Гпк поручительство

Гпк поручительство

Как банки, так и многие иные компании, которые ввиду специфики своей деятельности являются частыми гостями в судах (как общих, так и хозяйственных) в роли истца по делам о взыскании задолженности, издавна лелеют мечты о том, чтобы все эти многочисленные дела рассматривались в нужном им месте.

К сожалению для них, общее правило подсудности, установленное в статье 109 Гражданского процессуального кодекса (ГПК ) Украины (аналогично и в части 2 статьи 15 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК ) Украины), приводит как раз к противоположному — иски подаются по местонахождению ответчика, то есть должника. И, в отличие от многих других параметров правоотношений, это правило стороны не вправе изменить в договоре.

Удачным решением проблемы на первый взгляд кажется рассмотрение дел в третейском суде. Однако на самом деле третейские суды отнюдь не являются панацеей. Во-первых, многие предусмотрительные контрагенты предпочтут скорее не заключать сделку вообще, нежели согласятся на решение споров в третейском суде, особенно если название этого суда красноречиво указывает на наличие взаимосвязи с другой стороной сделки. Во-вторых, хотя разбирательство в третейском суде действительно протекает быстрее, оно и стоит значительно дороже, а принудительного исполнения, согласно статье 56 Закона Украины «О третейских судах» , все равно можно добиться лишь через общий суд. Наконец, в-третьих, государство постоянно сужает круг дел, которые могут рассматривать третейские суды, вводя все новые дополнительные ограничения. На данный момент в статье 5 Закона Украины «О третейских судах» таких ограничений уже четырнадцать, и среди прочего то, что третейские суды не могут рассматривать споры между банками и потребителями банковских услуг.

И все же извечные кредиторы, главным образом все те же банки, не расставались со своей мечтой до тех пор, пока не нашли-таки в отечественном законодательстве «дыру», позволившую гибко обогнуть процессуальные нормы об определении подсудности.

Как оказалось, проблема решается путем искусственного «вживления» в судебное дело дополнительного ответчика. Ведь, согласно части 1 статьи 113 ГПК Украины (в хозяйственном процессе — часть 3 статьи 15 ХПК Украины), иск к нескольким ответчикам подается по местонахождению одного из них по выбору истца. При этом все ответчики в этом плане имеют равный статус, независимо от каких-либо обстоятельств дела.

Способ создания дополнительного ответчика оказался прост и изящен — путем заключения договора поручительства без ведома самого должника.
Должник здесь ни при чем!

В быту поручительство принято воспринимать как отношения между должником и поручителем (чаще всего — родственником, другом или иным, так или иначе аффилированным лицом должника, имеющим достаточные основания для того, чтобы поставить свое имущество в зависимость от платежеспособности должника).

Однако гражданское законодательство рассматривает поручительство иным образом. Часть 1 статьи 553 Гражданского кодекса (ГК ) Украины определяет, что, согласно договору поручительства, поручитель ручается перед кредитором должника за исполнение им своей обязанности. При этом ни в статье 553, ни в последующих статьях параграфа 3 главы 49 ГК Украины, касающегося поручительства, не сказано, что сторонами договора поручительства обязательно являются кредитор, должник и поручитель. Ни одна из упомянутых статей также не устанавливает ни обязательного согласия должника на заключение договора поручительства, ни даже обязательного оповещения должника о заключении сделки, касающейся поручительства по его долгам. Впрочем, положения ГК Украины не содержат и прямого разрешения на заключение таких сделок.

В результате образуется неоднозначная теоретико-правовая ситуация. С одной стороны, тут вступает в силу один из общих принципов гражданского права «разрешено все, что не запрещено законом». С другой — некоторые положения ГК Украины косвенно указывают на то, что должник все-таки не может не иметь отношения к договору поручительства (например, в статье 558 ГК Украины сказано, что поручитель имеет право на оплату услуг, оказанных им должнику, а кредитор в этой статье вообще не упоминается). При таких условиях четкое и однозначное решение вопроса могла дать лишь судебная практика, а если точнее — практика Верховного Суда Украины (ВСУ), правовые позиции которого с недавнего времени стали общеобязательными в силу положений процессуальных кодексов (часть 2 статьи 214, статья 3607 ГПК Украины, статьи 82, 11—28 ХПК Украины).

