Договор найма реальный

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

По договору найма жилого помещения одна сторона — собственник или управомоченное им лицо (наймодатель) обязуется предоставить другой стороне (нанимателю) жилое помещение за плату во владение и пользование для проживания в нем (п. 1 ст. 671 ГК).

1 См.: КрашенинниковПВ. Указ. соч. С. 18.

1 См.: постановление Совета Министров СССР от 10 февраля 1985 г. «О порядке государственного учета жилищного фонда»// СП СССР. 1985. № 8. Ст 27.

Договор найма жилого помещения является консенсуальным, возмездным, двусторонним. Это положение относится ко всем договорам найма жилого помещения независимо от того, кто является собственником сдаваемых внаем жилых помещений и кто выступает их нанимателем.

ГК выделяет два его вида: договор найма жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде социального пользования (договор социального найма) и договор найма жилого помещения, в котором наймодатель выступает как предприниматель, преследующий цель извлечения прибыли. Этот вид договора получил в литературе название «договор коммерческого найма»1.

Как разновидности одного понятия (договора найма жилого помещения) названные договоры имеют определенные общие черты. И тот и другой опосредуют отношения по предоставлению жилых помещений в пользование за плату. Стороны в обоих договорах именуются «наймодатель» и «наниматель». В ГК содержатся одинаковые требования к форме этих договоров (ст. 674), единообразно определены обязанности нанимателя (ст. 678) и обязанности сторон по ремонту сданного внаем жилого помещения (ст. 681), одинаково регламентируется правовое положение временных жильцов (ст. 680) и в значительной части — поднанимателей (п. 1-3 ст. 685). Вместе с тем это общее в их природе реализуется в законодательстве на принципиально разных основаниях.

Договор социального найма может быть заключен только на жилое помещение, относящееся к фонду социального использования, и при наличии у гражданина определенных предпосылок для его заключения: нуждаемость в улучшении жилищных условий, постоянное проживание в данном населенном пункте, состояние на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, наличие решения соответствующего органа о предоставлении жилого помещения данному гражданину и его семье в соответствии с действующими нормами, выдача ордера на занятие указанного в нем жилого помещения.

Что касается договора коммерческого найма, то ни одной из названных предпосылок для его заключения не требуется. Здесь

1 Крашенишшков IIВ >каз соч С 8,28 В Основах фсдера шнси жилищной политики данный договор именуется «договором аренды» (ст 1,17), в I К — «договором найма жичого помещения» (п 1 ci 671) В Основах федеральной жилищной политики термин «договор найма» употребляется по отношению к социальному найму (ст 113)

господствует принцип свободы договора, в соответствии с которым стороны сами определяют содержание таких важнейших условий, как срок договора, размер и порядок внесения платы за жилое помещение, распределение обязанностей по ремонту сданного внаем жилого помещения и др.

Договор коммерческого найма — это гражданско-правовой договор, а договор социального найма, в сущности, представляет собой квазидоговор, поскольку его заключение и все его элементы, права и обязанности сторон предопределены законом, иными правовыми и административными актами. Для свободного волеизъявления сторон, что наиболее характерно для гражданско-правового договора, здесь почти не остается места. Поэтому «родство» договоров социального и коммерческого найма весьма относительно. В качестве аргумента в пользу сближения этих договоров представляется некорректным ссылаться на то, что некоторые нормы ГК, относящиеся к коммерческому найму, распространяют свое действие и на договор социального найма (ст. 674, 675, 678, 680, 681 и п. 1-3 ст. 685). Правильнее рассматривать это как прием законодательной техники, в соответствии с которым следует избегать буквального совпадения норм не только в одном, но и в разных нормативных актах (в данном случае в ГК и ЖК РСФСР). Основное значение имеет содержащееся в п. 3 ст. 672 ГК положение о том, что договор социального найма жилого помещения заключается по основаниям, на условиях и в порядке, предусмотренных жилищным, а не гражданским законодательством.

Договор аренды — реальный или консенсуальный

Правовые характеристики договора определяют его сферу и распространённость применения. Одной из наиболее часто упоминаемых характеристик сделки, заключённой как в письменном, так и в устном виде, является её реальность или консенсуальность.

Понятие реальности и консенсуальности

Указанный критерий характеризует момент вступления договора в законную силу. Реальный договор можно определить как сделку, которая вступает в законную силу с момента передачи вещи или осуществления иного действия, предусмотренного условиями сделки. Правовая теория определяет приблизительный перечень реальных договоров.

Разница между моментами подписания сделки (её заключения) и моментом передачи вещи осуществления действия может быть очень значительной. Например, договор может быть подписан 1 января, а непосредственно вещь может быть передана 1 мая. Реальный договор вступит в законную силу (а, значит, у сторон возникнут взаимные права и обязанности) только 1 мая. Примерами договоров реальных являются займ, хранение. Так, хранение начинается исключительно в момент передачи его предмета.

Консенсуальный договор считается заключённым, напротив, с момента достижения сторонами соглашения по всем существенным пунктам сделки. Стороны могут не прийти к согласию по некоторым пунктам, однако это не будет влиять на действительность сделки а в случае, если такие пункты не относятся к основным условиям договора. Примерами консенсуальных договоров являются договор поставка, купля-продажа. Самими условиями сделки может быть предусмотрен момент передачи имущества. Однако в этот момент договор уже действителен.

Реальность договора аренды

Общая теория права определяет договор аренды как консенсуальный. Однако вполне ли применима такая характеристика к сделкам, например, проката или найма жилого помещения как разновидностям договора найма?

