ч.2 ст. 165 УПК РФ). В каждом районном суде следует вести специальную книгу учета поступления материалов о возбуждении дел по рассмотрению ходатайств на проведение следственных действий, в которой указывается не только дата поступления материала, но и его время.

Рассмотрение ходатайства о получении разрешения на проведение следственного действия производится судьей районного суда единолично. По личной инициативе участие в судебном заседании вправе принять прокурор, следователь или дознаватель (ч. 3 ст. 165 УПК РФ). Если последние своевременно изъявили такое желание, то судья, рассматривающий материал, не может отказать им в этом.

Судья, приняв к производству ходатайство о получении разрешения на проведение следственных действий, должен принять все необходимые меры, направленные на своевременное уведомление участников процесса о предстоящем судебном заседании.

Судебное заседание должно быть начато в пределах 24 часов с момента поступления

материала в суд и с учетом возможности реальной явки участников процесса к началу слушания материала по возбужденному ходатайству.

Форма уведомления участников процесса о предстоящем разбирательстве должна гарантировать их своевременную явку в судебное заседание при наличии у них соответствующего желания. С учетом краткости установленных в законе сроков представляется, что формами уведомления могут быть телеграф, различные виды электронной связи, доставка повесток нарочным с последующим подтверждением этого факта по телефону.

Неявка без уважительных причин прокурора, следователя или дознавателя, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства.

Ходатайство о получении разрешения на производство следственных действий подлежит рассмотрению в закрытом судебном заседании. В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению.

Затем прокурор либо лицо, возбудившее ходатайство, обосновывают его.

По смыслу закона, приложений к нему, предполагается, что по групповым делам ходатайство о получении разрешения на производство следственных действий составляется и разрешается судьей отдельно в каждом конкретном случае.

По ходу проведения судебного заседания секретарем судебного заседания ведется протокол, в котором полно и объективно должен быть отражен ход рассмотрения ходатайства, включая вопросы, которые задавались судом участникам процесса.

Выслушав участников процесса, судья удаляется в совещательную комнату, где выносит постановление, которое подлежит оглашению в судебном заседании.

К ходатайству прокурора, а также следователя и дознавателя с согласия прокурора о необходимости проведения следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан в обязательном порядке прилагаются ксерокопии: 1)

постановления о возбуждении уголовного дела (при необходимости постановление о принятии его к производству, постановление о производстве предварительного следствия следственной группой); 2)

процессуальных документов, обосновывающих необходимость проведения следственных действий. В их число могут входить: протоколы допросов потерпевших, свидетелей, опознаний, очных ставок, заключения экспертиз и др. документы, перечисленные в ст. 74 УК РФ.

Материалы, представляемые органами предварительного расследования в качестве материально-правового обоснования к удовлетворению ходатайства на производство следственного действия, в обязательном порядке подлежат проверке судьей по правилам, предусмотренным ст. 75 УПК РФ.

Все приобщаемые к ходатайству об аресте ксерокопии документов должны быть хорошего качества и надлежащим образом заверены.

Рассмотрев ходатайство о проведении следственного действия, судья выносит постановление о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа (ч. 4 ст. 165 УПК РФ).

Постановление должно полностью отвечать требованиям, предъявляемым к подобного рода документам, и соответствовать образцам, содержащимся в приложении к УПК РФ.

Постановления, выносимые в рамках осуществления судебного контроля за проведением следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан, могут быть обжалованы в вышестоящий суд в течение 10 дней с момента их вынесения или с того момента, когда заинтересованным лицам стало известно об их вынесении.

Копия постановления о разрешении на проведение конкретного следственного действия немедленно вручается под роспись лицу, ходатайствовавшему о его проведении.

Постановление о разрешении на проведение конкретного следственного действия изготавливается как минимум в четырех экземплярах, которые должны находиться: первый — в материалах дела; второй — у участников процесса; третий — в суде; четвертый — в надзорном производстве. Это постановление подлежит немедленному исполнению.

Факт вручения копии постановления заинтересованным лицам удостоверяется письменной отметкой.