И ВСУ свое слово сказал. Соответствующее постановление по делу № 18/5005/11144/2011 (№ 3-35гс12) было принято Судебной палатой по хозяйственным делам 14 августа с.г.

По мнению наивысшей судебной инстанции, действующим законодательством Украины не установлена обязанность кредитора и поручителя предупреждать должника о заключении договора поручительства с целью обеспечения исполнения его обязательств перед кредитором, а волеизъявление должника во время заключения договора поручительства не является существенным условием договора поручительства.

Исходя из статей 553, 554, 626 ГК Украины, ВСУ определил, что договор поручительства является двусторонней сделкой, которая заключается с целью урегулирования отношений между кредитором и поручителем. Поручительство, по мнению ВСУ, на права и обязанности должника не влияет, так как обязательство должника по нему не устанавливается, не прекращается, не изменяется.

В завершение изложения своей позиции ВСУ также применил весьма пластичную правовую конструкцию, указав, что следствием исполнения поручителем обязательства, обеспеченного поручительством, согласно части 2 статьи 556, пункту 3 части 1 статьи 512 ГК Украины, может быть замена кредитора в обязательстве, а такая замена, согласно части 1 статьи 516 ГК Украины, осуществляется без согласия должника, если иное не установлено договором и законом.

Иными словами, должник не имеет прямого отношения к договору поручительства по своим обязательствам, а следовательно, не имеет и шансов признать таковой недействительным ввиду того, что поручительство возникло против его воли и без его ведома.
И это не предел

Нельзя не упомянуть, что применение «схемы с поручителем» может повлечь за собой даже более пагубные злоупотребления, нежели манипуляции с подсудностью. А именно: поручитель, как один из соответчиков, может признать иск. Предотвратить это должник может, настояв на том, что отказ от иска ввиду указаний части 6 статьи 22 ХПК Украины нарушает его права и законные интересы. Однако на практике отнюдь нередки случаи, когда должник и вовсе не является на заседания — в этом случае признание иска может быть успешно осуществлено, а указания части 6 статьи 22 ХПК Украины могут остаться незамеченными.

Исходя из солидарной природы обязательства (статья 543, часть 1 статьи 554 ГК Украины), оно может быть полностью выполнено поручителем. Логическим последствием такого исхода является применение поручителем регрессного требования к должнику (статья 544 ГК Украины), и в последнем случае на стороне поручителя будет еще и преюдициальная сила прошлого судебного решения (часть 3 статьи 61 ГПК Украины, части 2 и 4 статьи 35 ХПК Украины), которая резко уменьшит шансы должника на защиту своих интересов.

Таким образом, должнику, попавшему в переплет с «лжесоответчиком», лучше все же не игнорировать судебный процесс, происходящий по местонахождению последнего. Если даже непредвзятость местного суда вызывает серьезные сомнения, то, во всяком случае, никто не может лишить ответчика права на апелляционное и кассационное обжалование судебного решения.
Эпитафия законности

Вчитываясь в строки определения ВСУ, так и хочется в очередной раз возмутиться судейскому произволу. Однако обвинить ВСУ в предвзятости язык все же не поворачивается. Ведь наш высший судебный орган, по сути, честно исполнил свое предназначение — разрешил спор, буквально истолковав при этом нормы гражданского законодательства.

Будь в ГК Украины прямой запрет на заключение договоров поручительства без согласия и даже уведомления должника — подобное судебное решение просто не было бы возможным. И тут уж возникают вопросы иного характера, вроде «Случайным ли является отсутствие такой нормы в ГК Украины?» и «Почему в парламенте до сих пор даже не зарегистрирован законопроект о внесении такой нормы в законодательство?». Хочется верить, что это отсутствие все же случайно, и вскоре законодательная прореха будет исправлена. С другой стороны, законодательные казусы все чаще «играют» в пользу большого бизнеса и государственных властей, и крайне редко — против них, что порождает некоторые конспирологические теории.

