Практика по ст 306 ук рф

Заведомо ложный донос ст. 306 УК РФ

Во времена репрессий, заведомо ложный донос являлся достаточно распространенным инструментом, позволяющим избавиться от соседа или коллеги. К счастью, такие времена прошли, и сегодня уже вряд ли можно встретить человека, который пойдет доносить на соседа по площадке. Более того, такие граждане доставляют госструктурам серьезные проблемы, сообщая подчас недостоверные и даже вымышленные сведения.

Регулирует вопросы, связанные с заведомо ложным доносом ст. 306 УК РФ. Именно в этом положении уголовного кодекса дано определение термина, а также указаны отличия данного понятия от термина «клевета». Все вопросы, связанные с понятием заведомо ложного доноса, его отличия от клеветы и примеры из судебной практики будут рассмотрены в данной статье.

Комментарии к статье

В комментариях к ст. 306 УК РФ заведомо ложный донос трактуется как деяние, умышленно направленное на то, чтобы ввести в заблуждение органы правосудия. Как правило, виновное лицо направляет в полицию или в суд заявление, где указывает заведомо недостоверные сведения, тем самым заставляя органы тратить время и материальные ресурсы государства на совершение преступления, которого в природе не существует. Кроме этого, ложный донос может затронуть интересы других участников дела, потерпевших или свидетелей, что также станет причиной ущерба, нанесенного общему расследованию.

Состав преступления при заведомо ложном доносе формируется ошибочно и становится причиной инициирования дальнейшего расследования или судебного разбирательства.

Судебная практика

Примеров в судебной практике, касающихся вопросов заведомо ложного доноса достаточно, чтобы составить полную картину о тех нюансах, которые могут возникнуть в ходе подобных дел. Для этой цели приведем выдержки из нескольких дел, рассмотренных в судебной инстанции.

В январе 2016 года мужчина обратился в суд с заявление о защите от обвинения в заведомо ложном доносе. Стороной обвинения выступали правоохранительные органы. Мужчина свою вину не признал, а сотрудник полиции утверждал, что гражданин заведомо ложно обвинил его в причинении телесных повреждений.

В связи с тем, что повреждения были зафиксированы и в деле имелись свидетельские показания, с обратившегося мужчины были сняты все обвинения, а против сотрудника возбудили уголовное дело по факту превышения служебных полномочий.

Гражданин Т. обратился в районный суд с заявлением о том, что главный бухгалтер предприятия, где он трудоустроен периодически совершает хищений из его заработной платы.

В результате такого обращения, была проведена комплексная проверка всех начислений и выплат на предприятии, в ходе которой, факты хищения со стороны бухгалтера доказаны не были. Вместе с тем, были обнаружены преступные действия со стороны руководства предприятия, которое незаконно изымало средства из кассы компании во время выплаты заработной платы.

Таким образом, гражданин Т. был уличен и впоследствии ему предъявили обвинение в заведомо ложном доносе. Бухгалтер получил моральную компенсацию в размере 100 тыс. рублей, а руководитель предприятия стал виновным лицом и также был приговорен к штрафу и уголовной ответственности.

Как доказать заведомо ложный донос в суде

В действующем законодательстве прописано, как доказать заведомо ложный донос. Изначально определено, чтобы ложный донос всегда будет являться ложным обвинением в совершении преступления конкретным лицом. По факту в таком заявлении указываются лица (лицо) которые якобы совершили преступное деяние.

В результате этого формируется ложный состав преступления, который провоцирует развитие действий, направленных на незаконное привлечение к уголовной ответственности третьего лица.

Самым главным признаком ложного доноса в суде является то, то преступление, указанное в нем не соответствует действительности. Если данный факт будет доказан, то гражданин, подавший заявление будет считаться виновным в подаче заведомо ложного доноса и привлечен к ответственности.

Клевета отличие от заведомо ложного доноса

Заведомо ложный донос отличается от клеветы. Отличия достаточно существенны, несмотря на внешнюю схожесть явлений. Клевета встречается достаточно часто и определяется, как распространение заведомо недостоверной информации о другом лице. Вместе с тем, не каждая клевета может трактоваться как ложный донос.

Главное отличие клеветы от заведомо ложного доноса заключается в том, что недостоверные сведения, высказанные в отношении другого лица, могут приобрести статус ложного доноса только при оглашении в присутствии сотрудников госорганов, способных возбудить уголовное дело. В перечень таких учреждений входят:

  • органы дознания;
  • прокуратура;
  • отделение полиции;
  • органы следствия;
  • таможенные органы;
  • налоговая инспекция.

К примеру, гражданин сообщает, что известный ему человек совершил преступление, хотя по факту, таких сведений у него нет. Такое заявление, сделанное в присутствии сотрудников одного из указанных учреждений, является ложным доносом.

Если же гражданин говорит, что преступное деяние совершается, но без указания фактов, сообщенные данные являются клеветой, но не ложным доносом. Заведомо ложным доносом также не считается обвинение какого-либо лица в СМИ. В этом случае речь также идет о клевете.

Некоторые виды ложного доноса квалифицируются с использованием не статьи 306 УК РФ, а с применением ст. 307 УК РФ (ложные показания свидетелей) или ст. 207 УК РФ (сообщение о террористическом акте). Ложный донос в статье 285 УК РФ предполагает наказание должностных лиц, превысивших свои полномочия.

Заведомо ложный донос КоАП РФ

Данный вид преступного деяния в отдельных случаях может предусматривать и административное наказание. Регулирует вопросы, связанные с ложным доносом КоАП РФ в статье 17.9. Согласно пунктам указанной статьи, наказание может быть применено в случае дачи заведомо ложных показаний со стороны свидетелей, специалистов, экспертов. Иногда это может быть связано с предоставлением заведомо ложного перевода. Такое деяние влечет за собой наложение штрафа в размер 1 000 – 1 500 рублей

Заведомо ложный донос: вопросы квалификации (Бриллиантов А.)

