Воинская часть 47051 екатеринбург

Военно-биологический центр МО РФ в\ч 47051 (Екатеринбург)

Центр Военно-технических проблем Биологической Защиты 15-го управления Генштаба (в/ч 47051):
НИИ бактерийных вакцинных препаратов МО
Сектор военной эпидемиологии при НИИ микробиологии МО
Центр военно-технических проблем биологической защиты при НИИ микробиологии МО

Начальники: Н. Ф. КОПЫЛОВ (1949-1952), Е. И. ПОЛОСИН (1952-1953), Ю. М. ВОЛЫНКИН (1954-1958), профессор Н. И. НИКОЛАЕВ (1958-1960), В. Н. ПАВЛОВСКИЙ (1960-1969), И. И. СУББОТИН (1969-1969), дмн профессор В. И. ОГАРКОВ (1969-1973), В. В. МИХАЙЛОВ (1973-1980), В. Я. ТЕРЕЩАТОВ (1980-1987), генерал-майор дтн профессор академик Академии технологических наук России А. Т. ХАРЧЕНКО (1987 -. )

Военно-биологический центр минобороны СССР, который в Свердловске знали как военный городок № 19, для почтовой службы и всей страны был известен как Свердловск-19, а для военно-почтовой службы — как в/ч 47051. Он был создан в 1946 году за дальней окраиной Свердловска для проведения военно-биологических работ.

С институтом связана деятельность таких генералов биологической войны, как П.Н.Бургасов, В.И.Евстигнеев, В.Михайлов, В.И.Огарков, А.Т.Харечко. Нынешнее его название — Центр военно-технических проблем противобактериологической защиты. Начальник — генерал А.Т.Харечко.

В институте велись и ведутся работы со многими бактериями, «пригодными» в качестве биологического оружия (сибирская язва, чума, туляремия, сап, мелиоидоз). Разрабатывалось и оружие на основе токсинов, например ботулизма. Производилось оружие на основе бактерий сибирской язвы и сапа. Здесь же было и хранилище оружия на основе сибирской язвы. Сплошные прививки персоналу института делались от чумы и от сибирской язвы.
Сотрудники военно-биологического центра живут прямо на его территории.

Когда институт только создавался, вокруг него рос лес. Когда с годами стало ясно, что с развитием города жилые районы неизбежно приблизятся к опасному военно-биологическому объекту, его следовало перенести подальше от жилья и ближе к какому-то мясокомбинату — источнику баранины для приготовления питательного бульона для бактерий. Сделано было иначе — рядом с военным городком построили не только мясокомбинат, но и множество других предприятий, в том числе «Химмаш». Там же разместился жилой массив «Вторчермет». Так чрезвычайно опасный военный городок Свердловск-19 оказался в центре крупного, Чкаловского, района в большом индустриальном городе, став источником смертельнейшей опасности для всех его жителей.

Военный городок Свердловск-19 по отношению к большому Свердловску был абсолютно автономен. Он имел все необходимые службы — военный госпиталь на 75 коек, почту, магазины, клуб, загс, собственную секретную военно-юридическую систему (прокуратуру, следствие, суд). Подбор солдат, которые обслуживали повседневные нужды городка, был особо тщательный — в рядовые солдаты-охранники и в военные строители попадали лишь призывники с «допуском». В целях секретности население Свердловска-19 числилось не за Свердловской, а за Пермской областью, его смертность и заболеваемость — тоже.
Сам же военно-биологический центр напрямую подчинялся 15-му управлению Генштаба ВС СССР. Для обеспечения прямой связи над Свердловском на геостационарной орбите был размещен специальный военный спутник, в результате чего информация военно-биологического центра была неподконтрольна спецслужбам ни Уральского военного округа, ни даже КГБ СССР.

Свердловск-19 подразделяется на три зоны, как бы вставленные друг в друга. по мере повышения секретности. В первой зоне находилось жилье для персонала, там же располагался строительный батальон. «Делом», то есть созданием наступательного биологического оружия, занимались в самой недоступной — третьей — специальной («рабочей») зоне, куда попасть можно было исключительно после проверки на третьей проходной. Спецзона примыкала непосредственно к военному городку № 32.

Производственные помещения спецзоны были расположены не на поверхности, а глубоко под землей. Причем настолько глубоко, что ни при аэрофотосъемках (разведывательный самолет У-2 американского летчика Пауэрса сбили как раз в этих краях), ни со спутников научные лаборатории и промышленные военно-биологические реакторы не были видны никогда, а их активность не могла быть зафиксирована.

