Императивный метод в гк рф

Отраслевые методы правового регулирования

Императивный метод — это метод властных предписаний, содержащий в себе, кроме норм-запретов, еще и обязывающие нормы.

Диспозитивный метод дает субъектам известную альтернативную возможность выбора вариантоз поведения в рамках закона, предоставляет субъектам большую самостоятельность, дает возможность договориться самим. Этот метод в большей степени присущ гражданскому, коммерческому праву и т.д.. хотя используется и в других отраслях.

Учредительно-закрепительный метод присущ конституционному праву и предполагает отсутствие санкций в правовых нормах.

В качестве примера применения императивного метода можно привести положения, содержащиеся в ст. 41 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях: «Нарушение должностным лицом предприятия. учреждения, организации независимо от форм собственности законодательства Российской Федерации о труде и законодательства Российской Федерации об охране труда влечет наложение штрафа в размере до ста минимальных размеров оплаты труда», ст. 13 УК РФ: «Граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству», ст. 102 ГПК РСФСР: «Право на совершение процессуальных действий погашается с истечением установленного законом или назначенного судом срока».

Диспозитивный метод ярко виден в ст. 409 ГК РФ: «По соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.). Размер, сроки и порядок предоставления отступного устанавливается сторонами», в ст. 120 ГПК РСФСР: «Стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела».

Учредительно-закрепительный метод можно проиллюстрировать положением ст. 10 Конституции РФ: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную. исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны», ст. 68 Конституции РФ: «1. Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык».

Метод поощрения свойственен в основном трудовому праву, где действуют льготные системы, направленные на стимулирование моральной и материальной заинтересованности работников, повышении ими своей квалификации, приобретении новых профессий и т.д. Действие этого метода охватывает и отрасль административного права, когда речь идет о награждении граждан орденами и медалями, присвоении почетных званий.

В сельскохозяйственном праве применяется метод рекомендаций, при помощи которого государство путем организационной помощи и содействия строит свои отношения с фермерскими, колхозными и иными

Право социального обеспечения опосредует круг своеобразных общественных отношений, носящих безвозмездный, безэквивалентный, благотворительный характер. Специфика названных отношений нашла свое отражение в методе правового регулирования данной отрасли права, который можно охарактеризовать как государственное обеспечение нетрудоспособных и иных лиц денежными выплатами и льготами.

Раскрывая сущность перечисленных методов, следует помнить, что методов в чистом виде не существует.

Категорический запрет, составляющий основу императивного метода. присущего уголовному, административному, другим отраслям права, не исключает использование, к примеру, метода рекомендаций.

Просматривается использование диспозитивного метода в ст. 22 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, дающая право органу (должностному лицу), уполномоченному решить дело, освободить нарушителя от административной ответственности и ограничиться устным замечанием, в ст. 123 Таможенного кодекса РФ. разрешающей уплату таможенных платежей как в валюте Российской Федерации, так и в иностранной валютах.

Диспозитивный метод, присущий гражданскому праву, не исключает элементов императивного метода, используемого, к примеру, институтом недействительности сделок (ст. 166-180 ГК РФ), а также метода поощрения, принадлежащего институтам публичного обещания награды (гл. 56 ГК РФ) и публичного конкурса (гл. 57 ГК РФ).

Семейное право обладает как диспозитивным методом, например, зафиксированным ст. 41 КоБС РСФСР, закрепляющей за супругом при расторжении брака прав на сохранение или изменение фамилии, так и императивным методом, к примеру, обязывающим, ст. 67 КоБС РСФСР родителей содержать своих несовершеннолетних детей и нетрудосло- собных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи.

К вопросу системы права ученые-правоведы вернулись в ходе дискуссии, проводившейся в 1982 г.

По их единодушному мнению законодательство того периода стало гораздо более объемным и разветвленным. Оно требовало глубокого осмысления, в том числе с точки зрения его строения, структуры, общих свойств. В этой связи огромное значение приобрело усиление системности права, его комплексности, согласованного действия всех его отраслей и институтов.

Практически никто из ученых не отрицал объективности системы права, т.к. она объективна не только в силу реального ее существования. но и в том смысле, что предопределена характером общественных отношений, которые требуют соответствующей правовой формы.

