Уголовная противоправность признак преступления

Уголовное право

Уголовная противоправность преступления

– это юридическое выражение общественной опасности. сущность ее в том, что конкретное общественно опасное деяние признается преступным только в случае, если оно предусмотрено в качестве преступления в действующем уголовном законе (ч.1. ст.2 УК Украины).

И, наконец, преступление – это виновное деяние. Оно признается таким при наличии у лица соответствующего психического отношения (сознания и воли) к совершаемому действию или бездействию. это отношение может проявляться в форме умысла или неосторожности. Не будет преступления в том случае, когда общественно опасное деяние совершено лицом, находящимся в состоянии невменяемости. Не признается преступлением и деяние, хотя формально и содержащее признаки преступления, но совершенное лицом в результате непреодолимой силы или под влиянием физического насилия, которому оно не могло противостоять. Не будет состава преступления в деятельности охранника, который вследствие ранения или под угрозой смерти со стороны преступника был лишен возможности помешать хищению.

Характерным признаком преступления является его виновность. Действующее законодательство (ст. ст. 44 – 49 УК Украины) возможность освобождения лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности и наказания.

Наличие в действиях лица формальных, т.е. лишь признаков в составе преступления, предусмотренного законом, не всегда является основанием для признания такого деяния преступлением. Речь идет о деянии, которое в связи с малозначительностью не представляет общественной опасности.

§ 3. Противоправность как признак преступления (nullum crimen sine lege)*

* Нет преступления без указания о том в законе (лат.).

Под уголовной противоправностью в теории уголовного права принято понимать запрещенность преступления соответствующей уголовно-правовой нормой под угрозой применения к виновному наказания.

Развитие уголовного права после октябрьского переворота 1917 г. было обусловлено содержанием государственной власти, ее целями.

В результате прогрессивных революций правовая реформа начиналась с принятия конституционных актов, после которых принимались регулятивные нормы права (гражданского, финансового, коммерческого и т.д.), и лишь потом начиналась реформа уголовного права. Экскурс в историю тоталитарных государств свидетельствует о поспешной отмене прежнего уголовного законодательства и принятии новых уголовно-правовых норм. Нарушение объективно необходимой последовательности реформации системы права обусловило отступление от общепринятых принципов уголовного права, его функций и направленности. Примат государственных интересов над личностными превратил уголовное право в политический рычаг управления обществом, орудие элиты правящей партии, в орудие борьбы с инакомыслием. Разрушение системы российского уголовного права с его концептуальными началами, с глубокими теоретическими разработками на базе классической школы права сопровождалось деюридизацией основных институтов уголовного права и прежде всего преступления (отказ от признака противоправности), теоретически обоснованных социологической школой уголовного права.

Признак противоправности преступления в советское уголовное право был включен не сразу. УК РСФСР 1922 г. признака противоправности не содержал. Отсутствовал этот признак и в УК 1926 г. Лишь Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., исключив аналогию, ввели признак уголовной противоправности в общее понятие преступления. При этом в общем юридическом понятии преступления на первое место был поставлен неправовой, социальный признак преступного деяния — общественная опасность и как важное дополнение к нему — противоправность. УК РСФСР 1960 г. повторил это определение понятия .преступления в ст. 7. В ст. 14 УК РФ 1996 г. противоправность также следует за общественной опасностью: «Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».

В уголовном праве общественную опасность рассматривают как материальную характеристику общественного свойства всякого преступления, а противоправность — как юридическое выражение этого свойства (А.А. Пионтковский, Н.Д. Дурманов).

