Конституция рф 30 статья

Конституция Российской Федерации

Принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.

Конституция вступила в силу со дня ее официального опубликования.

Текст Конституции опубликован в «Российской газете» от 25 декабря 1993 года. Текст Конституции с учетом поправок, внесенных законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ и от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ, опубликован в «Российской газете» от 21 января 2009 г. N 7, в «Парламентской газете» от 23 января 2009 г. N 4, в Собрании законодательства Российской Федерации от 26 января 2009 г. N 4 ст. 445

Согласно Федеральному конституционному закону от 21 июля 2007 г. N 5-ФКЗ в результате объединения двух граничащих между собой субъектов Российской Федерации — Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа с 1 марта 2008 г. образуется новый субъект Российской Федерации — Забайкальский край

Согласно Федеральному конституционному закону от 30 декабря 2006 г. N 6-ФКЗ в результате объединения двух граничащих между собой субъектов Российской Федерации — Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа с 1 января 2008 г. образуется новый субъект Российской Федерации — Иркутская область

Согласно Федеральному конституционному закону от 12 июля 2006 г. N 2-ФКЗ в результате объединения объединения двух граничащих между собой субъектов Российской Федерации — Камчатской области и Корякского автономного округа с 1 июля 2007 г. образуется новый субъект Российской Федерации — Камчатский край

Согласно Федеральному конституционному закону от 14 октября 2005 г. N 6-ФКЗ в результате объединения трех граничащих между собой субъектов Российской Федерации — Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа с 1 января 2007 г. образуется новый субъект Российской Федерации — Красноярский край

Согласно Федеральному конституционному закону от 25 марта 2004 г. N 1-ФКЗ в результате объединения двух граничащих между собой субъектов Российской Федерации — Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа с 1 декабря 2005 г. образуется новый субъект Российской Федерации — Пермский край

Указом Президента РФ от 25 июля 2003 г. N 841 в часть первую статьи 65 Конституции включено новое наименование субъекта Российской Федерации — Ханты-Мансийский автономный округ — Югра вместо наименования Ханты-Мансийский автономный округ

Указом Президента РФ от 9 июня 2001 г. N 679 в часть первую статьи 65 Конституции включено новое наименование субъекта Российской Федерации — Чувашская Республика — Чувашия вместо наименования Чувашская Республика — Чаваш республики

Указом Президента РФ от 10 февраля 1996 г. N 173 в часть первую статьи 65 Конституции включено новое наименование субъекта Российской Федерации — Республика Калмыкия вместо наименования Республика Калмыкия — Хальмг Тангч

Указом Президента РФ от 9 января 1996 г. N 20 в часть первую статьи 65 Конституции включены новые наименования субъектов Российской Федерации — Республика Ингушетия и Республика Северная Осетия — Алания вместо наименований Ингушская Республика и Республика Северная Осетия

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ

Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ

Текст Конституции на русском и английском языках воспроизведен на основе СПС «Гарант»

Текст сверен с официальным изданием Конституции Российской Федерации.

Каждый имеет право на объединение (ст. 30 Конституции России)

Право граждан на объединение включает в себя право созда­вать на добровольной основе общественные объединения для за­щиты общих интересов и достижения общих целей, право вступать в существующие общественные объединения либо воздерживать­ся от вступления в них, а также право беспрепятственно выходить из общественных объединений. Граждане имеют право создавать по своему выбору общественные объединения без предваритель­ного разрешения органов государственной власти и органов мест­ного самоуправления, а также право вступать в такие обществен­ные объединения на условиях соблюдения норм их уставов.

Создаваемые гражданами общественные объединения могут регистрироваться в порядке, установленном действующим законо­дательством, и приобретать права юридического лица либо функци­онировать без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица (статья 3 Федерального закона «Об общественных объединениях»).

Под общественным объединением понимается добровольное, са­моуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по ини­циативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объеди­нения. Учредителями, членами и участниками общественных объеди­нений, по общему правилу, могут быть граждане, достигшие 18 лет, и юридические лица — общественные объединения. Членами и участ­никами молодежных общественных объединений могут быть гражда­не, достигшие 14 лет. Членами и участниками детских общественных объединений могут быть граждане, достигшие 8 лет.

Принадлежность или непринадлежность граждан к обществен­ным объединениям не может являться основанием для ограниче­ния их прав или свобод, условием для предоставления им госу­дарством каких-либо льгот и преимуществ.

Одним из видов общественных объединений являются профсо­юзные организации, то есть добровольные общественные объеди­нения граждан, связанных общими производственными, профессио­нальными интересами по роду их деятельности, создаваемые в целях представительства и защиты их социально-трудовых прав и интере­сов. Право на создание профсоюзов для защиты своих интересов, вступления в них, свободное занятие профсоюзной деятельностью имеет каждый, достигший 14 лет и осуществляющий трудовую дея­тельность. Данное право реализуется свободно, без предваритель­ного разрешения. Профсоюзы независимы в своей деятельности от органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, работодателей, их объединений (союзов, ассоциаций), политических партий и других общественных объединений, им не подотчетны и не подконтрольны. Вмешательство в деятельность профсоюзов запре­щено.