Дата размещения статьи: 12.05.2015

Заведомо ложный донос относится к числу довольно распространенных преступлений против правосудия. Такая распространенность объясняется тем, что донос нередко применяется как средство достижения определенных целей (устранение конкурентов, затруднение их коммерческой деятельности, сведение личных счетов и др.). В отдельных случаях заведомо ложное сообщение о преступлении используется в качестве приема защиты (например, сообщение о незаконном применении силы со стороны сотрудников полиции).
Оценивая опасность заведомо ложного доноса, Конституционный Суд РФ в Обзоре своей практики за второй квартал 2013 г. утвержденным решением от 16 июля 2013 г. отметил, что в случае заведомо ложного доноса о совершении преступления виновный посягает не только на интересы правосудия, но и на права личности, умаляя ее достоинство. И далее Конституционный Суд РФ указал, что при решении вопроса о наличии состава заведомо ложного доноса необходимо на основе анализа всех собранных доказательств устанавливать, служат ли сообщаемые сведения средством защиты своих интересов, не содержат ли они признаков оговора или доноса, являются ли заведомо ложными или связаны с субъективным либо объективным заблуждением виновного, не находятся ли в причинно-следственной связи с примененным к нему насилием.
Приведенные положения показывают, насколько сложным может быть решение вопроса о наличии заведомо ложного доноса, несмотря на кажущуюся простоту рассматриваемого состава преступления. Рассмотрению ряда таких вопросов и посвящена настоящая работа.
В ст. 306 УК РФ не указаны органы, ложное сообщение которым образует состав данного преступления. К таким органам относятся, прежде всего, органы, осуществляющие борьбу с преступностью и правомочные возбуждать уголовные дела, — прокуратура, органы следствия и дознания. Однако, как показывает практика, сообщения о преступлении поступают и в другие органы власти, исполнительные органы (мэрии, префектуры и т.д.), суд , а также иные органы, на которые возложена обязанность передавать сведения о совершении преступлений должностным лицам и органам, полномочным возбудить уголовное дело. Исходя из этого, можно сказать, что наличие состава преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ, не соотносится с тем, в какой орган власти поступило сообщение. В частности, одно из уголовных дел было возбуждено по факту заведомо ложного доноса, направленного по адресу Президента РФ (Определение Верховного Суда РФ от 17 июня 2013 г. N 5-Д13-34).
———————————
Согласно ст. 15 УПК РФ суд не является органом, осуществляющим уголовное преследование. Между тем по делам частного обвинения, упомянутым в ч. 2 ст. 20 УПК РФ, т.е. возбужденным по ст. ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129, ст. 130 УК РФ, заявление о преступлении принимает непосредственно суд (ст. 318 УПК РФ). Если в результате производства по такому делу суд установит, что имеет место заведомо ложный донос в отношении определенного лица, то помимо вынесения оправдательного приговора он направляет информационное письмо о факте заведомо ложного доноса в орган, осуществляющий уголовное преследование совместно с имеющимися у него материалами.

На практике и в теории имеются определенные расхождения в оценке деяния, когда заведомо ложное сообщение о преступлении распространяется, например, посредством СМИ. По мнению ряда авторов, заведомо ложное сообщение о совершении лицом преступления, сообщенное третьим лицам или в средствах массовой информации, следует квалифицировать как клевету . Эта позиция, на наш взгляд, является не совсем верной. Так, согласно ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Под иными источниками подразумеваются в том числе СМИ, и тогда по правилам ст. 143 и ч. 2 ст. 144 УПК РФ возбуждается уголовное дело. Поэтому отграничение составов «клеветы» (ст. 128.1 УК РФ) и «заведомо ложного доноса» (ст. 306 УК РФ) следует проводить по субъективной стороне, о чем будет сказано ниже.
———————————
См.: Костарева Т.А. Комментарий к ст. 306 УК РФ // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2002. С. 811.
По сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации, проверку проводит по поручению прокурора орган дознания, а также по поручению руководителя следственного органа следователь. Редакция, главный редактор соответствующего средства массовой информации обязаны передать по требованию прокурора, следователя или органа дознания имеющиеся в распоряжении соответствующего средства массовой информации документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, за исключением случаев, когда это лицо поставило условие о сохранении в тайне источника информации.

Итак, под ложным доносом о совершении преступления понимается сообщение, адресованное в итоге правоохранительным органам, о якобы готовящемся или совершенном преступлении или (и) лице, в нем участвующем. Сообщение может быть сделано и другим органам власти, которые обязаны направить указанное сообщение по принадлежности. Вместе с тем представляется, что сообщение о преступлении, сделанное по адресу физических лиц, частных, общественных организаций, не образует состава рассматриваемого преступления в связи с отсутствием обязанности у таких субъектов направлять сообщения по принадлежности и, таким образом, вовлекать органы власти в рассмотрение сообщений.
Ложный донос может быть устным, письменным, по телефону, через других лиц и прочее. Не имеет значения, назвал доносчик свое подлинное имя, намеренно изменил его или сделал анонимный донос. Правда, последнее утверждение оспаривается рядом ученых со ссылкой на то, что в соответствии с п. 7 ст. 141 УПК РФ анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела .
———————————
Новиков В. Некоторые вопросы уголовной ответственности за заведомо ложный донос о совершении преступления // Уголовное право. 2003. N 1. С. 46. Также см.: Новиков В.А. Заведомо ложный донос // Уголовная ответственность за преступления против правосудия. М., 2003. С. 149; Голубев В.В. Комментарий к гл. 19 УПК РФ // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общ. ред. В.И. Радченко. М., 2003.

Действительно, ч. 7 ст. 141 УПК РФ не признает поводом к возбуждению уголовного дела анонимное заявление о преступлении. Однако, как справедливо отмечает Л.Н. Масленникова, это не исключает возможности проведения проверки по анонимному заявлению. При подтверждении в результате проверки анонимного заявления достоверности содержащихся в нем сведений о преступлении лицо, проводившее проверку, подает рапорт об обнаружении признаков преступления, который и будет являться поводом к возбуждению уголовного дела .
———————————
См.: Масленникова Л.Н. Комментарий к гл. 19 УПК РФ // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002.

Далеко не все анонимные обращения не проверяются. Так, в соответствии с п. 129 Приказа МВД России от 12 сентября 2013 г. N 707 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации» анонимные обращения, содержащие сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном противоправном деянии, а также о лице, его подготавливающем, совершающем или совершившем, регистрируются в порядке, установленном Инструкцией, и подлежат направлению в подразделение системы МВД России или другой государственный орган в соответствии с их компетенцией. Если же в анонимном заявлении содержится информация о совершенном или готовящемся террористическом акте, она докладывается уполномоченным сотрудником подразделения делопроизводства руководителю территориального органа и в соответствии с его резолюцией передается в дежурную часть для незамедлительной регистрации в КУСП (п. 130 названной Инструкции) . А далее решение о целесообразности проведения проверки по анонимному обращению, не содержащему сведений, указанных в п. 130 Инструкции, принимает руководитель органа внутренних дел.
———————————
Российская газета. 2014. 17 января. N 9.