Так или иначе, но с точки зрения многих должников определение ВСУ уместнее всего смотрелось бы на мраморном надгробии, под которым оказалась погребена та самая «законность», которая хоть раз, да упоминается в каждом уважающем себя нормативно-правовом акте. Ведь Верховный Суд волей-неволей узаконил схему создания искусственной подсудности, использование которой позволит обойти закон без особых затрат и изощрений. Увеличения масштабов использования «схемы с поручителем» под прикрытием прецедентной силы судебного решения высшей инстанции стоит ожидать уже в ближайшее время.

Способом правовой защиты от такого рода злоупотреблений на сегодня остается разве что установление в договоре прямого запрета на заключение кредитором договоров поручительства без предварительного письменного согласия должника. Однако прибегнуть к этому способу имеют возможность лишь те должники, которые реально могут повлиять на содержание договора перед его заключением. А к этой категории точно не отнесешь клиентов банков, а также иных крупных финансовых и торговых учреждений.

Как ни банально это стало звучать в нашем государстве, однако в контексте рассматриваемой темы нельзя обойти вниманием извечную проблему коррупции. Ведь если бы судебная ветвь власти была избавлена от этого недуга, то какие-либо ухищрения с целью изменения подсудности начисто лишились бы смысла. Автор: Эрнест Грамацкий
Источник: Юридическая практика

Судебная практика

Если договор поручительства прекратился (в том числе и на основании непредъявления кредитором соответствующего требования к поручителю в течение шести месяцев со дня наступления срока исполнения основного обязательства), то институт исковой давности не может быть применен, потому что все права и обязанности сторон по этому договору следует считать прекращенными

7 октября 2015 года Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Украины, рассмотрев в судебном заседании дело по иску публичного акционерного общества коммерческого банка «П» (ПАО КБ «П») к гр­ну Д. о взыскании задолженности по кредитному договору по заявлению гр­на Д. о пересмотре Верховным Судом Украины определения Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 26 мая 2014 года и решение Апелляционного суда Черкасской области от 28 апреля 2014 года, установила следующее.

В феврале 2014 года ПАО КБ «П» обратилось в суд с иском к гр­ну Д. о взыскании задолженности по кредитному договору.

ПАО КБ «П» указало, что 28 августа 2008 года между ним и гр­ном И. был заключен кредитный договор, по которому банк предоставил заемщику кредит в размере 10 000 долл. США на срок до 19 февраля 2010 года, а заемщик обязался в срок и на условиях, определенных настоящим договором, вернуть кредит и уплатить проценты.

С целью обеспечения исполнения гр­ном И. обязательств по кредитному договору 28 августа 2008 года ПАО КБ «П» был заключен договор поручительства с гр­ном Д., по условиям которого поручитель несет ответственность перед банком за нарушение обязательств должником по основному договору.

Гр­н И. не исполняет обязательства по кредитному договору, вследствие чего по состоянию на 9 января 2014 года образовалась задолженность по кредиту в размере 20 465,91 долл. США 91.

Ссылаясь на то, что 24 января 2014 года банк направил поручителю письменное требование о погашении указанной задолженности, однако данное требование оставлено без удовлетворения, ПАО КБ «П» просило взыскать с поручителя указанную выше задолженность по кредитному договору.

Решением Приднепровского районного суда г. Черкассы от 5 марта 2014 года в удовлетворении исковых требований ПАО КБ «П» отказано.

Решением Апелляционного суда Черкасской области от 28 апреля 2014 года решение Приднепровского районного суда г. Черкассы от 5 марта 2014 года отменено, принято новое решение, которым исковые требования ПАО КБ «П» удовлетворены частично: взыскано с гр­на Д. в пользу ПАО КБ «П» 78 055,50 грн задолженности по кредитному договору и 780,55 грн судебного сбора.

Определением Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 26 мая 2014 года гр­ну Д. отказано в открытии кассационного производства по делу по указанному иску на основании, предусмотренном пунктом 5 части 4 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины.