Взаимообусловленность общественной опасности и противоправности — определяющий фактор в понимании того, что считает законодатель преступным. Не может считаться преступлением общественно опасное деяние, не предусмотренное уголовным законом. Также не может считаться преступлением деяние, хотя формально подпадающее под признаки статьи УК, но в силу ряда обстоятельств лишенное общественно опасного характера. Согласно ч. 2 ст. 14 УК не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо вида преступления, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Здесь налицо разрыв между признаком противоправности и признаком общественной опасности. Законодатель решает это противоречие в пользу неюридического признака (общественной опасности). В последние годы тезис о необходимости приоритета признака противоправности в определении понятия преступления выдвигается рядом ученых, так как это больше соответствовало бы правовому характеру государства, чем современное определение понятия преступления. Критическое отношение к признанию уголовной противоправности лишь формальным признаком преступления, отражающим общественную опасность, позволяет утверждать, что уголовная противоправность имеет свою собственную реальную основу. Деяние является уголовно противоправным потому, что оно посягает на правоотношения, охраняемые уголовным правом.

В понимании противоправности преступления в уголовном праве отразились две тенденции.

Первая тенденция выразилась в отказе от этого признака, что обусловило «правотворчество» революционных трибуналов и беззаконие. Теоретическое обоснование этой деятельности трибуналов выражалось в общественной опасности преступления в его классовом содержании. Признание общественной опасности основным признаком преступления привело к отказу от противоправности, к забвению принципа nullum crimen sine lege .

Вторая тенденция проявилась в признании признака противоправности и в соответствии его составу, который, по существу, предполагал реальное проявление принципа nullum crimen sine lege .

Казалось бы, эти две тенденции несовместимы, так как одна ведет к отрицанию, а другая к утверждению признака противоправности. И тем не менее такой подход к пониманию понятия преступления сохраняется в уголовном законодательстве, в полной мере он был отражен в ст. 14 УК.

Уголовная противоправность признак преступления

К. п.н. стар.преп., зав. каф. «ПСД»

Основными признаками преступления являются общественная опасность, виновность и наказуемость.

Вторым в порядке рассмотрения, но не по значению, обязательным признаком преступного деяния является уголовная противоправность. Под уголовной противоправностью в теории уголовного права принято понимать запрещенность преступления соответствующей уголовно-правовой нормой под угрозой применения к виновному наказания.

В свою очередь, необходимо отметить, что первичность и производность признаков преступления по природе и механизму криминализации не следует отождествлять с их значимостью для содержания преступления. Общественная опасность, виновность, уголовная противоправность равновеликие, равнозначные признаки преступления. Отсутствие любого из них исключает наличие преступного деяния. И то, что в определении преступления вначале сказано о виновности и общественной опасности, а затем об уголовной противоправности, такую равнозначность отнюдь не искажает. Можно было бы переставить местами характеристику признаков преступления, например, признать таковым запрещенное под угрозой наказания общественно опасное и виновное деяние. Суть бы не изменилось. Но думается, нынешнее понятия преступления в Уголовном кодексе 1998г. – наиболее совершенное из тех, что выработало мировое уголовное законодательство [1].

В данной научной статье хотелось бы рассмотреть признак наказуемости, который выделяется в уголовном праве одним из основных признаков преступного деяния.

Следует отметить, что уголовно-правовой литературе, посвященной проблемам преступления нет единства мнений по вопросу о включении наказуемости в число признаков преступления.

Некоторые теоретики отрицают этот признак преступления. Так, в частности Белинг считал, что определение преступления в качества деяния наказуемого – определение idem per idem , ибо оно означает, что наказуемое действие есть наказуемое действие. Сходный соображения П.И. Люблинского. Указание на признак наказуемости, писал он, создает порочный круг: преступно то, что наказуемо, и наказуемо то, то преступно [2].

Немировский Э. полагал, что каждое правонарушение может вызвать наказание. Если государство не делает этого, то только потому, что считает нецелесообразным [3].

Н.С. Таганцев отрицал признак наказуемости, опираясь не то, что исходя из их принципа единства неправды элемент наказуемости в скрытой форме имеется и в гражданских деликтах, а так же – не всякое преступление наказуемо, ссылаясь на ненаказуемость преступлений после истечения сроков давности и т.п. «Преступление – писал Таганцев Н.С., — во всех этих случаях имеет место, но наказуемости нет, следовательно, наказуемость не принадлежит к числу признаков преступления»[4].