Но некоторые правоведы сочли необходимым расширить количество критериев системы права. Например, В.Ф. Яковлев предложил к критериям системы права отнести: предмет (материальный критерий), метод и механизм регулирования (юридические критерии). Причем кроме этих, так называемых «главных» критериев, автор выделил также дополнительные. в качестве которых могут быть использованы отраслевые принципы и функции регулирования.

П. Б. Евграфов, не отрицая значения предмета правового регулирования. на место метода правового регулирования как критерия выделения отрасли права поставил правовой режим регулирования и охраны общественных отношений, специфика которого находится в прямой зависимости от способов существования и выражения норм соответс- твующих отраслей.

В.К. Мамутов указывал на недостаточность использования метода правового регулирования в качестве критерия разделения права на отрасли и предложил подумать над использованием при решении проблемы права таких понятий, как объект, цель и содержание правового регулирования.

В.Г. Беляев увидел в качестзе критерия выделения отрасли наличие самостоятельной ответственности, возможность своими отраслевыми способами обеспечить действенность собственных велений. По мнению автора, не случайно те отрасли права, самостоятельность которых не вызывает споров, характеризуются наличием собственного потенциала обеспечения действенности своих велений, т.е. имеют собственный институт ответственности, являющийся их первичным, центральным институтом, предопределяющим конкретные параметры всех других, вторичных, производных институтов данной отрасли.

«Таким образом, отрасль права можно более строго, чем по критериям предмета и метода, различать по более глубокому признаку — наличию или отсутствию института собственной отраслевой ответственности. Институт ответственности, ее режим являются исходными, родоначальными по отношению к своему производному, вторичному — соответствующей отрасли законодательства (права)» Иначе говоря, уголовное право — из уголовной ответственности, а не уголовная ответственность — из уголовного права. История развития советской юридической науки, по мнению автора, дает немало материала для вывода о том, что сначала устанавливается тот или иной новый вид ответственности и только затем появлялись хотя бы формальные

поводы говорить о рождении той или иной отрасли права.

Право как один из специфических регуляторов общественных отношений предполагает наличие средства принуждения для исполнения своих предписаний, роль которых играют санкции правовых норм. Санкции или ответственность за нарушение правовых предписаний должны быть адекватны ущербу, нанесенному правонарушениями, то есть они вытекают из вида тех общественных отношений, которые призваны защищать. Если же следовать логике автора, то вначале была придумана смертная казнь, а потом общество задумалось: какую создать систему общественных отношений, при которой ее можно применить. Трудно представить себе общество, сориентированное на самоуничтожение. Кроме того институты ответственности разных отраслей права знают схожие виды ответственности, например, штраф, схожие принципы их применения и тем не менее конкретные институты ответственности принадлежат к соответствующим отраслям права.

Н.В. Витрук к критериям деления права на отрасли отнес правовые принципы, которые дают возможность определить «правомерность» тех или иных правовых норм данной отрасли, цель правового регулирования и правовой режим.

Т.Е. Абова предложила принять во внимание социальную ценность. объект, цель, вокруг которых и ради которых происходит группирование правовых норм в отрасли 22.

Любопытно, что называя дополнительные критерии разграничения системы права на отрасли, никто из ученых не проиллюстрировал действие этих критериев на примере всех отраслей системы права.

Предмет и методы гражданского права

Понятие гражданского права

Гражданское право (Jus civile) считают юридической формой экономических отношений, которые складываются преимущественно между частными лицами. Ульпиан формулировал его как «право, клонящееся к пользе отдельных лиц», поэтому гражданское право иногда называют частным правом (Jus privatum). При этом в основу дифференциации права на частное и публичное положена направленность на удовлетворение потребностей и защита интересов отдельных лиц в первом случае и охрана общественных интересов государства — во втором. Провести четкую границу между этими критериями удастся не всегда, ибо такое исторически сложившееся деление имеет в большей степени интуитивное начало, хотя попытки установить однозначный критерий предпринимаются до сих пор. Если брать за основу материальный критерий, то гражданское право представляет собой совокупность юридических норм, определяющих частные отношения отдельных лиц в обществе, где в качестве субъектов правоотношений выступают частные лица, а объектом правоотношения является частный интерес.

Гражданское право — это отрасль частного права, регулирующая имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников.

Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота: граждан, граждан-предпринимателей, организаций, фирм и других образований.

Гражданское законодательство определяет основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников.

Любая отрасль права должна иметь свой собственный предмет и свой метод.

Предмет гражданского права

Предмет отрасли права — это круг общественных отношений, которые она регулирует.