Если заинтересованные участники процесса выразили желание обжаловать результаты рассмотрения ходатайства о проведении конкретных следственных действий, то по их письменному заявлению им выдается копия соответствующего документа.

В соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК РФ в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, следственные действия, существенно ограничивающие конституционные права граждан, могут быть произведены на основании постановления прокурора, следователя или дознавателя без получения судебного решения.

В этом случае следователи и дознаватель в течение 24 часов с момента начала производства

следственного действия уведомляют судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве.

Получив указанное уведомление, судья в срок, предусмотренный ч. 2 ст. 165 УПК РФ (24 часа), проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности.

В случае, если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми в соответствии со ст. 75 УПК РФ.

При рассмотрении уведомления о проведении следственного действия без разрешения суда, когда такое разрешение обязательно, в судебном заседании по желанию сторон, помимо прокурора, следователя и дознавателя, могут принять участие лица, конституционные права и процессуальные интересы которых данным следственным действием были нарушены, а также защитники и представители. В их число могут входить: подозреваемый, обвиняемый, иные лица.

Реализация судом полномочий в рамках судебного контроля

Одним из действенных механизмов защиты прав и свобод является судебный контроль, успешное осуществление которого невозможно без создания сильной и независимой судебной власти.

«Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд» — закрепляется в ст.46 Конституции РФ.

В сфере уголовного судопроизводства это проявляется в расширении полномочий суда по контролю за решениями и действиями государственных органов и должностных лиц на досудебных стадиях уголовного процесса.

Осуществление судебного контроля за предварительным следствием — это реальная гарантия защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, которые могут быть нарушены проведением следственных действий без достаточных к тому правовых оснований. Однако установление судебного контроля имеет не только положительные, но и отрицательные стороны. Быков В.М. Судебный контроль за предварительным следствием // Уголовный процесс 2007. № 1. С. 25 Прежде всего, для следователя получение решения суда связано с соблюдением сложных процедур и значительными временными затратами.

Как справедливо отмечается в литературе, «в настоящее время суд реализует две во многом дисгармонирующие функции:

1) правосудие и 2) судебный контроль, при котором обозначается его причастность к уголовному преследованию, обеспечению возмещения ущерба, причиненного преступлением, реабилитации и профилактике преступлений, что противоречит основному предназначению суда». Антонова Е. Е. Функциональная характеристика досудебного производства в российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006.С.8.

Разработчики УПК РФ в целях защиты участников уголовного судопроизводства, в первую очередь подозреваемого и обвиняемого, при формулировании положений Кодекса ориентировались на нормы Конституции РФ. В целом эта позиция, конечно, правильная. Вместе с тем при ее воплощении возникли некоторые сложности.

Основной недостаток рассматриваемых нормативных предписаний УПК РФ заключается в создании искусственных правовых преград для своевременного производства следователем рассматриваемых действий, что снижает эффективность предварительного расследования в целом и является одной из причин низкой раскрываемости преступлений. Никто не отрицает важности и необходимости судебного контроля за предварительным следствием. Вместе с тем контроль может стать эффективным и достаточным, если будет проводиться по жалобам заинтересованных участников уголовного судопроизводства.

По результатам анализа 200 материалов о даче судом разрешения на производство следственных действий в жилище и личного обыска, а также по проверке судами законности произведенных следственных действий В.В. Кальницкий установил, что суды далеко не всегда глубоко исследуют основания следственного действия и порой некритично воспринимают позицию следователя и прокурора. Кальницкий В. Санкционирование и проверка судом законности следственных действий в ходе досудебного производства неэффективны // Уголовное право. 2004. № 1. С. 73

Анализируя причины такого положения, В.В. Кальницкий приходит к интересному выводу: принимая решение о производстве следственного действия, судья действует как должностное лицо, поскольку процедура рассмотрения данного вопроса отсутствует. Как обоснованно отмечает В.В. Кальницкий, в пределах, допускаемых Конституцией РФ, необходимо восстановить санкционирование прокурором следственных действий.