В политической сфере наиболее значимым видом общественно­го объединения выступает политическая партия, создаваемая в це­лях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправле­ния. Членство в политической партии является добровольным и ин­дивидуальным. Членами политической партии могут быть граждане Российской Федерации, достигшие возраста 18 лет.

Гражданин Российской Федерации может быть членом только одной политической партии.

Основные законодательные акты:

  • Федеральный закон «Об общественных объединениях»;
  • Федеральный закон«О некоммерческих организациях»;
  • Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»;
  • Федеральный закон «О политических партиях».

Статья 11. Законодательство Российской Федерации о выборах и референдумах

Статья 11. Законодательство Российской Федерации о выборах и референдумах

1. Законодательство Российской Федерации о выборах составляют Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, иные федеральные законы, конституции (уставы), законы субъектов Российской Федерации, иные нормативные правовые акты о выборах, принимаемые в Российской Федерации.

2. Законодательство Российской Федерации о референдумах составляют Конституция Российской Федерации, Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации», настоящий Федеральный закон, иные федеральные законы, конституции (уставы), законы субъектов Российской Федерации, иные нормативные правовые акты о референдумах, принимаемые в Российской Федерации.

3. В случае принятия в период избирательной кампании, в период кампании референдума субъекта Российской Федерации или местного референдума закона, содержащего положения, которыми определяется порядок подготовки и проведения соответствующих выборов, референдума, либо в случае внесения в этот период в закон изменений, касающихся порядка подготовки и проведения соответствующих выборов, референдума, указанные закон и изменения применяются к выборам, которые назначены после их вступления в силу, и к референдуму, инициатива проведения которого выдвинута после вступления в силу указанных закона и изменений.

4. Если срок полномочий органа государственной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления истек или полномочия были досрочно прекращены, а соответствующий закон субъекта Российской Федерации о выборах отсутствует либо положение (положения) закона субъекта Российской Федерации не может быть применено (не могут быть применены) вследствие признания его судом недействующим и не подлежащим применению, выборы в орган государственной власти субъекта Российской Федерации, в орган местного самоуправления, в части положения (положений) закона субъекта Российской Федерации, признанного судом недействующим и не подлежащим применению, проводятся соответствующей избирательной комиссией на основе настоящего Федерального закона, иных федеральных законов, обеспечивающих реализацию права граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а в слу­чае, если имеющаяся правовая база недостаточна, в части, не урегулированной законом, также на основе указов Президента Российской Федерации.

5. Если закон субъекта Российской Федерации о референдуме субъекта Российской Федерации, о местном референдуме отсутствует либо положение (положения) закона субъекта Российской Федерации не может быть применено (не могут быть применены) вследствие признания его судом недействующим и не подлежащим применению, референдум соответствующего уровня в части положения (положений) закона субъекта Российской Федерации, признанного судом недействующим и не подлежащим применению, проводится соответствующей комиссией референдума на основе настоящего Федерального закона, иных федеральных законов, обеспечивающих реализацию права граждан Россий­ской Федерации на участие в референдума, а в случае, если имеющаяся правовая база недостаточна, в части, не урегулированной законом, также на основе указов Президента Российской Федерации.

1–2. Комментируемая статья посвящена законодательству Российской Федерации о выборах и референдумах. В ней перечислены нормативные правовые акты, которыми регулируется порядок проведения выборов и референдумов, а также устанавливаются гарантии избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации 1 . При этом перечень этих актов приводится в соответствии с их местом в иерархии нормативных актов, установленных статьями 15 и 76 Конституции Российской Федерации. Конституция Российской Федерации занимает верховенствующее место в системе российского законодательства в указанной сфере. Провозгласив свободные выборы и референдум высшим непосредственным выражением власти народа (статья 3), Конституция Российской Федерации тем самым подчеркнула определяющую роль этих институтов в реализации народного суверенитета и формировании легитимных органов публичной власти. В отличие от Конституции РСФСР 1978 года действующая Конституция Российской Федерации 1993 года не содержит специальной главы «Избирательная система», а закрепляет соответствующие положения в главах, посвященных основам конституционного строя, правам и свободам граждан, институтам государственной власти. Совокупность этих положений в их взаимосвязи с общепризнанными принципами и нормами международного права, которые впервые провозглашены составной частью российской правовой системы (статья 15), позволяет выстроить необходимые правовые ориентиры проведения выборов и референдумов, участия в них граждан и общественных объединений.

В качестве основополагающего принципа избирательной системы в ее широком смысле Конституция Российской Федерации выделяет свободные выборы, гарантией которых является право на свободу мысли и слова, свободу информации, собраний, деятельности общественных объединений (статьи 29–31), и закрепляет за гражданами Российской Федерации право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, участвовать в референдуме (часть 2 статьи 32). Изъятия из всеобщего избирательного права предусматриваются для граждан, признанных судом недееспособными, а также содержащих в местах лишения свободы по приговору суда (часть 3 статьи 32). Данные ограничения являются минимальными и соответствуют сложившейся мировой практике.