Предметом гражданского права являются имущественные отношения, а также связанные с имущественными личные неимущественные отношения.

В предмет гражданского права входят:

  • имущественные отношения;
  • личные неимущественные отношения, связанные с имущественными;
  • личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными.

Имущественные отношения включают в себя:

Личные неимущественные права, связанные с имущественными — это отношения, которые возникают по поводу использования объектов интеллектуальной собственности. Указанные объекты носят нематериальный характер и в результате их создания у автора возникают прежде всего неимущественные права на использования объекта определенным способом, право получения вознаграждения.

Личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными — это отношения, которые возникают по поводу нематериальных благ — неотчуждаемых прав и свобод человека (жизнь, здоровье, честь, достоинство — ст. 150 ГК РФ). Такие объекты не могут быть предметом сделок, не могут передаваться от одного лица другому.

Особенности состава предмета гражданского права

Имущественные отношения составляют основную группу отношений, регулируемых нормами гражданского права. Под имущественными обычно понимают общественные отношения, которые возникают по поводу различных материальных благ, т. е. вещей, работ, услуг и иного имущества в широком смысле этого слова. Иными словами, имущественные отношения — это такие общественные отношения, которые связаны с принадлежностью имущества определенным лицам или с переходом от одного лица к другому.

Необходимо заметить, что гражданское право регулирует не все имущественные отношения, а только их определенную часть, часто именуемые имущественно-стоимостными, большую часть которых составляют товарно-денежные отношения.

Наряду с имущественными отношениями гражданское право регулирует личные неимущественные отношения, которые должны отвечать следующим требованиям:

  • предметом этих отношений являются нематериальные блага — честь, достоинство, деловая репутация, товарный знак, наименование юридического лица, авторское произведение и т. д.;
  • они неразрывно связаны с личностью участвующих в них лиц;
  • независимо от их связи с имущественными отношениями в них отсутствует экономическое содержание.

Эти отношения носят взаимооценочный характер, который проявляется в виде нравственной и иной социальной оценки личных качеств лица.

Поэтому под личными неимущественными отношениями следует понимать возникающие но поводу неимущественных благ общественные отношения, в которых осуществляется индивидуализация личности лица посредством выявления и оценки его нравственных и иных социальных качеств.

Кроме того, в состав предмета гражданского права входят и отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ).

Что касается отношений, основанных на властном подчинении одной стороны другой, то по отношению к ним гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством (п. 3 ст. 2).

Далеко не все отношения имущественного характера относятся к сфере гражданско-правового регулирования. Ряд таких отношений регулируется нормами отраслей публичного права — административного, финансового, уголовного.

Метод гражданского права

Чтобы отграничивать предмет гражданско-правового регулирования от круга отношений, регулируемых иными отраслями права, необходимо учитывать метод правового регулирования. В теории права под ним понимается совокупность приемов и способов воздействия на общественные отношения.

Выделяют два метода правового регулирования:

  • метод власти и подчинения (метод субординации, императивный метод);
  • метод равенства участников правоотношений (метод координации, диспозитивный метод);

Первая разновидность характерна для публичного права, вторая — для частного, в том числе для гражданского.

Основными признаками метода гражданско-правового регулирования являются:

  • юридическое равенство участников гражданских правоотношений;
  • автономия воли участников;
  • имущественная самостоятельность участников гражданских правоотношений;

Гражданско-правовой метод представляет собой такой способ воздействия на общественные отношения, который является дозволительным, характеризуется наделением субъектов на началах их юридического равенства способностью правообладания, диспозитивностью и инициативой, обеспечивает установление правоотношений на основе правовой и имущественной самостоятельности сторон.

Основными и наиболее важными чертами метода гражданско-правового регулирования являются следующие:

1. равенство участников гражданских отношении. Субъекты гражданского права — физические лица, юридические лица, государство и административно-территориальные образования — имеют равные основания возникновения, изменения и прекращения субъективных гражданских прав у их носителей независимо от материального и социального неравенства, от организационно-властной зависимости друг от друга, а также равные основания ответственности за гражданские правонарушения. Например, права всех собственников защищаются равным образом (п. 4 ст. 212 ГК РФ), т. е. речь идет о равенстве правового положения участников гражданского оборота;