Момент передачи имущества арендатору регулируется положениями ст. 611 Гражданского кодекса РФ. В соответствии с положениями этой статьи арендодатель обязан передать арендатору имущество в соответствии со сроками, установленными договором найма. Если арендодатель не передаст такое имущество в установленный срок, арендатор имеет право требовать передачи имущества, являющегося объектом аренды и возмещения ущерба. Если срок передачи имущества условиями сделки не установлен – применяется разумный срок.

Положения указанной статьи резюмируют, что договор аренды является действительным на момент передачи имущества и делает отсылку к его положениям. Таким образом, статья 611 ГК РФ устанавливает консенсуальность договора найма.

Консенсуальный характер найма также исходит из самого определения договора аренды. Договор найма можно определить как сделку, согласно положениям которой, наймодатель обязуется передать, а наниматель – принять установленное имущество, и внести денежные средства в качестве арендной платы. Таким образом, законодателем установлена конструкция «заключение договора – передача имущества». Эти два действия являются последовательными, а не одновременными.

Нормами ГК не установлен прямо консенсуальный характер договора аренды. В связи с этим у практикующих юристов и просто сторон правоотношений по сделке может возникать вопрос о возможности установления реального характера договора путём установления его соответствующих положений. Сторонники такой позиции ссылаются на принцип свободы, а и воли сторон, как один из основоположных принципов гражданского права.

Однако в таком случае следует обратиться к положениям той же ст.433 ГК РФ. Она устанавливает, как раз принцип свободы воли сторон, однако делает отсылку к тому, что такая сделка не должна противоречить закону. Предусмотрение иного, чем установлено законом, порядка заключении и исполнения договора неправомерно.

Возможность изменения характера договора сторонами

Стороны не могут определить момент действительности сделки самостоятельно, сделав его реальным. Однако отсутствие такой возможности никаким образом не уменьшает права контрагентов. В случае когда арендатор хочет застраховать себя от оплаты за не переданное имущество арендной платы, закон предоставляет ему определённую страховку. Так, арендатор освобождается от обязанности внесения арендной платы за пользование имуществом за период, в который последнее не было ему передано.

Условно говоря, если арендатору имущество было передано с опозданием в месяц, а срок аренды составляет 11 месяцев, он должен будет внести арендную плату только за 10 месяцев реального пользования имуществом. Для арендодателя же установление реального характера договора не несёт никакой практической ценности.

Характер договора, безусловно, имеет значение для практической деятельности, особенно в случае возникновения конфликтов между сторонами. Однако если такие конфликты касаются неисполнения обязанности наймодателя по своевременному трансферу имущества нанимателю, законом предусмотрены санкции за нарушения договора. Фактически смысла в изменении характера договора по воле сторон нет. Такое минимальное нарушение закона может повлечь за собой негативные последствия в виде признания договора недействительным.

О консенсуальности и реальности договора аренды (Белов В.А.)

Дата размещения статьи: 16.06.2015

Интересным положением в юридической литературе и правоприменительной практике является вопрос о консенсуальной и реальной направленности договора аренды. Между тем, признание договора аренды самостоятельной разновидностью консенсуальных сделок произошло еще в глубокой древности, и на протяжении столетий указанный договор стабильно определялся как единый (без особых модификаций) договор location-conduction .
———————————
См.: Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 1996. С. 445 — 446.

Однако нынешняя типология договора аренды, закрепленная в ГК РФ, позволяет сделать вывод о наличии разностороннего подхода к вопросу консенсуальности указанной сделки. Отличный подход к разрешению указанного вопроса приводит к неоднозначному восприятию момента возникновения обязательственной связи между сторонами договора аренды, что приводит к возникновению споров относительно заключенности арендного соглашения. При таких обстоятельствах описанная проблематика является актуальной для целей исследования вопроса о моменте возникновения обязательственной связи между субъектами арендных отношений.
Как известно, консенсуальный договор, название которого происходит от латинского слова consensus (согласие), порождает права и обязанности с момента, когда стороны достигают соглашения по всем существенным условиям договора в требуемой для этого форме (п. 1 ст. 433 ГК РФ). В то время как латинское слово res (вещь) породило понятие реального договора, по которому возникновение прав и обязанностей связывается с активными действиями хотя бы одной из сторон сделки, а именно действиями по передаче другой стороне причитающегося ей имущества (п. 2 ст. 433 ГК РФ).
Часть II ГК РФ в общих положениях о договоре аренды, а также в статьях о прокате, аренде здания и сооружения, предприятия, финансовой аренды (лизинга) содержит признаки консенсуальной сделки, где обязательства у сторон возникают с момента заключения соответствующего соглашения или признания такого соглашения заключенным. Одним из признаков консенсуальности договора аренды являются следующие формулировки: «обязуется предоставить» (ст. ст. 606, 626, 656 ГК РФ), «обязуется передать» (ст. 650 ГК РФ), «обязуется приобрести» (ст. 665 ГК РФ), следовательно, полагаем разумным сделать вывод, что права и обязанности у сторон таких соглашений возникают с момента его заключения.
Между тем, определения договора аренды транспортного средства с/без экипажа дают возможность полагать, что указанные соглашения относятся к типу реальных договоров . Такой вывод можно сделать из следующей формулировки «арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование» (ст. ст. 632, 642 ГК РФ). В подтверждение сказанного можно привести судебную практику. Так, в одном из дел суд указал следующее: «Из определения этого вида договора аренды следует, что такой договор является реальным, поскольку им предусмотрено предоставление транспортного средства, а не обязанность по его предоставлению, установленная в общих положениях об аренде. Статья 642 ГК РФ является специальной нормой по отношению к общей — ст. 606 ГК РФ, характеризующей договор аренды как консенсуальный. Таким образом, для заключения договора аренды транспортного средства, являющегося реальным договором, кроме соглашения сторон необходима еще и передача имущества (п. 2 ст. 433 ГК РФ) .
———————————
Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России: Монография. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; Инфра-М, 2013; Гражданский кодекс Российской Федерации. Аренда. Наем жилого помещения: Постатейный комментарий к главам 34 и 35 / Е.В. Вавилин и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2014.
См.: Постановление ФАС Уральского округа от 23.04.2009 N Ф09-2485/09-С4 по делу N А60-13216/2008-С11 // СПС «КонсультантПлюс»; Постановление ФАС Уральского округа от 19.09.2002 N Ф09-2261/02-ГК по делу N А07-6442/02 // СПС «КонсультантПлюс».

