Приговор по ст 230 ук рф

Апелляционное определение СК по уголовным делам Московского областного суда от 17 февраля 2015 г. по делу N 22-937/2015 (ст. 230 УК РФ. Склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Ключевые темы: рабочее время — предварительное следствие — показания свидетеля — следственные действия — рабочее место)

Апелляционное определение СК по уголовным делам Московского областного суда от 17 февраля 2015 г. по делу N 22-937/2015

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда в составе

председательствующего Колпаковой Е.А.,

судей Козлова В.А. и Филимоновой О.Г.,

с участием прокурора отдела прокуратуры Московской области Гурова А.А.,

защитника адвоката Данилова И.Н.,

при секретаре Кононовой О.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Данилова И.Н. на приговор Наро-Фоминского городского суда Московской области от 19 декабря 2014 года, которым

Стекольщиков А.Е., «данные изъяты»

осужден по ст. ст. 230 ч.1, 228.1 ч.3 п. «б», 228 ч.2 УК РФ, с применением ст. 69 ч.3 УК РФ, к лишению свободы на срок 11 лет, без дополнительных наказаний, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Козлова В.А., мнение прокурора Гурова А.А., полагавшего приговор оставить без изменения, выслушав объяснения адвоката Данилова И.Н. и осужденного Стекольщикова А.Е., поддержавших доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

Приговором Наро-Фоминского городского суда Московской области от 19 декабря 2014 года Стекольщиков А.Е. признан виновным в склонении к потреблению психотропных веществ, также в незаконном сбыте психотропных веществ, в значительном размере, и в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта психотропных веществ, в крупном размере, при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Стекольщиков А.Е. виновным себя по ст. 228 ч.2 УК РФ признал полностью, по ст. ст. 230 ч.1, 228.1 ч.3 п. «б» УК РФ вину свою не признал.

В апелляционной жалобе адвокат Данилов И.Н., в защиту осужденного Стекольщикова А.Е., выражает свое несогласие с приговором, в виду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора, просит приговор в части признания осужденного виновным по ст. ст. 230 ч.1, 228.1 ч.3 п. «б» УК РФ — отменить, снизить назначенное по ст. 228 ч.2 УК РФ наказание до 3 лет лишения свободы и примененить ст. 73 УК РФ, ссылаясь на то, что обвинение Стекольщикова основано лишь на показаниях свидетеля О., который в судебном заседании отказался от ранее данных показаний, пояснив, что оговорил Стекольщикова. В материалах уголовного дела отсутствуют сведения о проведении в отношении осужденного оперативно-розыскных мероприятий, при этом суд необоснованно отказал защите в ходатайстве об истребовании соответствующей информации из подразделения УФСКН по Московской области. Суд дал неправильную оценку показаниям свидетеля О., который при каждом допросе давал противоречивые показания. Указывает, что суд принял обвинительный уклон, что подтверждается отказом в удовлетворении ходатайств защиты, при этом судья и государственный обвинитель согласовывали и вырабатывали единую позицию по уголовному делу. Суд отказал защите в ходатайстве о проведении по делу сравнительной судебно-химической экспертизы, чем грубо нарушил право Стекольщикова на защиту. Суд критически отнесся к показаниям осужденного, о нахождении на работе в момент обвинения по сбыту психотропных веществ, и о наличии у О. оснований для его оговора. Суд критически отнесся к показаниям свидетеля К. о том, что показания на следствии она давала по просьбе О. и в «Евросети» не работала. В ходатайстве защиты об истребования сведений о работе К. в «Евросети» суд также отказал. Исследованные судом доказательства не подтверждают факт сбыта Стекольщиковым психотропных веществ О . Суд не принял во внимание нарушение следователем ст. ст. 166, 167 УПК РФ при получении детализации телефонных соединений.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, а назначенное осужденному наказание справедливым.

Как следует из протокола судебного заседания, судебное следствие по делу было проведено судом первой инстанции в соответствии с требованиями ст. ст. 273-291 УПК РФ. Представленные сторонами доказательства были полно и всесторонне исследованы, заявленные в судебном заседании ходатайства судом рассмотрены и по ним приняты обоснованные и соответствующие закону решения.

С учетом изложенного, доводы жалобы о нарушении судом положений ст. 15 УПК РФ, судебная коллегия считает несостоятельными.

Исследованные в судебном заседании доказательства, проверены и оценены судом в соответствии со ст. 73, 85, 88 УПК РФ в части их относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела.

В суде апелляционной инстанции участники процесса ходатайств об исследовании дополнительных доказательств не заявили, и согласились на рассмотрение апелляционной жалобы без проверки доказательств, исследованных судом первой инстанции.