Спецзона занимала часть обширного искусственного военного подземелья, созданного годами титанической работы строителей под надзором спецслужб. Подземелье обладает несколькими выходами в разных местах Свердловской области и имеет многоцелевое (не только военно-биологическое) назначение.

Именно здесь, глубоко под землей, военные биологи в послевоенные годы занимались созданием боевых микроорганизмов против «вероятного противника». В лабораториях искали новые штаммы боевых бактерий (с 1973 года — с использованием генетической инженерии и иных достижений молекулярной биологии). В цехах в опытных и промышленных реакторах (ферментерах) нарабатывались запасы боевых бактерий. А еще имелись цеха, где разрабатывались, снаряжались и складировались биологические боеприпасы самых различных типов, включая кассетные.

Для своих рабочих нужд военные биологи Свердловска-19 создали прекрасный виварий, в котором содержалось много видов подопытных животных, включая редких для СССР (например, обезьян). Отлов сбежавших «кроликов» не были простым делом, так что приходилось задействовать солдат из соседнего военного городка № 32.

военно-биологический центр Свердловск-19 занимался по меньшей мере тремя видами работ: 1) выращиванием новых боевых штаммов опасных бактерий; 2) созданием биологических боеприпасов новых типов, в том числе по заказу и при участии других военно-биологических центров (в Кирове и Загорске); 3) масштабным промышленным производством биологического оружия.

Из Свердловска-19 биологические боеприпасы отправлялись на полигоны для проведения испытаний, а также в наземные и подземные склады. В отдельных случаях биомасса использовалась не на месте, а отправлялась на Златоустовский завод для снаряжения в биологические боеприпасы.

К югу от Свердловска-19 находится военный городок № 32 (механизированные войска) с несколько меньшим уровнем секретности. Именно через него по подземному тоннелю происходит та часть ввоза-вывоза Свердловска-19, что обеспечивает нужды секретных работ по подготовке к наступательной биологической войне, то есть нужды лабораторий, производств, складов. Бараньи туши завозились автотранспортом по поверхности, иные несекретные грузы — по железнодорожной ветке на поверхности.

Происшествия

Контрактники довели срочника до смерти

Возбуждено дело после гибели срочника в Екатеринбурге

Главное военно-следственное управление расследует обстоятельства гибели рядового Дениса Хамидуллина в воинской части в Екатеринбурге. Сначала командование заявило, что он покончил с собой. Однако экспертиза показала, что незадолго до смерти его избили. Возбуждено уголовное дело в отношении командира части. Тем временем эксперты отмечают, что трагических инцидентов в российской армии становится все больше.

Солдат срочной службы Денис Хамидуллин из Пермского края погиб при пока еще не выясненных обстоятельствах в воинской части №47051 войск Радиационной и химической защиты в Екатеринбурге. «Денис отслужил 10 месяцев. Еще 7 марта звонил и поздравлял мать с наступающим праздником. И, представляете, восьмого звонит командир части и сообщает родителям, что их сын покончил с собой. Родители выехали туда, но им сына не показали», — говорится в сообщении группы «ВКонтакте», посвященной Пермскому краю.

По словам родителей срочника, их сразу насторожило, что

на лице у Хамидуллина были следы побоев: на лбу была шишка, нос был сломан. Следы побоев обнаружились и на теле военного. Тем не менее им сказали, что рядовой покончил с собой.

Тогда родители обратились в правозащитную организацию «Зона права», которая помогла найти адвоката Елену Макарову.

На Дальнем Востоке расследуют загадочную смерть солдата Евгения Вельмакина

«В этой части в основном служили контрактники, Хамидуллин был одним из немногих солдат срочной службы», — сказала Макарова. О части №47051 есть разные мнения. Например, в посвященной части группе «ВКонтакте» об этой части есть много лестных отзывов. Пользователи пишут, что там неукоснительно соблюдаются положения воинских уставов, а отпуска и выходные предоставляются в положенный срок. Однако в той же социальной сети можно найти и другие отзывы о военной части. «Я служил в этой части, и я вам скажу, что служба не сахар, там постоянно находишься в нарядах бессменно, так как штат военнослужащих очень мал. Там постоянно нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, контрактники бьют срочников, вымогают деньги, особенно — старшина, когда пьян и у него нет денег на пойло. Он ради этого может поднять роту посреди отбоя и хорошенько ударить сапогом по голове в упоре лежа, пока не добьется своего», — пишет, в частности, пользователь по имени Александр.