Критика представленной позиции со стороны отдельных специалистов не кажется убедительной. Так, И. Жеребятьев, возражая против предложения В.В. Кальницкого, не соглашается с тем, что процедура получения следователем согласия суда на производство тех или иных следственных действий является несудебной. Жеребятьев И.В. Предмет судебного контроля на досудебных стадиях уголовного судопроизводства // Уголовный процесс 2005. № 10. С. 33-39.

В принципе трудно признать правоту авторов, считающих, что деятельность суда по реализации полномочий, перечисленных в ч.2 ст.29 УПК РФ, нельзя рассматривать в качестве контрольной, а следует признать элементом правосудия. Жеребятьев И., Шамардин А. Некоторые вопросы реализации правосудия в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. 2004. № 3. С. 82-83.

На наш взгляд, в этом вопросе более взвешенную позицию занимает В.А. Семенцов, который, полагая, что в рассматриваемых случаях деятельность суда является формой осуществления правосудия, признает ее контрольный характер. Семенцов В.А. Судебный контроль при производстве следственных действий // Российский судья. 2005. № 12. С. 28.

Действительно, как правильно указывает В.В. Кальницкий, давая согласие следователю на производство следственного действия, суд действует как орган административный, поскольку в данной процедуре законодательно не предусмотрено участие сторон, отсутствует юридический спор.

Таким образом, предварительный судебный контроль за производством следственных действий имеет ряд существенных недостатков, которые препятствуют своевременному производству следственных действий и обеспечению законности и обоснованности решений об их производстве.

Этих минусов во многом лишен другой порядок судебного контроля за предварительным следствием, который также предусмотрен в УПК РФ, — последующий судебный контроль. Как представляется, таковой может быть не менее эффективным, чем предварительный судебный контроль.

Закрепленная в Кодексе процедура последующего судебного контроля предусматривает достаточный объем процессуальных гарантий для защиты прав и законных интересов участников следственного действия. В этой связи представляется перспективной идея постепенной замены предварительного судебного контроля за принятием следователем решений о производстве некоторых следственных действий последующим судебным контролем.

Существование в УПК РФ института последующего судебного контроля вынуждает следователей более внимательно относиться к производству следственных действий, особенно тех, которые затрагивают права и законные интересы граждан, серьезно подходить к вопросу установления правовых и фактических оснований для производства того или иного следственного действия.

Говоря об определенных успехах в разработке ряда проблем и вопросов, связанных с нормативным регулированием или практической реализацией тех или иных форм судебного контроля в судах общей юрисдикции, можно отметить ряд принципиальных моментов:

1. Судебный контроль, в силу присущих ему правовых свойств (признаков), является самостоятельной, особой (процессуальной) формой осуществления правосудия в сфере уголовного судопроизводства России3.

а) судебный контроль на досудебном этапе преследует те же цели, которые стоят перед правосудием в суде первой инстанции;

б) провозгласив приоритет прав и свобод личности в сфере государственной защиты, Конституция РФ (ст.18) объявила именно правосудие их главной гарантией; в силу чего исключение судебного контроля за законностью и обоснованностью действий и решений публичных процессуальных органов фактически означает исключение этой формы деятельности суда соответственно из системы правосудия и системы процессуальных гарантий;

2. Целью (той или иной формы) судебного контроля является судебная защита прав, свобод и законных интересов личности, государства и общества; обеспечение законности и правопорядка в стране. Таким образом, и для судебного контроля приоритетным направлением деятельности является реализация именно правозащитной функции, что соответствует ст.2, 18, 46, 52, 118 Конституции РФ, а также роли и назначению суда в правовом государстве.

3. Сущность (основу) судебного контроля составляет самостоятельное исследование (познание, доказывание) судом обстоятельств дела (спора сторон) по определенному кругу вопросов; формирование собственного (внутреннего) убеждения о фактической и юридической стороне этого спора как основы принятия соответствующих процессуальных решений, призванных к законному, обоснованному и справедливому его разрешению.