В судебном заседании судом первой инстанции исследовались следующие доказательства:

— показания осужденного Стекольщикова А.Е. о том, что он признает свою вину в совершении преступления, предусмотренного ст. 228 ч.2 УК РФ. Преступления, предусмотренные ст. ст. 230 ч.1 и 228.1 ч.3 п. «б» УК РФ, он не совершал, О. оговорил его, испытывая к нему личную неприязнь;

— показания свидетелей Д., У., К. о том, что при задержании Стекольщикова 15 мая 2014 года, у того были обнаружены три пакетика с порошкообразным веществом;

— показания свидетелей В., Л., С. об обстоятельствах обнаружения и изъятия свертка с порошкообразным веществом по месту жительства Стекольщикова;

— показания свидетеля О. на предварительном следствии и в судебном заседании о том, что в конце 2012 года на вечеринке, по предложению Стекольщикова, он употребил психотропное вещество, которым в дальнейшем тот неоднократно угощал его, но затем сказал, что надо платить по «данные изъяты» рублей за порцию. 11 мая 2013 года, по договоренности со Стекольщиковым, он перевел тому на киви-кошелек «данные изъяты» рублей, а 12 мая в подъезде своего дома Стекольщиков передал ему сверток с препаратом. На улице его задержали сотрудники ФСКН, которым он рассказал о произошедшем. Никаких долгов перед Стекольщиковым он не имел;

— показания свидетеля О. при дополнительном допросе в судебном заседании, где тот отказался от ранее данных показаний и заявил, что оговорил Стекольщикова в совершении тем преступлений в силу сложившихся между ними неприязненных отношений, а перевод денежных средств на киви-кошелек Стекольщикова был им произведен с целью погашения долга;

— показания свидетеля К. на предварительном следствии, где она утверждала, что О. говорил ей о том, что по предложению Стекольщикова он стал употреблять таблетки амфетамина;

— показания свидетеля К. в судебном заседании, где она заявила, что ей неизвестно употреблял ли О. наркотические средства;

— показания свидетеля Стекольщиковой Л.В. в судебном заседании о том, что О. неоднократно занимал в долг у ее сына денежные средства, также ей известно о конфликте на работе между ее сыном и О.;

— протокол проверки показаний на месте происшествия, в ходе которого О. показал на месте, где и при каких обстоятельствах в подъезде N3 дома по адресу: «данные изъяты», он приобрел у Стекольщикова психотропное вещество;

— протокол личного досмотра от 15 мая 2014 года, в ходе которого у Стекольщикова А.Е. были обнаружены и изъяты три свертка с порошкообразным веществом;

— протоколы осмотра места происшествия от 16 мая 2014 года, с участием Стекольщикова А.Е., в ходе которых тот указал место «закладки» амфетамина и место его хранения в квартире по адресу: «данные изъяты»;

— протоколы осмотра предметов, признанных вещественными доказательствами по делу;

— заключения эксперта, согласно выводов которого, обнаруженное и изъятое у О., у Стекольщикова А.Е., по месту жительства Стекольщикова А.Е. порошкообразное вещество является психотропным веществом, содержащим амфетомин;

— табель рабочего времени, согласно которого 12 мая 2014 года в период с 10 до 21 часа Стекольщиков находился на рабочем месте; 16 мая 2014 года в период с 10 до 21 часа Стекольщиков находился на рабочем месте;

— приговор Наро-Фоминского городского суда от 30 октября 2014 года, установившего фактические обстоятельства, при которых О. 12 мая 2014 года приобрел психотропные вещества в подъезде «данные изъяты», произведя 11 мая 2014 года оплату через киви-кошелек; приговор вступил в законную силу.

Вопреки доводам жалобы, суд дал надлежащую оценку этим и иным доказательствам по делу и пришел к правильному выводу о доказанности вины Стекольщикова А.Е. в совершении преступлений, правомерно квалифицировав содеянное им по ст. ст. 230 ч.1, 228.1 ч.3 п. «б», 228 ч.2 УК РФ.

Оценивая показания свидетелей О. и К., суд первой инстанции обоснованно признал достоверными показания свидетелей, данные ими на предварительном следствии и первоначальные показания О. в суде, указав на их соответствие друг другу, а также на подтверждение показаний свидетелей совокупностью иных доказательств, исследованных в судебном заседании.

Ссылки на наличие у свидетеля О. оснований для оговора Стекольщикова проверялись в судебном заседании и объективного подтверждения не получили.

Также не получили подтверждения и доводы стороны защиты о нахождении осужденного в период совершения преступления, предусмотренного ст. 228.1 ч.3 п. «б» УК РФ — по месту работы. Оценивая представленный стороной защиты табель рабочего времени, суд обоснованно поставил под сомнение достоверность изложенных в нем данных, справедливо отметив, что 16 мая 2014 года Стекольщиков отсутствовал на рабочем месте, в связи с его участием в следственных действиях, в то время как согласно табеля рабочего времени, он находился на работе. В суде апелляционной инстанции Стекольщиков показал, что табель рабочего времени порой заполнялся самим работником.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, в ходе предварительного следствия и при рассмотрении дела судом допущено не было.

Доводы жалобы о нарушении следователем требований ст. ст. 166, 167 УПК РФ при осмотре данных с мобильного телефона, представленных свидетелем О., являются несостоятельными.

Так, согласно протокола осмотра предметов (т.2 л.д.136-155), следственное действие было произведено следователем с участием свидетеля О., представившего принадлежащий ему мобильный телефон и согласившегося на снятие с него данных, в присутствии понятых, протокол оформлен в соответствии с положениями ст. 166 УПК РФ, замечаний по итогам следственного действия его участники не заявили.

Суд назначил наказание осужденному с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных его личности, с учетом обстоятельств, смягчающих его наказание.

В качестве смягчающих наказание осужденного обстоятельств суд признал наличие малолетнего ребенка, по преступлению, предусмотренному ст. 228 ч.2 УК РФ — признание вины и активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Также при назначении наказания суд учитывал отсутствие у Стекольщикова А.Е. судимости, данные положительно его характеризующие по месту жительства и работы, возраст осужденного, состояние его здоровья, беременность супруги.