Такой системный подход к толкованию отдельных норм института договора аренды основан на буквальном прочтении закона. Кроме того, он соотносится с подходом ряда ученых, которые определяют характерные черты консенсуальных и реальных сделок. Так, например, Шевченко Е.Е. описывает, что указание на реальность договора нередко осуществляется посредством использования в определении договора слова «передает», когда речь идет об имуществе, являющемся предметом договора. Слова «обязуется передать», наоборот, свидетельствуют о том, что заключение договора не связывается с совершением соответствующего действия .
———————————
Шевченко Е.Е. Заключение гражданско-правовых договоров: проблемы теории и судебно-арбитражной практики. М.: Инфотропик Медиа, 2012; Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. М., 2004. С. 19 — 25.

Несмотря на описанный системный подход, в ряде случаев суды неоднозначно толкуют нормы материального права применительно к договору аренды в целом.

Пример из судебной практики.
Так, Федеральный арбитражный суд Уральского округа, рассмотрев спор о взыскании муниципалитетом с индивидуального предпринимателя арендной платы за пользование подвальным помещением, отменил решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанции о частичном (по сумме) удовлетворении заявленных требований, указав на то, что «правило п. 2 ст. 433 ГК РФ распространяется на договор аренды, относящийся к категории реальных договоров». Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи с тем, что судами сделан вывод об отсутствии между сторонами спора по факту заключения договоров и не дана правовая оценка подлинным документам, подтверждающим факт передачи недвижимого имущества в аренду .
———————————
Постановление ФАС Уральского округа от 14.09.2005 N Ф09-2954/05-С3 по делу N А07-2897/05-Г-ГЛШ // СПС «КонсультантПлюс». Также аналогичной позиции придерживается Арбитражный суд г. Москвы, который признал договор лизинга незаключенным исходя из того, что такой договор в силу п. 2 ст. 433 ГК РФ считается заключенным только с момента передачи арендатору имущества // Постановление ФАС Московского округа от 15.04.2004 N КГ-А40/2305-04-П; СПС «КонсультантПлюс».

Кроме того, суды распространяют указанную позицию в отношении нетипичного имущества гражданского оборота. В частности, данная ситуация возникает при разрешении спора о выдаче разрешения на право организации рынка. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 30.12.2006 N 271-ФЗ «О розничных рынках и о внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» для выдачи разрешения на право организации рынка необходима удостоверенная копия документа, подтверждающего право на объект или объекты недвижимости, расположенные на территории, в пределах которой предполагается организовать рынок. Так, в одном из дел суд, отказывая в иске об отмене решения органа местного самоуправления, признал договор аренды торгового павильона, на территории которого планировалось открытие розничного рынка, незаключенным в связи с отсутствием доказательства наличия двусторонне подписанного акта приема-передачи. При этом суд апеллировал понятием, указанным в п. 2 ст. 433 ГК РФ, указывая, что договор, из которого следует передача вещи, считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (Федеральный арбитражный суд Центрального округа, от 25.08.2009 N А68-9704/08-692/15) .
———————————
Федеральный закон от 30.12.2006 N 271-ФЗ «О розничных рынках и о внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» (ред. от 28.12.2013) // Собрание законодательства РФ. 01.01.2007. N 1 (ч. 1). Ст. 34.
Постановление ФАС Центрального округа от 25.08.2009 по делу N А68-9704/08-692/15 // СПС «КонсультантПлюс».

Однако указанная логика вызывает определенные сомнения, которые дают право полагать о неверном толковании и применении норм права, что неизбежно создает поле для злоупотребления своими правами недобросовестным контрагентом по сделке. Противоречивость описанного подхода судов и указание на реальную природу арендных отношений опровергается следующим: в соответствии с положениями статьи 607 ГК РФ в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. Таким образом, договор, как внешнее выражение воли сторон, является первичным элементом рассматриваемых правоотношений и предшествует фактической передаче имущества. Между тем, при отсутствии данных, позволяющих идентифицировать имущество, передаваемое в аренду, соответствующий договор не считается заключенным.
Более того, если следовать логике признания договора аренды заключенным с момента фактической передачи имущества арендатору, то тогда необходимо констатировать, что до момента такой передачи договорная связь между сторонами соглашения отсутствует и взаимные права и обязанности не возникли. Однако именно вследствие неисполнения такой обязанности арендодателем, как передача имущества арендатору, у последнего возникает право требования расторжения договора аренды в судебном порядке (п. 1 ст. 620 ГК РФ). Обязанность как таковая не может возникнуть из ниоткуда, у нее должно быть основание, которым является договор. Именно он способствует и стимулирует контрагентов к добросовестному поведению под страхом применения санкций.
Таким образом, фактическая передача имущества не может рассматриваться как факт признания договора заключенным, такого рода действия должны расцениваться как исполнение арендодателем своей обязанности, исходящей из письменного соглашения или устной договоренности сторон. Аналогичный вывод можно сделать из статьи 611 ГК РФ, которая указывает на первостепенную роль соглашения, так, например, арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды. Следовательно, все доводы о том, что договор аренды считается заключенным с момента фактической передачи имущества арендатору, должны признаваться ложными и несоответствующими реальной действительности. Представляется, что именно в этой связи в специальном законодательстве содержатся положения, указывающие на консенсуальность договора аренды отдельных видов транспортных средств (ст. ст. 198, 211 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации (далее — КМТ)) . Полагаем, что высказывание Кияшко В.А. о том, что никто не вправе своим волеизъявлением изменить консенсуальную природу договора, является весьма справедливым в данном контексте .
———————————
Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 N 81-ФЗ (ред. от 03.02.2014) // Собрание законодательства РФ. 03.05.1999. N 18. ст. 2207.
Кияшко В.А. Реальные (консенсуальные) договоры в гражданском обороте // Право и экономика. 2004. N 5.