В распоряжении «Газеты.Ru» оказались результаты судебно-медицинской экспертизы, из которых следует, что смерть Хамидуллина наступила от асфиксии, следы которой отчетливо видны на его шее. Также в документе сказано, что, кроме следов удушья, на теле солдата обнаружены несколько ссадин на левой половине поясничной области и кровоподтек на голени. «Видом травмирующих действий, причинивших Хамидуллину кровоподтек голени, является удар, при причинении ссадин левой половины поясничной области — удар либо трение, либо сочетание данных типов травмирующих действий», — отмечается в заключении экспертов. Также, по их мнению, в момент смерти

солдат не был пьян и не находился в состоянии наркотического опьянения.

После экспертизы Главное военно-следственное управление возбудило уголовное дело в отношении сержанта части по фамилии Сенаторов (копия постановления о возбуждении дела есть в распоряжении «Газеты.Ru»). В документе отмечается, что Сенаторов был непосредственным начальником Хамидуллина во время несения обоими военными службы. «Сержант Сенаторов, исходя из ложно понятых интересов службы, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенные нарушения прав и иных интересов гражданина Хамидуллина», — сказано в тексте постановления. Что конкретно сделал с погибшим рядовым сержант, там не уточняется.

«Над Хамидуллиным издевались контрактники. В частности,

один раз они заставили парня надеть на себя противогаз, бронежилет, костюм против действия отравляющих газов, и заставили в таком виде отжиматься.

После этого Хамидуллина жестоко избили», — рассказал «Газете.Ru» источник в части, знакомый с ситуацией.

По словам родственников погибшего, с ноября 2016 года Денис регулярно просил их высылать деньги — от двух до пяти тысяч рублей. Парень пояснил, что если деньги не придут вовремя, ему грозят неприятности.

За год в бригаде под Воронежем погибли несколько призывников

Как бы то ни было, в материалах расследования сказано, что в настоящий момент в отношении сержанта Сенаторова возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с наступлением тяжкий последствий). Если он будет признан виновным, то ему может грозить до десяти лет лишения свободы. «Изначально следователи возбудили дело по статье 110 УК РФ (доведение до самоубийства), однако сейчас его расследуют именно по статье 286, часть 3 УК РФ», — отметила адвокат Макарова.

Ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России, член общественного совета при Минобороны РФ Валентина Мельникова считает, что вряд ли причиной произошедшего с Хамидуллиным стало именно то, что он служил вместе с контрактниками. «Контрактники ведь не все время в казарме живут. И вообще, совершаются ли подобные преступления или нет, как правило, зависит от того, делает ли что-то командир или нет для поддержания дисциплины и порядка в части. Причиной его смерти, скорее всего, стали либо постоянные вымогательства денег, либо садистские наклонности его непосредственных командиров, которые иногда поощряются тем или иным командиром части. Впрочем, каждый случай, конечно, индивидуален. В нем надо разбираться и всю информацию необходимо проверять», — сказала она «Газете.Ru».

По словам Мельниковой, за последний год, с ее точки зрения, дисциплина в частях и соединениях сильно упала.

«Мы сейчас стали получать жалобы, которых не видели с 2008 года. Это вымогательство денег у солдат и побои.

Могу привести свежий пример: дембелям надо увольняться через 10 дней, а старшина роты им говорит, что они должны вернуть форму, которая на них. Хотя, согласно действующим уставам, солдаты уходят на дембель в форме, подшиваясь специальным, красивым образом. То есть это требование незаконно, никто никогда назад форму у срочников не забирает. Просто человек, возможно, пытался заставить их выкупить у части их же форму за те 4 тысячи рублей, которые положены дембелям при завершении службы», — сказала правозащитник. По ее словам, причиной роста количества подобных явлений является нежелание руководства Минобороны решать накопившиеся проблемы с дисциплиной.

«Цвтп БЗ НИИМ МО РФ» (Войсковая Часть 47051), ГУ

«Цвтп БЗ НИИМ МО РФ» (Войсковая Часть 47051), ГУ зарегистрирована по адресу г.Екатеринбург, ул.Звездная, д.1, 620048. Командир части организации ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ЦЕНТР ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ БИОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ НИИМ МО РФ» (ВОЙСКОВАЯ ЧАСТЬ 47051) Стяжкин Константин Кириллович. Основной вид деятельности компании не указан. Размер уставного капитала 596 000 руб.