Таким образом, вопреки доводам жалобы, наказание осужденному определено с учетом требований ст. ст. 6, 60 УК РФ, и является законным и справедливым.

Оснований для применения к назначенному осужденному наказанию положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, а также ч.6 ст. 15 УК РФ не имеется.

В соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ осужденному правомерно назначен вид исправительного учреждения ИК — строгого режима.

Оснований для отмены либо изменению приговора по доводам апелляционной жалобы судебная коллегия не находит.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ судебная коллегия

Приговор Наро-Фоминского городского суда Московской области от 19 декабря 2014 года в отношении

Стекольщикова А.Е. оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационную инстанцию Московского областного суда.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Приговор по ст 230 ук рф

Президиума суда Ямало-Ненецкого

«01» февраля 2017 года

судебной практики по применению положений ст. ст. 228-230 УПК Российской Федерации судами Ямало-Ненецкого автономного округа за период 2015 год — 1-е полугодие 2016 года

В соответствии с планом работы на I I полугодие 2016 года суда Ямало-Ненецкого автономного округа проведено обобщение судебной практики по применению положений ст. ст. 228-230 УК Российской Федерации судами Ямало-Ненецкого автономного округа за период 2015 год — 1-е полугодие 2016 года.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», даны разъяснения по практике рассмотрения судами указанной категории дел.

При этом изменения в правоприменительную практику, внесенные постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года №30, были своевременно учтены судами и не повлекли за собой ошибок при квалификации действий осужденных.

Подавляющее большинство дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков и поступивших в суды округа в 2015 году, были квалифицированы органами предварительного расследования по ст. 228 УК РФ – 385 уголовных дел в отношении 410 лиц (в I -ом полугодии 2016 года 161 дело в отношении 171 лица), из них 243 дела (63%) в отношении 261 лица квалифицировано по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в I -ом полугодии 2016 года 99 дел (61%) в отношении 106 лиц).

По фактам незаконного сбыта наркотических средств в суды округа в 2015 году поступило 55 уголовных дел в отношении 61 лица (в I -ом полугодии 2016 года 34 дела в отношении 46 лиц), из них как деяния, предусмотренные ч. 4 ст. 228 1 УК РФ, квалифицировано 39 дел (70%) в отношении 45 лиц (в I -ом полугодии 2016 года 24 дела (70%) в отношении 34 лиц), как деяния, предусмотренные ч. 5 ст. 228 1 УК РФ, квалифицировано 13 дел (23%) в отношении 13 лиц (в I -ом полугодии 2016 года 6 дел (18%) в отношении 6 лиц).

Среди лиц, осужденных за преступления, предусмотренные ст. 228 УК РФ, в 2015 году 206 человек (54%), в основном по ч. 2 ст. 228 УК РФ, осуждены к реальному лишению свободы (в I -ом полугодии 2016 года 86 человек (56%)).

Наказания, не связанные с лишением свободы применялись лишь к лицам, признанным виновными по ч. 1 ст. 228 УК РФ, в 2015 году назначались в отношении 70 осужденных (18%) (в I -ом полугодии 2016 года в отношении 35 человек (23%)).

По ч. 2 ст. 228 УК РФ в 2015 году суды нередко считали возможным применение положений ст. 73 УК РФ, а именно в отношении 105 лиц (в I -ом полугодии 2016 года в отношении 32 человек).

В связи с изложенным, необходимо отметить, что при наличии специального рецидива в 2015 году осуждены 46 человек к лишению свободы, при этом из них 22 ранее также отбывали наказание в виде лишения свободы, 21 ранее были осуждены к лишению свободы с применением положений ст. 73 УК РФ, а 3 человек к наказанию, не связанному с лишением свободы.

При наличии специального рецидива в I -ом полугодии 2016 года осуждено 20 человек к лишению свободы, при этом из них 12 ранее также отбывали наказание в виде лишения свободы, 7 ранее были осуждены к лишению свободы с применением положений ст. 73 УК РФ, а 1 человек к наказанию, не связанному с лишением свободы.

За преступления, предусмотренные ст. 228 1 УК РФ за редким исключением суды назначают наказание в виде реального лишения свободы.

Назначая наказание по ч. 2 ст. 228 УК РФ в 2015 году, суды к 104 осужденным применили положения ст. 64 УК РФ (в I -ом полугодии 2016 года в отношении 34 человек).

В порядке, предусмотренном гл. 40 1 УПК РФ, в 2015 году осуждено 17 человек (в I -ом полугодии 2016 года 7 человек), практически всем им наказание назначено с применением ч. 2 ст. 62 УК РФ, то есть при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренныхп. «и» ч. 1 ст. 61УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств.

Также в 2015 году среди лиц, осужденных по ст. 228 1 УК РФ, к 17 применены положения ч. 1 ст. 62 УК РФ (в I -ом полугодии 2016 года 20 человек).

В 2015 году судом апелляционной инстанции по жалобам и представлениям было проверено 123 приговора, из них изменено в связи с неправильной квалификацией действий осужденных 3 (2,5% от числа проверенных), в связи с неправильным назначением наказания 7 (5,7% от числа проверенных), отменено по иным основаниям 5 приговоров, из них 2 с возвращением уголовных дел прокурору.