Н.Д. Дурманов, анализируя точки зрения Н.С. Таганцева, Э. Немировского писал, что «исключение наказуемости из числа признаков преступления означало попытку найти признаки преступления, оставаясь в пределах учения о преступлении и не заимствуя этих признаков из учения о наказании. Действительно, включение наказуемости в число признаков преступления при формальном определении последнего неизбежно приводит теоретиков к признанию приоритета понятия наказания и к превращению преступления в одно из предположений наказания. С другой стороны, исключение наказуемости из числа признаков преступления стирает грань между преступлением и непреступлением, так как законодательство, проводит границу между ними именно путем установления уголовной санкции за деяния преступные. Порочность обеих теорий, по нашему мнению, заключается в механическом разрыве понятий уголовной противоправности и наказуемости, что является неизбежным следствием формально — юридической трактовки понятия преступления…

Строго говоря судить о противоправности деяния в уголовно-правовом отношении мы, как правило, можем по признаку наказуемости. Запрет деяния, не сопровождаемый прямо обозначенной и хотябы подразумеваемой уголовной санкцией, означает, что оно по тем или иным причинам государством не признается противоправным и в уголовно-правовом смысле» [5].

Болгарский криминалист Венеции Бузов, понимая противоправность как уголовную противоправность, вместе с тем выделяет в качестве самостоятельного признака и наказуемость. Он считает наказуемость количественным выражением степени уголовной противоправности.

Обосновывают позицию о том, что наказуемость является самостоятельным признаком преступления также такие ученные как И.Я.Козаченко и З.А.Незнамова [6].

Новая конструкция уголовной противоправности в ч.1ст.9 УК в понятии «преступление» кладет конец долголетним спорам о том, является ли наказание признаком преступления, и неясностям о соотношении признаков уголовной противоправности и наказания.

Несмотря на очевидность определения уголовной противоправности в ч.1 ст.9 УК как запрещенности деяния под угрозой наказания, в комментариях к Уголовному кодексу и во многих учебниках помимо уголовной противоправности называется еще один, четвертый признак преступления – наказание (наказуемость). Этому способствует неточное понимание юридического свойства преступления в виде противоправности. Между тем надо говорить о противоправности не вообще, а применительно к конкретной отрасли права. Противоправность может быть пригодной разве что для разграничения правонарушений и аморальных поступков.

Все, что входит в пределы действия уголовного закона, является преступлением, а наказуемость – его необходимым свойством. Норма без санкции с угрозой наказания не может быть уголовно-правовой нормой. Исключение наказуемости из числа признаков преступления стирает грань между преступлением и непреступлением [7].

Наказуемость – признак преступления, характеризующий не его сущность, а указывающий на его неизбежное юридическое последствие, неблагоприятное для правонарушителя. Согласно ч.2 ст.2 УК закон для осуществления стоящих перед ним задач не только определяет, но и устанавливает наказания и иные меры уголовно-правового характера, применяемые за совершение преступлений. Поэтому наказуемость означает, что за предусмотренные уголовным законом и совершенные виновно общественно опасные деяния может быть назначено установленное в санкции уголовно-правовой нормы наказание (либо иная мера уголовно-правового характера). Иначе говоря, наказуемость – это предусмотренная законом возможность назначения наказания [ 8 ].

Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных Уголовным кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица. Однако это вовсе не означает, что предусмотренное в уголовном законе наказание обязательно и во всех случаях должно применяться за совершенное преступление. Во-первых, не каждое преступление фиксируется правоохранительными органами. Во-вторых, не каждое зафиксированное преступление раскрывается. В-третьих, по основаниям и в случаях, предусмотренных законом (например, ст.70-76 УК), лицо, виновное в совершении общественно опасного деяния может быть освобождено от уголовного наказания. Однако во всех уголовных случаях речь идет именно о преступлении, поскольку уголовно-правовая норма, содержащая описание данного вида общественно опасных деяний, предусматривает определенное наказание за его совершение, и не меняет тезиса о наказуемости как обязательном признаке преступления, подтвержденном и законодателем в ст.9 УК. Наказание не мыслится без преступления и в связи с этим может быть последствием только реально совершенного лицом преступления [9].

