Наемничество это преступление международного характера

Преступления международного характера

Агрессия – одно из наиболее опасных преступлений международного характера.

В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. под агрессией понимается применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо иным способом, не совместимым с уставом ООН.

Применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава ООН является свидетельством акта агрессии.

Актом агрессии является:

  1. вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такой агрессии, или любая иная агрессия с применением силы на территории другого государства или части ее;
  2. применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;
  3. действие государства, которое позволяет, чтобы его территория использовалась другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;
  4. бомбардировка вооруженными силами одного государства территории другого государства или применение оружия против другого государства;
  5. нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские и воздушные флоты другого государства;
  6. засылка одним государством вооруженных бандформирований, вооруженных групп, регулярных сил наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них.

К преступлениям международного характера относится рабство.

В соответствии с Конвенцией относительно рабства 1926 г. рабство – состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них.

Государства, участвующие в Конвенции, обязались:

  1. пресекать торговлю невольниками;
  2. добиваться отмены рабства во всех его проявлениях;
  3. принимать меры для соответствующего наказания этих правонарушений.

Другим видом международных преступлений является геноцид. Согласно Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него 1948 г. геноцид, совершаемый в мирное время или в военное, является преступлением, нарушающим международное право. Лица, обвиняемые в совершении геноцида, должны быть судимы судом того государства, на территории которого произошло это преступление, или международным судом.

Международным преступлением также является наемничество. Согласно протоколу 1 к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г. наемник – лицо, которое:

  1. специально завербовано на месте военных действий, для того чтобы участвовать в конфликте;
  2. участвует в военных действиях, руководствуясь желанием получить выгоду;
  3. не входит в личный состав вооруженных сил сторон, которые участвуют в конфликте.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ МИРА
И БЕЗОПАСНОСТИ ПО УК РФ

В международном праве с середины XX века прочно утвердился принцип уголовной ответственности физических лиц, виновных в совершении международных преступлений. При этом под термином «международные преступления» понимаются как преступления против мира и безопасности человечества, так и преступления международного характера(1). Причем первые не только попадают под юрисдикцию отдельных государств, но и могут становиться постоянным предметом разбирательства Международного уголовного суда в соответствии с прямым действием норм международного права(2).

Обе подгруппы международных преступлений нашли свое отражение в международных конвенциях, поэтому носят конвенционный характер. Впервые принцип уголовной ответственности за международные преступления был подтвержден и реализован в ходе Нюрнбергского процесса над военными преступниками гитлеровской Германии. В приговоре Нюрнбергского международного военного трибунала от 01.10.1946 отмечалось, что преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путем наказания отдельных лиц, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены установления международного права.

В этой связи основополагающее значение для обеспечения мира и защиты человеческой личности приобретает включение в УК РФ самостоятельного раздела об ответственности за преступления против мира и безопасности человечества (под ними мы понимаем международные преступления в собственном смысле).

В разделе XII УК РФ содержится девять составов международных правонарушений, основными источниками криминализации которых являются Устав Международного военного трибунала (Нюрнбергского) от 08.08.1945(3) и Международная конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. (далее — Конвенция о геноциде). Установление ответственности за преступления против мира и безопасности человечества соответствует международно-правовому принципу мирного сосуществования государств.

Раздел XII УК РФ представляет собой своеобразную кодификацию норм о международных преступлениях на уровне национального уголовного законодательства, практически полную рецепцию положений международно-правовых актов.

Уголовная ответственность устанавливается: за планирование, подготовку, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353); реабилитацию нацизма

(ст. 354.1)(1) публичные призывы к развязыванию агрессивной войны (ст. 354); производство или распространение оружия массового поражения (ст. 355); применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356); геноцид (ст. 357); экоцид (ст. 350); наемничество (ст. 359); нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360).

Российские исследователи единодушны в том, что «ядровым» преступлением против мира и безопасности человечества является геноцид(2). Многие ученые отмечают, что, по существу, именно с определения пре­ступности геноцида и наказуемости этого деяния в международно-правовых актах начался процесс формирования международного уголовного права как юридического феномена мировой культуры(3).

В теории уголовного права первое время геноцид трактовался трояко: как физический (уничтожение людей), биологический (предотвращение появления детей на свет) и национально-культурный (уничтожение традиционной этнической культуры)(4).