В I -ом полугодии 2016 года судом апелляционной инстанции было проверено 85 приговоров, из них изменено в связи с неправильной квалификацией действий осужденных 3 (3,5% от числа проверенных), в связи с неправильным назначением наказания 5 (5,8% от числа проверенных), отменено по иным основаниям 3 приговора, из них 2 с возвращением уголовных дел прокурору.

Изложенное свидетельствуют о том, что суды округа, в целом, верно устанавливают фактические обстоятельства по данной категории дел и правильно применяют положения УК и УПК Российской Федерации, однако, имеются отдельные нарушения законности.

В частности, причинами к отмене решений судов первой инстанции было принятие к производству уголовных дел, по которым имелись основания для возвращения их прокурору либо принятие дел судьей, подлежащим отводу.

По смыслу уголовно-процессуального закона, обвинение в обвинительном заключении должно полностью соответствовать обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 29 июня 2016 года (т. 6 л.д. 2-13) указано о совершении М. пяти преступлений, в том числе покушения на сбыт наркотических средств 11 ноября 2015 года. Однако в обвинительном заключении (т. 6 л.д. 24-31) приведено описание только четырёх преступлений, и не указано о совершении покушения на сбыт наркотических средств 11 ноября 2015 года.

Изложенное препятствовало вынесению по делу итогового решения и требовало от суда рассмотрения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору на основании ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Вместе с тем, суд постановил по делу приговор, вопреки ч. 1 ст. 252 УПК РФ, признав М. виновным в том числе и в совершении покушения на сбыт наркотического средства 11 ноября 2015 года, описание преступления по которому в обвинительном заключении отсутствует. При этом, в нарушение п. 1 ст. 307 УПК РФ, суд сам в приговоре не привёл описания этого преступного деяния с указанием места, времени и способа его совершения и иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В связи с изложенным обжалуемый приговор не мог быть признан законным и обоснованным, поэтому был отменен на основании п. 2 ст. 389 15 УПК РФ, в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Поскольку обвинительное заключение по делу составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, то уголовное дело было возвращено прокурору г. Ноябрьска, в соответствие со ст. 237 УПК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения судом (Апелляционное определение по делу №22-928/2016).

По смыслу уголовно-процессуального закона формулировка обвинения (описательная часть) должна содержать изложение конкретных фактических обстоятельств события преступления.

По уголовному делу, связанному с незаконным оборотом наркотических средств, в предъявленном обвинении и обвинительном заключении, в том числе, должны содержаться полные сведения, касающиеся массы наркотического средства, поскольку данные сведения относится к обстоятельствам, индивидуализирующим преступное деяние, входят в предмет доказывания по делу (ст.73 УПК РФ) и подлежат обязательному установлению.

Вместе с тем, указанные требования уголовно-процессуального закона, по данному уголовному делу, выполнены не были.

Так, из предъявленного Т. и С. обвинения следует, что их действия были направлены на незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, общей массой не менее 6, 414 грамма, которая как следует, из описания совершенного ими преступного деяния, состоит из нескольких частей изъятого впоследующем из незаконного оборота наркотического средства, общая масса которого составляет 6, 314 грамм.

Суд первой инстанции, приняв несоответствие масс наркотического средства за арифметическую ошибку, исключил из обвинения Т. и С. 0,1 грамма наркотического средства, как излишне вмененного.

Вместе с тем принимая данное решение, суд не учел, что указанное обстоятельство, влияет на квалификацию действий подсудимых, входит в предмет доказывания по делу и подлежало обязательному установлению в досудебном производстве.

Таким образом, установленные судом первой инстанции противоречия в количестве вмененного Т. и С. наркотического средства являются не ошибкой, а существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое привело к ограничению гарантированных указанным законом прав последних знать, в чем они обвиняются и, соответственно, защищать свои права и законные интересы всеми не запрещенными средствами и способами, и которое не могло быть устранено судом путем исключения из обвинения части наркотического средства.

При указанных обстоятельствах, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, настоящее уголовное дело подлежало возвращению прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом, так как обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что не может быть устранено в судебном заседании и не связано с восполнением неполноты предварительного расследования (Апелляционное определение по делу №22-159/2015).

Основания, предусмотренные уголовно-процессуальным законом для отвода следователя и других лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, распространяются и на руководителя следственного органа при наличии обстоятельств, позволяющих усомниться в его беспристрастности, поскольку на него возложены публичные функции, касающиеся как самого производства предварительного следствия, включая доказывание, так и контроля за ним.

А. признан виновным и осужден за то, что он, действуя в качестве члена организованной группы, совершил несколько покушений на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере.

Из материалов уголовного дела следует, старший оперуполномоченный отдела УФСКН Я.Д. принимал непосредственное участие в оперативно-розыскных мероприятиях и следственных действиях по каждому из эпизодов, по которым А. осужден по оспариваемому приговору.

Помимо этого, согласно материалам уголовного дела, Я.С. в качестве руководителя следственного органа (заместителя начальника СО УФСКН России по ЯНАО – начальника 1 отделения СО) в рамках осуществления контроля за расследованием уголовного дела в отношении А. были совершены процессуальные действия, вытекающие из его должностных полномочий.

Установлено, что Я.С., руководитель следственного органа УФСКН с дислокацией в г. Новый Уренгой и Я.Д., старший оперуполномоченный оперативного отдела УФСКН России с дислокацией в Новоуренгойском межрайонном отделе, являются родными братьями, то есть близкими родственниками (п. 4 ст. 5 УПК РФ).