Аналогичные положения о проверке анонимных обращений содержатся и в инструкциях ряда других правоохранительных органов.
Итак, в некоторых случаях анонимные сообщения о преступлении подлежат проверке. При подтверждении сообщения возбуждается уголовное дело. А если проверкой было установлено, что сообщение о преступлении является не соответствующим действительности? Может ли в этом случае отсутствие данных о личности заявителя служить основанием для решения вопроса об отсутствии состава преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ? Очевидно, нет, так как наличие состава не устанавливается на основании того, известен или не известен преступник. Поэтому состав ложного доноса, на наш взгляд, будет иметь место независимо от того, был ли исполнитель обращения персонифицирован или анонимен, ведь и в последнем случае ложная информация отвлекает силы и внимание правоприменительных органов от борьбы с действительными преступлениями, нарушая тем самым интересы правосудия.
Здесь следует обратить внимание на то, что ответственность за ложное сообщение об акте терроризма предусмотрена специальной нормой по отношению к ст. 306 УК РФ — ст. 207 УК РФ. При этом объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, такова, что ответственность возможна за заведомо ложное сообщение только о готовящемся акте терроризма. В случае заведомо ложного доноса о совершенном акте терроризма действия виновного следует квалифицировать по ст. 306 УК РФ.
Для наличия состава преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ, необходимо, чтобы донос о совершении преступления был ложным, т.е. не соответствующим действительности. Это может относиться только к событию преступления, когда о причастных к нему лицах не сообщается, либо связано с обвинением конкретного лица в преступлении, которое оно не совершало, либо с обвинением в более тяжком преступлении, чем совершенное на самом деле, и т.п. Ложность должна охватывать фактические обстоятельства, а не их юридическую оценку. Поэтому если заявитель, верно описав события происшествия, даст ему неверную юридическую квалификацию, то речи о заведомо ложном доносе нет. Сообщение правоохранительным органам своих предположений, мнений или догадок, если они не выдаются за достоверные сведения, не образуют ложного доноса.
Не будет ложным доносом, если лицо сообщило действительные факты о готовящемся преступлении, от совершения которого виновные в дальнейшем добровольно отказались.
Ложный донос предполагает сообщение как об оконченном преступлении, так и о приготовлении, покушении на него, о его исполнителе и соучастнике преступной деятельности. Не имеет значения, описаны ли обстоятельства совершения преступления подробно либо нет.
Ложный донос является оконченным преступлением в момент получения сообщения (заявления) указанным выше органам или их должностными лицами. Последствия (например, возбуждение уголовного дела, его расследование и судебное рассмотрение, осуждение невиновного) не учитываются при квалификации, но имеют значение для выбора меры наказания.
Если ложный донос не дойдет до адресата по независящим от виновного лица обстоятельствам (например, из-за утери при пересылке, неверно указанного адреса, названия организации и т.п.), то содеянное квалифицируется как покушение на преступление. Ответственность за приготовление к рассматриваемому преступлению наступает в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК РФ только при наличии особо квалифицирующих признаков, т.е. по ч. 3 ст. 306 УК РФ (тяжкое преступление).
Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Об этом свидетельствует указание закона на заведомость ложности сообщенных сведений о совершении преступления. Виновный сознает, что сообщает правоохранительным либо иным органам, обязанным реагировать на это сообщение, безусловно ложные, не соответствующие действительности сведения о совершении преступления, и желает совершить эти действия, т.е. ввести в заблуждение соответствующие государственные органы. Добросовестное заблуждение в оценке сообщенных сведений исключает возможность квалификации последних как ложного доноса.
К примеру, Определением Верховного Суда РФ от 17 июня 2013 г. N 5-Д13-34 по делу Привезенцева отменен приговор и последующие судебные решения, а дело направлено на новое рассмотрение. Одним из оснований для принятия подобного решения послужило то, что «у Привезенцева М.В. имелись основания полагать о наличии обстоятельств, указанных им в обращении на имя Президента Российской Федерации». Эти основания вытекали из показаний ряда свидетелей, материалов проверки, проведенной по обращению Привезенцева. Следовательно, наличие прямого умысла на совершение преступления не было установлено.
Мотивы ложного доноса в большинстве случаев носят личный характер (месть, зависть, ревность, неприязненные отношения, стремление скрыть истинного преступника и др.), но иногда они могут носить иной характер, например политический.
Обычно это преступление совершается со специальной целью — возбуждения уголовного дела и привлечения конкретного невиновного лица к уголовной ответственности. Судебная практика во многих случаях исходит именно из этого обстоятельства, не признавая наличие состава заведомо ложного доноса при отсутствии такой цели. Эта позиция, как указывается в подобного рода случаях, «вытекает из смысла закона».
Так, по делу Беликова С.Н., признанного виновным в заведомо ложном доносе о совершении преступления, соединенном с обвинением лица в совершении тяжкого преступления, и осужденного по ч. 2 ст. 306 УК РФ, Верховный Суд РФ отметил, что «по смыслу закона, субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом. При этом ложный донос совершается с целью привлечения невиновного лица к уголовной ответственности. С заявлением о привлечении Е. к уголовной ответственности Беликов не обращался, об уголовной ответственности за заведомо ложный донос не предупреждался». При таких данных вывод суда о виновности Беликова в совершении заведомо ложного доноса был признан необоснованным .
———————————
Определение Верховного Суда РФ от 7 июня 2010 г. N 83-Д10-2.

Наличие цели привлечения невиновного к уголовной ответственности порой неосновательно соотносится с субъектом, которому направляется донос — утверждается, что если он адресован лицу или органу, обладающим правом возбуждения уголовного дела, то такая цель имеет место, если же другому субъекту, то подобной цели нет. Подобный подход к решению вопроса о наличии рассматриваемого состава преступления кажется несколько упрощенным. Решая поставленную проблему даже с учетом фактора обязательности цели привлечения к уголовной ответственности для наличия состава заведомо ложного доноса, на наш взгляд, необходимо учитывать, что целевое назначение действий виновного может быть различным в зависимости от ситуации и наличия ближайшей (промежуточной) цели и конечной цели.
К примеру, обвиняемый осуществляет заведомо ложный донос, суть которого состоит в том, что к нему применялись недозволенные средства, под воздействием которых он оговорил себя. Цель таких действий состоит в том, чтобы, опорочив сотрудников правоохранительных органов, избежать уголовной ответственности. При этом виновному безразлично, привлекут ли реально к уголовной ответственности обвиненных им лиц или нет. Главное — добиться необходимого итога, средством достижения которого является заведомо ложный донос. Привлечение к уголовной ответственности невиновного в таких случаях будет промежуточной, желательной, но не обязательной целью, что следует расценивать как наличие субъективной стороны преступления. Соответственно, она может иметь место и тогда, когда донос направляется в органы или лицам, не обладающим правом возбуждать уголовное дело, но обязанным реагировать на поступившее сообщение о преступлении.
Установление цели, характерной для рассматриваемого преступления, служит и отграничению заведомо ложного доноса от смежных с ним составов преступлений, в частности, от клеветы, соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 5 ст. 128.1 УК РФ). На практике господствует вполне обоснованная позиция, согласно которой при клевете умысел направлен на то, чтобы опорочить другое лицо, цель же возбуждения уголовного дела или привлечения невиновного к уголовной ответственности отсутствует. Поэтому и сообщаются эти сведения любым лицам, а не работникам правоохранительных либо иных органов, обязанных подобного рода сообщения направлять для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
Понимание целевого назначения заведомо ложного доноса помогает не только разграничить смежные составы преступлений, но в некоторых случаях является и основанием для непризнания в действиях виновного состава преступления. На практике отсутствие цели привлечения невиновного к уголовной ответственности, например, когда заведомо ложный донос является способом защиты, означает, что его применение не образует состава преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ.
Так, в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ от 14 января 1998 г. опубликовано Определение N 1-Д97-16 по делу Незнамова, где указывается: «заведомо ложные показания подозреваемого об участии в совершении преступления другого лица заведомо ложный донос не образуют, поскольку были даны с целью уклониться от уголовной ответственности и являлись способом защиты от обвинения. Приговор по ч. 2 ст. 306 УК РФ отменен, и дело прекращено за отсутствием состава преступления».
Аналогичная позиция о способе защиты как факторе, исключающем состав заведомо ложного доноса, выражена и по делу Смаржевского. В Определении Верховного Суда РФ от 18 августа 2010 г. N 66-Д10-6 отмечено, что «действий, расцениваемых как способ защиты, не противоречащий закону, Смаржевский не выполнял. После вынесения в отношении его 10 октября 2005 г. приговора Иркутского областного суда Смаржевский Ю.В. обратился в Генеральную прокуратуру РФ с заявлением о якобы совершенном следователем З. преступлении, которое впоследствии расценено как заведомо ложный донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, за что он и был осужден приговором Куйбышевского районного суда г. Иркутска от 16 сентября 2008 г. Так как сведения, изложенные Смаржевским в указанном заявлении, не были связаны с предъявленным ему обвинением, и в процессе расследования настоящего уголовного дела была доказана заведомая их ложность, то эти действия нельзя признать способом защиты от предъявленного обвинения, поскольку они противоречат закону».
Та же позиция высказана и по приведенному выше делу Беликова С.Н., когда Верховный Суд РФ указал, что сведения о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, сообщенные Беликовым в ходе его допроса в качестве подозреваемого и при даче объяснений работнику прокуратуры, как способ защиты от обвинения, не являются заведомо ложным доносом, а потому в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 306 УК РФ.
Таким образом, на основании приведенных примеров можно сделать вывод о том, что состав заведомо ложного доноса отсутствует, если донос является способом защиты от обвинения. Но здесь возникает вопрос: можно ли защищаться способами, противоречащими закону, являющимися преступлениями?
По этому поводу высказался Конституционный Суд РФ, который в Определении от 4 апреля 2013 г. N 661-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шагиева Нурыахмата Нурыхановича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 306 Уголовного кодекса Российской Федерации» отметил в отношении заведомо ложного доноса, что «такие действия лица, хотя и предпринятые в качестве инструмента своей защиты, не могут рассматриваться как допустимые, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, согласно которому обвиняемый вправе защищаться средствами и способами, не запрещенными данным Кодексом, возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний (пункты 3 и 21 части четвертой статьи 47), а также противоречат положениям статей 17 (часть 3) и 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации» .
———————————
Вестник Конституционного Суда РФ. 2013. N 6.