___________
1 В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2003 года «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» содержится судебное определение понятия нормативного правового акта как изданного в установленном порядке акта управомоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, устанавливающего правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанного на неоднократное применение и действующего независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом. В соответствии с Положением о порядке ведения федерального регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июня 2000 года № 904, а также Разъяснениями по применению Положения о порядке ведения федерального регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, утвержденными приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 12 января 2004 года № 5, федеральный регистр ведется в целях обеспечения контроля за соответствием нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации Конституции Российской Федерации и федеральным законам, конституционного права граждан на получение достоверной информации, создания условий для получения информации о нормативных правовых актах органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами и организациями. При этом принципами ведения федерального регистра являются достоверность, общедоступность и открытость информации, содержащейся в федеральном регистре // См.: СЗ РФ. 2000. № 49. Ст. 4826; Российская газета. 2004. 30 янв.

В Конституции Российской Федерации названы органы государственной власти – Государственная Дума и Президент Российской Федерации, которые избираются непосредственно гражданами в соответствии с федеральными законами, и установлены сроки их полномочий (статьи 81 и 96). Этим предопределяется периодичность выборов, их гласность и открытость, законодательная регламентация всех избирательных процедур. Одновременно указано, что Президент Российской Федерации избирается на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании (статья 81). Перечисленные принципы относятся не только к выборам главы государства, но и ко всем иным выборам органов власти, что нашло свое отражение в избирательном законодательстве (статьи 3–7 комментируемого Федерального закона). Путем прямых выборов не исключается формирование Совета Федерации и Конституционного Собрания, если такой порядок будет предусмотрен соответствующими законами (статьи 96 и 135 Конституции Российской Федерации). В связи с этим уместно вспомнить, что непосредственно гражданами избирались депутаты Совета Федерации первого созыва 1 , но после принятия Конституции Российской Федерации федеральный законодатель предусмотрел иные способы и механизмы формирования этой палаты 2 . Что касается Конституционного Собрания, то федеральный конституционный закон, определяющий порядок его созыва, пока не принят.

В комментируемой статье 11 упоминается только один федеральный конституционный закон, входящий в систему законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах, это – Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации». Вместе с тем и другие федеральные конституционные законы могут в той или иной мере затрагивать отношения, связанные с выборами и референдумами. Например, федеральным конституционным законом о Конституционном Собрании необходимо будет установить порядок вынесения этим органом на всенародное голосование проекта новой Конституции (статья 6 Федерального конституционного закона от 28 июня 2004 года № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации» 3 ). Процедура выдвижения инициативы о проведении регионального референдума по вопросу образования в составе Российской Федерации нового субъекта и особенности проведения агитации по данному вопросу предусмотрены Федеральным конституционным законом от 17 декабря 2001 года № 6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» (статья 11) 4 .

__________
1 См.: Положение о выборах депутатов Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в 1993 году, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 11 октября 1993 года № 1626 // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 42. Ст. 3994.
2 См.: Федеральные законы «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» от 5 декабря 1995 года № 192-ФЗ и от 5 августа 2000 года № 113-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 50. Ст. 4869; 2000. № 32. Ст. 3336.
3 СЗ РФ. 2004. № 27. Ст. 2710.
4 СЗ РФ. 2001. № 52. Ст. 4916.

Особое место в регулировании рассматриваемых отношений отводится комментируемому Федеральному закону. Являясь законом прямого действия, он одновременно выполняет функцию основ федерального законодательства о выборах и референдумах. Его нормы имеют приоритет по отношению к иным нормативным правовым актам в указанной сфере и во многом предопределяют их содержание. Первый Федеральный закон, закрепляющий на федеральном уровне основные гарантии избирательных прав граждан – Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации» – был принят в 1994 году 1 . Он носил рамочный характер и устанавливал только основные параметры реализации гражданами своих избирательных прав, исходя из того, что детальная регламентация вопросов формирования органов государственной власти и органов местного самоуправления осуществляется соответствующими федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации и уставами муниципальных образований. В дальнейшем предмет федерального регулирования в данной сфере постоянно расширялся: прежний Федеральный закон в 1997 году включил в сферу своего действия вопросы, связанные с проведением референдумов, конкретизировал избирательные процедуры и механизмы формирования региональных и местных органов власти. Аналогичной является и концепция комментируемого Федерального закона, который является третьим по счету законодательным актом, регулирующим отношения в рассматриваемой сфере (с его вступлением в силу утратил силу прежний Федеральный закон). В июле 2005 года в комментируемый Федеральный закон были внесены обширные изменения, вызванные в основном необходимостью унификации федерального законодательства о выборах и референдумах, а также учета опыта проведенных в последние годы избирательных кампаний и кампаний референдумов 2 .