В статье II Конвенции о геноциде было сформулировано понимание геноцида как совершения действий «с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую»:

а) убийство членов такой группы;

б) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

в) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

г) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

д) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

В таком виде диспозиция статьи, предусматривающей данное преступление, была реципирована в УК РФ (за исключением замены терминов «предумышленный» на «умышленный» и «серьезные телесные повреждения» на «тяжкий вред здоровью»).

Статья 353 УК РФ устанавливает ответственность за планирование, подготовку, развязывание и ведение агрессивной войны, не раскрывая термина «агрессия». Представляется, что уголовное законодательство должно воспринять не только указанный перечень деяний, но и официальное международно-правовое определение агрессии как «применения вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, не совместимым с Уставом Организации Объединенных Наций»(5).

В свою очередь, ст. 2 Устава ООН предписывает, чтобы все государства—члены ООН разрешали свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость. Примечательно, что международно-правовые акты, в том числе и проект Международного кодекса, не предусматривают уголовную ответственность отдельно за публичные призывы к развязыванию агрессивной войны. В этом отношении отечественное уголовное законодательство, на наш взгляд, выгодно отличается от установлений международно-правовых актов императивного характера.

Международному праву знакомо определение угрозы агрессией (ст. 16 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1991 г.) как заявления, сообщения, демонстрации силы или любой иной меры, которые дают правительству какого-либо

государства «веские основания полагать, что серьезно рассматривается возможность агрессии против этого государства». Причем такая угроза может исходить только от руководителя государства или по его приказу. Однако именно такая ситуация охватывается квалифицированным составом ст. 354 УК РФ.

Ответственность за производство или распространение оружия массового поражения (ст. 355 УК РФ) устанавливается в силу предписания целого ряда конвенций и договоров, среди которых нужно в первую очередь назвать следующие:

Договор о нераспространении ядерного оружия. Одобрен Генеральной Ассамблеей ООН 12.06.1968, открыт для подписания 01.07.1968;

Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения (Договор по морскому дну). Принят резолюцией 2660 (XXV) Генеральной Ассамблеи ООН от 07.12.1970;

Конвенцию о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) оружия и токсинного оружия 1972 г.;

Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г.

Уголовная ответственность за применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356 УК РФ) наступает за применение запрещенных договором Российской Федерации видов оружия массового поражения (к ним, в силу конвенционных предписаний, относятся химическое, биологическое и токсинное оружие), а также за применение запрещенных международным правом средств и методов ведения войны.

Последнее предписание имплементировано сразу из нескольких международно-правовых источников.

Источниками определения преступности применения тех или иных средств и методов ведения войны служат:

Женевская конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях 1949 г.;

Женевская конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море 1949 г.;

Женевская конвенция об обращении с военнопленными 1949 г.;

Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны 1949 г.;

Дополнительные протоколы I и II 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г.;

Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 г.;

Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбира­тельное действие 1981 г.;

Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) оружия и токсинного оружия 1972 г.;

Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничто­жении 1993 г.;

другие международно-правовые акты.

На настоящий момент в наиболее завершенной форме военные преступления определены в Римском статуте Международного уголовного суда 1998 г. Римский статут Международного уголовного суда упоминает среди военных преступлений в международных конфликтах не только серьезные нарушения Женевских конвенций, но и 26 серьезных нарушений законов и обычаев войны, большинство из которых государства рассматривают в качестве преступлений еще со времен Второй мировой войны.

Международное право не знает нормативного определения понятия экоцида, оно выработано доктриной международного права после войны США во Вьетнаме(1). Поэтому формулировка этого

преступления в ст. 358 УК РФ является «изобретением» отечественного законодателя. Тем не менее она корреспондирует с международно-правовым запретом на «военное или любое иное враждебное использование» средств воздействия на природную среду, которое имеет «широкие, долгосрочные или серьезные последствия»(1).

Определение наемника, содержащееся в ст. 359 УК РФ, является полностью реципированным из ст. 47 Дополнительного протокола I 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г. Состав наемничества в целом имплементирован из Конвенции о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников 1989 г.(2)

Согласно указанным документам «наемник» определяется как лицо, обладающее следующими обязательными признаками:

а) не являющееся гражданином страны, находящейся в военном конфликте, либо постоянно не проживающее на территории, контролируемой стороной, находящейся в военном конфликте;

б) не посланное никаким государством для выполнения официальных обязанностей в составе его вооруженных сил;

в) как правило, специально завербованное за границей для участия в вооруженном конфликте;

г) стремящееся получить личную выгоду (материальное вознаграждение) от участия в военном конфликте.