Таким образом, наделение гражданина правом представлять доказательства в свою защиту от подозрения или обвинения в совершении преступления не означает возможности его реализации незаконными, в том числе преступными средствами. Обвиняемый вправе в целях своей защиты либо хранить молчание, либо давать показания таким образом, чтобы с очевидностью не нарушать права других лиц, не прибегать к запрещенным законом способам защиты.
В связи с этим, на наш взгляд, вполне правомерной является постановка вопроса о некоторой корректировке судебной практики и признании наличия состава заведомо ложного доноса также и в тех случаях, когда его основным целевым назначением является попытка уклониться от уголовной ответственности.

Пристатейный библиографический список

1. Голубев В.В. Комментарий к гл. 19 УПК РФ // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общ. ред. В.И. Радченко. М., 2003.
2. Костарева Т.А. Комментарий к ст. 306 УК РФ // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2002.
3. Масленникова Л.Н. Комментарий к гл. 19 УПК РФ // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002.
4. Новиков В. Некоторые вопросы уголовной ответственности за заведомо ложный донос о совершении преступления // Уголовное право. 2003. N 1.
5. Новиков В.А. Заведомо ложный донос // Уголовная ответственность за преступления против правосудия. М., 2003.

Практика по ст 306 ук рф

1. Общие положения.

В соответствии с планом работы Пензенского областного суда проведено изучение практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 306 и 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Целью настоящего обобщения является изучение и анализ складывающейся практики рассмотрения судами уголовных дел изучаемой категории, отражение ее наиболее характерных моментов, анализ недостатков деятельности судов, внесение предложений по их устранению, совершенствование правоприменительной практики, а в конечном итоге – повышение качества отправления правосудия.

2. Статистические данные.

За период 2013 – первое полугодие 2014 года районными судами области по статье 306 УК РФ рассмотрено 38 уголовных дел, по статье 307 УК РФ — 7 уголовных дел.

С вынесением обвинительного приговора по статье 306 УК РФ рассмотрено 36 уголовных дел, по статье 307 УК РФ — 4 уголовных дела.

Оправдательных приговоров по делам данной категории за рассматриваемый период не выносилось.

Прекращены производством уголовные дела в отношении 2 лиц, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных статьей 306 УК РФ. Дела прекращены в связи с актом об амнистии.

По статье 307 УК РФ уголовные дела прекращены в отношении 3 лиц, из них в отношении 1 лица уголовное дело прекращено в связи с актом об амнистии, а в отношении 2 лиц – в связи с деятельным раскаянием.

Районными судами области за преступления, предусмотренные статьей 306 УК РФ, осуждено 25 мужчин и 11 женщин.

По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьей 307 УК РФ, осуждено 3 мужчин и 1 женщина.

Настоящим обобщением установлено, что подавляющее большинство уголовных дел данной категории рассмотрены в особом порядке.

Так, из числа рассмотренных уголовных дел с вынесением приговора о преступлениях, предусмотренных статьей 306 УК РФ, в особом порядке судебного разбирательства рассмотрено 30 дел или 83,3 %.

Из общего количества рассмотренных уголовных дел с вынесением приговора по статье 307 УК РФ в особом порядке судебного разбирательства рассмотрено 3 уголовных дела. (Всего рассмотрено 4 уголовных дела).

За рассматриваемый период наибольшее количество уголовных дел данной категории рассмотрено Железнодорожным районным судом г. Пензы и Кузнецким районным судом Пензенской области.

Так, Железнодорожным районным судом рассмотрено 8 уголовных дел – все по статье 306 УК РФ.

Кузнецким районным судом рассмотрено 9 уголовных дел, из них 7 дел по статье 306 УК РФ и 2 дела по статье 307 УК РФ.

Структура назначенных наказаний за преступления, предусмотренные статьей 306 УК РФ, выглядит следующим образом:

– штраф назначен в отношении — 18 лиц;

– исправительные работы – 10 лиц;

– обязательные работы – 5 лиц;

– условное осуждение к лишению свободы – 3 лиц.

Структура назначенных наказаний за преступления, предусмотренные статьей 307 УК РФ:

– штраф назначен в отношении — 1 лица;

– исправительные работы – 2 лиц;

– обязательные работы – 1 лица.

3. Рассмотрение судами области уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 306 УК РФ.

Статья 306 Уголовного кодекса Российской Федерации состоит из основного состава преступления, квалифицированного и особо квалифицированного составов.

Основной состав выражается в заведомо ложном доносе о совершении преступления (ч. 1 ст. 306 УК РФ). Квалифицированный состав, предусматривает ответственность за то же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 2 ст. 306 УК РФ). Особо квалифицированный состав устанавливает ответственность за заведомо ложный донос о совершении преступления, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения (ч. 3 ст. 306 УК РФ).

В ходе обобщения установлено, что за рассматриваемый период районными судами области с вынесением приговора рассмотрено 32 уголовных дела о преступлениях, предусмотренных частью 1 статьи 306 УК РФ и 4 уголовных дела о преступлениях, предусмотренных частью 2 указанной статьи. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью 3 статьи 306 УК РФ, за изучаемый период не рассматривались.