В числе иных федеральных законов, прежде всего, следует назвать Федеральный закон от 10 января 2003 года № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» 3 и вступивший в силу с 7 декабря 2006 года Федеральный закон от 18 мая 2005 года № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», которыми определяются правила и процедуры проведения соответствующих выборов. Столь заблаговременное принятие Федерального закона, устанавливающего порядок избрания нового депутатского корпуса, обусловлено тем, что указанные выборы впервые будут проводиться исключительно на основе пропорциональной избирательной системы, к чему должны быть своевременно подготовлены все участники избирательного процесса.

_____________
1 СЗ РФ. 1994. № 33. Ст. 3406.
2 См.: Федеральный закон от 21 июля 2005 года № 93-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2005. № 30. Ч. 1. Ст. 3104.
3 СЗ РФ. 2003. № 2. Ст. 171.

Отношения, связанные с выборами и референдумами, регулируются также федеральными законами «О политических партиях» и «Об общественных объединениях», определяющими порядок участия коллективных политических субъектов в избирательном процессе; Уголовным кодексом Российской Федерации 1 и Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях 2 , устанавливающими ответственность за нарушение избирательных прав и права на участие в референдуме; Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации 3 , обеспечивающим порядок защиты указанных прав; а также Федеральными законами «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», определяющими порядок правового регулирования региональных и местных выборов и референдумов. Надо сказать, что в последние годы заметно увеличилось число федеральных законов, в которых нашли отражение отдельные аспекты проведения избирательных кампаний и кампаний референдумов. Данный процесс обусловлен необходимостью обеспечения согласованности соответствующих законодательных актов и исключения возможных правовых коллизий. Так, в 2003 году в Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации» 4 включены нормы о порядке приостановления выпуска средства массовой информации за нарушение законодательства о выборах и референдумах. Одновременно Федеральный закон от 11 августа 1995 года № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» 5 дополнен положением, согласно которому осуществление благотворительной деятельности в период избирательной кампании и кампании референдума наряду с данным Федеральным законом регулируется также законодательством о выборах и референдумах. Изменения, касающиеся ограничения на проведение лотерей в указанный период, внесены в июле 2005 года в Федеральный закон от 11 ноября 2003 года № 138­?ФЗ «О лотереях» 6 .

________
1 СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
2 СЗ РФ. 2002. № 1. Ч. 1. Ст. 1.
3 СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.
4 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 7. Ст. 300.
5 СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3340; 2004. № 35. Ст. 3607.
6 СЗ РФ. 2003. № 46. Ч. 1. Ст. 4434; 2005. № 30. Ст. 3104.

Конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации регулируются общие вопросы проведения региональных референдумов, формирования законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, устанавливаются, как правило, сроки полномочий избираемых органов, а также круг лиц, обладающих активным и пассивным избирательным правом. Законы субъектов Российской Федерации (в субъектах Российской Федерации, где проведена кодификация избирательного законодательства, – избирательные кодексы) призваны регламентировать порядок подготовки и проведения региональных и местных выборов и референдумов. Такая регламентация осуществляется в рамках, определенных федеральным законодателем, разграничившим полномочия между Российской Федерации и ее субъектами в рассматриваемой сфере. Следует отметить, что вовлечение в сферу федерального ведения все большего числа вопросов, связанных с выборами и референдумами, ограничивает диапазон регулирования этих правовых институтов законами субъектов Российской Федерации, что вызвало критику такого подхода в юридической литературе, а также послужило основанием для обращения в Конституционный Суд Российской Федерации, который не усмотрел в оспариваемых положениях выхода федерального законодателя за пределы своей компетенции 1 .

В числе нормативных правовых актов, регулирующих выборы и референдумы, не указываются уставы муниципальных образований. Такой пробел не случаен, поскольку уставы муниципальных образований не предусматриваются Федеральным законом от 6 октября 2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в качестве актов, которыми определяются порядок подготовки и проведения местных выборов и референдумов (пункт 10 статьи 22 и пункт 3 статьи 23).

Иные нормативные правовые акты о выборах и референдумах, упоминаемые в пунктах 1 и 2 комментируемой статьи, – это указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, акты ЦИК России и других избирательных комиссий, принятые в пределах их компетенции. В качестве примера можно привести указы Президента Российской Федерации от 23 августа 1994 года № 1723 «О разработке и создании Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы» 2 , от 28 февраля 1995 года № 227 «Об обеспечении создания, функционирования и развития Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы» 3 , от 18 августа 1995 года № 861 «Об обеспечении деятельности Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы» 4 и постановление Правительства Российской Федерации от 5 сентября 2003 года № 555 «О мерах по содействию избирательным комиссиям в организации подготовки и проведения выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и Президента Российской Федерации» 5 .

ЦИК России издает инструкции по вопросам единообразного применения федерального законодательства о выборах и референдумах, о порядке открытия и ведения счетов, учета, отчетности и перечисления денежных средств, выделенных из федерального бюджета ЦИК России и другим комиссиям на подготовку и проведение федеральных выборов и референдума Российской Федерации, утверждает Положение о государственной системе регистрации (учета) избирателей, участников референдума в Российской Федерации, устанавливает в части, не урегулированной федеральным законом, требования к ГАС «Выборы», ее эксплуатации и развитию, а также принимает иные нормативные правовые акты в соответствии с федеральным законодательством (пункт 11 статьи 16 и пункт 9 статьи 20 комментируемого Федерального закона).