В заявлении о пересмотре определения Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 26 мая 2014 года и решения Апелляционного суда Черкасской области от 28 апреля 2014 года гр­н Д. просит отменить указанные судебные решения и принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований на основаниях, предусмотренных пунктами 1, 4 части 1 статьи 355 ГПК Украины, ссылаясь на неодинаковое применение судом кассационной инстанции части 4 статьи 559 Гражданского кодекса (ГК) Украины, повлекшее принятие разных по содержанию судебных решений в подобных правоотношениях, и на несоответствие указанного судебного решения кассационного суда изложенному в постановлении Верховного Суда Украины от 18 июля 2012 года (дело № 6­78цс12) выводу о применении в подобных правоотношениях норм материального права.

В обоснование заявления гр­н Д. предоставил копии определений коллегии судей Судебной палаты по гражданским делам Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 22 августа 2012 года, 26 февраля, 21 мая, 10 сентября, 19 и 26 ноября и 10 декабря 2014 года, 28 января, 4, 11 и 25 февраля 2015 года, решение коллегии судей Судебной палаты по гражданским делам Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 24 декабря 2014 года и постановление Верховного Суда Украины от 18 июля 2012 года.

Заслушав судью­докладчика, проверив изложенные в заявлении гр­на Д. доводы, Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Украины пришла к выводу о том, что заявление подлежит частичном удовлетворению на таких основаниях.

В соответствии с положениями пунктов 1, 4 части 1 статьи 355 ГПК Украины основанием для подачи заявления о пересмотре судебных решений по гражданским делам является неодинаковое применение судом (судами) кассационной инстанции одних и тех же норм материального права, что повлекло принятие разных по содержанию судебных решений в подобных правоотношениях, и несоответствие судебного решения суда кассационной инстанции изложенному в постановлении Верховного Суда Украины выводу о применении в подобных правоотношениях норм материального права.

Согласно части 1 статьи 360 4 ГПК Украины, суд удовлетворяет заявление о пересмотре судебных решений при наличии одного из оснований, предусмотренных частью 1 статьи 355 этого Кодекса.

По пересматриваемому делу суды установили, что 28 августа 2008 года между ПАО КБ «П» и гр­ном И. был заключен кредитный договор, по которому банк предоставил заемщику кредит в размере 10 000 долл. США на срок до 19 февраля 2010 года, а заемщик обязался в срок и на условиях, определенных настоящим договором, вернуть кредит и уплатить проценты. В соответствии с пунктом 3.3 настоящего договора возврат кредита и уплата процентов за пользование им осуществляются согласно графику погашения кредита и процентов, который оформляется в виде приложения к кредитному договору. В соответствии с приложением № 1 к кредитному договору заемщик обязался уплачивать банку кредит и проценты частями (ежемесячными платежами).

С целью обеспечения исполнения гр­ном И. обязательств по кредитному договору 28 августа 2008 года ПАО КБ «П» заключен договор поручительства с гр­ном Д., по условиям которого поручитель несет ответственность перед банком за нарушение обязательств должником по основному договору.

Пунктом 11 договора поручительства определено, что он действует до полного исполнения обязательств по кредитному договору.

Гр­н И. надлежащим образом не исполнял обязательства по кредитному договору, в связи с чем 24 января 2014 года банк направил поручителю — гр­ну Д. письменное требование о погашении задолженности по указанному кредитному договору.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований ПАО КБ «П», суд первой инстанции счел, что истец пропустил срок исковой давности, поскольку он обратился с иском в суд 6 февраля 2014 года, а течение исковой давности началось 22 января 2009 года, когда был осуществлен последний платеж должником.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение о частичном удовлетворении исковых требований ПАО КБ «П», апелляционный суд, с выводами которого согласился суд кассационной инстанции, руководствовался тем, что сумма задолженности по кредиту с процентами и штрафом уже взыскана с ответчика соответствующими судебными решениями, а поэтому удовлетворению подлежат исковые требования о взыскании задолженности в размере 9769,15 долл. США, что эквивалентно 78 055,50 грн. При этом суд указал, что исковая давность к исковым требованиям не истекла, поскольку ее течение началось с даты, когда заемщик обязан был оплатить очередной платеж, но этого не сделал.

