Текст поправок в ук рф

Кремль: поправки в ст. 282 УК призваны «исправить проявления маразма»

Предложение частично декриминализовать «статью о репостах» является личной инициативой Путина. «Все должно укладываться в здравый смысл и не доходить до маразма», — сказал президент.

Предложение президента России Владимира Путина смягчить уголовную ответственность по статье о возбуждении ненависти – это его личная инициатива, передает «Интерфакс».

«Это инициатива президента, вы знаете, что он сказал, что все должно укладываться в здравый смысл и не доходить до маразма. Проявления маразма таким образом исправляются», — отметил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Что касается возможной амнистии уже осужденных по 282-й статье, то в Кремле пока не могут сказать ничего конкретного. По данным Верховного суда, в России возбуждено более 500 дел за репосты в социальных сетях.

Ранее Путин внес в Государственную думу законопроект о частичной декриминализации 282 статьи УК России («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). Глава государства предлагает отказаться от привлечения к уголовной ответственности за деяния, совершенные однократно и не представляющие серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства. Госдума планирует рассмотреть законопроект до конца года.

Специальные средства: какие поправки ФСБ предлагает внести в закон о шпионских устройствах

ФСБ России разработала определение для шпионских устройств. Текст законодательной инициативы был опубликован на портале regulation.gov.ru.

Силовики предложили дополнить статью 138.1 УК РФ («Незаконный оборот специальных технических средств (СТС), предназначенных для негласного получения информации») примечанием, согласно которому шпионскими устройствами могут считаться только гаджеты, наделённые функциями для скрытого наблюдения «намеренно».

«Под специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации, в настоящем кодексе понимаются приборы, системы, комплексы, устройства, специальный инструмент и программное обеспечение для электронных вычислительных машин и других электронных устройств независимо от их внешнего вида, технических характеристик, а также принципов работы, которым намеренно приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного (тайного, неочевидного) получения информации либо доступа к ней (без ведома её обладателя)», — говорится в тексте поправок.

В пояснительной записке к законопроекту авторы указывают, что в действующем УК такой термин не описан.

«В настоящее время значение термина «СТС» в федеральном законодательстве не раскрыто, — указано в пояснительной записке. — Предлагаемое значение термина «СТС» соответствует правовой позиции, изложенной в пункте 3.1 постановления Конституционного суда Российской Федерации от 31 марта 2011 года, является исчерпывающим и позволяет дифференцировать СТС от технических средств (предметов, устройств), которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем, если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путём специальной технической доработки, программирования, именно для неочевидного, скрытного их применения».

Юристы, ранее направившие в Совет Федерации своё предложение по внесению изменений в статью, считают, что действий ФСБ недостаточно.

По словам адвоката и правозащитника Марата Аманлиева, законодательство необходимо менять так, чтобы сам факт владения таким СТС был декриминализирован, поэтому поправки должны касаться взаимосвязи обладания, приобретения таких СТС и злонамеренного умысла их использования.

«Ответственность должна наступать только в том в случае, если собранная благодаря таким СТС информация была непосредственно использована в противоправных целях, — поясняет Аманлиев. — Например, в целях шантажа, вымогательства и т. д.».

Шпионские законы

Пока ФСБ стремится ввести в законодательство новое определение того, что можно считать шпионским устройством, депутат Госдумы Наталья Поклонская намерена добиться декриминализации использования таких гаджетов в бытовых целях.

Инициатива Поклонской, по её словам, предполагает введение административной ответственности для тех, кто купил запрещённый гаджет впервые, и лишь в случае повторного нарушения закона привлечение их к уголовной ответственности.

Кроме того, в диспозицию статьи 138.1 УК РФ депутат предложила добавить два признака: умышленность приобретения устройств и цель — сбор информации, ограниченной в доступе федеральным законом.

«С января законопроект находится на рассмотрении экспертного совета фракции «Единая Россия», — рассказала RT Наталья Поклонская. — Кроме того, совсем недавно текст законопроекта был направлен мной в правительство и Верховный суд Российской Федерации для получения их официального отзыва. Когда мы проводили заседание экспертного совета при комитете по безопасности и противодействию коррупции, на него были приглашены представители различных ведомств, среди которых и сотрудники ФСБ. Все их пожелания были учтены в тексте проекта закона, который я подготовила».