Наличие уголовно-правового запрета, не подкрепленного угрозой применения наказания, не дает оснований утверждать, что запрещенное деяние является преступным. Так, в Общей части Уголовного кодекса установлен ряд запретов (например, на придание закону, устанавливающему преступность или наказуемость деяния, усиливающему ответственность или наказание или иным образом ухудшающему положение лица, совершившего это деяние, обратной силы и др.). Однако поскольку, такого рода запреты не «подкреплены» соответствующей санкцией, их нарушения не являются преступными, если они не подпадают, разумеется, под признаки конкретного преступления, например, предусмотренного статьей 350 УК (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта) [10].

Запрещенность деяний уголовным законом под угрозой наказания означает, во-первых, что состав преступления описан именно в уголовном законе, а не в каком-либо ином правовом акте; во-вторых, за это деяние в санкции уголовного закона предусмотрено наказание, которое и является реальным признаком преступления и не должно смешиваться с наказанием как неизбежным следствием совершения преступления. Именно угроза наказания, а не реальное наказание, которое в конкретном случае может и не последовать, является признаком преступления [11].

Обе части уголовно-правовой нормы – диспозиция и санкция неразрывно связаны между собой. Следовательно неточным было бы определять противоправность как противоречие лишь санкции нормы, в качестве самостоятельного признака преступления.

В литературе 70-х и 80-х годов высказывалось мнение, что при измене наказания иным мерам воздействия (административными, общественными) происходит «судебная факультативная декриминализация преступлений» и оно модифицируется в проступок [12]. По мнению других авторов, деяние, содержащие признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности, если лица или дела о них переданы на поруки или в товарищеские суды, также не являются преступлениями [13]. Такая позиция обосновано критиковалась – пишет Кузнецова И.Ф., — и практикой воспринято не была. Смешение реальной наказанности преступления и ее наказуемости как угрозы наказания, предусмотренной в санкциях уголовно-правовых норм, в таких мнениях очевидна. Наказанность деяния — не признак преступления, а его последствие. Реально не наказанное преступление не перестает быть вследствие этого преступлением [14].

Наказуемость — это не просто последствие преступления. Таким последствием является наказание как конкретная мера государственного принуждения, применяемая за конкретное преступление. Наказуемость же – это более абстрактное и более широкое понятие, которое скорее характеризует правовую норму, имеющую уголовно-правовую санкцию. Каждая отрасль права имеет свои санкции, присущие и уголовному праву. Они предусматривают различные меры уголовного наказания за нарушение норм именно уголовного наказания. Если бы преступление не влекло за собой уголовного наказания, то не было бы никакой необходимости в существовании уголовного права. Именно уголовное наказание следует за совершением преступления, и именно неотвратимость этого наказания при наличии к тому оснований является основным условием его предупредительного воздействия. Поэтому формула «преступление влечет за собой наказание» является правилом, гарантирующим неотвратимость ответственности. Запрет деяния, не сопровождаемый прямо обозначенной уголовно-правовой санкцией, означает, что по тем или иным причинам оно не признается государством противоправным в уголовно-правовом смысле. Норма, которая не имеет санкции с угрозой наказания, не представляет собой уголовно-правового запрета.

Выделение наказуемости в качестве самостоятельного признака преступления может быть оправдано стремлением подчеркнуть, что лишь за уголовное противоправное деяние может быть назначено наказание, что преступление и наказание (два самостоятельных основных института уголовного права) взаимосвязанной и взаимообусловлены.

Единственный из новых кодексов – УК Кыргызской Республики включает наказуемость в признаки преступления. Часть 1 ст.8 гласит: «Преступлением признается предусмотренное уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние (действие или бездействие).

Таким образом, изложенное позволяет говорить о том, что уголовное противоправность включает в себя два компонента – запрещенность деяния Уголовным законом и угрозу наказанием. Противоправность и наказуемость это одноплановые понятия и соотносятся как часть и целое. Наказуемость как составная часть юридического свойства – уголовной противоправности выражается в угрозе применения наказания при нарушении запрета совершать те или иные общественно опасные деяния, признаки которого описаны в диспозиции статьи Уголовного кодекса.