Под непосредственным влиянием норм международного права (в первую очередь ст.ст. 1—3 Конвенции о предотвращении и наказании преступлений про­тив лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов 1973 г.) в УК РФ введена норма об уголовной ответственности за нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360 УК РФ).

Таким образом, уголовная ответственность за «международные преступления» введена в УК РФ путем рецепции либо имплементации конвенционных норм международного права и соответствует принципу мирного сосуществования государств и мирного разрешения международных споров.

Вместе с тем раздел XII УК РФ содержит ряд существенных упущений и пробелов. Так, международное право предписывает объявлять «караемым по закону преступлением» всякое распространение идей о расовом превосходстве и любые акты расовой дискриминации (ст. 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1966 г.). К их числу проект Международного кодекса относит апартеид (ст. 20) — любые акты, основанные на политике и практике расовой сегрегации, совершаемые с целью установления и поддержания господства одной расовой группы над какой-либо другой расовой группой. О необходимости установления уголовной ответственности за апартеид (расовую сегрегацию) заявляет Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г. К тому же норма об уголовной ответственности за апартеид должна быть реципирована во внутреннее законодательство в силу предписания названной Конвенции.

Кроме того, в качестве международных преступлений названный Проект предписывает установить систематические и массовые нарушения прав человека. Представляется, что эти нормы международного права должны найти непосредственное закрепление в разделе XII УК РФ.

Международные преступления и преступления международного характера

В развитии международного уголовного права международные уголов­ные преступления претерпели определенные метаморфозы. Так, сейчас в качестве основных составов этих преступлений выступают начало и веде­ние агрессивной войны, использование оружия массового поражения, на­рушение законов и обычаев войны (вероломство, убийство мирных жите­лей, неправомерное использование защитных эмблем и т. п.), геноцид, эко­цид, наемничество, нападение на лиц и учреждения, пользующихся между­народной защитой (дипломатические представительства, Международный комитет Красного Креста и т. п.).

Однако проходившая в 1927 г. в Варшаве Международная конференция по унификации уголовного законодательства отнесла к международным пре­ступлениям лишь те, что сейчас называются преступлениями международно­го характера (фальшивомонетничество, наркоторговля и др.). Уже во время Второй мировой войны в Лондоне была организована Комиссия по расследо­ванию преступлений, которая разделила международные преступления на че­тыре группы, и они приобрели современное понимание. Это:

1) подготовка и ведение агрессивной войны или любых других актов агрессии;

2) нарушение законов и обычаев войны;

3) все преступления, совершенные как в самой стране, так и за пределами этой страны, направленные на уничтожение расы, народа или политической партии;

4) преступления, совершенные после прекращения военных действий в целях предотвращения восстановления мира (терроризм и т. д.).

Иногда в качестве вида международных преступлений отдельно выде­ляют так называемые конвенционные, состав которых установлен между­народными конвенциями.

Преступления международного характера в отличие от международных преступлений имеют свой особенный объект — они посягают на мирное со­трудничество в различных областях отношений (экономической, социально­культурной, имущественной и т. д.), а также причиняют ущерб физическим и юридическим лицам различных государств. Ответственность за эти преступ­ления может быть предусмотрена международными договорами, но они тре­буют обязательной имплементации во внутреннее право. Наказание за эти преступления осуществляется государствами в рамках своей юрисдикции. Чаще всего к преступлениям международного характера относят угон само­летов, контрабанду, фальшивомонетничество, пиратство, производство и рас­пространение наркотиков и т. п.

В последнее время появился еще один термин — «трансграничное престу­пление». Чаще всего трансграничным называют общеуголовное преступле­ние, причинившее ущерб интересам физических и юридических лиц различ­ных государств (распространение ущерба за пределы одного государства) ли­бо совершенное на территории нескольких государств. Трансграничный ха­рактер приобретает организованная преступность. Преступные организации и синдикаты могут совершать и преступления международного характера, и трансграничные преступления.

Расширение сферы вмешательства международного права в области уголов­ной юрисдикции показывает, что на сегодняшний день в сотрудничестве госу­дарств появляются все новые и новые направления. Так, например, борьба с ле­гализацией доходов от преступной деятельности неразрывно связана с борьбой с трансграничной преступностью и преступлениями международного характера. Актуальным для государств является сотрудничество в области борьбы с кор­рупцией, поскольку это обеспечивает в том числе и развитие инвестиционных отношений, построение гражданского общества в развивающихся государствах.