В Генпрокуратуре ранее заявляли, что также предложат разработать одному из ведомств вариант внесения изменений в УК. В начале 2018 года надзорное ведомство провело масштабную проверку уголовных дел по статье об обороте шпионских устройств и пришло к выводу, что законодательство в этой сфере имеет ряд издержек, в частности позволяет привлекать к уголовной ответственности лиц, приобретающих такие гаджеты для бытовых нужд.

Волна законодательных инициатив началась после резонансной истории уголовного преследования фермера из Зауралья Евгения Васильева. Мужчина заказал через интернет в Китае GPS-трекер, с помощью которого хотел отслеживать перемещения своего телёнка. Впоследствии оказалось, что в конструкции устройства есть скрытый микрофон, который можно включить дистанционно. Следственный комитет обвинил фермера в незаконном обороте шпионских устройств.

Благодаря вопросу корреспондента RT, который был задан президенту России Владимиру Путину на пресс-конференции, прошедшей 14 декабря, история фермера Васильева получила широкую огласку. Обоснованность возбуждения уголовного дела против Васильева начала проверять областная прокуратура. В итоге весной 2018 года правоохранительные органы закрыли уголовное дело в отношении фермера за отсутствием доказательств, свидетельствующих о наличии у обвиняемого умысла шпионить за гражданами. Прокуратура Курганской области принесла фермеру официальные извинения.

О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

Пополнения базы анонсируются в ветке Пополнение подборки полезных судебных решений, на обновления которой можно подписаться штатными инструментами форума.

Законопроект о поправках к ст. 228 УК — УМЕР

Законопроект об изменениях в ст. 228 УК, вводящий средний размер и позволяющий предоставлять отсрочку исполнения наказания не только осужденным по ч.1, но и по ч.2 вносился ведомством В.П. Иванова. После чего директора ФСКН заподозрили в шкурных интересах (бизнес на реабилитации наркозависимых) и отправили на заслуженный отдых, а ведомство разогнали. Законопроект до сих пор висит на сайте правительства, но, видимо, по недогляду.

После этой истории Валентина Матвиенко однажды слегка приподняла данный вопрос, организовав при Совфеде Совет по профилактике и лечению наркомании. Но то ли понимания нигде не нашла, то ли и ее заподозрили в шкурной составляющей — в попытке лоббирования очередного бизнеспроекта ее непутевого сына (реабилитация в рамках проекта «Защитим наркоманов мира»). В общем, продолжения не последовало.

С тех пор ни одна политическая сила ни о какой либерализации не заикалась. Кроме заявления руководителя предвыборного штаба Навального. Путин же на заседании Совбеза высказался категорически — не ждите.

Нижеприведенный проект о поправках в УК РФ и УПК РФ опубликован на сайте правительства в разделе ТЕКСТ ПРОЕКТА — ИНФОРМАЦИЯ ПО ЭТАПУ — затем при прокрутке страницы в самый низ

  • закон о поправках
  • пояснительная записка

Вносится Правительством Российской Федерации

«О внесении изменений в статьи 82 1 и 228 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 398 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Внести в Уголовный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 25, ст. 2954; 2003, № 50, ст. 4848; 2006, № 2, ст. 176; 2009, № 52, ст. 6453; 2010, № 19, ст. 2289; № 21, ст. 2525; 2011, № 50, ст. 7362; 2012, № 10, ст. 1166; 2013, № 48, ст. 6165) следующие изменения:

1) в части первой статьи 82 1 слова «частью первой статьи 228,» заменить словами «частями первой и второй статьи 228,»;

а) в абзаце втором части второй слова «от трех до десяти лет» заменить словами «от двух до пяти лет»;

б) в абзаце втором части третьей слова «от десяти до пятнадцати лет» заменить словами «от пяти до пятнадцати лет».

В пункте 4 части первой статьи 398 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 52, ст. 4921; 2003, № 50, ст. 4847; 2010, № 8, ст. 780; 2011, № 50, ст. 7362; 2012, № 10, ст. 1162) слова «частью первой статьи 228,» заменить словами «частями первой и второй статьи 228,».

Настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении трех месяцев со дня его официального опубликования.

Пояснительная записка
к проекту федерального закона «О внесении изменений в статьи 82 1 и 228 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 398 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Законопроект подготовлен во исполнение Перечня поручений Президента Российской Федерации по итогам заседания президиума Государственного совета Российской Федерации от 17 июня 2015 г., и направлен на изменение санкций за преступления, предусмотренные статьей 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК России), с учётом степени их общественной опасности.