1. Уголовное право России. Обща часть. Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, И.М. Тяжсуовой. – М.: ИКД Зерцало – М., 2004. С. 752.

2. Дурманов Н.Д. Понятие пеступления. М. 1948 г. С. 315

3. Э. Немировский. Советское уголовное право. – Ь., 1926.

4. Таганцев Н.Ф. Преступление и преступность. М., 1902.

5. Кузнецова Н.Ф. Преступление и прреступность. М., 1969 г. С. 231.

6. Уголовное права. Общая часть. Под редакцией И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. М., 1998.

7. Уголовное право России. В 2-х томах. Том 1. Общая часть. Под редакцией А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. М. 2000. С.639.

8. Уголовное право России. Обща часть. А.И. Рарог. М., 1998.

9. Ветров Н.И. Уголовное право. Ощая часть: Учебник для вузов — М., 1999. С.425.

10.Комментарий к уголовному кодексу Республика Казакстан. Под редакцией. И.И. Рогова, С.М. Рахметова. М., 2000. С.792.

11. Ветров Н.И. Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов -. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2002. С.399.

12. См.: Злобин Г.А., Келина С.Г., Яковлев А.М. Советская уголовная политика и дифференциация ответственности// Советское государство и право. 1977. №9.

13. См.: Ной И.С. Новое в трактовке основных уголовно-правовых понятий// Советское государство и право.1982. №7. Строгович М.С. Презумпция невиновности и прекращение

14. Уголовных дел по нереабилитирующим основаниям // Советское государство и право. 1982. №2.

15. Уголовное право. Общая часть. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1993. С.368.

16. Кузнецова Н.Ф., Тяжкова И.М. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. М ., 1999. С .592.

In this scientific articles considered signs criminal and criminality opposites and punishments.

The apposite and punishment correlation marks how part and the whole. Also the criminal contrasts included two components there are prohibit appearance criminality law and threats punishments.

Бұл ғылыми мақалада қылмыстың белгілері, қылмыстық құқықтық қайшылық және жазалану қарастырылады.

Құқыққа қайшылықпен жазалану бөлік және біртұтас ретінде зарақатысты екендігі айрықшаланады. Өйткені қылмыстық құқықтық қайшылық екі бөліктен тұрады: іс-әрекеттің қылмыстық заңмен тиым салынуы және жазалану қауіпінің болуы.

Лекция 1.3. Понятие преступления и его признаки

Оглавление

План лекции

1. Понятие преступления по российскому уголовному праву и его признаки преступления.

2. Категории преступлений.

Понятие преступления по российскому уголовному праву и его признаки

Понятие преступления является одним из важнейших понятий в уголовно-правовой теории и уголовном законодательстве.

Действующий УК РФ дает следующее определение преступления: «Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».

Данное определение по способу конструирования является материально-формальным определением: в нем преступление определяется не просто как деяние, запрещенное законом, а как действие или бездействие, по своему характеру опасное для интересов личности, общества, охраняемых государством общественных отношений.

Исходя из законодательного определения преступления, в отечественной науке уголовного права признается, что любое преступление характеризуется совокупностью таких обязательных признаков, как:

1) общественная опасность;

2) уголовная противоправность;

Общественная опасность преступления – категория объективная. Это означает, что она не зависит от нашего сознания, но может быть выявлена и оценена. При выявлении сущности общественной опасности преступления, как правило, используется подход, при котором преступление рассматривается как сложное явление, противоположностями которого выступают его естественно-физическая и предметно-социальная характеристики.