Основным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда при производстве по уголовным делам. Дополнительным объектом выступают отношения, обеспечивающие честь и достоинство гражданина, его свободу и неприкосновенность.

Общественная опасность этих преступлений заключается в том, что они приводят к возрастанию нагрузки на правоохранительные органы, отвлекают их от решения реальных задач преодоления преступности, подрывают их авторитет среди населения, а также создают для невиновного человека угрозу безосновательного уголовного преследования и ограничения в правах.

Предметом преступления является ложная информация о факте совершения преступления или лице, его совершившем. Ложность сообщаемых сведений может выражаться как в сообщении о преступлении, которого фактически не было, так и когда в реально существующем преступлении обвиняется заведомо не причастное к его совершению лицо.

При рассмотрении уголовных дел о заведомо ложном доносе, судам следует обратить внимание на то, что неправильная правовая оценка совершенного деяния не образует ложного доноса. Например, когда лицо сообщает в правоохранительные органы о побоях, хотя на самом деле имело место истязание.

Также не будет ложным доносом сообщение о действительных фактах готовящегося преступления, от совершения которого в дальнейшем добровольно отказались.

Сведения, которые входят в содержание заведомо ложного доноса могут включать в себя не только информацию о совершенном преступлении, но и сообщение о покушении или приготовлении к тяжкому или особо тяжкому преступлению.

Рассматриваемый состав преступления следует отграничивать от клеветы. Так, при заведомо ложном доносе виновный пытается ввести в заблуждение правоохранительные органы о виновности невиновного лица, с целью привлечения его к уголовной ответственности. При клевете виновный преследует цель опорочить честь, достоинство и репутацию потерпевшего, но не привлекать его к уголовной ответственности.

Сообщения об административных правонарушениях, дисциплинарных проступках, а также об аморальных поступках не образуют состава преступления, предусмотренного статьей 306 УК РФ.

Сообщение правоохранительным органам своих предположений, мнение или догадок, добросовестное заблуждение о произошедших фактах также не образуют ложного доноса.

Если лицо добросовестно заблуждается относительно характера сообщаемых сведений (ошибочно считает их достоверными, в то время как они являются ложными), такие действия не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ.

Объективная сторона преступления выражается в активных действиях, направленных на доведение до сведения правоохранительных органов заведомо ложной информации о не имевшем место в действительности преступном поведении человека.

Под ложным доносом понимаются активные действия, которые состоят в устном или письменном сообщении, выполненном, в том числе посредством других лиц, по почте и иным источникам связи, о факте совершения преступления или о лицах, его совершивших.

Например, приговором Каменского городского суда Пензенской области от 7 мая 2013 года, К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ.

Судом установлено, что К., действуя умышленно, с целью заведомо ложного доноса о совершении преступления, обратился в ОМВД с заявлением, ложным по содержанию и несоответсвующим действительности, сделанным в письменной форме, согласно которого с его банковской карты неизвестным лицом были сняты денежные средства в сумме около 14 000 рублей. Тем самым, К. заявил о совершении мошенничества, то есть хищении чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием. По данному факту ОМВД проведена проверка в порядке ст.ст. 144-135 УПК РФ, в ходе которой установлено, что данное заявление является ложным и указанные в нем денежные средства сняты самим К.

Хотя в законе не указано о том, в какие органы может быть сделан заведомо ложный донос, но к ним можно отнести органы и учреждения, которые непосредственно и не осуществляют функций уголовного преследования, но обязаны передавать сведения о подготавливаемых или совершаемых преступлениях учреждениям, наделенным таким правом. К их числу можно отнести органы государственной власти и местного самоуправления (органы таможенного контроля, налоговые инспекции, МЧС и т.п.).

Поскольку правоохранительные органы обязаны реагировать на любое заявление о преступлении (в том числе и поступившее из иных органов), то ответственность за заведомо ложный донос наступает независимо от того, был ли заявитель предупрежден об уголовной ответственности по статье 306 УК РФ или нет.

Настоящим обобщением установлено, что по рассмотренным уголовным делам о заведомо ложном доносе о совершении преступления, виновные лица обращались с заявлением в органы внутренних дел или в адрес их должностных лиц.

По большинству заведомо ложных доносов ложность переданной информации выявлена сотрудниками правоохранительных органов еще на стадии проверки заявлений в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ.

Состав рассматриваемого преступления является формальным, то есть преступление считается оконченным с момента принятия уполномоченным лицом устного или письменного заявления о преступлении.

Принимая решение о привлечении лица к уголовной ответственности по статье 306 УК РФ, судам следует учитывать, что последующее сообщение лицом, обратившимся с заведомо ложным доносом, ложных сведений о совершенном преступлении в ходе допросов на предварительном следствии и в суде, не образуют нового самостоятельного преступления, а являются продолжением преступного доноса. Вся ложная информация охватывается признаками только одного состава преступления – заведомо ложного доноса.

При рассмотрении уголовных дел по статье 306 УК РФ судам следует при описании в приговоре преступного деяния, указывать на преступление, о совершении которого сделан заведомо ложный донос.

Анализ судебных решений, вынесенных районными судами области по статье 306 УК РФ, показал, что судьями во всех случаях указывалось на конкретное преступление, о совершении которого сделан заведомо ложный донос.

Субъективная сторона заведомо ложного доноса характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновное лицо осознает общественную опасность своего деяния, понимает ложность сведений, содержащихся в доносе, и желает ввести в заблуждение правоохранительные органы.

Важными признаками субъективной стороны любого преступления является цель и мотив совершенного преступления. Цель заведомо ложного доноса как признак субъективной стороны преступления в законе прямо не указана. При этом установление цели и мотива рассматриваемого преступления имеет важное значение. Кроме того, в силу п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ установление мотива преступления по каждому уголовному делу является обязательным.

Как правило, в качестве мотивов заведомо ложного доноса выступали ревность, месть, личные неприязненные отношения, страх разоблачения, зависть, корысть и т.п.

Следует отметить, что по некоторым уголовным делам, при квалификации заведомо ложного доноса по признакам субъективной стороны, отсутствовало указание на мотив совершенного преступления.

Как показывает практика рассмотрения уголовных дел данной категории, цель совершения преступления, предусмотренного статьей 306 УК РФ, как правило, находится во взаимосвязи с мотивом преступления.

По смыслу статьи 306 УК РФ, целью заведомо ложного доноса является возбуждение уголовного дела и привлечение невиновного лица к уголовной ответственности.

Изучением установлено, что большинство преступлений о заведомо ложном доносе совершалось с целью возбуждения уголовного дела и привлечения невиновного лица к уголовной ответственности.

Например, приговором Пачелмского районного суда Пензенской области от 21 января 2014 года Д. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ.

Так, Д., действуя умышленно, на почве личных неприязненных отношений с З., с целью заведомо ложного доноса о преступлении обратился в отделение полиции, где собственноручно написал заявление ложное по содержанию и несоответствующее действительности о том, что З. угрожал ему убийством при помощи ножа. Данное заявление зарегистрировано в книге учета сообщений о происшествиях и по нему проведена проверка в порядке статей 144-145 УПК РФ, в ходе которой установлено, что события преступления, о котором сообщил Д., в действительности не было.