Анализ уголовного законодательства Российской Федерации и судебно-следственной практики его применения свидетельствуют о том, что отдельные уголовно-правовые нормы требуют совершенствования.

Так, в настоящее время преступления, связанные с хранением наркотических средств и психотропных веществ в крупном и особо крупном размерах без цели сбыта, относятся к одной и той же категории, что и аналогичные преступления, совершенные в целях сбыта – тяжким и особо тяжким преступлениям.

При таких условиях лицо, хранящее наркотики для личного потребления, приравнивается по степени тяжести данного преступления к лицам, совершившим преступления в сфере незаконного оборота наркотиков в организованных формах (в соответствии с УК России ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации), являющейся наивысшей формой организованной преступности (часть вторая статьи 210 УК России), предусмотрена в виде лишения свободы сроком до десяти лет, аналогичная санкция и за незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств и психотропных веществ в крупном размере (часть вторая статьи 228 УК России).

При таких обстоятельствах деяния, связанные с хранением наркотиков, совершаемые без цели сбыта, нуждаются в особом подходе, отражающем степень опасности данных преступлений для социума.

Следует отметить, что практически все осужденные по статье 228 УК России являются наркоманами, для которых хранение наркотика (без цели сбыта) обусловлено наличием заболевания, а следовательно болезнь является фактором, способствующим совершению преступлений.

Соответственно к таким лицам необходимо более активно применять механизмы правового побуждения к отказу от наркопотребления с целью своевременного возвращения наркопотребителей к нормальному образу жизни.

Данные отчета Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации формы № 10.3.01 свидетельствуют о том, что в 2014 году при рассмотрении 17 759 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных частью 2 ст. 228 УК России, суды назначали наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 8 лет в 261 случае, от 8 до 10 лет – в 17 случаях, а в 2457 случаях суды назначали наказание, используя исключительный механизм по назначению наказания ниже низшего предела установленных санкций.

Таким образом, нельзя считать нормальной ситуацию, когда возможность назначения наказания сроком от 5 до 10 лет остается судами практически не востребованной, а исключительный механизм назначения наказания, предусмотренный УК России, используется на регулярной основе.

Изложенное в полной мере свидетельствует о необходимости перевода наименее опасных преступлений, связанных с хранением наркотиков без цели сбыта, в категорию менее тяжких.

Предлагаемые законопроектом изменения по снижению санкций за преступления, предусмотренные частями второй и третьей статьи 228 УК России приведут их в соответствие со степенью общественной опасности совершенных деяний и в то же время позволят более широко использовать имеющиеся меры уголовно-правового побуждения лиц к отказу от потребления наркотиков.

Для этих целей законопроектом предлагается распространить положения статьи 82 1 УК России на лиц, осужденных к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных не только первой, но и второй частью статьи 228 УК России.

Таким образом, вносимые законопроектом изменения будут способствовать выполнению стратегических задач в области борьбы с наркоманией и наркопреступностью, а также избавлению лиц от наркозависимости.

Принятие законопроекта потребует принятия федерального закона «О внесении изменения в статью 178 1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации».

В этой связи в законопроекте предусмотрено его вступление в силу по истечении трех месяцев со дня его официального опубликования.

Принятие законопроекта не потребует дополнительных расходов за счёт средств федерального бюджета.

Законопроект соответствует положениям Договора о Евразийском экономическом союзе, а также положениям иных международных договоров Российской Федерации.

Законопроект относится к сфере реализации государственной программы Российской Федерации «Противодействие незаконному обороту наркотиков» (утверждена постановлением Правительства Российской Федерации
от 15 апреля 2014 г. № 299).

Там же находится и предыдущий текст пректа, он содержит градацию «средний размер». Судя по тому, что вышеприведенный текст появился на этапе антикоррупционной экспертизы, по всей видимости,именно он является актуальным, то есть окончательным на данном этапе.

Вносится Правительством Российской Федерации

Текст поправок в ук рф

Федеральная служба безопасности предложила свое определение технических средств, предназначенных для негласного сбора информации, для ст. 138.1 Уголовного кодекса России. Текст поправки размещен в базе нормативно-правовых актов, внимание на документ обратила «Медиазона».