Вместе с тем в судебных решениях коллегии судей Судебной палаты по гражданским делам Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, предоставленных заявителем для сравнения, содержатся следующие выводы:

— в определении от 22 августа 2012 года указано на то, что поручительство, которым обеспечено обязательство по кредитному договору, прекратилось на основании части 4 статьи 559 ГК Украины, поскольку в договоре поручительства срок, после которого оно прекращается, не установлен и банк предъявил требование к поручителю об исполнении нарушенного должником обязательства по возврату кредита по истечении определенного данной нормой шестимесячного срока; такой по сути вывод содержится и в постановлениях от 10 сентября, 19, 26 ноября и 10 декабря 2014 года, 28 января, 11 и 25 февраля 2015 года и в решении от 24 декабря 2014 года;

— в постановлении от 4 февраля 2015 года кассационный суд, установив, что договор поручительства прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства по договору об ипотечном кредите, пришел к выводу о том, что предусмотренный частью 4 статьи 559 ГК Украины срок предъявления кредитором требования к поручителю о возврате задолженности должен исчисляться с момента предъявления иска об обращении взыскания на предмет ипотеки, а поскольку такие требования были заявлены банком после истечения этого срока, поручительство прекратилось.

В постановлении Верховного Суда Украины от 18 июля 2012 года, предоставленном заявителем для сравнения, указано, что поручительство, которым обеспечено обязательство по кредитному договору, прекратилось на основании части 4 статьи 559 ГК Украины, поскольку в договоре поручительства срок, после которого оно прекращается, не установлен, а банк предъявил требование к поручителю об исполнении нарушенного должником обязательства по возврату кредита по истечении определенного частью 4 статьи 559 ГК Украины шестимесячного срока.

Следовательно, существует неодинаковое применение судом кассационной инстанции части 4 статьи 559 ЦК Украины, что повлекло принятие разных по содержанию судебных решений в подобных правоотношениях, и несоответствие обжалуемого судебного решения суда кассационной инстанции изложенному в постановлении Верховного Суда Украины от 18 июля 2012 года выводу о применении в подобных правоотношениях нормы материального права.

Решая вопрос об устранении расхождений в применении указанной нормы материального права в подобных правоотношениях, Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Украины исходит из следующего.

Как следует из части 4 статьи 559 ГК Украины, поручительство прекращается после окончания срока, установленного в договоре поручительства. В случае если такой срок не установлен, поручительство прекращается, если кредитор в течение шести месяцев со дня наступления срока исполнения основного обязательства не предъявит требования к поручителю.

Согласно части 1 статьи 251 ГК Украины, сроком является определенный период во времени, с истечением которого связано действие или событие, имеющее юридическое значение.

Срок определяется годами, месяцами, неделями, днями или часами (часть 1 статьи 252 ГК Украины).

Вместе с тем с наступлением определенного события, имеющего юридическое значение, законодатель связывает срок, который определяется календарной датой или указанием на событие, которое должно неизбежно наступить (статьи 251, 252 ГК Украины).

Анализ части 4 статьи 559 ГК Украины дает основания для вывода, что срок действия поручительства (любой из указанных в этой норме) не является сроком защиты нарушенного права (срок исковой давности), а является сроком существования субъективной права кредитора и субъективной обязанности поручителя, после окончания которого они прекращаются.

Если договор поручительства прекратился (в том числе и на основании непредъявления кредитором соответствующего требования к поручителю в течение шести месяцев со дня наступления срока исполнения основного обязательства), то институт исковой давности применен быть не может, потому что все права и обязанности сторон по этому договору следует считать прекращенными.

Указанная правовая позиция изложена в постановлении Верховного Суда Украины от 18 июля 2012 года, которая в силу положений статьи 360 7 ГПК Украины является обязательной для всех субъектов властных полномочий, которые применяют в своей деятельности нормативно­правовой акт, содержащий соответствующую норму права.

В деле, которое пересматривается, договором поручительства не определен срок, по истечении которого поручительство прекращается, поскольку пунктом 11 данного договора установлено, что он действует до полного исполнения обязательств по кредитному договору.

Таким образом, условия договора поручительства о его действии до полного исполнения обязательств по кредитному договору не свидетельствуют о том, что этим договором установлен срок прекращения поручительства в понимании статьи 251 ГК Украины, поэтому в таком случае подлежат применению нормы части 4 статьи 559 настоящего Кодекса о том, что поручительство прекращается, если кредитор в течение шести месяцев со дня наступления срока исполнения основного обязательства не предъявит требования к поручителю.