______________
1 Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 ноября 1998 года № 151-О по запросу Саратовской областной Думы о проверке конституционности Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».
2 СЗ РФ. 1994. № 18. Ст. 1723.
3 СЗ РФ. 1995. № 10. Ст. 861.
4 СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3443.
5 СЗ РФ. 2003. № 37. Ст. 3596.

Комментируемый Федеральный закон не называет в качестве источников избирательного права судебные решения. Вместе с тем решения Конституционного Суда Российской Федерации обладают большей юридической силой по сравнению с признаваемыми неконституционными актами. Они содержат нормативно-интерпретационные установления, имеющие общий и обязательный характер, что в единстве с нормативными предписаниями придает этим решениям качество не индивидуального, а нормативно-интерпретационного акта как источника права 1 . Поэтому правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации напрямую руководствуются при разрешении коллизий между федеральным законом и законом субъекта Российской Федерации, а также в случаях, когда законодателем не установлено соответствующее регулирование в связи с признанием неконституционным нормативного акта или его отдельных положений 2 .

3. Комментируемый пункт закрепляет принцип неизменности нормативной правовой базы назначенных выборов и референдумов. Соблюдение этого принципа позволяет обеспечивать равные условия субъектам избирательного и референдумного процессов, вступающим в один и тот же этап выборов или референдума в разное время. Принимаемые в период избирательной кампании, кампании референдума законодательные акты, регулирующие порядок подготовки и проведения соответствующих выборов и референдумов, применяются к выборам, которые назначены после вступления в силу этих актов, и к референдумам, инициатива проведения которых выдвинута также после вступления в силу указанных актов. Данное правило нашло отражение в нормах о порядке вступления в силу комментируемого Федерального закона (статья 80) и в соответствующих нормах законов о внесении изменений в Федеральный закон 3 .

Временные рамки избирательной кампании и кампании референдума, в течение которых не могут применяться указанные акты, определены подпунктами 19 и 34 статьи 2 комментируемого Федерального закона. Анализ этих положений в их взаимосвязи с положениями комментируемого пункта и статьи 71 комментируемого Федерального закона, определяющей основания назначения и сроки проведения повторных и дополнительных выборов, позволяет сделать вывод, что данное правило распространяется как на основные, так и на повторные и дополнительные выборы. В то же время в ходе повторных выборов, назначенных в случаях, когда по результатам основных выборов представительный орган власти не был сформирован в правомочном составе, не могут применяться новые правила подведения итогов голосования.

______________
1 См.: Конституция Российской Федерации в решениях Конституционного Суда России. М.: Институт права и публичной политики, 2005. С. 9.
2 Вместе с тем необходимо отметить, что в соответствии со статьей 248 ГПК РФ, которая регулирует общие положения производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, и, следовательно, распространяется и на производство по делам об оспаривании нормативных правовых актов, а также в соответствии со статьями 251 и 253, которые регулируют порядок рассмотрения заявлений о признании нормативных правовых актов противоречащими полностью или частично федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, суд в порядке абстрактного нормоконтроля не связан основаниями и доводами заявленных требований и проверяет законность оспариваемых норм в полном объеме.
3 См., например: статью 15 Федерального закона от 21 июля 2005 года № 93-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2005. № 30. Ч. 1. Ст. 3104.

К такому выводу пришел Конституционный Суд Российской Федерации, указав, что изменение правил подсчета голосов на повторных выборах, являющихся продолжением уже начавшегося процесса формирования представительного органа, нарушает принцип равного избирательного права 1 . Таким подходом следует руководствоваться законодателю субъекта Российской Федерации, в том числе в процессе приведения своего законодательства о выборах в соответствии с комментируемым Федеральным законом. Надо сказать, что на практике возможны и иные случаи, когда в ходе повторных или дополнительных выборов не могут применяться в полном объеме новые нормы, регулирующие порядок их проведения. Так, ранее отмечалось, что в связи с унификацией законодательства о выборах и референдумах в комментируемый Федеральный закон были внесены изменения, вступившие в силу в августе 2005 года. При этом унификация не затронула действовавший в тот период Федеральный закон от 20 декабря 2002 года № 175-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», поскольку новый состав Государственной Думы будет формироваться по иным правилам, предусмотренным Федеральным законом от 18 мая 2005 года № 51-ФЗ. В этой ситуации, когда одновременно действовали два федеральных закона (комментируемый Федеральный закон в уточненной редакции и Федеральный закон от 20 декабря 2002 года № 175-ФЗ), имеющие расхождения в регулировании ряда избирательных процедур, не связанные с особенностями выборов в Государственную Думу, проведение дополнительных выборов осуществлялось в том числе и по тем правилам, по которым избирался основной состав Государственной Думы. Такой подход был обусловлен необходимостью соблюдения принципа равного избирательного права при формировании Государственной Думы в рамках одного созыва.