2. автономия воли участников гражданско-правовых отношений, означающая способность и возможность лица самостоятельно и свободно формировать и проявлять свою волю. Так, физические и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ). ГК РФ содержит открытый перечень оснований возникновения прав и обязанностей: из судебного решения, в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом, вследствие причинения вреда другому липу, вследствие неосновательного обогащения и ряда иных (ст. 8). Однако в основании возникновения большей части отношений между участниками гражданского оборота как равными и свободными в своем волеизъявлении субъектами лежит соглашение, т. е. их инициативный волевой акт;

3. имущественная самостоятельность участников гражданских правоотношений, обусловленная характером этих отношений. Это означает, что в большинстве имущественных отношений они выступают в качестве обладателей обособленного имущества, наделенных распорядительной самостоятельностью. Так, право обладать имуществом и совершать сделки с ним входит в содержание правоспособности гражданина (ст. 18 ГК РФ). Что касается юридического лица, то его имущественная обособленность закреплена законодателем в качестве конституирующего признака (абз. 1 п. 1 ст. 48 ГК РФ);

4. защита нарушенных гражданских прав как мера возможного поведения управомоченного лица, которая включает ряд возможностей, обеспечивающих реализацию субъективного права на различных ее этапах и в различных ситуациях. Участники гражданских правоотношений имеют равное право на защиту и свободны в выборе конкретной возможности защиты. В частности, в этом проявляется равенство участников и диспозитивность норм гражданского права. Так, участники гражданских правоотношений могут защищать свои нарушенные права непосредственно в момент их нарушения посредством самозащиты (сг. 14 ГК РФ) либо путем применения предусмотренных законом мер оперативного воздействия по собственной инициативе. Кроме того, закон предусматривает судебную защиту гражданских прав (ст. 11 Г К РФ) как основной способ защиты нарушенных прав, когда спор между сторонами разрешает орган, не связанный в административном отношении ни с одной из сторон. При этом потерпевший, обращаясь в компетентные государственные или общественные органы с требованием применить к правонарушителю меры государственно-принудительного характера, может задействовать механизм гражданско-правовой ответственности. Зашита гражданских прав в административном порядке применяется в виде исключения;

5. гражданская ответственность характеризуется тем, что имеет компенсационную направленность, отвечающую принципу полного возмещения убытков или вреда, т. е. воздействие оказывается не на личность правонарушителя как таковую, а на его или указанных в законе третьих лиц соответствующие имущественные сферы. Аналогичным требованиям отвечает защита личных неимущественных прав, которая предусматривает имущественно-стоимостные меры воздействия, например денежную компенсацию (п. 1 ст. 1101 ГК РФ). Иными словами, для гражданского права важны не штрафные меры, а восстановление имущественно- или личности о-право во го положения, которое существовало до факта правонарушения.

Таким образом, гражданское право — это отрасль права, представляющая собой совокупность правовых норм, регулирующих имущественные и связанные с имущественными личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли, имущественной самостоятельности их участников.

Кроме того, под гражданским правом понимают:

1. науку как систему знаний о гражданско-правовых явлениях и как деятельность по производству новых знаний.

Предметом науки гражданского права является гражданское право как отрасль права, гражданское законодательство, акты, содержащие нормы гражданского права, иные источники гражданского права, регулируемые гражданским правом общественные отношения, правоприменительная практика. Результатом изучения предмета науки гражданского права является сформировавшееся учение о гражданском праве, состоящее из системы взаимосвязанных и взаимосогласованных понятий, взглядов, выводов, суждений, идей, концепций и теорий. В гражданском праве применяются обще- и частнонаучные методы исследования: диалектический, сравнительного правоведения, комплексный анализ, системный подход, конкретных социологических исследований и т. д.;

2. учебный курс как систему информации о гражданско-правовых знаниях.

В задачу гражданского права как учебной дисциплины входит обучение тем нормам гражданского права и практике их применения, которые в совокупности образуют гражданское право как отрасль права. Для плодотворного развития и изучения гражданского права как учебной дисциплины необходимы связь и взаимодействие с базовыми науками и учебными дисциплинами, в частности с философией и экономической теорией. При этом успешное обучение возможно только в том случае, если оно опирается на результаты научных исследований;

3. гражданское законодательство как систему нормативных актов.

Принципы гражданского права

Гражданское право представляет собой базовую отрасль частного права, основанную на принципах частного права, некоторые из которых сложились ещё во времена римского частного права. Принципы гражданского права определены ст. 1 ГК РФ, а также конкретизированы в других статья ГК РФ и иных федеральных законах.