Однако, принимая решение, суды не обратили внимания на то, что пункт 1.4 кредитного договора устанавливает срок его действия до 19 февраля 2010 года и что соответствующее письменное требование поручителю о погашении задолженности по кредитному договору было отправлено 24 января 2014 года.

Вместе с тем, согласно требованиям части 2 статьи 1054 ГК Украины и части 2 статьи 1050 ГК Украины, если договором установлена обязанность заемщика возвратить заем частями, то в случае просрочки возвращения очередной части заимодатель имеет право требовать до­срочного возврата оставшейся части займа и уплаты процентов.

Течение исковой давности по требованиям кредитора, вытекающим из нарушения должником условий договора (графика погашения кредита) о погашении долга частями (ежемесячными платежами) начинается в отношении каждой отдельной части со дня, когда произошло это нарушение.

Исковая давность в таких случаях исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

В случае нарушения должником сроков уплаты очередных платежей, предусмотренных договором, согласно части 2 статьи 1050 ГК Украины кредитор в течение всего времени — до установленного договором срока окончания исполнения последнего обязательства вправе заявить в суде требования о досрочном возврате той части займа (вместе с начисленными процентами — статья 1048 ГК Украины), которая подлежит уплате.

В деле, которое пересматривается, принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований ПАО КБ «П», суд первой инстанции ошибочно руководствовался нормами главы 19 ГК Украины в спорных правоотношениях, возникших из поручительства, мотивируя отказ в удовлетворении исковых требований пропуском истцом исковой давности, оставив при этом без внимания то, что решениями Приднепровского районного суда г. Черкассы от 1 марта 2010 года, 15 марта 2011 года и решением Апелляционного суда Черкасской области от 28 апреля 2014 года взыскана с должника и поручителя в пользу банка задолженность по спорному кредитному договору.

Отменяя указанное решение суда первой инстанции и принимая новое решение о частичном удовлетворении исковых требований ПАО КБ «П», апелляционный суд, с выводами которого согласился суд кассационной инстанции, допущенные судом первой инстанции нарушения не устранил, придя к выводу о том, что исковая давность к исковым требованиям не истекла.

При этом суды не применили к спорным правоотношениям положения части 4 статьи 559 ГК Украины с учетом того обстоятельства, что кредитор на протяжении шести месяцев со дня наступления срока исполнения основного обязательства не предъявил требования к поручителю.

Таким образом, в деле, которое пересматривается Верховным Судом Украины, суды неправильно применили нормы части 4 статьи 559 ЦК Украины, что привело к неправильному разрешению дела, а это в соответствии со статьей 360 4 ГПК Украины является основанием для отмены судебных решений судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, принятых по этому делу.

Общими требованиями процессуального права, закрепленными в статьях 57–60, 131–132, 137, 177, 179, 185, 194, 212–215 ГПК Украины, определена обязательность установления судом при разрешении спора обстоятельств, имеющих значение для дела, предоставления им юридической оценки, а также оценки всех доказательств, из которых суд исходил при рассмотрении иска.

Без выполнения этих процессуальных действий принять законное и обоснованное решение по делу невозможно.

Вместе с тем, согласно статье 353 ГПК Украины, Верховный Суд Украины пересматривает судебные решения по гражданским делам исключительно на основаниях и в порядке, которые установлены этим Кодексом. В соответствии с частью 1 статьи 360 2 ГПК Украины дела рассматриваются Верховным Судом Украины по правилам, установленным главами 2 и 3 раздела V этого Кодекса, а поэтому Верховный Суд Украины не может устанавливать обстоятельства дела, собирать и проверять доказательства и давать им оценку.

Отсутствие процессуальной возможности выяснить действительные обстоятельства дела препятствует Верховному Суду Украины принять новое судебное решение, а потому дело следует передать на рассмотрение в суд первой инстанции в соответствии с подпунктом «а» пункта 1 части 2 статьи 360 4 ГПК Украины.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 355, пунктом 1 части 1, частью 3 статьи 360 3, частью 1, подпунктом «а» пункта 1 части 2 статьи 360 4 ГПК Украины, Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Украины постановила:

— заявление гр­на Д. удовлетворить частично;

— определение Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 26 мая 2014 года, решение Апелляционного суда Черкасской области от 28 апреля 2014 года и решение Приднепровского районного суда г. Черкассы от 5 марта 2014 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление Верховного Суда Украины является окончательным и может быть обжаловано только на основании, установленном пунктом 3 части 1 статьи 355 Гражданского процессуального кодекса Украины.