4. Содержание контроля составляет (должна составлять) система предусмотренных законодателем и осуществляемых в строгой процессуальной форме действий (процедур) и решений суда и сторон по разрешению предмета контроля в целях: а) предупреждения незаконного и необоснованного нарушения или ограничения конституционных прав и свобод личности <предупредительный контроль), б) восстановления или компенсации нарушенных прав (правовосстановительный контроль), г) отмены (признания не имеющими юридической силы) незаконных актов, вынесенных или полученных публичными процессуальными органами с нарушением установленной законодателем процессуальной формы

5. Процессуальным результатом судебного контроля, реализуемого в той или иной процессуальной форме, является вынесение общеобязательного, законного, обоснованного и справедливого судебного акта, обеспеченного принудительной силой государства, который должен рассматриваться как акт правосудия, ибо им спор разрешается по существу, с применением нормы материального права либо ее предельной конкретизацией (уточнением) к данному (спорному) случаю

6. Материальный результат судебного контроля проявляет себя в виде эффективной и реально действующей процессуальной гарантии, обеспечивающей конституционные права, свободы и законные интересы граждан, государства и общества, справедливое разрешение спора сторон, оптимальное достижение цели уголовного процесса и решение его задач

7. Законом строго определены процедуры (способы) осуществления этого вида судебной деятельности а) только судом, б) в специальном судебном заседании, в) в строго установленной законодателем процессуальной форме, г) с вынесением общеобязательного решения (судебного акта), являющегося актом реализации правосудия

Таким образом, необходимыми признаками судебного контроля как самостоятельного уголовно-процессуального института и формы деятельности суда (общей юрисдикции) являются свойства, указывающие на то, что

а) это строго регламентированная законом уголовно-процессуальная деятельность суда, сущность которой составляет контроль (проверка и оценка) законности и обоснованности определенных действий и решений публичных процессуальных органов,

б) эта деятельность направлена на (урегулирование) разрешение правового спора (конфликта) сторон по существу,

в) разрешение этого спора по существу (в силу нормы закона или воли сторон) отнесено к компетенции суда,

г) предмет контроля и пределы его разрешения судом изначально ограничены волей закона или субъективной волей сторон,

д) инициатива к реализации той или иной формы судебного контроля исходит не от суда, а от заинтересованных (в разрешении спора) субъектов уголовного судопроизводства или иных граждан, вовлеченных в процесс, чей интерес, права и свободы нарушены процессуальным решением или действием публичных процессуальных органов, вне этой инициативы подобный контроль в принципе невозможен,

е) результатом судебного контроля является вынесение общеобязательного, обеспеченного принудительной силой государства судебного акта (решения), призванного к правовому разрешению спора сторон

В этом плане судебный контроль есть самостоятельное средство, вернее, система предусмотренных уголовно-процессуальным законом средств, направленных на реализацию конституционных функций судебной власти, призванных, в конечном итоге, к недопущению незаконного, необоснованного ограничения прав личности в уголовном процессе, к ее восстановлению в этих правах либо возможной их компенсации средствами права

В зависимости от предмета контроля, этапа, субъекта и его полномочий следует различать следующие относительно самостоятельные формы реализации судебного контроля на досудебном этапе российского уголовного судопроизводства

а) текущий, или оперативный, судебный контроль за действиями и (или) решениями органа предварительного расследования (ст.108 — 109, 125, ч 1-4 ст.165, гл.52 УПК7) и итоговый, или отложенный, судебный контроль за ходом и результатами оконченного предварительного расследования (гл.34 УПК8),

б) предупредительный (ст.108-109, ч 1-4 ст.165, ст.447-450 УПК) и правовосстановительный (ст.125, ч 5 ст.165 УПК),

в) статутный (ст.108-109, 165, 447-450 УПК), или диспозитивный, судебный контроль (ст.125 УПК).

Обращаясь к нормам УПК РФ, регламентирующим досудебный этап уголовного судопроизводства, полагаем, можно выделить следующие основные формы реализации судебного контроля:

1. Судебный контроль за законностью и обоснованностью применения мер процессуального принуждения, ограничивающих конституционные права участников уголовного судопроизводства. Основополагающей для этой формы контроля, как известно, является ст.108 УПК РФ, определяющая процессуальную форму контроля суда за законностью и обоснованностью применения таких мер пресечения, как заключение под стражу (ст.108, 448 УПК), домашний арест (ч.2 ст.107 УПК) или залог (ст.106 УПК) 11.