На основании изложенного полагаем возможным сделать следующий вывод: договор аренды является консенсуальной сделкой и считается заключенным с момента достижения согласия сторонами такого соглашения по всем его существенным условиям. Между тем, все доводы о реальной правовой природе арендных отношений являются безосновательными и базируются лишь на неверном применении правовых норм, в частности на пренебрежении в использовании принципа «lex speciales degorate lex generales» («специальный закон отменяет общий»).

1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Аренда. Наем жилого помещения: Постатейный комментарий к главам 34 и 35 / Е.В. Вавилин и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2014.
2. Кияшко В.А. Реальные (консенсуальные) договоры в гражданском обороте // Право и экономика. 2004. N 5.
3. Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 1996.
4. Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России: Монография. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; Инфра-М, 2013.
5. Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. М., 2004.
6. Шевченко Е.Е. Заключение гражданско-правовых договоров: проблемы теории и судебно-арбитражной практики. М.: Инфотропик Медиа, 2012.

§ 4. Договор найма (коммерческого найма) жилого помещения

Жилые помещения, которые используются их собственниками для проживания граждан на условиях коммерческого найма, образуют жилищный фонд коммерческого использования, который согласно ст. 19 ЖК может находиться не только в частном, но также и в государственном, и в муниципальном жилищных фондах.

Согласно ст. 671 ГК по договору найма жилого помещения одна сторона — собственник жилого помещения или управомоченное им лицо (наймодатель) — обязуется предоставить другой стороне (нанимателю) жилое помещение за плату во владение и пользование для проживания в нем.

Сторонами договора коммерческого найма являются наймодатель и наниматель. Наймодателями по договору коммерческого найма могут выступать не только юридические лица, но и граждане, а нанимателями — только граждане.

Договор коммерческого найма имеет ряд особенностей. Он может быть заключен с любым лицом и в отличие от договора социального найма не требует предварительного признания гражданина малоимущим и нуждающимся в жилом помещении; наниматель и члены его семьи не рассматриваются в качестве сонанимателей по договору, если иное не установлено их соглашением. Заключению договора коммерческого найма не предшествует обязательное для социального найма принятие собственником жилого помещения решения о предоставлении конкретной жилой площади тому или иному лицу; в отличие от договора социального найма площадь предоставляемого в коммерческий наем жилого помещения определяется по соглашению сторон и не нормируется. Коммерческий наем заключается на срок до 5 лет, в том числе и тогда, когда указание на срок в договоре отсутствует; возможен краткосрочный наем до одного года.

Коммерческий наем — всегда возмездный договор, в то время как по социальному найму жилые помещения для малоимущих предоставляются бесплатно. Согласно ст. 682 ГК размер платы за жилое помещение и сроки ее внесения устанавливаются, как правило, соглашением сторон. В отсутствии такого соглашения плата вносится в порядке, предусмотренном Жилищным кодексом. Иные вопросы внесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги по договору коммерческого найма также регулирует Жилищный кодекс.

Объект (предмет) договора коммерческого найма — изолированное жилое помещение, пригодное для постоянного проживания. Им может быть квартира, жилой дом, часть квартиры или жилого дома (т.е. комната). Благоустроенность — не обязательный признак предмета этого договора. Смежная комната либо объекты общего имущества многоквартирного дома объектом договора коммерческого найма выступать не могут.

Договор заключается в письменной форме, несоблюдение которой не влечет его недействительности. Переход права собственности на занимаемое по договору найма жилое помещение не влечет расторжения или изменения ранее заключенного договора. В этом случае новый собственник становится наймодателем на условиях ранее заключенного договора коммерческого найма.

Права и обязанности сторон в договоре найма жилого помещения аналогичны правам и обязанностям наймодателя по договору социального найма. Вместе с тем иное распределение обязанностей может предусматриваться соглашением сторон в конкретном договоре найма.

Наниматель и постоянно проживающие с ним граждане (ст. 677, 679 ГК). В отличие от договора социального найма, ГК не называет вселяющихся с нанимателем (к нанимателю) лиц членами его семьи. Вселяться с нанимателем либо к нанимателю и проживать вместе с ним могут любые граждане, но они должны быть указаны в договоре коммерческого найма. Независимо от того, в каких родственных (сестра, мать) или иных (супруг, иждивенец) отношениях состоит наниматель с этим лицом, его вселение требует соблюдения двух условий: согласия наймодателя и граждан, постоянно проживающих с нанимателем. Вселение возможно при условии соблюдения требований о норме общей площади, приходящейся на каждого проживающего. Исключением является вселение несовершеннолетних детей любого лица, постоянно проживающего в жилом помещении. Они вселяются независимо от согласия наймодателя, нанимателя и других лиц, постоянно проживающих с нанимателем.