Наличие близких родственных отношений между Я.Д. и Я.С. даёт основание полагать возможным проявление пристрастности и необъективности со стороны Я.С., как руководителя следственного органа, управомоченного в рамках расследования принимать общеобязательные решения, от которых существенным образом зависело принятие тех либо иных решений, либо их проверка.

При этом, как это следует из Определения Конституционного суда РФ от 16 декабря 2008 года №1080-О-П, основания, предусмотренные уголовно-процессуальным законом для отвода следователя и других лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, распространяются и на руководителя следственного органа при наличии обстоятельств, позволяющих усомниться в его беспристрастности, поскольку на него возложены публичные функции, касающиеся как самого производства предварительного следствия, включая доказывание, так и контроля за ним.

Существенное нарушение органами предварительного следствия требований уголовно-процессуального закона, выразившееся в нарушении процедуры согласования обвинительного заключения руководителем следственного органа, подлежащего отводу, то есть неисполнении ч. 6 ч. 220 УПК РФ не устранимы и не позволяли суду принять какое-либо решение по делу.

При указанных обстоятельствах приговор, в силу положений п. 2 ст. 389 15 , ч. 1 ст. 389 17 УПК РФ, был отменен, а уголовное дело возвращено прокурору г. Новый Уренгой Ямало-Ненецкого автономного округа для устранения препятствий его рассмотрения судом (Апелляционное определение по делу №22-41/2015 (22-1467/2014).

В силу п. 2 ч. 2 ст. 389 17 УПК РФ вынесение решения незаконным составом суда является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и влечет его безусловную отмену.

Положения ст. 63 УПК РФ в совокупности с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации изложенной в постановлениях от 2 июля 1998 года №20-П и от 23 марта 1999 года №5-П, в дальнейшем подтвержденной в многочисленных его определениях, в том числе от 1 ноября 2007 года №799-О-О, не допускают возможность участия судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу. Судья, ранее высказавший в ходе производства по уголовному делу свое мнение по предмету рассмотрения, не должен принимать участие в дальнейшем производстве по делу с тем, чтобы не ставить под сомнение законность и обоснованность решения.

В материалах уголовного дела имеется копия приговора Ямальского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 12 октября 2015 года, постановленного под председательством судьи Г. в отношении У., признанного виновным в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 228 УК РФ – незаконное приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, – совершенном в тоже время, в том же месте и в отношении того же наркотического средства (вещества, содержащем в своем составе N -(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-(циклогексилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид, массой 0,412 грамма), что указаны в обвинении И. Описывая это преступление, суд признал установленным факт сбыта наркотического средства У.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, событие преступления подлежит доказыванию по каждому уголовному делу.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что судья Г. при постановлении обвинительного приговора в отношении У. по ч. 2 ст. 228 УК РФ уже высказал свое мнение по вопросам, которые вновь явились предметом судебного разбирательства под его председательством по настоящему уголовному делу.

Таким образом, повторное участие судьи в рассмотрении дела в отношении И., сбывшего наркотическое средство У., являлось недопустимым и свидетельствует о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, влекущим за собой отмену приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение в ином составе суда, поскольку устранить допущенные нарушения самостоятельно, суд апелляционной инстанции возможности не имеет (Апелляционное определение дело №22-627/2016).

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений

Принимая решение об оправдании К. по обвинению в приготовлении к сбыту наркотических средств, суд указал, что инициатива в приготовлении к сбыту наркотических средств исходила не от К., а от Ш., путем его добровольного согласия на оперативный эксперимент по предложению оперативных сотрудников правоохранительных органов, то есть, по мнению суда первой инстанции, действия К. были спровоцированы сотрудниками правоохранительных органов.

Однако, необходимым условием законности проведения оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», и выполнение требований ст. 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которым, оперативный эксперимент проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Из материалов дела следует, что оперативный эксперимент проводился в отношении неустановленных лиц, с использованием муляжей наркотических средств в местах, указываемых по средствам переписки гражданина Ш. через компьютерную программу с неустановленным абонентом (т. 1 л.д. 58).

Данных, достоверно свидетельствующих о том, что оперативные сотрудники провоцировали К. на совершение преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, в деле не имеется.

Напротив, как следует из показаний Ш. (т.2 л.д.30-34), он прибыл в г. Ноябрьск, где должен был сделать «закладку» наркотического средства по указанию неизвестного ему лица. Однако сделать это не смог, так как был задержан сотрудниками полиции. На предложение последних поучаствовать в оперативном эксперименте, ответил согласием. После того как сотрудники полиции изготовили муляж наркотического средства и сделали «закладку», через компьютерную программу Ш. сообщил неустановленному лицу о том, где оно спрятано и приложил фотографию этого места.

Согласно результатов оперативно-розыскных мероприятий, на место «закладки» муляжа наркотического средства прибыл К., который был задержан, при досмотре у него был обнаружен и изъят муляж наркотического средства, упакованный в пачку из-под сигарет.

Как следует из пояснений К., место закладки наркотического средства, которые он должен был забрать, ему сообщило по каналам связи иное лицо, которое и ранее ему сообщало места закладок наркотических средств.