По уголовному делу, рассмотренному Кузнецким районным судом Пензенской области в отношении Т., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ, судом установлено, что Т., с целью беспричинного, необоснованного привлечения к уголовной ответственности своего сожителя умышленно заявила о том, что он тайно похитил из ее квартиры денежные средства в сумме 4000 рублей и планшетный компьютер, то есть сообщила о совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ. Тем самым она сообщила заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения.

Однако, как показывает практика, при совершении преступления, предусмотренного статьей 306 УК РФ, виновное лицо не всегда имеет целью возбуждение уголовного дела и привлечение потерпевшего к уголовной ответственности, а преследует иные цели ложного доноса (например, уйти от ответственности, скрыть свое аморальное поведение, вернуть ранее потерянное имущество и т.п.).

Так, среди целей заведомо ложного доноса выступало стремление виновного избежать привлечения его к административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения.

Например, по уголовному делу, рассмотренному Бессоновским районным судом Пензенской области в отношении У., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ.

Так, У., находясь в состоянии алкогольного опьянения, управляя автомашиной совершил дорожно-транспортное происшествие. После этого он в нарушении ПДД оставил место происшествия и имея умысел на заведомо ложный донос о совершении преступления, с целью избежать ответственности за совершенное им административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, осознавая, что сообщаемые им сведения не соответствуют действительности, являются ложными, обратился в правоохранительные органы с заявлением об угоне автомашины, то есть о совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ.

Имелись случаи, когда виновные пытались скрыть факты утраты личных документов с целью их восстановления, ложно заявляя об их хищении.

Например, приговором Кузнецкого районного суда Пензенской области от 12 марта 2013 года, П. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ.

Так, П., заведомо зная, что принадлежащие ей паспорт гражданина РФ и другие важные личные документы у нее никто не похищал, с целью восстановления утерянных ею документов, обратилась с заявлением в дежурную часть ОМВД, и будучи предупрежденной об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос, умышленно заявила о том, что якобы неизвестный мужчина, находясь в маршрутном такси, путем разреза пакета, находившегося при ней, тайно похитил принадлежащие ей документы, то есть совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 325 УК РФ.

Целью заведомо ложного доноса являлось стремление заставить органы внутренних дел осуществить розыск имущества, выдавая его за похищенное.

Так Железнодорожным районным судом г. Пензы установлено, что С., нуждаясь в денежных средствах, продал свой сотовый телефон водителю маршрутного такси. Затем, из корыстных побуждений, решил ввести в заблуждение орган внутренних дел, сделав заведомо ложное заявление о хищении у него сотового телефона, рассчитывая на то, что сотрудники полиции в ходе оперативно-розыскных мероприятий найдут его сотовый телефон, изымут и вернут в его пользование. С., реализуя свой преступный умысел, направленный на заведомо ложный донос и введение в заблуждение правоохранительные органы, а также с целью возврата своего сотового телефона, пришел в Пензенский линейный отдел министерства внутренних дел России на транспорте и умышленно собственноручно написал заведомо ложное заявление о привлечении к уголовной ответственности неизвестного лица, которое якобы похитило у него сотовый телефон. По заявлению С. впоследствии было возбуждено уголовное дело.

Имелись случаи совершения заведомо ложного доноса с целью сокрытия своего недостойного поведения перед родственниками.

Например, приговором Нижнеломовского районного суда Пензенской области от 21 октября 2013 года П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ.

В судебном заседании установлено, что П., управляя автомобилем, совершил съезд в кювет и столкновение с бетонным столбом, повредив свой автомобиль. Затем в целях избежания критики со стороны своего отца по поводу повреждения автомобиля, уехав с места происшествия, действуя умышленно, осознавая, что сообщаемые им сведения не соответствуют действительности и являются ложными, обратился в отдел полиции и сообщил оперативному дежурному недостоверную информацию об угоне неизвестными лицами его автомашины.

Субъектом рассматриваемого преступления может быть любое вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. По рассмотренным судами области уголовным делам возраст осужденных превышал 18 лет.

Заведомо ложный донос, сопряженный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления отнесен законодателем к квалифицированному составу преступления. Это обусловлено тем, что кроме нарушения нормальной деятельности правоохранительных органов, действия виновного могут привести к наступлению существенных негативных последствий для потерпевшего (заключение под стражу, наложение ареста на имущество, отстранение от должности и т.д.).

Совершение заведомо ложного доноса, соединенного с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, всегда предполагает обвинение в совершении преступления конкретных лиц.

В качестве примера возможно привести уголовное дело в отношении Т., рассмотренное Бессоновским районным судом Пензенской области.

Так, Т., имея умысел на заведомо ложный донос, и, желая сообщить в правоохранительные органы заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения о совершении преступления, грубо нарушая нормальную деятельность правоохранительных органов, осознавая ложность сообщаемых им сведений, из личной неприязни к следователю К., в производстве которого находилось уголовное дело по факту совершения им преступления, предусмотренного ч.1 ст. 264 УК РФ, желая таким образом дать правоохранительным органам основание для возбуждения уголовного дела в отношении следователя за совершение в отношении него (Т.) преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, а также с целью затянуть следствие и самому уйти от уголовной ответственности за совершенное им преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 264 УК РФ, письменно написал заявление на имя начальника ОМВД РФ по Бессоновскому району Пензенской области, в котором сообщил заведомо ложные, несоответствующие действительности, сведения о том, что следователь К. причинил ему легкие телесные повреждения (побои), выразившиеся в форме 2 ударов в мягкие ткани в области живота.

По результатам проверки заявления Т. в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении К. по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ, т.е. за отсутствием состава преступления.

Приговором Бессоновского районного суда Пензенской области от 6 сентября 2013 года Т. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 306 УК РФ и с применением ч. 5 ст. 62, и ст. 64 УК РФ ему назначено наказание в виде штрафа в размере 25 000 рублей.

В случае, когда виновный, заведомо ложно доносит о совершении неизвестными лицами в действительности не происходившего тяжкого или особо тяжкого преступления, то такие действия должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 306 УК РФ. Это обусловлено тем, что умыслом виновного не охватывается обвинение неизвестного лица в совершении преступления и объектом его преступного посягательства является только нормальная деятельность правоохранительных органов.

Практика рассмотрения уголовных дел данной категории показала, что суды области, как правило, верно квалифицировали заведомо ложные доносы, соединенные с обвинением неизвестных лиц в совершении тяжких или особо тяжких преступлений.

Например, по уголовному делу, рассмотренному Кузнецким районным судом Пензенской области в отношении Н., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 306 УК РФ.

Судом установлено, что Н. умышленно, с целью беспричинного, необоснованного привлечения к уголовной ответственности, обратилась с заявлением о том, что якобы неизвестное лицо незаконно проникло в ее квартиру и тайно похитило имущество и паспорт на ее имя, то есть совершило преступление, предусмотренное п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, сообщив ложные, не соответствующие реальным обстоятельствам сведения.

В ходе судебного заседания, суд переквалифицировал действия Н. с ч. 2 ст. 306 УК РФ на ч. 1 ст. 306 УК РФ.