Граждане, постоянно проживающие совместно с нанимателем, обладают равными правами пользования жилым помещением. Вместе с тем по общему правилу ответственность этих граждан по обязательствам, вытекающим из договора коммерческого найма, не является солидарной: ответственность за их действия, связанные с нарушением условий договора коммерческого найма, несет сам наниматель. Это не исключает возможности заключить соглашение с нанимателем, по которому граждане, постоянно с ним проживающие, обязуются нести солидарную ответственность перед наймодателем; последний должен быть уведомлен о состоявшемся соглашении.

Право нанимателя на вселение поднанимателей и временных жильцов (ст. 680, 685 ГК). Поднаем жилого помещения по договору коммерческого найма допускается с согласия наймодателя и граждан, постоянно проживающих совместно с нанимателем, и требует соблюдения условия о норме общей площади на одного человека. Договор поднайма может заключаться на часть (изолированная комната) либо на все помещение. Срок договора поднайма определяется соглашением сторон, однако не может превышать срока самого договора коммерческого найма.

В ГК нет требований к форме договора поднайма, что допускает его заключение в любой форме, в том числе устной. Поднаем жилого помещения является возмездным договором. Размер и сроки внесения платы за пользование предоставленным помещением определяются соглашением сторон.

Поднаниматель не приобретает самостоятельного права пользования жилым помещением и должен освободить его по окончании срока действия договора поднайма. ГК не содержит каких-либо специальных норм об основаниях и последствиях расторжения договора поднайма жилого помещения, но они могут содержаться в конкретных договорах поднайма.

Правовое регулирование проживания временных жильцов в помещении, предоставленном по договору коммерческого найма, аналогично соответствующей регламентации, содержащейся в Жилищном кодексе. Прекращение договора коммерческого найма, в том числе досрочное, влечет безусловную обязанность временных жильцов покинуть жилое помещение.

Изменение договора коммерческого найма (ст. 686 ГК). В ГК предусматривается единственное основание изменения договора коммерческого найма: замена первоначального нанимателя другим совершеннолетним лицом, постоянно проживающим с нанимателем. Такая замена возможна по требованию нанимателя и граждан, постоянно проживающих с нанимателем, и с согласия наймодателя. Нанимателем может стать любой гражданин из числа постоянно проживавших с нанимателем, если будет достигнуто соглашение между ними. В противном случае все постоянно проживающие становятся сонанимателями, а заключенный ранее договор продолжает действовать на тех же условиях.

Право нанимателя на переустройство и реконструкцию жилого помещения (п. 2 ст. 678 ГК). Это право обусловлено получением согласия наймодателя; цель переустройства значения не имеет. Однако с учетом того, что граждане, постоянно проживающие совместно с нанимателем, имеют равные с ним права, для переустройства и реконструкции требуется и их согласие. Реконструкция жилого помещения означает изменение параметров объектов капитального строительства, их частей (количества помещений, высоты, количества этажей, площади, объема и качества инженерно-технического обеспечения). Данное определение позволяет характеризовать работы по реконструкции как относящиеся в целом к ведению наймодателя, а не нанимателя; поэтому более правильно говорить о праве нанимателя не на реконструкцию, а на перепланировку жилого помещения.

Правовое регулирование переустройства и перепланировки, содержащееся в гл. 4 ЖК, может быть по аналогии распространено и на жилые помещения, занимаемые по договору коммерческого найма.

Помимо переустройства ГК допускает переоборудование жилого дома, в котором находится сданное внаем жилое помещение. Понятие «переоборудования» в ГК не содержится, нет его и в Жилищном кодексе. Проведение переоборудования жилого дома требует согласия нанимателя, если в результате соответствующих работ существенно изменятся условия пользования жилым помещением. Под существенными изменениями следует понимать уменьшение площади предоставленного по договору помещения, количества комнат и т.д.

Право нанимателя на заключение договора на новый срок (ст. 684 ГК). Окончание срока договора коммерческого найма не является безусловным основанием для его расторжения. В целях защиты прав нанимателя как более слабой стороны договора ГК предусматривает его преимущественное право заключить договор на новый срок. Вместе с тем наймодатель вправе предложить нанимателю заключить договор на иных условиях.

На тех же условиях и на тот же срок договор продлевается: 1) если наниматель не отказался от продления договора; 2) если наймодатель не позднее чем за 3 месяца до окончания срока договора не предложил нанимателю заключить договор на иных условиях. Для продления договора на других условиях, в том числе и по сроку его действия, необходимо согласие нанимателя. При согласовании условий договора наниматель не вправе требовать увеличения числа лиц, постоянно с ним проживающих.

Дополнительной гарантией защиты прав нанимателей от необоснованного отказа наймодателя продлить ранее заключенный договор служит положение п. 4 ст. 684 ГК, в соответствии с которым отказ от пролонгации договора обусловливается невозможностью для наймодателя в течение года сдавать это жилое помещение внаем. Невыполнение данной обязанности и сдача внаем жилого помещения другому лицу может повлечь за собой признание такого договора недействительным в судебном порядке по требованию первоначального нанимателя. Кроме того, наниматель вправе требовать возмещения убытков.