К принципам гражданского права относятся:

  • равенство участников правоотношений;
  • неприкосновенность права собственности;
  • свобода договора;
  • недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела;
  • автономия воли участников — приобретение и осуществление гражданских прав гражданами и юридическими лицами своей волей и в своем интересе;
  • беспрепятственное осуществление гражданских прав;
  • обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебную защиту.

Принцип равенства участников гражданских отношений. Данный принцип означает, что ни один из участников не обладает властными полномочиями относительно другого участника, в том числе государство.

Принцип неприкосновенности собственности является конституционным. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное изъятие у собственника имущества не допускаются, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производятся обращение взыскания на имущество по обязательствам; отчуждение имущества (ч. 3 ст. 35).

Принцип свободы договора означает, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключеним случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена Гражданским кодексом, законом или добровольно принятым обязательством (ст. 421 ГК РФ).

Принцип недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела. Этот принцип базируется на положениях ст. 23,24 Конституции РФ о неприкосновенности частной жизни, личной, семейной тайны граждан.

Принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав. Граждане и юр.лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своём интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора.

Товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории РФ.

Принцип обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты. Основной функцией гражданского права является компенсаторная функция, направленная на восстановление нарушенных прав. Наиболее распространенной формой защиты гражданских прав является судебная.

Отсутствие принципа добросовестности в законодательстве

В то же время некоторые принципы весьма актуальные для практической деятельности не определены в ГК РФ. Так, в частности, отсутствует указание на добросовестность как общий принцип гражданского права. Ссылки на добросовестность как объективное основание регулирования гражданских отношений и субъективный критерий оценки поведения субъектов гражданского права, встречающиеся в ГК РФ, оказываются недостаточными для эффективного правового регулирования:

  • при рассмотрении вопроса о добросовестности участников гражданских правоотношений суды ссылаются на основные начала гражданского законодательства и ст. 1 ГК РФ, в которой, тем не менее, принцип добросовестности не упоминается;
  • при рассмотрении споров в международных судах принципы права приобретают особое значение, поскольку нередко только ссылка на них позволяет суду вынести справедливое решение; в документах международного частного права принцип добросовестности сформулирован как наиболее общий принцип. Отсутствие же закрепленного в нашем законе в качестве основного начала гражданского права принципа добросовестности затрудняет вынесение решений в спорах с участием российских лиц.

Судебная практика признает, что эффективное развитие рынка невозможно без укрепления начал автономии воли и свободы договора участников оборота. Однако неограниченная свобода в достижении эгоистических интересов таит в себе способность дестабилизации оборота, т.к. привносит в него элементы, на которые не рассчитывает добропорядочное большинство. Предсказуемость поведения основана на удовлетворении ожиданий, а они базируются на представлении о добросовестном поведении. Правила о добросовестности являются естественным противовесом правилам, утверждающим свободу договора и автономию воли сторон.

Аналогия права

Практическое применение принципов гражданского права состоит в их применении при аналогии права. В случаях, когда гражданские правоотношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения.

При невозможности использования аналогии права и обязанности сторон определяются исходя из принципов гражданского законодательства и требований добросовестности, разумности и справедливости.

О запретах и дозволениях: как читать положения законодательства?

Такие, по сути, теоретические категории, как диспозитивная и императивная нормы, вполне могут послужить весомым аргументом в суде, если речь идет о толковании законодательства. Как отличить диспозитивную норму от императивной? Где проходит граница между императивными предписаниями и свободой усмотрения участников оборота? Ответы на эти вопросы носят более чем практический характер.

Главным методом регулирования имущественных и личных неимущественных отношений (и, как следствие, всего гражданского права) является диспозитивный, или метод дозволений. Он предоставляет свободу участникам гражданского оборота при заключении договоров согласовывать в них любые условия, не противоречащие закону. Диспозитивные нормы в законе предусматриваются на случаи, когда участники оборота не договорились о тех или иных правилах, применимых к их отношениям. В такой ситуации диспозитивные нормы действуют по умолчанию (например, презюмируемая возмездность договора в предпринимательской деятельности). Этим они отличаются от императивных норм, которые устанавливают определенные правила поведения, не предоставляя при этом какой-либо свободы усмотрения для сторон договора. Последние не вправе предусмотреть иные правила, нежели те, что прямо установлены в законе.