С одной стороны, преступление ничем не отличается от других поступков человека в том отношении, что представляет собой предметно-практическую, волевую и целенаправленную деятельность, вызывающую определенные изменения в реальной действительности в виде физического, естественного вреда. С другой – преступление обладает предметно-социальным качеством, поскольку его последствия всегда социально значимы: преступление всегда причиняет (или может причинить) различный по характеру вред – политический, материальный, моральный и общественный. Отрицательным свойством преступления, таким образом, является не просто причинение естественного вреда, а именно то, что этот вред соци­ально значим, он наносит ущерб обществу. И именно поэтому такое деяние получает в обществе отрицательную оценку. Но эту опасность нельзя понимать как причинение вреда только конкретным гражданам или организациям. Преступление опасно тем, что причиняет вред господствующим общественным отношениям.

Общественная опасность преступления имеет качественную и количественную характеристики – характер и степень, соответственно.

О характере общественной опасности преступления можно судить, сравнивая его с преступлениями других видов, а о степени этой опасности – сравнивая с другими преступлениями этого же вида. Характер общественной опасности отражает качественное своеобразие преступления и определяется значимостью объекта преступного деяния, сущностью причиняемых им общественно опасных последствий. Степень же общественной опасности представляет собой количественную сторону вреда, причиняемого преступлением одного и того же характера и определяется величиной ущерба, спецификой способа совершения преступления, формой вины, содержанием мотива, цели и т.п.

Уголовная противоправность как признак преступления состоит в запрещенности деяния соответствующей уголовно-правовой нормой под угрозой применения к виновному наказания. Это означает, что в качестве преступления можно рассматривать только такие деяния, которые прямо названы в уголовном законе.

Соотношение между общественной опасностью и противоправностью таково, что противоправное деяние всегда общественно опасно, но не любое общественно опасное деяние обязательно является преступлением. Признать определенное поведение преступным (противоправным) может только высший орган государственной власти, который, таким образом, официально признает его общественно опасным. Если общественная опасность является сущностью преступления, то противоправность – юридическим выражением этой сущности.

Третьим признаком преступления является виновность.

В соответствии со ст.5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за то общественно опасное деяние, в отношении которого установлена его виновность. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Таким образом, одним из неотъемлемых условий уголовной ответственности является виновное совершение деяния, то есть при наличии соответствующего психического отношения к деянию и его последствиям. Виновность возможна лишь при наличии тех форм вины, которые определены законом: умысла (прямого или косвенного) или неосторожности (легкомыслия или небрежности).

Четвертый признак преступления – наказуемость. В УК РФ закреплено, что уголовный закон определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний за совершение преступлений. Наказание выступает в качестве последствия факта совершения лицом преступления и последующего в этой связи привлечения к уголовной ответственности. Наказуемость означает, что за предусмотренные уголовным законом и совершенные виновно общественно опасные деяния может быть назначено установленное в санкции уголовно-правовой нормы наказание (либо иная мера уголовно-правового характера).

Категории преступлений.

Под классификацией преступлений понимается распределение всей их совокупности на группы (классы) по определенным (классификационным) признакам.

Так, по форме вины преступления делятся на умышленные или совершенные по неосторожности, по объекту посягательства все преступления объединяются в группы, включенные в самостоятельные разделы и главы Особенной части Уголовного кодекса (например, раздел VII «Преступления против личности», глава 16 «Преступления против жизни и здоровья»).

Одним из наиболее важных классификационных критериев, на основании которых классифицированы все преступления в Уголовном кодексе РФ, выступают характер и степень общественной опасности преступления. В ст.15 УК РФ выделяются четыре категории преступлений: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие.

К преступлениям небольшой тяжести относятся умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает двух лет лишения свободы.

Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, превышает два года лишения свободы.

Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых УК предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет.

К особо тяжким относятся умышленные преступления, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

Понятие и признаки преступления.

В ч. 1 ст. 14 УК преступление определено как «виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».

Приведенное определение по способу конструирования является формально-материальным, поскольку содержит указание не только на формальный (нормативный) признак — запрещенность деяния уголовным законом, но и на материальный признак (общественную опасность деяния), раскрывающий социальную сущность преступления.