Обязанности нанимателя жилого помещения по договору коммерческого найма в общем виде перечислены в ст. 678 ГК. Наниматель обязан обеспечивать сохранность жилого помещения, поддерживать его в надлежащем состоянии. Обязанность использовать жилое помещение только для проживания не вполне согласуется с положениями ч. 2 ст. 17 ЖК, которая допускает использование жилого помещения и для осуществления профессиональной или индивидуальной предпринимательской деятельности.

Наниматель обязан своевременно вносить наймодателю плату за жилое помещение (плату за наем). Что касается платы за содержание и ремонт жилого помещения, а также за коммунальные услуги, то она вносится управляющей организации, если многоквартирный дом, в котором находится сданное в коммерческий наем жилое помещение, управляется такой организацией (ч. 4 ст. 155 ЖК). Договором может быть установлена обязанность нанимателя вносить соответствующие платежи наймодателю.

Права и обязанности нанимателя по договору краткосрочного найма жилого помещения. Права нанимателя по договору краткосрочного коммерческого найма значительно реже. Как правило, по такому договору наниматель не вправе вселять новых граждан, а лица, вселившиеся вместе с нанимателем, не имеют равного с ним права пользования жилым помещением. Нанимателю запрещено вселять временных жильцов и поднанимателей, а по истечении срока такого договора он не вправе требовать заключения договора на новый срок. Наниматель по договору краткосрочного найма не может быть заменен другим нанимателем из числа граждан, проживающих совместно с ним.

Фактически наниматель жилого помещения по краткосрочному договору найма может использовать предоставленное жилое помещение исключительно в целях проживания, а также переустраивать его с согласия наймодателя. В обязанности нанимателя по такому договору входит обеспечение сохранности жилого помещения, поддержание его в надлежащем состоянии, проведение текущего ремонта, своевременное внесение платы за жилое помещение и коммунальные услуги.

Ответственность нанимателя и наймодателя по договору коммерческого найма может носить административный либо гражданско-правовой характер. Особой формой ответственности является выселение виновных лиц в случаях, предусмотренных законом (ст. 687 ГК).

Расторжение договора найма жилого помещения (ст. 687, 688 ГК). Основания расторжения договоров социального и коммерческого найма во многом совпадают. Договор коммерческого найма может быть расторгнут как по инициативе нанимателя, так и по инициативе наймодателя.

Наниматель по договору коммерческого найма вправе с согласия проживающих с ним граждан в любое время расторгнуть заключенный договор, но ГК обязывает его предупредить наймодателя за 3 месяца.

По требованию наймодателя договор коммерческого найма может быть расторгнут только в судебном порядке и по исчерпывающему перечню оснований. Одно из таких оснований — невнесение нанимателем платы за жилое помещение. При этом для нанимателя долгосрочного договора коммерческого найма это последствие наступает в случае неполной либо несвоевременной платы за 6 месяцев, если договором не установлен более длительный срок. С нанимателем по договору краткосрочного найма договор расторгается в случае невнесения платы более 2 раз по истечении срока платежа.

Другим основанием является разрушение или порча жилого помещения нанимателем или гражданами, за действия которых он отвечает, однако его регламентация в отличие от договора социального найма имеет особенности. Расторжению договора в этом случае предшествует назначение судом срока (до года) для устранения повреждений. Если в течение назначенного судом срока допущенные нарушения не будут устранены, суд (по повторному обращению наймодателя) принимает решение расторгнуть договор найма. Гарантией защиты интересов нанимателя, который не смог восстановить помещение в первоначальном виде, служит право суда предоставить — по просьбе нанимателя — отсрочку исполнения указанного решения на срок не более года. Правила о предоставлении срока для восстановления разрушенного помещения, а также об отсрочке неприменимы к договорам краткосрочного найма.

В случае самовольного переустройства жилого помещения нанимателем договор коммерческого найма может быть расторгнут только при условии, если это привело к разрушению или порче жилого помещения.

По требованию наймодателя договор коммерческого найма расторгается с нанимателем также в том случае, если наниматель либо другие граждане, за действия которых он отвечает, используют жилое помещение не по назначению, а также систематически (т.е. неоднократно) нарушают права и интересы соседей.

При этом суд также может предоставить срок (до года) для устранения нарушений и отсрочку исполнения своего решения на этот же срок.

ГК предусматривает ряд случаев, когда требование о расторжении договора коммерческого найма в судебном порядке может быть заявлено и нанимателем, и наймодателем. К их числу относятся аварийность жилья, иная непригодность его для постоянного проживания. Последствием расторжения договора является выселение нанимателя и всех граждан, проживающих с ним, без предоставления другой жилой площади.

Глава 33. Договор безвозмездного пользования (ссуда)

Договор безвозмездного пользования, именуемый также ссудой, определен в ст. 689 ГК следующим образом: по такому договору одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

Предметом этого договора может быть любое имущество как движимое, так и недвижимое, но оно должно быть обособленным и не терять своих натуральных свойств в процессе использования, т.е. быть непотребляемой вещью. Однако предоставление в безвозмездное пользование некоторых видов недвижимого имущества (земельных участков и других природных объектов) подчинено специальным нормам природоохранительного законодательства, которые практически выводят такое пользование за рамки договора ссуды, как он урегулирован в гл. 36 ГК (ст. 689-701).

Договор безвозмездного пользования обслуживает прежде всего бытовые отношения граждан, которые часто предоставляют свое имущество друг другу в порядке взаимопомощи. В этих случаях наряду с вещами повседневного быта предметом ссуды может быть крупное и дорогостоящее имущество: оборудование для садовых и иных работ, нежилое помещение, транспортное средство.