Служба предлагает считать​ техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации, «приборы, системы, комплексы, устройства, специальный инструмент», а также «программное обеспечение», которым намеренно «приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного (тайного, неочевидного) получения информации либо доступа к ней (без ведома ее обладателя)».

При этом ФСБ предлагает отнести к такого рода шпионской технике любые электронные приборы вне зависимости от их внешнего вида, технических характеристик и принципов работы.

Разработать определение спецсредств, предназначенных для негласного сбора информации, ФСБ пообещала после того, как во время пресс-конференции президента Владимира Путина ему рассказали о курганском фермере Евгении Васильеве, обвиненном по статье о незаконном обороте такой техники за использование GPS-трекера, купленного на AliExpress для слежки за своим теленком. Сотрудники ФСБ нашли в этом трекере микрофон, который можно включать дистанционно.

Ст. 138.1 УК РФ (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации) в качестве меры наказания предусматривает либо штраф в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы за период до 18 месяцев, либо ограничение свободы на срок до четырех лет, либо принудительные работы на срок до четырех лет. Максимальное наказание — лишение свободы на срок до четырех лет. После того как Путин пообещал, что практика применения статьи будет отрегулирована, дело фермера Васильева вернули в прокуратуру на доследование, а позже прокуратура перед ним извинилась.

Самыми распространенными программами, предназначенными для негласного получения информации, можно считать мобильные программы-трояны, считает специалист Лаборатории криминалистики Group-IB Никита Панов. ​«Это истории звонков, СМС и сообщения мессенджеров, учетные данные из приложений — мобильных банков. Некоторые трояны способны незаметно для владельца производить съемку с камеры мобильного телефона и отправлять запись злоумышленнику, то же касается и записи звука», — рассказал РБК Панов.

Кроме того, к устройствам, которым «намеренно приданы качества и свойства для обеспечения скрытого получения информации», можно причислить устройства для создания концепции «умный» дом, считает эксперт. Это видеокамеры, датчики звука и движения, электронные замки для дверей, которые объединены в единую сеть и управляются пользователем удаленно, в том числе через интернет.

«Мало кто из владельцев проверяет, какого рода данные и куда передаются с данного типа устройств. Возможно, что злоумышленники воспользуются данными с электронного замка, чтобы понять, когда жильцов нет дома, и проникнуть в квартиру», — рассуждает Панов.

Представитель Group-IB также отметил, что большое количество обычных бытовых приборов, например телевизоры, имеют функционал для выхода в интернет. «В 2017 году эксперты по информационной безопасности выявили, что телевизоры Samsung отправляют данные о просматриваемых телеканалах производителю. Это производилось без ведома владельца», — указал Панов.

Источник РБК в компании, занимающейся информационной безопасностью, рассказал, что злоумышленники также часто используют специализированные программы, которые скрытно от пользователя получают доступ к микрофону и камере смартфона или ноутбука, к веб-камере стационарного компьютера и т.п. По словам собеседника РБК, за рубежом «видеошантаж», при котором преступники вымогают у людей деньги за кадры скрытой съемки, сделанные с помощью таких программ, стал одним из популярных видов мелкого криминального заработка. «При этом с точки зрения российского законодательства подобные программы не относятся к техническим средствам вообще и не всегда могут быть квалифицированы как вредоносные программы. Их разработка и распространение выпадают из поля зрения правоохранительных органов, и эту ситуацию [разработчики поправки из ФСБ] хотят исправить», — предположил собеседник РБК.

По словам аналитика группы InfoWatch Сергея Хайрука, предложенное ФСБ определение «не слишком сильно меняет существующую практику». «Сегодня закон не содержит точного определения специальных технических средств и теоретически под эту категорию может попасть все, что экспертиза посчитает таковыми. Но даже если бы такое определение было введено, следуя формальной логике, под его действие может попасть широкий спектр средств, включая привычные для повседневного использования устройства», — указал он в разговоре с РБК. Повысить эффективность закона мог бы подзаконный акт, в котором были бы описаны критерии отнесения устройств к категории специальных технических средств, считает эксперт.

Помимо Уголовного кодекса, понятие специальных средств, предназначенных для негласного сбора информации, содержится в ст. 20.23 КоАП РФ. За нарушение правил оборота таких спецсредств КоАП предусматривает штраф от 2 тыс. до 2,5 тыс. руб. с конфискацией этих устройств (для должностных лиц максимальный штраф — 5 тыс. руб.).