4–5. Положения комментируемых пунктов направлены на обеспечение гарантий избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации в случае, если в субъектах Российской Федерации нет необходимой правовой базы для проведения региональных и местных выборов и референдумов. При отсутствии такой базы пробелы в законодательстве субъектов Российской Федерации могут быть восполнены нормативными правовыми актами федерального уровня, включая указы Президента Российской Федерации. В рассматриваемых пунктах 4–5 выделяются следующие ситуации, когда указанные выборы и референдумы проводятся на основании федеральных нормативных правовых актов:

а) если срок полномочий органа государственной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления истек или полномочия были досрочно прекращены, а соответствующий закон субъекта Российской Федерации о выборах отсутствует либо положения имеющегося закона не могут быть применены вследствие признания их судом недействующими и не подлежащими применению;

________
1 См.: постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июля 1995 года № 9-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 42 Закона Чувашской Республики от 24 ноября 1993 года «О выборах депутатов Государственного Совета Чувашской Республики» в редакции от 26 августа 1994 года // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2860.

б) если отсутствует закон субъекта Российской Федерации о референдуме субъекта Российской Федерации, о местном референдуме либо положения имеющегося закона не могут быть применены вследствие признания их судом недействующими и не подлежащими применению.

Отсутствие закона о выборах или референдуме может быть вызвано его отменой в установленном порядке, признанием его не соответствующим Конституции Российской Федерации (статья 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» 1 ), а также тем обстоятельством, что такой закон вообще не принимался, в том числе из-за отсутствия в субъекте Российской Федерации органов власти, правомочных принимать законы. Такая ситуация существовала, например, в Чеченской Республике, где референдум по принятию Конституции Чеченской Республики и республиканских законов «О выборах Президента Чеченской Республики» и «О выборах в Парламент Чеченской Республики» проводился на основании Указа Президента Российской Федерации 2 , а также в Пермском крае, образованном в результате объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа, где на основании Указа Президента Российской Федерации от 3 декабря 2006 года были проведены выборы Законодательного Собрания Пермского края первого созыва 3 . В связи с начавшимся процессом образования в составе Российской Федерации новых субъектов в этих субъектах еще только предстоит сформировать свои органы государственной власти и принять законы о выборах и референдумах 4 . В настоящее время в условиях сформировавшейся законодательной базы проведение выборов и референдумов на основе указов Президента Российской Федерации допустимо только в тех случаях, когда имеющиеся правовое регулирование не позволяет обеспечить в полном объеме реализацию гражданами своих избирательных прав и права на участие в референдуме. Правомерность включения указанных положений в комментируемый Федеральных закон основывается на правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, признавшего не противоречащим Конституции Российской Федерации издание Президентом Российской Федерации указов, восполняющих пробелы в правовом регулировании по вопросам, требующим законодательного решения, при условии, что их действие во времени ограничивается периодом до принятия соответствующих законодательных актов 5 .

___________
1 СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.
2 См.: Указ Президента Российской Федерации от 12 декабря 2002 года № 1401 «Об утверждении Положения о проведении референдума Чеченской Республики по проекту Конституции Чеченской Республики, проектам законов Чеченской Республики «О выборах Президента Чеченской Республики» и «О выборах в Парламент Чеченской Республики» // СЗ РФ. 2002. № 50. Ст. 4942.
3 См.: Указ Президента Российской Федерации от 19 апреля 2006 года № 402 «Об утверждении Положения о выборах депутатов Законодательного Собрания Пермского края первого созыва» // СЗ РФ. 2006. № 17. Ст. 1821.
4 См.: федеральные конституционные законы от 25 марта 2004 года № 1-ФКЗ «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа» (СЗ РФ. 2004. № 13. Ст. 1110) и от 14 октября 2005 года № 6-ФКЗ «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта в результате объединения Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа» // СЗ РФ. 2005. № 42. Ст. 4212.
5 См.: постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30 апреля 1996 года № 11-П по делу о проверке конституционности пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 года № 1969 «О мерах по укреплению единой системы исполнительных органов государственной власти в Российской Федерации» и пункта 2.3 Положения о главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа Российской Федерации, утвержденного названным Указом Президента Российской Федерации // СЗ РФ. 1996. № 19. Ст. 2320.

Конституция РФ: Менять нельзя оставить

Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин опубликовал в «Российской газете» пространную статью «Буква и дух Конституции». В ней он призвал к развитию правового потенциала Конституции. Есть ли в современной Конституции потенциал развития, и отвечает ли она особенностям развития России?

Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин опубликовал в «Российской газете» пространную статью «Буква и дух Конституции». В ней он призвал к развитию правового потенциала Конституции. Есть ли в современной Конституции потенциал развития, и отвечает ли она особенностям развития России?