Участниками договора безвозмездного пользования, особенно на стороне ссудодателя, могут выступать и юридические лица всех видов. Государственные и муниципальные библиотеки предоставляют книги гражданам безвозмездно. Отношения безвозмездного пользования возникают при проведении разного рода выставок (промышленных, художественных, мемориальных), когда соответствующие экспонаты предоставляются для демонстрации бесплатно.

Коммерческие юридические лица, а также индивидуальные предприниматели используют договор ссуды в целях рекламы, укрепления и развития деловых связей, а также для освобождения ссудодателя от забот и затрат по содержанию части своего имущества, которое временно не эксплуатируется. Однако некоторые отношения безвозмездного пользования в сфере предпринимательства закон запрещает: согласно п. 2 ст. 690 ГК коммерческие организации не вправе передавать имущество в безвозмездное пользование лицу, являющемуся ее учредителем, участником, руководителем, членом ее органов управления или контроля.

В ст. 689 ГК указывается, что вещь передается другой стороне во временное пользование. Однако в реальной жизни вещь обычно передается ссудополучателю также во временное владение, без чего ее использование невозможно. Соответственно ссудополучатель получает статус законного владельца и как таковой может защищать полученное право против всех лиц (ст. 305 ГК).

Рамки полученного ссудополучателем права ограничивает только назначение имущества. Поэтому использование вещи, поскольку иное не было оговорено при заключении договора ссуды, возможно в различных формах. Граждане обычно пользуются полученной вещью в потребительских целях личного характера. Однако можно использовать вещь также для ведения разного рода предпринимательских работ с получением в результате этого прибыли или иных полезных результатов. Они, как и при аренде (ст. 606 ГК), должны признаваться собственностью ссудополучателя.

Договор ссуды по своим целям и условиям во многом схож с договором аренды, , и поэтому ГК предусматривает (п. 2 ст. 689) применение к договору ссуды ряда правил, установленных для арендных отношений. Речь идет о таких важных условиях договора ссуды, как срок его действия, порядок использования полученного имущества, возможные последствия его улучшений и др.

Применительно к отдельным разновидностям договора ссуды имеются правила в ряде других законодательных актов: Законе РФ «О библиотечном деле», Федеральном законе от 25 июня 2002 г. «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»*(94), Положении о Музейном фонде, утв. постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1998 г. N 179.

В отличие от большинства гражданско-правовых договоров ссуда является безвозмездным правоотношением, и это оказывает влияние на обязанности и права участников данного договора, а также их ответственность. Требования к участникам безвозмездных отношений, особенно к гражданам — менее строгие.

Договор ссуды, как следует из его определения в ст. 689 ГК, может быть реальным, т.е. возникать в результате передачи вещи пользователю, или консенсуальным, когда он — следствие соглашения о передаче вещи в безвозмездное пользование. В последнем случае, если вещь не передается, в силу ст. 692 ГК требовать реального исполнения невозможно, но возникает право расторгнуть договор с возмещением реального ущерба. Такое регулирование отражает безвозмездный характер договора.

Норм о порядке заключения договора безвозмездного пользования в гл. 36 ГК нет. Поэтому должны применяться общие правила гражданского законодательства о совершении сделок: при незначительности предмета ссуды (менее 10 МРОТ) сделка может заключаться гражданами устно (ст. 159, 161 ГК), в иных случаях необходимо соблюдение письменной формы.

Ссудодателем в договоре безвозмездного пользования может выступать собственник вещи и иное лицо, управомоченное на то законом или собственником. Закон наделяет таким правом арендатора предприятия, а также библиотеки. Государственные и муниципальные предприятия, обладающие имуществом на праве хозяйственного ведения, могут передавать недвижимость в безвозмездное пользование только с согласия собственника (ст. 295 ГК). Арендатор вправе передавать арендуемое имущество в безвозмездное пользование с согласия арендододателя (п. 2 ст. 615 ГК).

Предмет договора безвозмездного пользования должен передаваться ссудополучателю со всеми его принадлежностями и относящейся к нему документацией, если иное не оговорено договором. Для устранения возможных споров в договоре следует четко характеризовать состояние передаваемой вещи.

Срок пользования должен определяться договором, а если он согласован не был, договор считается заключенным на неопределенный срок. В этом случае каждая из сторон вправе во всякое время отказаться от договора, известив об этом другую сторону за месяц, если иной срок не оговорен договором (ст. 699 ГК).

При заключении договора ссудодатель обязан предупредить ссудополучателя обо всех правах третьих лиц на передаваемую вещь (сервитутах, праве залога и т.д.), наличие которых способно затруднить ее использование. Неисполнение этой обязанности дает ссудополучателю право требовать расторжения договора и возмещения понесенного им реального ущерба, но не упущенной выгоды.

В нормах действующего законодательства нет прямых указаний об обязательной государственной регистрации договора безвозмездного пользования недвижимостью. В литературе, исходя из существа таких отношений, обременяющих недвижимость, и общей линии законодательства в этом вопросе, делается вывод о необходимости регистрации договора безвозмездного пользования, когда его объектом является недвижимость.

Ссудополучатель обязан пользоваться полученным имуществом в соответствии с условиями заключенного договора, а при их неполноте — в соответствии с назначением имущества. Он обязан поддерживать полученную вещь в исправном состоянии, включая осуществление текущего и капитального ремонта, и нести все расходы по ее содержанию, если иное не предусмотрено договором (ст. 695 ГК).

Когда предметом договора являются крупные объекты недвижимости (нежилые помещения, строения), круг обязанностей ссудополучателя условиями договора обычно расширяется. На него возлагаются уход за прилегающей территорией, уборка мусора и отходов, обеспечение нормального функционирования всех инженерных систем принятого объекта. Ссудодатель может предусмотреть в договоре право контроля за соблюдением ссудополучателем его обязательств.