Объект наемничества как предмет уголовно-правового анализа

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Статья просмотрена: 982 раза

Библиографическое описание:

Чочуева З. А. Объект наемничества как предмет уголовно-правового анализа [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, ноябрь 2012 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2012. — С. 91-93. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/43/2594/ (дата обращения: 20.11.2018).

Похожие статьи

Экстремизм как угроза государственной целостности Российской.

Российская Федерация, экстремизм, территориальная целостность, национальная безопасность, экстремистская направленность, конституция РФ, общественная безопасность, конституционный строй.

Кибертерроризм как угроза основам конституционного строя.

Данные видеоматериалы, как правило, преследуют цель запугать

информационная безопасность., кибертерроризм, компьютерная преступность, киберугрозы.

В конце 2013 года в УК РФ была введена ст. 280.1, содержание которой направлено, по смыслу.

Преступления против безопасности государства по УК.

Объект преступлениябезопасность государства и его независимость.

— М.: Международные отношения.

Опубликовано в. В УК РФ закреплено понятие преступления против военной службы (ст. 331), предполагающее.

Актуальные вопросы противодействия кибертерроризму

Полагаем, что следует добавить в Главу 24 «Преступления против общественной безопасности» Уголовного кодекса РФ новый состав преступления, устанавливающий уголовную ответственность за кибертерроризм.

Подстрекательство как самостоятельное преступление

Применительно к такому преступлению, как публичные призывы к терроризму эти факторы подтвердил и Конституционный Суд РФ.

Их наличие в УК РФ порождает конкуренцию норм, которая, по общему правилу, должна рассматриваться с позиций конкуренции общей и.

Уголовная ответственность за посягательства на представителей.

Глава 32 Уголовного Кодекса РФ «Преступления против порядка управления» открывается статьями, охраняющими

Примером такого государства может послужить Республика Казахстан. Так, ч. 2 ст. 321 УК Республики Казахстан устанавливает повышенную.

общественная безопасность, УК РФ, УК РСФСР.

Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: ЮРКНИГА. терроризм, УК РФ, общественная безопасность, террористическая деятельность, террористический акт, устрашение населения, устранение.

Соотношение понятий «общественная безопасность».

общественная безопасность, общественный порядок, Российская Федерация, общественное спокойствие, УК РФ, хулиганство, отношение, состояние защищенности, преступление, национальная безопасность.

О соотношении понятий «общественная безопасность».

В уголовном законодательстве термин «общественный порядок» впервые был закреплен в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. в гл. 10 «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения».

9.2. Международные преступления и преступления международного характера

Основные составы международных преступлений определены Уставами Международных военных трибуналов, учрежденных после Второй мировой войны (Нюрнбергским и Токийским). Их универсальное значение было подтверждено Резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 1946 и 1947 гг., а также Уставами трибуналов для Югославии и Руанды и Статутом Международного уголовного суда.

1) преступления против мира;

2) военные преступления;

3) преступления против человечности.

В соответствии со ст. 6 Устава Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран (Нюрнбергского трибунала) к преступлениям против мира были отнесены: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, или участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из вышеуказанных действий.

В Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. «Определение агрессии» под агрессией понимается применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо иным способом, несовместимым с Уставом ООН.

Применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава ООН является prima facie свидетельством акта агрессии.

В качестве акта агрессии квалифицируются:

1) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;

2) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия против другого государства;

3) блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства; нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы или морские и воздушные флоты другого государства;

4) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;

5) действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;

6) засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп и регулярных сил наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них.

Международным преступлением признано наемничество, которое согласно ст. 47 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающейся защиты жертв международных вооруженных конфликтов 1977 г., определяется как лицо, которое:

1) специально завербовано на месте военных действий или за границей для того, чтобы участвовать в вооруженном конфликте;

2) фактически принимает участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду. При этом материальное вознаграждение должно существенно превышать вознаграждение, выплачиваемое комбатантам того же ранга и функций, входящим в состав вооруженных сил данной стороны. Форма вознаграждения может быть различной (регулярные или разовые выплаты, скажем, за каждого убитого и т.п.);

3) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;

4) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте;

5) не послано государством, не являющимся воюющей стороной, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав вооруженных сил. Этим наемники отличаются от военных советников, направленных на службу в иностранную армию по специальному соглашению между государствами и не принимающих непосредственного участия в военных действиях.