Суд квалифицировал действия подсудимой как заведомо ложный донос о совершении преступления, поскольку подсудимая, будучи предупрежденной об уголовной ответственности за заведомо ложный донос о совершении преступления, умышленно, заведомо зная, что ее имущество и паспорт на ее имя никто не похищал, сообщила в правоохранительные органы о совершенном хищении ее имущества и паспорта на ее имя неизвестным лицом. Заявление подсудимой было зарегистрировано в книге учета сообщений о преступлениях и по нему была проведена проверка в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ. Указанные подсудимой сведения не являлись результатом ее заблуждения или введения ее в заблуждение другим лицом. Н. действовала умышленно, осознавая характер и последствия своих действий.

Приговором Кузнецкого районного суда Пензенской области от 5 сентября 2013 года Н. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ, и с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ ей назначено наказание в виде 1 года лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев.

Однако в практике рассмотрения уголовных дел данной категории имелся случай, когда суд квалифицировал действия подсудимого по ч. 2 ст. 306 УК РФ без указания конкретного лица, в отношении которого сделан заведомо ложный донос о совершении преступления, соединенный с обвинением в совершении тяжкого преступления.

Так, Железнодорожным районным судом г.Пензы рассмотрено уголовное дело в отношении И., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 306 УК РФ.

Данное уголовное дело рассмотрено в особом порядке.

И. органами предварительного расследования обвинялся в том, что действуя умышленно, зная, что сообщаемые им сведения не соответствуют действительности и являются ложными, написал заявление с просьбой привлечь к уголовной ответственности неизвестных лиц, которые причинили ему телесные повреждения и открыто похитили принадлежащее ему имущество.

Таким образом, И. умышленно сделал заведомо ложный донос о совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, неизвестными лицами.

При вынесении решения по уголовному делу, суд, соглашаясь с предъявленным обвинением, квалифицировал действия подсудимого по ч. 2 ст. 306 УК РФ.

Приговором Железнодорожного районного суда г. Пензы от 14 октября 2013 года И. осужден по ч. 2 ст. 306 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 40 000 рублей.

Данный приговор в вышестоящей инстанции не обжаловался и вступил в законную силу.

Часть 3 статьи 306 УК РФ предусматривает ответственность за деяния, предусмотренные ч.ч. 1 или 2 ст. 306 УК РФ, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения.

В соответствии со ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Наиболее вероятна возможность фальсификации документов или вещественных доказательств, якобы указывающих на совершение преступления. Например, помещение якобы похищенных предметов в жилище лица, в отношении которого сделан заведомо ложный донос.

За 2013 год — первое полугодие 2014 года уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 306 УК РФ, районными судами области не рассматривались.

4. Рассмотрение судами области уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 307 УК РФ.

Статья 307 УК РФ состоит из двух частей, в первой части статьи предусмотрен основной состав преступления, во второй – квалифицированный.

Первая часть предусматривает ответственность за заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования.

Во второй части статьи предусмотрена ответственность за те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Согласно примечанию к данной статье, свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Общественная опасность данных преступлений заключается в воспрепятствовании полному, объективному и всестороннему расследованию по делу, справедливому его разрешению судом и, тем самым, в посягательстве на основы правосудия.

Основным объектом, на который посягает данное преступление, являются общественные отношения, обеспечивающие быстрое, полное, объективное и справедливое расследование, рассмотрение и разрешение дел в сфере конституционного, гражданского, административного, экономического и уголовного судопроизводства.

Дополнительным объектом факультативно могут выступать также права и законные интересы физических и юридических лиц, честь и достоинство человека, собственность.

Предметом преступления является информация, содержащаяся в ложных показаниях, заключении эксперта или неправильном переводе. Следует заметить, что такая информация становится предметом преступления в том случае, когда она оформлена в виде письменного документа (протокола допроса, акта экспертизы, перевода, протокола судебного заседания).

Объективную сторону рассматриваемого состава преступления образует одно из следующих действий:

– заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего, эксперта или специалиста;

– заведомо ложное заключение эксперта;

– заведомо неправильный перевод.

Обязательным условием привлечения к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ является предупреждение свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста и переводчика о том, что их ложные показания, заключение или перевод повлекут уголовную ответственность.

В соответствии с требованиями УПК РФ предупреждение осуществляется в письменной форме.

Так ч. 5 ст. 164 УПК РФ обязывает следователя при производстве следственного действия предупредить об ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ, потерпевшего, свидетеля, специалиста, эксперта или переводчика.

Из требований ч.ч. 1, 10 ст. 166 УПК РФ следует, что протокол следственного действия должен содержать запись о разъяснении участникам следственных действий их ответственности, которая удостоверяется подписями участников следственных действий.

О предупреждении эксперта об уголовной ответственности указывается в его заключении (п. 5 ч. 1 ст. 204 УПК РФ).

В судебном заседании председательствующий, согласно положениям ст.ст. 263, 269, 270, 277, 278 УПК РФ, предупреждает свидетеля, потерпевшего, специалиста, эксперта и переводчика об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, о чем они дают подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Неисполнение приведенных требований исключает уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ.

Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего, эксперта или специалиста характеризуются тем, что они сообщают органу дознания, следователю или суду ложные сведения о фактах и обстоятельствах, подлежащих доказыванию и имеющих существенное значение по делу. Показания следует считать ложными, если в них полностью или частично искажаются обстоятельства совершенного преступления или заявленного требования.

Заведомо ложное заключение эксперта может заключаться в сознательно неверном отражении хода и результатов исследования (например, искажение фактов, неверная оценке и неправильные выводы).

Заведомо неправильный перевод выражается в ложном переводе тех материалов, которые предлагаются для перевода (например, свидетельских показаний, документов, ответов подсудимого и т.п.) Он может быть сделан путем искажения смысла сказанного или же путем умолчания переводчика о том, что он обязан перевести. При этом требуется, чтобы заведомо неправильный перевод был адресован судебно-следственным органам.

Ответственность за указанные действия может наступать лишь при условии, что они совершены в ходе производства по делу в рамках предусмотренных законом процессуальных действий. Соответственно, дача ложных показаний или ложного заключения является ненаказуемой, если допрос проводился или экспертиза назначалась лицом, которое не было уполномочено на осуществление производства по делу, или если свидетель или эксперт не были предупреждены об уголовной ответственности по комментируемой статье. В таких случаях полученные доказательства признаются недопустимыми и, следовательно, не подлежат оценке с точки зрения их достоверности или ложности.

В результате обобщения судебной практики установлено, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 307 УК РФ совершалось путем дачи заведомо ложных показаний свидетелями в суде.

Примером может служить уголовное дело, рассмотренное Кузнецким районным судом Пензенской области, в отношении С.

Так С. при допросе в качестве свидетеля следователем Кузнецкого МРО Управления ФСКН РФ по Пензенской области дал объективные и правдивые показания по уголовному делу в отношении П.