Ссудодатель не отвечает за недостатки переданной вещи, которые были им оговорены при заключении договора, либо были заранее известны ссудополучателю, либо должны были быть обнаружены им во время осмотра вещи или проверки ее исправности при заключении договора или при передаче вещи.

Правовая судьба улучшений, возможных при использовании безвозмездно полученного имущества, решается так же, как в договоре аренды (ст. 623 ГК). Отделимые улучшения являются собственностью ссудополучателя, если иное не было предусмотрено в договоре. Стоимость неотделимых улучшений, произведенных без согласия ссудодателя, возмещению не полежит, и они переходят к ссудодателю, поскольку в договоре не было иного условия на этот счет.

Риск случайной гибели и повреждения вещи, переданной в безвозмездное пользование, должен нести собственник вещи, однако это традиционное правило нормами о договоре ссуды дополнено (ст. 696 ГК).

Во-первых, риск случайной гибели или повреждения несет ссудополучатель, если вещь погибла или была испорчена в связи с тем, что он использовал ее не в соответствии с договором или назначением вещи либо передал третьему лицу без согласия ссудодателя.

Во-вторых, риск случайной гибели или повреждения вещи возлагается на ссудополучателя в тех случаях, когда с учетом фактических обстоятельств он мог предотвратить ее гибель или порчу, пожертвовав своей вещью, но не сделал этого. Пример: ссудополучатель выносит из горящего помещения собственное имущество, забывая о необходимости спасения вещи, полученной по договору безвозмездного пользования.

Если ссудодатель производит отчуждение переданной в безвозмездное пользование вещи (передает ее в возмездное пользование третьему лицу), к новому собственнику (пользователю) переходят права по ранее заключенному договору ссуды, а его права в отношении вещи обременяются правами ссудополучателя.

В случае смерти гражданина (реорганизации или ликвидации юридического лица) — ссудодателя его права и обязанности переходят к наследнику (правопреемнику). Наконец, при реорганизации юридического лица — ссудополучателя его права и обязанности по договору ссуды переходят к правопреемнику, если иное не предусмотрено договором.

Договор прекращается возвратом вверенной ссудополучателю вещи: она должна быть возвращена в том состоянии, в каком была получена, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

Оценка нормального износа вещи, находившейся в длительном пользовании, особенно при ее технической сложности и высокой стоимости, требует специальных знаний и может порождать споры между участниками договора. В этих случаях необходима экспертиза, стоимость которой в равных долях должны принять на себя спорящие стороны. При явно повышенном износе вещи ссудодатель вправе претендовать на уплату ссудополучателем справедливой денежной компенсации.

Кроме того, прекращение договора безвозмездного пользования может иметь место в результате односторонних действий его участников, которые вправе отказаться от договора или расторгнуть его. Отказ от договора безвозмездного пользования, который был заключен без указания срока его действия, возможен с предупреждением за месяц (ст. 699 ГК).

Расторжение договора безвозмездного пользования предусмотрено, если контрагент нарушает его условия, перечень которых дан в ст. 698 ГК. Расторжению договора должно предшествовать обращение к другой стороне с предложением изменить или расторгнуть договор, а в случае несогласия другой стороны расторжение договора осуществляется по решению суда (ст. 452 ГК). Последствия расторжения договора безвозмездного пользования не определены, однако в этих случаях следует считать возможным требование о возмещении реального ущерба, как это определено в ст. 694 ГК.

Ответственность участников данного договора отражает прежде всего его безвозмездный характер. Обычно возмещается только понесенный реальный ущерб и не компенсируется упущенная выгода (прибыль), взыскание которой сопутствует возмездным коммерческим отношениям, направленным на получение прибыли.

Ссудодатель обязан возмещать контрагенту понесенный им реальный ущерб в случае непередачи обусловленной договором вещи (ст. 692 ГК) и относящейся к ней документации, без получения которой вещь не может быть надлежащим образом использована (п. 2 ст. 691 ГК). В этих случаях возможно также заявление требования о расторжении договора.

Ссудодатель отвечает за недостатки вещи, которые он умышленно или по грубой неосторожности не оговорил при заключении договора, и возмещает понесенный контрагентом реальный ущерб (п. 1 ст. 693 ГК). Вместе с тем при выявлении недостатков вещи возможны их устранение или замена вещи исправной.

Норм об имущественной ответственности ссудополучателя гл. 36 ГК не содержит, хотя он должен отвечать за несохранность полученной вещи, ее несвоевременный возврат и за несоблюдение других условий, содержащихся в заключенном договоре. В этих случаях применяются общие нормы гражданского законодательства (ст. 15 ГК), причем ответственность ссудополучателя оказывается более строгой, поскольку он обязан возмещать не только понесенный реальный ущерб, но и не полученные доходы контрагента. Например, возвращаемое оборудование требует длительного ремонта, за время которого ссудодатель не получит возможный от эксплуатации доход; его обязан компенсировать ссудополучатель.

Специальный случай имущественной ответственности участников договора ссуды урегулирован в ст. 697 ГК, согласно которой ссудодатель отвечает за вред, причиненный третьему лицу в результате использования вещи, если не докажет, что вред причинен вследствие умысла или грубой неосторожности ссудополучателя или лица, у которого эта вещь оказалась с согласия ссудодателя. Однако применительно к источникам повышенной опасности должны применяться специальные нормы — правила ст. 1079 ГК: обязанность возмещения вреда возлагается на лицо, которое владеет источником повышенной опасности на законном основании.