Так, например, в соответствии с п. 2 ст. 456 ГК РФ продавец обязан одновременно с передачей вещи передать покупателю ее принадлежности, а также относящиеся к ней до­кумен­ты (технический паспорт, сертификат качества, инструкцию по эксплуатации и т.п.), предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором, если иное не определено договором купли-продажи. Как видно из приведенной нормы, она является диспозитивной, поскольку устанавливает, что стороны договора купли-продажи могут предусмотреть в нем, что продавец обязуется передать относящиеся к продаваемой вещи принадлежности не сразу с передачей вещи, а спустя некоторое время (если их получение самим продавцом занимает определенное время) или вообще исключить такую обязанность, если до­кумен­ты до передачи товара уже были переданы покупателю.

Примером императивной нормы является правило, определенное п. 4 ст. 401 ГК РФ, согласно которому заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно. Указанная норма сформулирована четко и недвусмысленно, она содержит прямой запрет участникам оборота заключать названное в ней соглашение, поэтому является императивной (п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», далее — Постановление № 16, см. «ЭЖ», 2014, № 14, с. 07).

Императивной также будет норма с оговоркой «если иное не предусмотрено законом», поскольку никакой свободы усмот­рения участникам оборота она не предоставляет: они не делают выбор между теми или иными правилами, а могут только следовать содержащимся в законе предписаниям — либо в одном законе, либо в другом, к которому отсылает первый закон (отсылочная норма).

Свобода смешанного договора ограничена законодательными императивами

Сравнительно легко различать диспозитивные и императивные правовые нормы законодательства в ситуациях, когда их содержание не вызывает неоднозначного восприятия (например, фразеологическая конструкция «если иное не предусмотрено соглашением сторон» характерна для диспозитивной нормы). С императивными нормами все не так просто.

Пунк­том 3 ст. 421 ГК РФ предусмотрено, что стороны вправе заключить смешанный договор, содержащий элементы различных договоров, определенных законом или иными правовыми актами РФ, в соответствующих частях к которому применяются правила о договорах, элементы которых в нем содержатся, если иное не определено соглашением сторон или не вытекает из существа смешанного договора.

В составе смешанного догово­ра могут быть представлены элементы договора, правила о котором являются императивными и не подлежат изменению по соглашению сторон. Так, например, в силу п. 3 ст. 825 ГК РФ по договору банковского счета банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие, не указанные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмот­рению. Стороны могут заключить договор банковского счета с условием о его кредитовании (овердрафт), который является смешанным, однако это не означает, что они могут обойти установленный законом запрет на контроль со стороны банка за расходованием средств клиента со счета (кроме случая, когда кредит является целевым и выдается под конкретные цели).

В связи с этим п. 3 ст. 421 ГК РФ необходимо применять в нормативном единстве со ст. 422 ГК РФ об обязательном соответствии всякого до­говора требованиям закона. Закон предоставляет участникам гражданского оборота изменять или исключать применение к своим отношениям действие лишь диспозитивных, но не императивных норм (абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК РФ).

Следовательно, норма п. 3 ст. 421 ГК РФ, дающая право сторонам изменять своим соглашением условия их отношений, по своему смыслу в сис­теме действующего правового регулирования договорных отношений и с учетом приведенных императивных предписаний не может рассматриваться как предполагающая широкие возможности по исключению применения к отношениям субъектов гражданских правоотношений законодательных норм. Это тем более верно, что иное истолкование, по сути, ставит под сомнение существование императивных норм как таковых.

Указанный вывод подтверждается позицией ФАС Центрального округа, который указал, что смешанный договор, содержащий в себе элементы договора об оказании услуг по передаче электроэнергии и договора купли-продажи электроэнергии с целью компенсации потерь в сетях, последний из которых является публичным в соответствии с законодательством РФ, — весь такой смешанный договор является публичным (постановление ФАС Центрального округа от 21.12.2010 по делу № А36-1378/2009).

Границы дозволенного определяют исходя из существа отношений

Трудности могут возникнуть при установлении характера правовой нормы, которая сформулирована в законе в виде определенного правила без указания на возможность ее отмены или изменения по соглашению сторон.

Так, например, в силу п. 1 ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

В приведенной норме указано, что финансирование предоставляется взамен уступки права денежного требования, вытекающего из конкретных обязательств, и ничего не сказано насчет того, могут ли это быть какие-либо иные обязательства (к примеру, обязательство по возврату суммы займа)?