В судах организация выиграла 16% процессов в качестве истца и 13% в качестве ответчика , проиграла 8% процессов в качестве истца и 7% в качестве ответчика.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ЦЕНТР ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ БИОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ НИИМ МО РФ» (ВОЙСКОВАЯ ЧАСТЬ 47051) присвоен ИНН 6664007861, КПП 667401001, ОГРН 1036605228131,

ПРЕКРАЩЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА ПУТЕМ РЕОРГАНИЗАЦИИ В ФОРМЕ ПРИСОЕДИНЕНИЯ

СБИС — это сеть деловых коммуникаций. В СБИС реализован сервис Все о компаниях и владельцах. Он позволяет за пару секунд получить полную информацию о любой компании.
Сервис является информационным, предоставляемая информация не является юридически значимой.

Служба по контракту

Военнослужащие проживают в переоборудованных под общежития казармах, служебном и съемном жилье.

Бытовое обслуживание военнослужащих и членов их семей организовано предприятиями, расположенными в гарнизоне (ателье, фотоателье, почта, баня, гостиницы, сеть парикмахерских и салонов красоты, коммерческих магазинов). Доступ к сети Интернет имеется. Доступны сети мобильной связи.

Медицинское обслуживание военнослужащих и членов их семей осуществляется в медицинском пункте и госпитале.

В гарнизоне функционируют дошкольные учреждения, средние общеобразовательные школы, профессиональные училища, высшие учебные заведения.

Культурно-досуговое обеспечение: театры, городские дома культуры, большое количество кружков, библиотеки, музеи и другие объекты.

Для решения вопроса трудоустройства в гарнизоне организована работа центра занятости населения. Возможно трудоустройство на предприятиях и в организациях города.

Вч 47051 (vh47051) есть войсковая часть, российская военная база, расположенная в Екатеринбурге.

Известна производством биологического оружия и массовыми убийствами.

Звёздная ул., 1, Yekaterinburg, Sverdlovskaya oblast’, Russia, 620048

Phone: +7 343 255-99-88

Coordinates: 56.778, 60.58

«Госпиталь» [ 3 ] : 620048, Екатеринбург Г., ул. Листопадная
Телефон:+7 (343) 2251184

Разработка биологического оружия

Судя по статье Викимапии, ещё со времён СССР, вч 47051 занимается разработкой, изготовлением и испытанием биологического оружия; это оружие испытывается на населении близлежащих территорий и, судя по описанию, такие испытания выглядят как массовые убийства и военные преступления. [ 4 ] :

Центр Военно-технических проблем Биологической Защиты 15-го управления Генштаба (в/ч 47051): НИИ бактерийных вакцинных препаратов МО Сектор военной эпидемиологии при НИИ микробиологии МО Центр военно-технических проблем биологической защиты при НИИ микробиологии МО

Начальники: Н. Ф. КОПЫЛОВ (1949-1952), Е. И. ПОЛОСИН (1952-1953), Ю. М. ВОЛЫНКИН (1954-1958), профессор Н. И. НИКОЛАЕВ (1958-1960), В. Н. ПАВЛОВСКИЙ (1960-1969), И. И. СУББОТИН (1969-1969), дмн профессор В. И. ОГАРКОВ (1969-1973), В. В. МИХАЙЛОВ (1973-1980), В. Я. ТЕРЕЩАТОВ (1980-1987), генерал-майор дтн профессор академик Академии технологических наук России А. Т. ХАРЧЕНКО (1987 -. )

Военно-биологический центр минобороны СССР, который в Свердловске знали как военный городок № 19, для почтовой службы и всей страны был известен как Свердловск-19, а для военно-почтовой службы — как в/ч 47051. Он был создан в 1946 году за дальней окраиной Свердловска для проведения военно-биологических работ.

С институтом связана деятельность таких генералов биологической войны, как П.Н.Бургасов, В.И.Евстигнеев, В.Михайлов, В.И.Огарков, А.Т.Харечко. Нынешнее его название — Центр военно-технических проблем противобактериологической защиты. Начальник — генерал А.Т.Харечко.