Серьезный разговор об Основном Законе страны, о Конституции, начатый или предложенный обществу к обсуждению председателем Конституционного Суда, более чем важен.

Общий посыл статьи Валерия Зорькина, что «изменить структуру жизни с помощью одних лишь юридических решений — это наивный идеализм» и что «правовой потенциал Конституции» нужно развивать, вполне логичен для одного из глав судебной ветви власти в нашей Федерации.

За последние сто республиканских лет мы имели уже пять Конституций (1918-го, 1924-го, 1936-го, 1977-го и 1993-го годов). Их смена была абсолютно безболезненна в нашем обществе и отражала в основном правовые социалистические или либеральные мировоззренческие установки.

В этом году будет своеобразный юбилей, 25 лет принятия Конституции РФ. В наших реалиях конституции живут недолго, от 6 лет до 31 года. Так что современную конституцию можно считать почти за долгожителя.

Валерий Зорькин. Фото: www.globallookpress.com

Современная «Конституция, — утверждает Валерий Зорькин, — важнейший фактор поддержки и укрепления национальной идентичности, обусловленной историческими, социокультурными и геополитическими особенностями развития России».

Так ли это? Особенно в части «укрепления национальной идентичности, обусловленной историческими, социокультурными и геополитическими особенностями развития России»?

Нужно ли её менять? Или действующий Основной Закон можно усовершенствовать? И как это видится председателю Конституционного Суда?

Нужна ли нам система сдержек и противовесов для президента?

«У нашей Конституции есть недостатки», — говорит уважаемый судья. И тут же перечисляет несколько основных.

Первым недостатком Валерий Зорькин называет отсутствие в современной Конституции

должного баланса в системе сдержек и противовесов, крен в пользу исполнительной ветви власти, недостаточную четкость в распределении полномочий между президентом и правительством.

Эта одна из основных догм либерально-демократической правовой мысли. Уйдя от единства Верховной монархической власти, все республиканские конституции убеждены, что в каждой стране власть должна представлять собой три независимые друг от друга ветви: исполнительную, законодательную и судебную.

Подобное убеждение имеет своим корнем понимание того, что демократическая Верховная власть — народ — в реальной жизни править и управлять ничем не может. А потому и создаётся целая тяжеловесная система сдержек, противовесов и всевозможных выборов, чтобы хоть как-то создать хотя бы и временные властные органы управления в государстве.

Прямого управления народом, прямой демократии нигде никогда не было, нет и не предвидится. Для этого, как писал Руссо, необходимы совершенно невыполнимые в человеческих обществах условия. В республике должны все друг друга знать. Все должны быть предельно политически и экономически равны между собою. Должны отсутствовать любые партии и всякая партийная пропаганда. И только тогда каждый избиратель будет свободно принимать государственные решения. Сообразуясь в этом социально-информационном «вакууме» не с влиянием на него чужой пропаганды, а только со своей совестью.

Потому-то при отказе от Монархии и невозможности чистой демократии наше общество и было отдано на откуп различным партиям, партийной пропаганде и всевозможным выборам.

А демократические юристы заняты более или менее тщетными попытками ограничить свободу действий исполнительной президентской власти в её совершенно естественных властных компетенциях.

Пока, слава Богу, реальная президентская власть не перегружена всевозможными юридическими гирями сдержек и противовесов. Быть может, именно это и даёт ей определённую мобильность в принятии государственных решений, а также мощь и единство силы, схожую с монархической.

Органы самоуправления и разграничение полномочий между субъектами и Федерацией

С другим существенным недостатком, с 12 статьёй Конституции, дающей «повод к противопоставлению органов местного самоуправления органам государственной власти» надо полностью согласиться с уважаемым конституционным судьёй. Действительно, конституционная декларация, что «органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти», зачем-то создаёт на нижнем уровне альтернативную государству структуру.

Также невозможно не согласиться с Валерием Зорькиным и в том, что в современной Конституции существуют аномальные нормы «в разграничении предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами». Отражающие реалии 1990-х годов, когда Ельцин предлагал регионам брать суверенитета столько, сколько смогут взять. И что мы до сих пор расхлёбываем в отношениях с элитами некоторых республик, особенно Татарстана.

Например, жуткая 66 статья, которая прописывает равные права Федеративного центра и региона при каких-либо изменениях в статусе субъекта Федерации. Та же статья в республиках видит конституции, а в других субъектах только уставы.

Не менее оригинальна статья 68, в пункте 2 декларирующая следующее:

Республики вправе устанавливать свои государственные языки.

Согласно ей, Татарстан продолжает чихать на статус русского языка у себя, заставляя все национальности учить татарский на их территории. Статьи 71 и 72 гарантируют защиту «прав национальных меньшинств», но ничего не говорят о правах национального большинства, да и вообще Конституция не упоминает о русских. Феноменальна статья 76, в пункте 6 оговаривающая верховенство права субъекта:

В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.

Социально-экономическая дифференциация и революция?