Применительно к этой же норме урегулирован порядок судебной проверки ходатайства следственных органов о продлении срока применения названных мер (ст.109 УПК). Полагаем, в этом же процессуальном порядке должно быть разрешено ходатайство следователя о временном отстранении обвиняемого от должности (ст.114 УПК). Не являясь, по сути, следственным действием, данная мера процессуального принуждения не может быть разрешена в порядке, предусмотренном ст.165 УПК РФ. Неприменима в данном случае и форма судебного контроля, предусмотренная ст.125 УПК РФ, поскольку последняя реализуется лишь по жалобам частных лиц (участников процесса) и является формой последующего, а не предварительного судебного контроля за законностью и обоснованностью уже реализованных действий и решений публичных процессуальных органов. Таким образом, суду, при отсутствии иных (возможных) процедур судебной проверки, для разрешения данного ходатайства, вероятнее всего, придется исходить из аналогии норм и процедур ст.108 УПК РФ.

Являясь предварительной (превентивной) формой контроля, эта форма судебной проверки изначально призвана к недопущению ограничения конституционных прав участников процесса без достаточных к тому фактических и юридических оснований, наличие которых и призван (в конечном итоге) проверить судья, реализуя процедуру проверки.

2. Судебный контроль за законностью и обоснованностью производства следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы личности. Эта форма контроля предусмотрена п.4-9 и 11 ч.2 ст.29 и ст.165 УПК РФ и включает в себя как предварительную (ч.1-4 ст.165 УПК), так и (возможную) последующую (ч.5 165 УПК) 12 проверку судом законности и обоснованности производства таких следственных действий:

как осмотр жилища при отсутствии на то согласия проживающих в нем лиц (ч.1 ст.12, п.4 ч.2 ст.29, ст.176, ч.5 ст.177 УПК);

обыск и (или) выемка в жилище (ч.2 ст.12, п.5 ч.2 ст.29, ч Зет.182 УПК);

личный обыск (п.6 ч.2 ст.29, ст.184 УПК);

выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях (п.7 ч.2 ст.29, ч.3 ст.183 УПК);

наложение ареста на корреспонденцию, разрешение на ее осмотр и выемку в учреждениях связи (ст.13, п.8 ч.2 ст.29, ст.185 УПК);

наложение ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в кредитных организациях (п.9 ч.2 ст.29, ст.115-116 УПК);

контроль и запись телефонных и иных переговоров (ч.1 ст.13, п. И ч.2 ст.29, ст.186 УПК).

Несмотря на то, что перечень ч.1 ст.165 УПК РФ не включает в себя (возможное) решение следователя о назначении стационарной судебно-психиатрической или судебно-медицинской экспертизы (п.3 ч.2 ст.29 УПК), законность и обоснованность их производства в отношении обвиняемого также должна быть (предварительно) проверена судом в порядке ст.165 УПК РФ. Во-первых, в силу того, что данные действия все же являются следственными по сути. Во-вторых, на это прямо указывает законодатель в ч.2 ст. 203 и ч.2 ст.435 УПК РФ. Не содержит перечень ч.2 ст.29 и ч.1 ст.165 УПК РФ и указания на то, что осмотр трупа, связанный с его эксгумацией, при отсутствии на то согласия родственников умершего, также проводится по решению суда (ч.3 ст.178 УПК). Между тем, объективно являясь составной частью осмотра как следственного действия, и это решение следователя должно быть предварительно проверено судом (на предмет законности и обоснованности его производства) в порядке ч.1-4 ст.165 УПК РФ.