В институте велись и ведутся работы со многими бактериями, «пригодными» в качестве биологического оружия (сибирская язва, чума, туляремия, сап, мелиоидоз). Разрабатывалось и оружие на основе токсинов, например ботулизма. Производилось оружие на основе бактерий сибирской язвы и сапа. Здесь же было и хранилище оружия на основе сибирской язвы. Сплошные прививки персоналу института делались от чумы и от сибирской язвы. Сотрудники военно-биологического центра живут прямо на его территории.

Когда институт только создавался, вокруг него рос лес. Когда с годами стало ясно, что с развитием города жилые районы неизбежно приблизятся к опасному военно-биологическому объекту, его следовало перенести подальше от жилья и ближе к какому-то мясокомбинату — источнику баранины для приготовления питательного бульона для бактерий. Сделано было иначе — рядом с военным городком построили не только мясокомбинат, но и множество других предприятий, в том числе «Химмаш». Там же разместился жилой массив «Вторчермет». Так чрезвычайно опасный военный городок Свердловск-19 оказался в центре крупного, Чкаловского, района в большом индустриальном городе, став источником смертельнейшей опасности для всех его жителей.

Военный городок Свердловск-19 по отношению к большому Свердловску был абсолютно автономен. Он имел все необходимые службы — военный госпиталь на 75 коек, почту, магазины, клуб, загс, собственную секретную военно-юридическую систему (прокуратуру, следствие, суд). Подбор солдат, которые обслуживали повседневные нужды городка, был особо тщательный — в рядовые солдаты-охранники и в военные строители попадали лишь призывники с «допуском». В целях секретности население Свердловска-19 числилось не за Свердловской, а за Пермской областью, его смертность и заболеваемость — тоже. Сам же военно-биологический центр напрямую подчинялся 15-му управлению Генштаба ВС СССР. Для обеспечения прямой связи над Свердловском на геостационарной орбите был размещен специальный военный спутник, в результате чего информация военно-биологического центра была неподконтрольна спецслужбам ни Уральского военного округа, ни даже КГБ СССР.

Свердловск-19 подразделяется на три зоны, как бы вставленные друг в друга. по мере повышения секретности. В первой зоне находилось жилье для персонала, там же располагался строительный батальон. «Делом», то есть созданием наступательного биологического оружия, занимались в самой недоступной — третьей — специальной («рабочей») зоне, куда попасть можно было исключительно после проверки на третьей проходной. Спецзона примыкала непосредственно к военному городку № 32.

Производственные помещения спецзоны были расположены не на поверхности, а глубоко под землей. Причем настолько глубоко, что ни при аэрофотосъемках (разведывательный самолет У-2 американского летчика Пауэрса сбили как раз в этих краях), ни со спутников научные лаборатории и промышленные военно-биологические реакторы не были видны никогда, а их активность не могла быть зафиксирована.

Спецзона занимала часть обширного искусственного военного подземелья, созданного годами титанической работы строителей под надзором спецслужб. Подземелье обладает несколькими выходами в разных местах Свердловской области и имеет многоцелевое (не только военно-биологическое) назначение.

Именно здесь, глубоко под землей, военные биологи в послевоенные годы занимались созданием боевых микроорганизмов против «вероятного противника». В лабораториях искали новые штаммы боевых бактерий (с 1973 года — с использованием генетической инженерии и иных достижений молекулярной биологии). В цехах в опытных и промышленных реакторах (ферментерах) нарабатывались запасы боевых бактерий. А еще имелись цеха, где разрабатывались, снаряжались и складировались биологические боеприпасы самых различных типов, включая кассетные.

Для своих рабочих нужд военные биологи Свердловска-19 создали прекрасный виварий, в котором содержалось много видов подопытных животных, включая редких для СССР (например, обезьян). Отлов сбежавших «кроликов» не были простым делом, так что приходилось задействовать солдат из соседнего военного городка № 32.

военно-биологический центр Свердловск-19 занимался по меньшей мере тремя видами работ: 1) выращиванием новых боевых штаммов опасных бактерий; 2) созданием биологических боеприпасов новых типов, в том числе по заказу и при участии других военно-биологических центров (в Кирове и Загорске); 3) масштабным промышленным производством биологического оружия.

Из Свердловска-19 биологические боеприпасы отправлялись на полигоны для проведения испытаний, а также в наземные и подземные склады. В отдельных случаях биомасса использовалась не на месте, а отправлялась на Златоустовский завод для снаряжения в биологические боеприпасы.