В статье конституционного судьи немалое место уделено экономическому расслоению современного общества. Он говорит о большой разнице, в 17 раз, между доходами 10% самых богатых и 10% самых бедных в нашем демократическом обществе.

И в связи с этим вспоминает революцию 1917 года, которая, как ему кажется, была порождена «глубоким социально-экономическим расколом внутри российского общества».

Безусловно, любые революции разогреваются, в том числе и на огне экономического недовольства. Но как выяснил профессор Борис Миронов, в Российской Империи децильный коэффициент неравенства перед революцией составлял цифру 6 (См.: журнал СОЦИС, №8, 2014), между тем как тогда во Франции он был 12, в США эта цифра доходила до 16–18, а в Великобритании — до 35 (в 1850-е годы вообще было 74). Ни в аристократической Великобритании, ни в республиканских США и Франции это не привело к революции.

Самые состоятельные английские аристократы и американские олигархи были значительно богаче русского Императора и Великих князей Российской Империи.

Монархия, действительно, выгоднее для средних слоев, а республика для богатых.

Революция же есть кризис духовно-мировоззренческий, политический, а не сугубо экономический.

Имперский коэффициент 6 вполне соотносится с цифрами 3-5 в разные советские времена. Причем коэффициент 3 получен коммунистами в первые десятилетия за счет расстрелов, массовых репрессий, экспроприаций золота и прочей собственности, а также большой эмиграции состоятельных слоев населения.

Позже общество оклемалось после Ленина и Сталина, и коэффициент стал расти. Правда, нужно сказать, что есть ложь, есть большая ложь, а есть статистика, а есть ещё и следующая стадия запредельного вранья — советская статистика. И она, естественно, не брала в расчёт ни цеховиков, ни прочих тайных миллионеров, которые потом вкладывали накопленное в советские годы в перестроечные кооперативы.

Отражает ли наша Конституция «особенности развития России»?

Современная «Конституция, — по мнению Валерия Зорькина, — важнейший фактор поддержки и укрепления национальной идентичности, обусловленной историческими, социокультурными и геополитическими особенностями развития России».

Фраза сама по себе очень правильная. Но вот где отражены все перечисленные особенности в Конституции 1993 года? Что в ней от советских конституций ещё можно найти, а вот что от Основных Законов Российской Империи? Как она связана с тысячелетним опытом русского государства?

Конституция 1993 года описывает общество, учреждённое в «чистом поле», людьми, долго кочевавшим по чужим странам и уже ничего не помнящими о своей давно покинутой Родине.

Где в Конституции — Православие, духовно основавшее нашу цивилизацию? Где хотя бы декларация о тысячелетней истории русского государства? Где сам русский народ?

Фото: VladKol / Shutterstock.com

Валерий Зорькин очень правильно пишет, что

права меньшинств могут быть защищены в той мере, в какой большинство с этим согласно. Нельзя навязывать всему обществу законодательную нормативность, отрицающую или ставящую под сомнение базовые ценности общего блага, разделяемые большинством населения страны.

Но в современной Конституции есть понятие «национальные меньшинства», но нет понятия «национальное большинство». Если же он имеет в виду религиозное, политическое, культурное или, например, сексуальное большинство, то и их там нет. В Конституции вообще нет понятия «большинство». Хотя вроде бы и сама Конституция принята голосованием какого-то большинства.

К величайшему сожалению, Конституция 1993 года представляется обычной либерально-позитивистской конструкцией без учета каких-либо национальных особенностей и историко-юридических традиций. Да к тому же исполнена она на очень скромном юридическом уровне, что и показали дальнейшие поправки.

Перефразируя выдающегося русского историка Николая Карамзина о современной Конституции, можно сказать, что «она стала гражданином мира, но перестала быть, в некоторых статьях, гражданином России».

Например, статья 15 пункт 4: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Или, например, Статья 62: «1. Гражданин Российской Федерации может иметь гражданство иностранного государства (двойное гражданство) в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации. 2. Наличие у гражданина Российской Федерации гражданства иностранного государства не умаляет его прав и свобод».

Председатель Конституционного Суда понимает эту несообразность, хотя и не в полной мере, и пишет:

доктрина конституционной идентичности, над которой всем нам еще предстоит много работать, может служить тем «водоразделом», который потенциально способен разделить приемлемые и подчас желанные изменения внутреннего конституционного правопорядка — и те принципы, которыми государства, признавшие обязательную юрисдикцию наднациональных органов, поступаться не могут и не должны.

В заключение не могу не сказать и о самой распространенной несообразности. Нам часто говорят, что закон должен быть превыше всего, в том числе и выше государственной власти. Но может ли какой-нибудь Суд, хоть и называющийся конституционным, в полной мере блюсти неприкосновенность Закона, без той же Власти. Вспомните хотя бы 1993 год и игнорирование Ельциным Конституционного Суда.

К счастью или к сожалению, но закон сам по себе без мощной власти не способен производить в такой громадине, как Российское государство «единство властных действий» и неотвратимость применения и соблюдения закона. А потому Верховная Власть всегда будет выше любого писанного людьми закона.