В практике автора имел место случай, когда инвестор отказался предоставлять финансирование под уступку прав требований о возврате сумм зай­ма, мотивируя свой отказ тем, что уступка подобных прав, которые, кроме того, еще не возникли на дату уступки, не преду­смотрена п. 1 ст. 824 ГК РФ. Между тем он не учел, что указанная норма по своему характеру не является императивной. Содержащийся в ней перечень обязательств, из которых допускается уступка прав (предоставление товаров, выполнение работ и оказание услуг) не сформулирован как закрытый, равно как и нет в данной норме указания на то, что не допускается уступка прав из других обязательств. Кроме того, возможность уступки прав требования о возврате сумм займа вытекает из общих правил о цессии, предусмотренных главой 24 ГК РФ.

Неверной также являлась позиция инвестора о том, что не допускается уступка прав требования, которые еще не возникли, поскольку положения главы 24 ГК РФ не исключают возможности уступки таких прав (так называемые несозревшие права требования). Более того, предметом уступки могут быть также права требования, которые не являются бесспорными: например, требование об уплате неустойки (п. 4, 8 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ, утв. информационным письмом Президиу­ма ВАС РФ от 30.10.2007 № 120).

Таким образом, нормы гражданского законодательства, сформулированные без прямого указания на тот или иной запрет, могут рассматриваться в качестве диспозитивных и предполагают возможность согласования сторонами иных правил своего поведения.

Данный подход основывается на принципе частного права «разрешено все то, что не запрещено законом», который означает возможность субъектов определять свои действия по собственному усмотрению во всех тех случаях, когда правила поведения прямо не предписаны законом, сообразуясь при этом с требованиями доб­росовестности и разумности и не выходя за пределы осуществления гражданских прав. Однако он неприменим к отношениям, составляющим предмет регулирования публичного права, в котором действует иной постулат — «разрешено то, на что указано в законе».

Между тем при определении характера отношений (публичные или частные) следует принимать во внимание не субъектный состав, а их существо, предмет, то есть по поводу чего они складываются. Если речь идет об уплате налогов, то отношения здесь публичные и прямо предписаны нормами НК РФ, если же в основе отношений лежит равноправие сторон и автономия воли, то отношения частные, даже если в них участвуют публичные органы или публично-правовые образования (участие налоговых органов в процедуре банкротства, выдача бюджетного кредита и т.д.).

В частных отношениях публично-правовые образования и их органы участвуют на равных с обычными участниками оборота, что прямо следует из главы 5 ГК РФ. В связи с этим принцип «разрешено все то, что не запрещено законом» действует также и в случаях, когда в частных отношениях участвуют публичные образования и их органы.

Цель законодательного регулирования учитывается судом

Пользуясь упомянутым принципом «разрешено все то, что не запрещено законом», можно также утверждать, что если правила о конкретном договоре прямо не предусматривают использования определенных способов обеспечения исполнения обязательств или их прекращения, это еще не означает невозможность их применения к такому договору.

Действующее законодательство РФ не содержит норм, запрещающих применение сторонами, например, неустойки в целях обеспечения исполнения обязательств,

определенных предварительным договором (постановления Президиума ВАС РФ от 08.04.2014 № 16973/13, от 12.02.2013 № 13585/12), по­этому в силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) это вполне допустимо. Анализ отдельных институтов гражданского законодательства, посвященных правилам о договорах, позволяет сделать вывод о том, что при отсутствии специальных указаний не исключается действие общих положений обязательственного права. В связи с этим нет никакой необходимости во включении в правила о том или ином договоре положений сторон использовать те или иные конструкции, поскольку такое правовое регулирование было бы избыточным.

К любому гражданско-правовому договору применяются специальные правила о нем, предусмотренные в законодательстве РФ, и общие положения об обязательствах и договорах, что само по себе уже является достаточным для вывода о возможности использования положений из общих норм (в частности, неустойки в обес­печение обязательств сторон из предварительного договора).

Важные разъяснения по рассматриваемому нами вопросу даны в Постановлении № 16, где указано, что при определении характера правовой нормы суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но также ее существо и цели законодательного регулирования — защиту особо значимых охраняемых законом интересов (интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.), недопущение грубого нарушения баланса интересов сторон и т.д.

Данный подход важен тем, что он позволяет с помощью объективных критериев (существо и цели законодательного регулирования) определить характер подлежащей применению нормы права, а в случае, когда норма является диспозитивной, также определить пределы свободы усмотрения сторон в ней.