К югу от Свердловска-19 находится военный городок № 32 (механизированные войска) с несколько меньшим уровнем секретности. Именно через него по подземному тоннелю происходит та часть ввоза-вывоза Свердловска-19, что обеспечивает нужды секретных работ по подготовке к наступательной биологической войне, то есть нужды лабораторий, производств, складов. Бараньи туши завозились автотранспортом по поверхности, иные несекретные грузы — по железнодорожной ветке на поверхности.

В апреле-мае 1979 года вследствие принципиальных ошибок в обеспечении безопасности военно-биологических работ Свердловск-19 стал источником массовой гибели жителей города. ru.wikipedia.org/wiki/Эпидемия сибирской язвы в Свердловске magazines.russ.ru/ural/2008/3/pa15.html

Постановление ЦК КПСС и СМ СССР о переносе промышленного выпуска боеприпасов с сибирской язвой из Свердловска в Степногорск было принято в 1981 году, в том числе из-за эпидемии 1979 года. Фактически обязанности по выпуску этого вида биологического оружия были сняты со Свердловска лишь в 1987 году, после чего поточная линия была остановлена. Запасы оружия на основе сибирской язвы и отходы ее производства весной 1988 года были перевезены на Аральское море и захоронены на острове Возрождения. www.seu.ru/cci/lib/books/bioweapon/2/02.htm www.himbat.ru/forum/viewtopic.php?t=236 Фотографии с объекта:swalker.org/voennie/3196-v-tihom-omute.html Статья Википедии: http://ru.wikipedia.org/wiki/Свердловск-19 Ближайшие города: Екатеринбург, Каменск-Уральский, Нижний Тагил Координаты: 56°46’41″N 60°34’45″E

http://magazines.russ.ru/ural/2008/3/pa15.html Сергей ПАРФЕНОВ. Смерть из пробирки. Что случилось в Свердловске в апреле 1979 года? Опубликовано в журнале: Урал 2008, 3.

Перечисляются разработчики и испытатели биологического оружия, [ 5 ] :

Итак, приведем краткий (очень краткий) список генералов и некоторых особо активных полковников, которые занимались непосредственной подготовкой СССР к наступательной биологической войне:

Абдулин Т.Г., генерал. Начальник института в Кирове в 1984-1991 гг. Данные о диссертациях и открытых научных работах отсутствуют.

Александров Николай Иванович (у.1972), генерал. Работал в Кирове. Потом работал в институте «Микроб». Данные о защите диссертаций отсутствуют.

Алибеков Кенаджан Байзакович, полковник, профессор. Работал в Омутнинске, Бердске, Степногорске. В 1988-1992 годах был первым заместителем начальника «Биопрепарата» по научной работе и по совместительству директором института ВНИИхиммашпроект. Секретную кандидатскую диссертацию защитил в 1985 году в Оболенске (по результатам налаженного в Омутнинске производства боевых рецептур туляремии), докторскую — в 1989 году (это был опытно-промышленный регламент налаженного в Степногорске выпуска сибирской язвы). Научный руководитель обеих диссертаций — генерал А.А.Воробьев.

Ашмарин Игорь Петрович (р.1925), профессор. Окончил ВМА в 1947 году. Работал в Загорске-6. Считался генератором идей в 15-м управлении Генштаба. Лауреат государственной премии 1977 года. Кандидатскую диссертацию защитил в 1950 году в ВМА. Данных о защите докторской диссертации не имеется. Член-корреспондент АМН СССР с 1978 года.

Бургасов Петр Николаевич (р.1915), генерал, профессор. Член ВКП(б) с 1944 года. В 1950-1953 годах работал под руководством Л.П.Берия над биологическим оружием. С 1953 года — заместитель начальника 7-го управления Генштаба Вооруженных сил СССР (направление — биологическое оружие). В 1958-1963 годах — научный руководитель Свердловска-19. В 1965-1986 годах — Главный государственный санитарный врач СССР. После этого стал консультантом «Биопрепарата» по вопросам биологического оружия. Кандидатскую диссертацию защитил в 1951 году в Москве в Институте эпидемиологии и микробиологии им. Гамалея. Данные о защите докторской диссертации отсутствуют. Академик АМН СССР с 1974 года.