(Постановление Верховного Суда Украины от 7 октября 2015 года. Дело № 6­263цс15. Председательствующий — Охримчук Л.И. Судьи — Гуменюк В.И., Лященко Н.П., Сенин Ю.Л., Симоненко В.Н., Ярема А.Г.)

Гпк поручительство

Сегодня у нас действительно есть шанс разорвать круговую поруку и ощущение безнаказанности среди политического класса благодаря антикоррупционному суду. Общество действительно требует его создания, но не таким, где судей до него выбирали бы бизнес-партнеры Петра Порошенко.

Об этом в эфире политического проекта «Прямым текстом» (в эфире телеканала ZIK) заявила эксперт Центра противодействия коррупции Анастасия Красносельская.

«Круговая порука – это правильное слово, чтобы охарактеризовать то, что сейчас происходит в Украине. Она ведет к ощущению безнаказанности. Например, Генеральная прокуратура закрывает уголовное дело против Злочевского (министра энергетики времен Януковича – ред.). То есть круговая порука охватывает не только нынешнюю, но и предыдущие власти», – подчеркнула Анастасия Красносельская.

По ее словам, его компания просто «откупилась» уплатой налогов на сумму 100 миллионов из украденных миллиардов, таким образом дело закрывается.

«Если же за дело берется Национальное антикоррупционное бюро, то собственно суды, которые никак после Майдана не изменились, отпускают этих людей на поруки или под маленькие залога. Например, так было в деле директора Львовского бронетанкового завода», – рассказывает эксперт.

Речь идет про Романа Тымкива, который продавал украинской армии применяемые двигатели для танков по цене новых.

«Его отпускают под залог, который стоит примерно, как его коллекция часов, а брать его на поруки приходит господин Пацкан, которого назначили председателем Счетной палаты. Мне кажется, это довольно исчерпывающая картина круговой поруки», – подчеркнула антикорупционерка.

Однако, отметила она, сейчас у нас есть шанс эту круговую поруку и ощущение безнаказанности разорвать.

«Этот шанс называется антикоррупционным судом. Сейчас общество требует от политиков его создания, но не просто очередным судом, а таким, где судей будут выбирать не бизнес-партнеры господина Президента. Судей должны избирать международные эксперты, которые смогут ветировать недобропорядочных кандидатов», – говорит специалист.

По ее словам, антикоррупционный суд – такой себе «последний тест» для нынешнего политического класса.

«Эти представители политического класса, которым действительно нечего бояться, проголосуют за настоящий антикоррупционный суд с правом международников ветировать недобропорядочных кандидатов. Те, кому есть чего бояться, будут дальше рассказывать о суверенном праве политического класса продолжать воровать у народа», – заявила госпожа Красносельская.

Поручительство по кредиту

Поручительство по кредиту

Подскажите, пожалуйста, что делать в следующей ситуации.
Мой супруг выступил поручителем. Заемщик перестал платить кредит.
Из имеющего имущества есть только залоговая машина (в том же банке).
Скажите, пожалуйста, есть ли возможность сохранить автомобиль?
Повестки в суд не поступали, арест на имущество не наложен.

Договор поручительства

Поручитель — это лицо, которое приняло на себя обязанность нести перед кредитором материальную ответственность, в случае неисполнения заемщиком своих обязательств по кредитному договору. Ответственность поручителя может быть как полной, так и частичной. Обычно банки устанавливают полную ответственность поручителя за неисполнение заемщиком своих обязательств по выплате кредита. Частичная ответственность может применяться, когда у заемщика нет необходимого залога, но уровень его доходов позволяет обслуживать кредит в полном объеме. Не лишним будет упомянуть, что в качестве залога может выступать только ликвидное имущество, не состоящее в другом залоге и не находящееся под арестом.