Итак, под преступлением понимается только деяние, т. е. поведение человека, выраженное в определенной объективной форме. Ни мысли, ни намерения, ни цели человека, которые не нашли своего внешнего выражения, не воплотились в поступке, не могут признаваться преступлением. Деяние как объективированный поступок может выражаться в одной из двух форм: действии (активное поведение) или бездействии (пассивное поведение, состоящее в невыполнении лицом своей обязанности совершить определенные действия). Поведение приобретает уголовно-правовое значение, т. е. становится преступлением только в том случае, если оно обладает всеми четырьмя указанными в законе признаками.

Общественная опасность — материальный признак преступления, выражающий социальную сущность данного юридического понятия. Именно он объясняет, почему то или иное деяние отнесено к категории уголовно наказуемых. Общественная опасность — это имманентное объективное свойство (качество) преступления, означающее способность причинять существенный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона.

Общественная опасность как материальный признак преступления имеет качественную и количественную характеристики.

Качественная характеристика общественной опасности в литературе именуется характером общественной опасности. Он означает типовую характеристику социальной вредности определенных видов преступлений (грабежа, изнасилования, уклонения от уплаты налогов и т. д. ). Характер общественной опасности определяется главным образом важностью общественных отношений, на которые совершается посягательство, характером причиненного вреда, а иногда и способом посягательства. Так, посягательства на здоровье человека обладают одной типовой общественной опасностью, на отношения собственности — другой, на интересы правосудия — третьей и т. д. В то же время разным характером общественной опасности обладают различные способы посягательства на один и тот же объект преступления (например, хищение чужого имущества и его умышленное уничтожение).

Количественный показатель общественной опасности именуется в литературе ее степенью. Она определяется тяжестью причиненных последствий; способом совершения преступления, если он по своей сути меняет социальную характеристику деяния (например, убийство обще опасным способом); формой вины; видом умысла или неосторожности; содержанием мотивов и целей, а также другими обстоятельствами, учитываемыми при оценке меры социальной вредности конкретного преступления. Типовая характеристика степени общественной опасности находит свое выражение в санкции, установленной законодателем за преступление определенного вида. А конкретная оценка степени общественной опасности каждого реально совершенного преступления дается судом с учетом всей совокупности фактических обстоятельств деяния и выражается в конкретной мере наказания, назначенного в соответствии с принципами индивидуализации и справедливости в рамках, предусмотренных санкцией. Таким образом, законодатель устанавливает типовую характеристику степени общественной опасности определенных видов преступления, а суд определяет индивидуальную степень общественной опасности каждого конкретного преступления, уточняя тем самым законодательную оценку.

Для более полного понимания признака общественной опасности необходимо уяснить значение ч. 2 ст. 14 УК, которая гласит: «Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности». Для раскрытия смысла приведенной нормы необходимо сделать два комментария.

Во-первых, для признания деяния преступлением еще не достаточно его формального сходства с уголовным правонарушением, описанным в той или иной норме Особенной части УК. Даже при таком сходстве деяние может быть признано малозначительным (например, открытое хищение ученической тетрадки, самовольная поездка сына на мотоцикле отца, который до этого многократно разрешал сыну такие поездки, и т. п. ) и поэтому не представляющим общественной опасности. Вопрос о признании деяния малозначительным решается органами дознания, следствия и суда с учетом фактических обстоятельств деяния.

Во-вторых, деяние, признанное малозначительным и поэтому не преступным, может влечь административную, дисциплинарную, гражданско-правовую либо иную юридическую или моральную ответственность. Иначе говоря, оно может содержать состав иного (не уголовного) правонарушения. Поэтому указание закона на отсутствие в таких деяниях общественной опасности нужно понимать не в смысле абсолютного отсутствия общественной опасности (как, например, при необходимой обороне), а в том смысле, что общественная опасность деяний, признанных малозначительными, не достигает той степени, которая присуща преступлениям.

Вторым признаком преступления является противоправность, или уголовная противозаконность, означающая, что преступлением может быть признано только то деяние, которое прямо запрещено нормой Особенной части УК.

УК в качестве уголовно-правового принципа закрепил положение о том, что преступность деяния определяется только Уголовным кодексом, а применение уголовного закона по аналогии не допускается (ст. 3 УК). Это положение повторено и в законодательном определении преступления, каковым может признаваться только общественно опасное деяние, запрещенное УК (ч. 1 ст. 14 УК).