Васильев Николай Николаевич, генерал, профессор. Работал в Загорске-6. Данные о публичной защите диссертаций отсутствуют (секретную докторскую диссертацию защитил в 1964 году).

Виноградов-Волжинский Дмитрий Владимирович, генерал. Работал в Загорске-6. Работал директором института в Оболенске до 1982 года. Кандидатскую диссертацию защитил в 1951 году в ВМА. Данные о публичной защите докторской диссертации отсутствуют.

Воробьев Анатолий Андреевич (р.1923), генерал, профессор. Окончил ВММА в 1945 году. До 1956 года работал в ВММА. В 1956-1978 годах работал в институте Загорск-6 (в последние годы заместителем начальника института). В 1978-1988 годах работал заместителем начальника «Биопрепарата» по научной работе. Защитил кандидатскую (1951) и докторскую (1958) диссертации по открытой проблематике в ВММА. Лауреат секретной государственной премии СССР 1980 года. Член-корреспондент АМН СССР с 1983 года, действительный член АМН СССР с 1990 года. С 1985 года член комитета по Ленинским и Государственным премиям СССР. С 1987 года — заведующий кафедрой микробиологии Московской медицинской академии им.Сеченова.

Гапочко Константин Георгиевич, генерал. Кандидатскую диссертацию защитил в ВМА в 1950 году. Данные о защите докторской диссертации отсутствуют.

Евстигнеев Валентин Иванович (р.1945), генерал. С 1985 года — заместитель начальника института Свердловск-19. В 1990-1992 годах начальник 15-го управления Генштаба (подготовка к наступательной биологической войне). С 1992 года — заместитель начальника войск радиационной, химической и биологической защиты минобороны России. Данные о публичной защите кандидатской и докторской диссертаций отсутствуют.

Зезеров Е.Г., полковник, профессор. Работал в Загорске-6. Лауреат Государственной премии СССР (секретной). Данные о публичной защите кандидатской и докторской диссертаций отсутствуют (кандидатская диссертация в 1961 году и докторская в 1970 году были защищены в секретном порядке).

Калинин Юрий Тихонович, генерал, профессор. Был заведующим лабораторией в Загорске-6 и директором созданного им в 1970-х годах Института биологического приборостроения в Москве. Начальник «Биопрепарата» с 1979 года. Получил Государственную премию (1985 год, секретно). Данные о публичной защите кандидатской и докторской диссертаций отсутствуют.

Ключарев Лев Александрович, генерал, профессор. Начальник отдела науки в «Биопрепарате». Кандидатскую диссертацию защитил в ВМА в 1953 году. Данные о публичной защите докторской диссертации отсутствуют.

Копылов Н.Ф., генерал. В 1940-1949 годах начальник института в Кирове. Данные о диссертациях и открытых научных работах отсутствуют.

Лебединский Владимир Андреевич (1926-1991), генерал, профессор. Окончил ВМА в 1948 году. Член КПСС с 1951 года. Работал в Загорске-6. Был одним из заместителей начальника, а в 1985-1990 годах — начальником 15-го управления Генштаба. Кандидатскую диссертацию защитил в 1952 году в ВМА. Данные о защите докторской диссертации отсутствуют (считается защищенной в 1971 году). Член-корреспондент АМН СССР с 1984 года.

Лукин Евгений Павлович, полковник, профессор. Работал в Загорске-6. На рубеже 1990-2000-х годов был заместителем директора института в Кольцово по вопросам военного производства вирусного оружия. Данные о публичной защите кандидатской и докторской диссертаций отсутствуют (секретную докторскую диссертацию защитил в 1972 году).

Махлай Александр А., генерал. Бывший начальник института Загорск-6. Данные о публичной защите диссертаций и об открытых научных работах отсутствуют.

[[Михайлов Валерий[[, генерал. Начальник института Свердловск-19 во время биологической катастрофы 1979 года.

Николаев Николай Иванович, генерал. Начальник института в Кирове в 1949-1951 годах. Был директором института «Микроб» из противочумной системы. Докторскую диссертацию защитил в 1949 году в Кирове.

Неустроев В.Д., полковник. Начальник института в Кирове в 1951-1955 годах. Докторскую диссертацию по докладу защитил в 1968 году в Институте эпидемиологии и микробиологии им.Гамалеи АМН СССР.