В пунк­те 2 Постановления № 16 приведен следующий пример на этот счет. Статья 310 ГК РФ допускает согласование в договоре права на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора только в случаях, когда до­говор заключается в связи с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности. Цель данной нормы состоит в защите слабой стороны договора. Следовательно, подразумеваемый в ней запрет не может распространяться на случаи, когда в до­говоре, лишь одна из сторон которого выступает в качестве предпринимателя, право на одностороннее изменение или односторонний отказ от догово-ра предоставлено стороне, не являю­щейся предпринимателем.

С помощью данных критериев можно определить императивный характер нормы и в том случае, когда она не содержит в себе явного запрета на те или иные действия, однако с учетом целей законодательного регулирования именно таковой и является. В таком случае суд констатирует, что исключение соглашением сторон ее применения или установление условия, отличного от предписанного в ней, недопустимо либо в целом, либо в той части, в которой она направлена на защиту названных интересов (п. 3 Постановления № 16).

Так, п. 1 ст. 595 ГК РФ установлено, что риск случайной гибели или случайного повреждения имущества, переданного бесплатно под выплату постоянной ренты, несет плательщик ренты. Данная норма не содержит прямого запрета на установление иных правил, однако она не предусматривает и соответствующей возможности, сформулирована в таком виде с целью защиты прав получателя ренты как слабой стороны до­говора и в силу этого является императивной.

А вот норма п. 1 ст. 824 ГК РФ о предмете договора факторинга, которую мы упомянули выше, не подразумевает императивный запрет, она не ограничивает стороны в праве произвести уступку прав из обязательств, которые в ней не поименованы, поскольку такое толкование не противоречит целям законодательного регулирования.

Разумная свобода усмотрения

Необходимо учитывать, что и диспозитивные нормы имеют свои пределы, устанавливая определенные ограничения для свободы усмотрения участников гражданского оборота.

К примеру, п. 3 ст. 614 ГК РФ предусмотрено: если иное не предусмотрено договором, размер арендной платы может изменяться по соглашению сторон в сроки, предписанные договором, но не чаще одного раза в год. Данная норма является диспозитивной и может быть изменена соглашением сторон, которым стороны вправе установить возможность изменения арендной платы чаще одного раза в год. Однако если изменение арендной платы происходит не по соглашению сторон, а в порядке, определенном договором аренды по инициативе арендодателя (включение такого права в договор аренды в соответствии со ст. 310 ГК РФ), то в такой ситуации он имеет право изменять арендную плату не чаще одного раза в год (п. 21 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды»). Такой подход направлен на защиту интересов более слабой стороны договора аренды.

Можно привести и другой пример. В силу ст. 319 ГК РФ сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает сначала издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основную сумму долга. Данная норма также является диспозитивной и предусматривает возможность ее изменения соглашением сторон, однако такое соглашение может касаться только изменения очередности погашения названных в данной статье обязательств и не касается таких обязательств, как уплата не­устойки или штрафных процентов, поскольку под процентами в данной статье имеется в виду плата за пользование, а не мера ответственности (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 № 141 «О некоторых вопросах применения положений статьи 319 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Общество с ограниченной ответственностью (продавец) заключило с гражданином (покупателем) договор купли-продажи доли в уставном капитале ООО в размере 50%. Оплата должна была проходить поэтапно: аванс (меньшую часть) покупатель перечисляет в течение десяти дней после подписания договора, а большую часть — в течение шести месяцев при условии, что за это время гражданин также продаст свою долю в уставном капитале третьей организации. В качестве последствия пропуска срока платежа предусмотрено расторжение договора и возврат доли продавцу, аванс покупателю не возвращается.

В установленный срок покупатель перечислил продавцу аванс, а оставшуюся стоимость — нет. Продавец обратился в суд к покупателю о расторжении договора купли-продажи доли в уставном капитале и признании права истца на эту долю. В ходе судебного разбирательства истец требования изменил, пожелав получить вместо права на долю оставшуюся часть выкупной стои­мости.

Однако спор истец проиграл. Дело в том, что п. 3 ст. 486 ГК РФ преду­сматривает право продавца требовать уплаты цены товара, а специальная норма п. 2 ст. 489 ГК РФ о продаже товара в рассрочку также предусматривает возможность требовать возврата товара. Однако в силу диспозитивности регулирования стороны договора вправе выбрать только одно последствие из двух указанных, что и было сделано в данном случае.