Однако в приговоре отсутствуют мотивы, по которым суд сделал вывод о том, что к этому сообщению причастны сотрудники полиции. При отсутствии таких сведений, коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции о склонении сотрудниками правоохранительных органов К. к совершению противоправных действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

При таких обстоятельствах, приговор был отменен в части оправдания К., поскольку судом не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (Апелляционное определение по делу №22-904/2015).

В случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в особо крупном размере, реализовало лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации как покушение на сбыт наркотического средства в особо крупном размере.

Ш. по приговору суда, постановленному в соответствии с главой 40 1 УПК РФ, по результатам рассмотрения дела в особом порядке при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве признан виновным, в частности, в незаконном сбыте с использованием информационно-телекоммуникационных сетей организованной группой наркотического средства в крупном размере.

В апелляционном представлении заместитель прокурора округа просил приговор суда изменить, в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона. Полагал, что суд необоснованно квалифицировал действия Ш. по по п. «а» ч. 4 ст. 228 1 УК РФ, оставив без оценки, что действия виновного были направлены на сбыт наркотического средства в особо крупном размере, что обоснованно вменялось органом предварительного расследования.

Судебная коллегия пришла к выводу, что суд первой инстанции при рассмотрении дела неправильно применил уголовный закон, в связи с чем, согласно п. 3 ст. 389 15 , п. 2 ч. 1 ст. 389 18 УПК РФ, обжалуемый приговор подлежит изменению.

При квалификации действий осужденного, в отношении наркотических средств, переданных потребителям, как преступления, предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 228 1 УК РФ, суд первой инстанции не учел, что из текста предъявленного Ш. обвинения прямо следует, что тот имел умысел на сбыт наркотического средства в особо крупном размере, в связи с чем органом предварительного расследования Ш. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 228 1 УК РФ.

Все совершенные Ш. действия были направлены на сбыт наркотического средства в особо крупном размере, однако, умысел осужденного не был доведен до конца по независящим от него обстоятельствам, так как 11 и 12 марта 2015 года имел место сбыт наркотического средства лишь в крупном размере, а наркотическое средство в особо крупном размере было изъято 24 марта 2015 года сотрудниками правоохранительного органа.

На основании изложенного, судебная коллегия пришла к выводу, что, в соответствии с положениями ст. ст. 29 и 30 УК РФ, действия осужденного, имевшие место в марте 2015 года, должны быть квалифицированы как покушение на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере, совершенное с использованием информационно-телекоммуникационных сетей организованной группой, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от Ш. обстоятельствам (ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 228 1 УК РФ), в связи с чем приговор в данной части был изменен (Апелляционное определение по делу №22-179/2016).

Склонение к потреблению наркотических средствможет выражаться в любых умышленных действиях, в том числе однократного характера, направленных на возбуждение у другого лица желания их потребления (в уговорах, предложениях, даче совета и т.п.)

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда в части оправдания Б. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 230 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Суд первой инстанции, принимая решение об оправдании Б. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 230 УК РФ, пришёл к выводу о том, что представленные доказательства не подтверждают вину Б., поскольку он не предпринимал активных действий, направленных на возбуждение у несовершеннолетней потерпевшей С. желания употребить наркотическое средство, а лишь задал ей вопрос, будет ли она употреблять наркотики, пояснив, что это то же самое средство, которое она курила у И.

Однако с данными выводами согласиться нельзя.

По смыслу закона, склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов может выражаться в любых умышленных действиях, в том числе однократного характера, направленных на возбуждение у другого лица желания их потребления.

Принимая решение об оправдании Б., суд не учёл в полной мере и не дал надлежащей оценки показаниям потерпевшей С., данных ею как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного разбирательства о том, что Б. предложил ей покурить наркотическое средство, пояснив, что это то же самое, что было на квартире у И., и что это «нормальная тема», а получив от неё согласие, Б. подготовил наркотическое средство к употреблению, насыпав его в специальное устройство, поджёг и пояснил, как правильно вдыхать дым, задерживая дыхание. При этом в судебном заседании, потерпевшая пояснила, что без предложения Б. покурить наркотическое средство она сама бы не стала курить и не смогла бы, воспользоваться устройством для курения, так как видела его впервые.

При этом, как следует из приговора и протокола судебного заседания, сам Б. в судебном заседании не отрицал, что задал вопрос потерпевшей, будет ли она курить наркотическое средство, приготовил наркотическое средство к употреблению и рассказал, как вдыхать дым, отрицая при этом умысел на склонение потерпевшей к потреблению наркотического средства.

Помимо этого, судом не дана надлежащая оценка показаниям свидетелей И., З., А., Л., Р., М. о потреблении С. наркотического средства на квартире Б.

Таким образом, судом при оправдании Б. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 230 УК РФ, не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда (Апелляционное определение дело №22-1233/2015).

При определении при назначении наказания наличия судимостей, судам необходимо проверять сохранили ли свое юридическое значение прежние судимости с учетом положений ст. 10 УК РФ.

При назначении наказания, суд первой инстанции указал о наличии у виновной судимости по приговору Ноябрьского городского суда от 21 декабря 2009 года по ч. 2 ст. 228. В связи с наличием указанной судимости, судом сделан вывод о наличии в действиях осужденной рецидива преступлений.

Однако данный вывод суда является ошибочным, поскольку противоречит положениям ст. ст. 10 и 86 УК РФ.