Наемники являются военными преступниками и не могут ссылаться на положения Женевских конвенций 1949 г. На них не распространяется режим военного плена. Наемники привлекаются к ответственности как в рамках национальной юрисдикции, так и специально созданными международными трибуналами.

В соответствии с Конвенцией о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников 1989 г. к наемникам относят не только лиц, непосредственно участвующих в вооруженных конфликтах, но и лиц, завербованных для участия в заранее запланированных актах насилия, направленных на свержение правительства какого-либо государства, подрыв его конституционного порядка или нарушение его территориальной целостности и неприкосновенности. Преступными признаются также действия лиц, осуществляющих вербовку, использование, финансирование и обучение наемников, а также покушение и соучастие в такого рода действиях.

Военные преступления представляют собой преступные нарушения законов или обычаев войны. Устав Нюрнбергского военного трибунала отнес к ним следующие преступления: убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; разграбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью, и др.

Затем понятие военных преступлений было конкретизировано в Женевских конвенциях о защите жертв войны от 12 августа 1949 г.: об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях; об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море; об обращении с военнопленными; о защите гражданского населения во время войны.

К преступлениям против человечности относятся: убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим мотивам в целях осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции трибунала, независимо от того, являлись эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.

Нюрнбергский перечень преступлений против человечности был дополнен Уставами трибуналов для Югославии и Руанды такими преступлениями, как пытки, заключение в тюрьму, изнасилования, преследования по расовым или религиозным мотивам.

Среди международных преступлений также следует отметить и геноцид, который согласно Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г.

1) убийство членов этой группы;

2) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

3) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

4) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

5) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

По Конвенции наказуемы как сам геноцид, так и заговор с целью совершения геноцида, прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида, покушение на совершение и соучастие в геноциде.

Лица, обвиняемые в совершении геноцида, должны быть судимы судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или Международным уголовным судом.

Выделяют также и преступления международного характера (конвенционные преступления), составы которых предусмотрены конвенциями, обязывающими участвующие в них государства ввести соответствующие нормы в свое национальное уголовное право, и, соответственно, в случае конвенционных преступлений приговор выносится на основе национального уголовного права. В отличие от преступлений по общему международному праву, список конвенционных преступлений достаточно обширен, поэтому целесообразна их классификация:

1) преступления, являющиеся проявлением международного терроризма (захват воздушных судов и другие незаконные действия, направленные против безопасности гражданской авиации; захват заложников; преступления против лиц, пользующихся международной защитой; незаконные захват и использование ядерного материала; пиратство и другие незаконные акты, направленные против безопасности морского судоходства);

2) преступления, посягающие на свободу человека (рабство и работорговля; торговля женщинами и детьми). Так, согласно Конвенции относительно рабства 1926 г. (с изменениями 1953 г.) рабство — это состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них. Торговля невольниками включает в себя всякий акт захвата, приобретения или уступки человека с целью продажи его в рабство; всякий акт приобретения невольника с целью продажи его или обмена; всякий акт уступки путем продажи или обмена невольника, приобретенного с целью продажи или обмена, равно как и вообще всякий акт торговли или перевозки невольников (ст. 1). Государства — участники Конвенции обязались: пресекать торговлю невольниками; продолжать добиваться отмены рабства во всех его формах; принимать все меры для наказания этих правонарушений. В соответствии с Дополнительной конвенцией об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 г. должны быть отменены: долговая кабала, крепостное состояние, обычаи, сходные с рабством, в отношении женщин и детей. Преступлениями объявлены: работорговля; обращение другого лица в рабство или склонение к отдаче себя в рабство; покушение и соучастие в таких действиях; а также калечение, клеймение лиц, находящихся в подневольном состоянии;

3) преступления, посягающие на общественную, в том числе и экономическую, безопасность (загрязнение окружающей среды; незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия; дорожно-транспортные преступления; хулиганское поведение во время спортивных мероприятий; столкновение морских судов и неоказание помощи на море; разрыв или повреждение морского кабеля);

4) преступления, посягающие на здоровье населения и нравственность (незаконные производство и оборот наркотических и психотропных веществ; посягательство на культурные ценности народов; распространение порнографии);

5) преступления экономического характера (подделка денежных знаков; легализация преступных доходов; преступления, совершаемые в исключительной экономической зоне; преступления, совершаемые на континентальном шельфе).