Уголовный кодекс России 2018

Уголовный кодекс – это единственный нормативный кодифицированный акт, который построен по принципу опасности деяния. Все нарушения конституционных прав, имеющие большую общественную опасность, называются преступлениями. Исходя из этого положения ст. 14 УК РФ, можно сказать, что уголовный кодекс посвящён преступлениям, которые становятся таковыми только после того, как попадут в Уголовный кодекс. Это замкнутый круг взаимосвязанных понятий и представляет собой главный признак данного кодекса.

Отличительные признаки УК

В отличие от гражданского законодательства, которое состоит из нескольких кодексов и федеральных законов, все уголовное законодательство представлено только одним кодексом – уголовным (ст. 1 УК РФ). Это создаёт иллюзию простоты и даже примитивности данного источника права, определяющего судьбы двух сторон взаимоотношений – преступника и потерпевшего.

Ещё одной отличительной чертой Уголовного кодекса являет тот факт, что преступником может быть признано только человек, поскольку невозможно лишить свободы ведомство, организацию или его структурное подразделение.

Кроме того, от уголовной ответственности освобождаются люди, совершившие преступления, выполняя приказы, которые они по причине своего служебного положения не могли не выполнить. За такие преступления наказывают не тех, кто их совершил, а должностное лицо, отдающее приказы (ст. 42 УК РФ).

Если субъектами гражданского права являются любые лица, то в уголовном праве преступниками могут быть только люди вменяемые и достигшие определённого возраста (ст. 19 УК РФ). Данный вид ответственности наступает с шестнадцатилетнего возраста, а по ряду преступлений – с четырнадцатилетнего (ст. 20 УК РФ). Люди, не достигшие этого возраста, а также признанные невменяемыми, могут участвовать в судебных процессах только в качестве потерпевших.

Основные принципы

Данный кодекс создан для того, чтобы обеспечить государственную, общественную и экологическую безопасность, а также защиту конституционных прав людей в зоне юрисдикции Российской Федерации (ст. 2 УК РФ).

Для адекватной реализации этих задач законодателями разработаны следующие принципы:

  • законности или недопущения применения УК по аналогии (ст. 3);
  • равенства вне зависимости от особенностей виновного лица (ст. 4);
  • вины (ст. 5 — наказание может наступить только за действие или бездействие, относительно которых доказана вина);
  • справедливости или соответствия характеру преступления и степени его опасности (ст. 6);
  • гуманизма или недопущения физических страданий и унижений относительно осужденного или подозреваемого.

Наказание за преступление, предусмотренное Уголовным кодексом, может наступить только в том случае, если будет выявлен состав преступления (ст. 8). Он может быть установлен только в том случае, если существуют:

  • объект преступных посягательств (права, общественные отношения);
  • объективная сторона, то есть само деяние, являющееся причиной наступления негативных последствий;
  • субъект, то есть человек, находящийся во вменяемом состоянии и в возрасте, свыше 16 или 14 лет, в зависимости от характера противоправного поступка;
  • субъективная сторона или вина, которая может быть умышленной или неосторожной.

Таким образом, преступниками признаются дееспособные люди, который виновны в совершении опасных деяний, повлёкших за собой нарушения прав других людей.

Структура Уголовного кодекса

Данный юридический документ подразделяется на две чётко обособленные части – общую и особенную. Первая часть представляет собой обширную преамбулу ко второй. В ней раскрываются такие понятия, как:

В особенной части описываются различные категории преступлений и наказаний. Первой и самой значимой категорией являются преступления против личности. В них входят:

Глава 19 данного кодекса посвящена преступлениям против конституционных прав и свобод людей и граждан. Название это звучит странно, потому что любой поступок, направленный против прав и свобод, гарантированных конституцией, носит характер правонарушения или преступления. Однако содержание главы раскрывается в её статьях. В данном случае законодатели имели в виду совокупность проступков, которые нарушают права человека на труд, информацию, свободу совести и вероисповедания, участие в избирательном процессе и т.д.

Отдельными блоками представлены преступления против:

Таким образом, Уголовный кодекс, так же как и Гражданский, охватывает все стороны жизни общества и личности. Отличия этих основополагающих кодексов заключаются только в последствиях, наступающих при нарушении нормативов. Уголовный кодекс направлен на то, чтобы минимизировать вероятность наступления наиболее разрушительных последствий действий людей против личности, общества и государства.