Так по приговору от 21 декабря 2009 года И. была осуждена за незаконный сбыт дезоморфина в особо крупном размере – массой 2,6 грамма. Из приговора, а так же из представленной прокурором копии экспертного заключения следует, что масса дезоморфина определялась в растворе без его выпаривания, что соответствовало порядку определения крупного и особо крупного размера наркотического средства на момент постановления приговора.

Постановлением правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 г. №1002 в примечание к списку 1 наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен, внесены изменения, в силу которых для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство, из перечисленных в списке I, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70 . +110 градусов Цельсия.

С учётом изменения порядка определения крупного и особо крупного размера наркотических средств, изменились критерии определения преступности и наказуемости совершённого И. деяния, а применявшиеся ранее правила не могут служить таковыми.

Согласно представленной прокурором справке, наркотическое средство, являвшееся вещественным доказательством по уголовному делу, по которому постановлен приговор от 21 декабря 2009 года, уничтожено 11 февраля 2010 года, что лишает возможности провести его дополнительное исследование.

Учитывая изложенное, а так же то, что ст. 228 УК РФ (в редакции на момент совершения преступления в 2009 году) предусматривает наступление уголовной ответственности за совершение незаконных действий с наркотическим средством не менее чем в крупном размере (либо в значительном – в редакции Федерального закона от 01 марта 2012 №18-ФЗ), а в настоящее время определить размер наркотического средства не представляется возможным, деяние, совершённое И. по приговору от 21 декабря 2009 года, следует считать полностью декриминализированным на основании ст. 10 УК РФ.

С учётом изложенного, судимость по данному приговору не подлежала учёту при постановлении обжалуемого приговора, в связи с чем он был изменен (Апелляционное определение дело 22-946/2016).

Приговор по ст 230 ук рф

Деятельность суда

Приемная суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья *** Дело № 22-91/2015г.

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

г. Ульяновск 21 января 2015 года

Ульяновский областной суд в составе:

председательствующего судьи Старостина Д.С.,

с участием прокурора Чашленкова Д.А.,

адвоката Сенина А.В.,

осужденного Мухаметзянова Р.Р.,

при секретаре Застыловой С.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя – помощника прокурора Засвияжского района г. Ульяновска Бутузова А.В. на приговор Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 03 декабря 2014 года, которым

МУХАМЕТЗЯНОВ Р*** Р***, *** не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 15 000 рублей;

оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 230 УК РФ на основании п.п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Мера пресечения Мухаметзянову Р.Р. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена без изменения до вступления приговора суда в законную силу.

Признано за Мухаметзяновым Р.Р. право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда и восстановлении иных прав в порядке предусмотренном главой 18 УПК РФ.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Доложив содержание приговора, существо апелляционного представления и возражений , выслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л А:

Мухаметзянов Р.Р. осужден за покушение на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств, совершенное в значительном размере, если преступление не было доведено до конца по независящим от воли подсудимого обстоятельствам.

Преступление им было совершено *** сентября 2014 года в с. *** З*** района г. Ульяновска при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

Этим же приговором Мухаметзянов Р.Р. оправдан по обвинению в совершении склонения А***ва А.А. к потреблению наркотических средств.

В апелляционном представлении помощник прокурора Засвияжского района города Ульяновска Бутузов А.В., не соглашаясь с приговором суда, считает его незаконным, постановленным с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Отмечает, что суд, несмотря на объективные доказательства виновности Мухаметзянова Р.Р. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 230 УК РФ, необоснованно пришел к выводу о недостаточности данных доказательств. Указывает на нарушение судьей принципа состязательности, поскольку в ходе судебного заседания суд не предоставил стороне обвинения необходимых условий для исполнения своих непосредственных функций, выразившихся в том, что председательствующий ограничивал право государственного обвинителя на допрос свидетелей.

Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, дана односторонняя оценка обстоятельствам дела при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд положил в основу приговора одни доказательств и отверг другие. Судом не принято во внимание заключение эксперта о наличии в смывах с рук А***ва А.А. наркотического средства «т***», несмотря на то, что в судебном заседании А***в пояснял, что растения конопли руками не растирал, употреблять наркотическое средство не пытался. Не приняты во внимание показания дознавателя УФСКН РФ Мартьянова А.Е. об отсутствия какого-либо рода воздействия на А***ва в ходе предварительного следствия, который в судебном заседании изменил показания в пользу Мухаметзянова, находящегося с ним в дружеских отношениях. Просит приговор суда отменить и вынести новый приговор.

В возражениях на апелляционное представление осужденный Мухаметзянов Р.Р. считает приговор суда законным и обоснованным, судебное заседание было проведено в соответствии с нормами УПК РФ, показания в судебном заседании свидетеля А***ва А.А. суд обоснованно признал достоверными. Полагает, что иные показания в ходе предварительного следствия А***в давал под давлением сотрудников правоохранительных органов.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции:

— прокурор Чашленков Д.А. поддержал доводы представления о незаконности и необоснованности приговора суда в части оправдания по обвинению, предусмотренному ч. 1 ст. 230 УК РФ;

— осужденный Мухаметзянов Р.Р. и адвокат Сенин А.В. просили оставить приговор суда без изменения, а доводы представления – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционного представления, суд апелляционной инстанции находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Вопреки доводам апелляционного представления, выводы суда об оправдании Мухаметзянова Р.Р. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 230 УК РФ, а равно и выводы о виновности осужденного в совершении преступления, предусмотренного ч. 30 ст. 3, ст. 228 ч. 1 УК РФ, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на полученных в установленном законом порядке доказательствах, которые всесторонне, полно и объективно были исследованы в судебном заседании, и получили должную оценку в приговоре в соответствии с правилами статьи 88 УПК РФ.