Ответственность заемщика и поручителя бывает субсидиарная и солидарная. Первая возникает только в случае невозможности основного заемщика вернуть кредит. Солидарная ответственность подразумевает наличие у банка права требования выполнения условий кредитного договора от заемщика и от поручителя, на свое усмотрение (обычно определяется с учетом платежеспособности указанных лиц и наличия у них имущества). Чтобы уточнить вид ответственности поручителя, необходимо внимательно изучить договор поручительства.

Процедура взыскания задолженности по кредиту достаточно сложная и может затянуться на длительный период. К сожалению, зачастую сумма долга заметно возрастает из-за применения банком штрафных санкций за просрочку платежей, в виде штрафа или пени. Определить имущество заемщика или поручителя, на которое исполнительная служба может наложить взыскание, можно только после детального изучения всех обстоятельств дела. Существуют способы снизить негативные последствия принудительного взыскания задолженности и даже сохранить имущество, однако эффективность их применения может сильно различаться в зависимости от ситуации.

Платная консультация этого специалиста
для связи с адвокатом ✉ [email protected]

Хочу получить консультацию на этом форуме

Гпк поручительство

Стаття 42. Документи, що посвідчують повноваження
представників

2. Довіреність фізичної особи повинна бути посвідчена
нотаріально або посадовою особою організації, в якій довіритель
працює, навчається, перебуває на службі, стаціонарному лікуванні
чи за рішенням суду, або за місцем його проживання.

Попробуйте подпись доверителя заверить по месту его работы

Доверитель это пенсионер. Все о чем вы написали касается представителя в суде, а я веду речь про соучастников процесса. Один из истцов поручает вести его дела в суде от его имени мне — разве это представительство. Мне кажется, что это больше похоже на поручительство.

Как раз это и есть представительство.
А поручительство — это из другой оперы. Поручительство — это способ обеспечения выполнения обязательств. Чувствуете разницу ?

Спасибо за разъяснения. Вариант удостоверения доверенности по месту жительства возможен?

Если хотите играться с судом — пробуйте. А если хотите, чтобы было меньше мороки — нотариальная доверенность вам в помощь. 🙂

Спасибо за разъяснения. Вариант удостоверения доверенности по месту жительства возможен?

Попробуйте обратиться к помощнику судьи с этим вопросом

Так любую норму можно прочитать как удобно. Это из той же серии как и доверенности заверенные в «ЖЭКе».
Впрочем совсем недавно у Вас было другое мнение:

Т.е. он может удостоверить, а может и не удостоверить. Выходит это и не обязанность суда, тогда это нарушение ГПК в том понимании, что суды удостоверяют доверенности.

Так любую норму можно прочитать как удобно. Это из той же серии как и доверенности заверенные в «ЖЭКе».
Впрочем совсем недавно у Вас было другое мнение:

Я своего мнения не посенял. В той форме, в какой это происходит сейчас — это не правильно и так быть не должно. Но такая ситуация имеет место быть, поэтому ТС дешевле воспользоваться этой ситуацией и сэкономить 250 грн.

Так такая экономия может боком выйти. Оппонент наймет юриста еще в первой инстанции и допустим в апелляции судья попадется без вывихов сознания и на любой стадии от такого представительства получится пшик. Если бы такое представительство было законно — то зачем кому бы то ни было обращаться к нотариусу? Привел дядю в суд, обозначил «представителем» и пусть судья вместо нотариуса работает — забесплатно.

Не пойдут судьи против ВсСУ, будут признавать и ухвалы выносить, как предписал ВССУ

Почитал и понял , что все таки лучше через нотариуса. Доверенность уже написал, завтра пойдем к нотариусу.

Верное решение, а то оно видите как. 🙂

Почитал и понял , что все таки лучше через нотариуса. Доверенность уже написал, завтра пойдем к нотариусу.

Верное решение, а то оно видите как. 🙂
Гм. что к нотариусу — это верное. Но какая доверенность «уже написана»? У нотариусов на это случай уже есть «типовая» форма на представительство в суде. У нас во всяком случае. Конечно, если человек не захочет включать какие-либо пункты, то доверенность можно уточнить.