Огарков Всеволод Иванович (1926-1988), генерал, профессор. Окончил ВМА в 1948 году. Член ВКП(б) с 1949 года. Работал в Загорске-6. Был начальником института Свердловск-19 до 1973 года, Заместитель начальника Главмикробиопрома с 1973 года и начальник «Биопрепарата» в 1973-1979 годах. Данных о публичной защите диссертаций не имеется (секретная докторская диссертация защищена в 1963 года). Член-корреспондент АМН СССР с 1978 года.

Огурцов П.А., генерал. Начальник института в Кирове в 1955-1957 годах. Данные о публичной защите диссертаций отсутствуют.

Паутов Виктор Николаевич, генерал, профессор. Начальник института в Кирове в 1973-1984 годах. Данные о защите кандидатской и докторской диссертаций отсутствуют. Специалист по риккетсиям.

Пименов Евгений Васильевич, генерал, профессор. Начальник института в Кирове с 1991 года. Данные о кандидатской и докторской диссертациях и об открытых обобщающих научных работах отсутствуют.

Подолян Владимир Яковлевич (р.1907), генерал, профессор. Специалист по медицинской географии. Докторскую диссертацию защитил в ВММА в 1952 году. Начальник института (в Загорске?).

Пригода Сергей Иванович, генерал, профессор. Работал в Загорске-6. Данные о публичной защите диссертаций отсутствуют. Секретную кандидатскую диссертацию защитил в 1975 году.

Скворцов Виталий Васильевич (1920-1989), генерал. Начальник института в Кирове в 1957-1973 годах. Данные о защите кандидатской и докторской диссертаций отсутствуют.

Смирнов Ефим Иванович (1904-1989), генерал-полковник, профессор. Окончил ВМА в 1932 году. В 1939-1947 годах — начальник Военно-санитарного (Главного военно-медицинского) управления. В 1947-1953 годах — министр здравоохранения СССР. Начальник ВМА с 1953 года. В 1955-1960 годах — начальник Главного военно-медицинского управления минобороны. В 1960-1985 годах — начальник 15-го управления Генштаба Вооруженных сил СССР (на этом посту был удостоен в 1978 году звания Героя Социалистического Труда). Данные о защите кандидатской и докторской диссертаций отсутствуют. Академик АМН СССР с 1948 года.

Ураков Николай Николаевич, генерал, профессор.. Был заместителем начальника института в Кирове. В 1982-2003 годах — директор института в Оболенске. Получил награду за биологическое оружие на основе Ку-лихорадки [10]. Данные о кандидатской и докторской диссертациях и обобщающих научных работах отсутствуют. Секретная докторская диссертация посвящена сочетанному действию на людей патогенных бактерий и вирусов [6].

Харечко Анатолий Трофимович, генерал, профессор. Работал в институте в Кирове Начальник института Свердловск-19. Данные о кандидатской и докторской диссертациях и обобщающих научных трудах отсутствуют.

Такой вот получился мимолетный взгляд на истеблишмент биологической войны. И это лишь малая часть системы военно-биологического подполья — полный список был бы воспринят обществом слишком болезненно.

Ныне некоторые из светил ВБК высшей квалификации уже не с нами. Остальные ведут респектабельный образ жизни, именуют себя профессорами по классу «самой гуманной профессии». А вот военные мундиры они стараются по возможности не надевать — в них чаще все-таки ходят военные хирурги.

Что касается «ученых» гражданского звания, то немалое число из них извлекло выгоду из возможности заниматься не только защитной проблематикой биологической войны, но и обслуживать агрессивные наступательные инстинкты военных. Мы не называем их не потому, что они никому не известны. Просто по части биологической войны армия держала их чаще в своей прихожей, а у большинства из них не хватило мужества и иных качеств не соглашаться на такую унизительную роль. Впрочем, если быть до конца справедливым, то не следует забывать, что некоторые инициаторы генно-инженерного поворота начала 1970-х годов и их прямые наследники и сейчас продолжают извлекать выгоды, свалившиеся на них от тех давних дел. А есть и такие, кто находит выгодным агрессивно защищать возможность генетической модификации пищевых продуктов. Как будто можно верить этим людям без полного раскрытия генетических достижений на «боевом» фронте 1970-1980-х годов.

В 1992 году 15-е управление Генштаба было упразднено. На его основе было создано Управление по биологической защите во главе все с тем же генералом В.И.Евстигнеевым, которое вернулось к «химикам», то есть в войска радиационной, химической и биологической защиты минобороны Российской Федерации [69].