В апелляционном представлении государственным обвинителем поставлен вопрос об отмене приговора в части оправдания Мухаметзянова Р.Р. по обвинению в склонении к потреблению наркотических средств, с чем суд апелляционной инстанции согласиться не может по следующим основаниям.

Склонение к потреблению наркотических средств, уголовная ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 230 УК РФ, может выражаться в любых активных умышленных действиях, направленных на возбуждение у другого лица желания их потребления (в уговорах, предложениях, даче совета и т.п.), а также в обмане, психическом или физическом насилии, ограничении свободы и других действиях, совершаемых с целью принуждения к потреблению наркотических средств, на которое оказывается воздействие.

Сторона обвинения считает доказанной виновность Мухаметзянова Р.Р. в склонении к потреблению наркотических средств на основании показаний свидетеля А***ва А.А. в ходе предварительного следствия, подтвержденных им в ходе очной ставки с Мухаметзяновым Р.Р., о том, что последний предлагал ему собрать растения конопли, изготовить наркотическое средство «***», которое совместно употребить, рассказывал о действии данного наркотического средства, вызывающего при курении эйфорию. После уговоров Мухаметзянова на месте сбора конопли он (свидетель) также пытался изготовить наркотическое средство, Мухаметзянов давал ему об этом советы, что подтверждается и выводами заключения эксперта о наличии в смывах с рук Анюрова следовых количеств наркотического средства – т***, показаниями свидетелей Г***а А.В., Г***ва В.А. о совместном задержании Мухаметзянова и А***ва при сборе наркотического средства, а также показаниями дознавателя Мартьянова А.Е. об отсутствии какого-либо рода незаконного воздействия на свидетеля А***ва А.А. при проведении с ним следственных действий.

Вместе с тем суд первой инстанции по итогам исследования в ходе судебного следствия обоснованно пришел к выводу об отсутствии совокупности доказательств, достаточной для признания Мухаметзянова Р.Р. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 230 ч. 1 УК РФ.

Так, в ходе предварительного расследования и в судебном заседании Мухаметзянов Р.Р. вину в склонении А***ва А.А. к потреблению наркотических средств не признавал, давая последовательные показания о том, что они продолжительное время знакомы с А***ым, ему известно, что последний употребляет наркотические средства. На поле, где росла конопля, привел его А***в, которого он каким-либо образом не склонял к потреблению наркотических средств.

В судебном заседании суда первой инстанции в качестве свидетеля А***в А.А. показал, что Мухаметзянов Р.Р. каким-либо образом не склонял его к потреблению наркотических средств, они лишь вместе находились на территории, где растет конопля, он присутствовал при сборе наркотического средства Мухаметзяновым Р.Р., при этом сам контактировал руками с растениями конопли, но ладонями ее не растирал. Наркотическое средство он не употреблял. Ранее данные в ходе предварительного расследования показания, в том числе при очной ставке с Мухаметзяновым Р.Р., не подтвердил, объяснил это тем, что дал такие показания, поскольку боялся за себя.

Таким образом, показания в судебном заседании свидетеля А***ва А.А., а также показания Мухаметзянова Р.Р., в целом согласующиеся между собой и противоречащие показаниям А***ва А.А., данным им в ходе предварительного расследования, в совокупности с тем, что Мухаметзянов Р.Р. и А***в А.А. были совместно обнаружены сотрудниками правоохранительных органов в ходе оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение», при этом каких-либо умышленных активных действий со стороны Мухаметзянова Р.Р., направленных на склонение А***ва А.А. к потреблению наркотических средств, зафиксировано данным оперативно-розыскным мероприятием не было, учитывая также не опровергнутые доводы Мухаметзянова Р.Р. о том, что А***в А.А. еще до событий по настоящему делу употреблял наркотические средства, свидетельствуют об отсутствии достаточной совокупности доказательств, на основании которой может быть сделан объективный вывод о виновности Мухаметзянова Р.Р. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 230 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционного представленя, нарушений уголовно- процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора суда, не установлено.

Судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проведено всесторонне, полно и объективно. Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все доказательства исследованы судом по инициативе сторон, заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке. Доводы государственного обвинителя о нарушении его прав на допрос свидетелей, нарушении порядка допроса объективного подтверждения не нашли, замечания на протокол судебного заседания разрешены в этой части председательствующим в установленном ст. 260 УПК РФ порядке, законно и обоснованно отклонены.

Подлежащие доказыванию обстоятельства, предусмотренные статьей 73 УПК РФ, установлены и в приговоре изложены правильно. Приговор постановлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, нарушений при этом не допущено, доказательствам и доводам сторон дана надлежащая оценка, все выводы суда, в том числе и об оправдании Мухаметзянова Р.Р. в части обвинения по ч. 1 ст. 230 УК РФ, мотивированы, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Таким образом, апелляционное представление удовлетворено быть не может.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

Приговор Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 03 декабря 2014 года в отношении МУХАМЕТЗЯНОВА Р*** Р*** оставить без изменения, а апелляционное представление – без удовлетворения.