Однако при допросе в суде в качестве свидетеля, в целях воспрепятствования установлению истины по делу, полному, всестороннему и объективному рассмотрению уголовного дела, заведомом зная, что сообщает органу правосудия неверные, не соответствующие действительности сведения об обстоятельствах, относящихся к совершенному преступлению, умышленно дал заведомо ложные показания, которые существенно отличались по своему содержанию и описанию от фактических обстоятельств дела, от показаний, данных им ранее, при допросе в качестве свидетеля в ходе предварительного расследования.

К свидетельским показаниям С., данным в судебном заседании, суд отнесся критически, посчитав их ложными, высказанными исключительно с целью помочь подсудимому П. избежать уголовной ответственности за содеянное.

Приговором Кузнецкого районного суда Пензенской области от 6 марта 2014 года С. осужден по ч. 1 ст. 307 УК РФ к наказанию в виде 180 часов обязательных работ, в местах определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией.

В случае, когда лицо сознательное искажает события или факты, от которых не зависит исход дела, то состава данного преступления отсутствует (например, когда свидетель при заполнении следователем анкетных данных в протоколе допроса неправильно называет место своей работы или учебы и т.п.).

Рассматриваемое преступление имеет формальный состав, то есть является оконченным с момента дачи заведомо ложного показания, заключения или неправильного перевода независимо от времени наступления отрицательных последствий. Момент окончания преступления зависит от вида процесса и его стадии. Так, на стадии предварительного следствия допрос заканчивается удостоверением показаний подписью свидетеля или потерпевшего. В случае если показания даются в суде, то преступление будет окончено в момент их завершения.

Заведомо ложное заключение эксперта будет окончено с момента его передачи суду или органу, производящему предварительное расследование.

Ложный перевод допроса будет окончено с момента подписания протокола, ложный перевод документа – с момента предъявления его перевода переводчиком органам следствия и дознания.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик осознают общественную опасность своих деяний, осознают ложность своих показаний, заключения или неправильного перевода и желают совершить указанные действия.

Основной целью преступления, предусмотренного статьей 307 УК РФ, является воспрепятствование установлению истины по делу. Как правило, мотивами к даче заведомо ложных показаний является чувство сострадания к лицам, привлекаемым к уголовной ответственности, корысть, месть и т.п.

По рассмотренным уголовным делам по ч. 1 ст. 307 УК РФ, дача заведомо ложных показаний свидетелей осуществлялась с целью помочь подсудимым избежать или смягчить уголовную ответственность за совершенные преступления.

Например, по уголовному делу, рассмотренному Ленинским районным судом г. Пензы в отношении Е., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ.

Е., находясь в зале судебного заседания Ленинского районного суда г. Пензы, в ходе судебного следствия при допросе его в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении Т., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, будучи предупрежденным судом об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний, умышленно, желая дать суду ложные показания, с целью смягчения ответственности Т., изменил свои показания, данные ранее в ходе предварительного следствия и сообщил заведомо ложные сведения о том, что в ходе расследования он показания не давал, протоколы допросов подписал, не читая, содержание этих протоколов не соответствует действительности, денежные средства по просьбе Т. на имя К. в г. Москву не перечислял.

При вынесении приговора по уголовному делу в отношении Т., суд, давая оценку показаниям свидетеля Е., счел данные им в судебном заседании показания ложными.

Приговором Ленинского районного суда г. Пензы от 7 ноября 2013 года Е. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 20 000 рублей.

Субъект рассматриваемого преступления специальный. Им может быть вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет и выступающее во время предварительного расследования или судебного разбирательства в качестве свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста или переводчика.

Свидетелем является лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по делу, и которое вызвано для дачи показаний.

Потерпевшим является лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред и которое признано таковым постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда.

Экспертом считается физическое лицо, обладающее специальными познаниями в какой-либо из областей знаний, назначаемое дознавателем, следователем, прокурором или судом для производства экспертизы и дачи заключения.

Переводчиком признается лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода, и назначенное в качестве такового дознавателем, следователем, прокурором или судом.

По рассмотренным уголовным дела по статье 307 УК РФ в качестве субъекта преступления выступали только свидетели по уголовным делам.

Часть 2 статьи 307 УК РФ предусматривает квалифицированный состав данного преступления, состоящий в действиях, соединенных с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

В случае если потерпевший или свидетель на предварительном следствии давал правдивые показания, изобличающие виновного в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, а в суде изменяет свои показания и ложно оправдывает виновного, то его действия не могут квалифицироваться по ч. 2 ст. 307 УК РФ, так как отсутствует ложное обвинение лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В данном случае действия виновного необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 307 УК РФ.

В исследуемый период судами области уголовных дел по преступлениям, предусмотренным ч. 2 ст. 307 УК РФ, не рассматривалось.

5. Вынесение частных постановлений.

При рассмотрении уголовных дел, судам следует принимать необходимые меры по выявлению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также других нарушений закона.

В соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК РФ суды могут реагировать на факты нарушения закона, обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений путем вынесения частных постановлений.

По изученным уголовным делам районными судами вынесено только 1 частное постановление о допущенных недостатках при производстве предварительного расследования.

Так, Постановлением Октябрьского районного суда г. Пензы от 18 июня 2014 года прекращено уголовное дело и уголовное преследование в отношении Ф., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ, вследствие акта об амнистии.

Рассмотрев уголовное дело, судом выявлены недостатки, допущенные при производстве предварительного расследования, на которые суд счел необходимым обратить внимание.

В соответствии с Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 18.12.2013 г. N 3500-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации» подлежат прекращению находящиеся в производстве органов предварительного следствия уголовные дела о преступлениях, совершенных до дня вступления в силу настоящего Постановления, в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений женщин, имеющих несовершеннолетних детей, если за преступления, в совершении которых подозреваются или обвиняются указанные лица, не предусмотрено наказание, связанное с лишением свободы.

Санкция ч.1 ст. 307 УК РФ наказание в виде лишения свободы не предусматривает.

Преступление Ф. совершено 22 августа 2013 года, т.е. до дня вступления в силу Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 18.12.2013 г. N 3500-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации».

Ф. имеет на иждивении двоих несовершеннолетних детей, что подтверждается заверенными копиями свидетельств о рождении и материалами дела.

Таким образом, уголовное дело возбужденно старшим следователем отдела СУ УМВД России по г. Пензе вопреки акту амнистии, освобождающему обвиняемую от уголовной ответственности.

Суд посчитал необходимым довести до сведения начальника отдела СУ УМВД России по г. Пензе о вышеизложенном факте с целью недопущения подобного впредь подчиненными ей сотрудниками и принятия мер, направленных на их устранение.

6. Заключительные положения.

Изучение уголовных дел и судебных решений, представленных на обобщение показало, что в основном суды правильно разрешают вопросы юридической оценки действий лиц, совершивших заведомо ложный донос о преступлении и давших заведомо ложные показания в качестве свидетелей, но встречаются и ошибки в квалификации содеянного.

По результатам проведенного изучения практики рассмотрения судами области дел указанной категории предлагается:

ـ судам неукоснительно соблюдать требования закона при рассмотрении уголовных дел;

ـ изучать и обобщать судебную практику в данной сфере;

ـ результаты проведенного обобщения обсудить на оперативных совещаниях судей области и использовать в работе.

Отдел анализа и обобщения судебной практики Пензенского областного суда