3. Судебный контроль за законностью и обоснованностью действий и решений публичных процессуальных органов, ограничивающих право граждан на доступ к правосудию или иным образом ограничивающих их конституционные права (ст.125 УПК). Данная форма контроля является наиболее продуктивной в нормах УПК РФ, поскольку, не предусматривая жестких критериев двух ранее рассмотренных форм, позволяет проверить законность и обоснованность практически любого процессуального действия и решения дознавателя, следователя, прокурора, ограничивающего то или иное конституционное право граждан. Возбуждаемая исключительно по жалобам частных лиц (участников процесса), выступая в качестве последующей формы контроля, она наиболее призвана к (возможному) восстановлению прав, свобод и законных интересов граждан, которые были нарушены или ограничены публичными процессуальными органами в связи с уголовным судопроизводством. Являясь правовосстановительной, компенсационной, по сути, эта форма судебного контроля включает в себя несколько относительно самостоятельных процессуальных порядков проверки законности и обоснованности тех действий (бездействия) и решений следственных органов, которые связаны:

а) с решениями следственных органов, которые тем или иным образом ограничивают конституционное право граждан (ст.18, 46, 52 Конституции РФ) на доступ к правосудию, к судебной защите своих нарушенных прав и интересов; это, прежде всего, жалобы:

на решение (дознавателя или следователя) об отказе в приеме сообщения о преступлении (ч.5 ст.144 УПК);

решение (органа дознания или следователя) об отказе в возбуждении уголовного дела (ч.1 ст.125, ч.5 ст.148 УПК);

решение (органа дознания, следователя) о прекращении производства по уголовному делу или прекращении уголовного преследования в отношении определенных лиц (ст.27, ч.1 ст.125, ч 2 ст.214 УПК);

решение (органа дознания, следователя) о приостановлении производства по уголовному делу (ст. 208 УПК);

решение о продлении срока следствия по уголовному делу (ст.162 УПК);

б) с применением тех или иных мер процессуального принуждения; к примеру, обжалование заинтересованными участниками процесса законности и обоснованности применения мер пресечения (ч.3 ст.101 УПК) и иных мер процессуального принуждения (ст.111, 118 УПК);

в) решениями публичных процессуальных органов, принятыми по заявленным сторонами ходатайствам (ст.122, ч.4 ст.159 УПК);

г) порядком (процедурой) или результатами производства отдельных следственных действий, в том числе и тех, которые проводились на основании судебного решения (ч.1 ст.165 УПК);

д) с обжалованием решений следственных органов о производстве выплат и (или) возвращении имущества, принятых в рамках уголовно-процессуального института реабилитации (ст.137 УПК) и т.п.

4. Судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовного дела, привлечения к уголовной ответственности, применения мер процессуального принуждения к особым субъектам уголовного судопроизводства (гл.52 УПК). Суть этой формы контроля в независимой судебной проверке: наличия юридических и фактических оснований для законного и обоснованного возбуждения уголовного дела, привлечения в качестве обвиняемого; применения мер процессуального принуждения или реализации отдельных следственных действий в отношении лиц (специальных субъектов), занимающихся особыми видами публичной деятельности.

Достигается эта цель посредством исследования судом в закрытом судебном заседании (предварительных) выводов стороны обвинения о том, что в действиях лиц, указанных в ч.1 ст.447 УПК РФ, содержатся признаки преступления (состава преступления); либо есть достаточные основания для привлечения их к уголовной ответственности в качестве обвиняемых; либо имеется необходимость в применении к ним мер процессуального принуждения, ограничивающих их конституционные права и свободы; либо в отношении них должны быть реализованы следственные действия, существенно ограничивающие их конституционные права и свободы, а потому требующие судебного решения.

Исходя из изложенного сделаем выводы: каждую из названных форм судебного контроля, прежде всего, объединяет единство предмета и пределов судебной проверки; единство ее процедуры, которая, если и различается в частностях, тем не менее, остается единой, по сути, формой отправления правосудия, формой разрешения социально-правового спора (конфликта) сторон посредством судебной процедуры и общеобязательного судебного акта, выступающего актом правосудия. Частности той или иной формы контроля, реализуемой на досудебном этапе, объективно проявляют себя лишь в особенностях предусмотренной законодателем процессуальной формы их реализации, призванной к наиболее оптимальному обеспечению стоящих перед нею задач, обеспечению социально значимых целей контроля и правосудия в целом.