Противоправность (уголовная противозаконность) — это формальный признак преступления, который нельзя рассматривать изолированно от общественной опасности деяния. Общественная опасность — это объективное свойство деяния, оно не зависит от воли законодателя или правоприменителя. Деяние на определенном этапе развития общества приходит в резкое противоречие с изменившимися условиями жизни этого общества, в силу чего, а также из-за значительной распространенности становится опасным для общественных отношений, охраняемых уголовным законом. Общественная опасность деяния постепенно познается, и с этого момента объективно назревает необходимость борьбы с данным видом деяния методами уголовного права. Выявив объективно существующую общественную опасность деяния, и осознав невозможность эффективной борьбы с ним без использования уголовно-правовых средств, государство в лице законодательного органа, выражающего обобщенные взгляды общества, формулирует уголовно-правовой запрет на совершение данного вида деяний и устанавливает уголовное наказание за его совершение. Таким образом, уголовная противоправность деяния — субъективное (на законодательном уровне) выражение общественной опасности этого деяния. Это значит, что деяние, объективно нетерпимое для общества в силу его общественной опасности для сложившейся системы общественных отношений, криминализируется, т. е. прямо запрещается нормой уголовного права под угрозой наказания. С другой стороны, деяние, запрещенное уголовным законом, в силу изменения характера общественных отношений либо по другим причинам может на определенном этапе утратить свою опасность для общества настолько, что отпадет необходимость в борьбе с этим явлением средствами уголовного права, либо вообще перестать быть опасным для общества. В таком случае деяние, лишенное своего социально негативного содержания, декриминализуется, т. е. отменяется уголовно-правовой запрет на его совершение.

Таким образом, общественная опасность и противоправность — это две неразрывные характеристики (социальная и юридическая) преступления, ни одна из которых не может в отрыве от другой характеризовать деяние как преступное и уголовно наказуемое.

Действующий УК впервые ввел в законодательное определение преступления и такие признаки, как виновность и наказуемость.

Виновность как конструктивный признак преступления непосредственно вытекает из принципа вины, закрепленного в ст. 5 УК: «Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина». Основанное на принципе субъективного вменения, уголовное законодательство РФ запрещает объективное вменение, т. е. уголовную ответственность за невиновное причинение вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК виновным в преступлении признается лицо, совершившее общественно опасное и противоправное деяние умышленно либо по неосторожности. Вина (виновность) в уголовно-правовом понимании означает определенное психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и его общественно опасным последствиям. Вина проявляется в одной из предусмотренных законом форм: в форме умысла (прямого или косвенного) либо в форме неосторожности (в виде легкомыслия или небрежности). Если деяние совершено без вины (случайно), то, несмотря на его общественную опасность, оно не может признаваться преступлением и поэтому не влечет уголовной ответственности.

Наказуемость — признак преступления, не характеризующий его сущность, а указывающий на его неизбежное юридическое последствие, неблагоприятное для правонарушителя. Наказуемость означает, что за предусмотренные уголовным законом и совершенные виновно общественно опасные деяния может быть назначено установленное в санкции уголовно-правовой нормы наказание (либо иная мера уголовно-правового характера). Иначе говоря, наказуемость — это предусмотренная законом возможность назначения наказания. Такая возможность реализуется не во всех случаях совершения преступлений. Во-первых, не каждое преступление фиксируется правоохранительными органами. Во-вторых, не каждое зафиксированное преступление раскрывается. В-третьих, по основаниям и в случаях, предусмотренных законом, лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности или от наказания. Однако во всех подобных случаях речь идет именно о преступлении, поскольку уголовно-правовая норма, содержащая описание данного вида общественно опасных деяний, предусматривает определенное наказание за его совершение.

Таким образом, под наказуемостью следует понимать не реальное наказание и не факт его назначения за конкретное преступление, а установленную законом возможность применить наказание за каждый случай совершения деяния, описанного в той или иной норме Особенной части УК.