Развод по-белорусски

Развод по-белорусски

Развод по-белорусски: дети — маме, отец — бесправен?

Когда в нашей стране разводятся супруги, вопрос, с кем останутся дети, возникает редко, говорят специалисты. Конечно, с мамой! И только когда мать «неблагополучная», встает вопрос о том, чтобы ребенок жил с отцом. Семьи, где после развода супруги в равной степени участвуют в жизни ребенка, для белорусов, оказывается, редкость. Почему так происходит? Как папы борются за равноправное участие в воспитании ребенка? Что об этом говорит закон и что думают практики — адвокат и психолог?

Председатель общественного объединения «Защита отцов и детей» Олег Бакулин представляет интересы членов своей организации в суде. Чаще всего правовую помощь оказывает мужчинам.

Олег Бакулин рассказал об основных проблемах отцов в нашем обществе.

• В Беларуси есть тысячи случаев, когда дети живут с отцами.

• Декларируемого равенства между мужчинами и женщинами в нашей стране в семейно-правовом поле не существует. Отцы бесправны, так как во всех семейных вопросах судебная практика — на стороне женщины. Особенно это видно, если вопрос о месте жительства детей определяется в благополучной семье.

Прямо сейчас решается вопрос у папы из Могилева. Отец 6-летнего мальчика очень любит ребенка, водит его в детский садик, бассейн. Психолого-психиатрическая экспертиза, которую проводят в Новинках, уже установила, что мальчик испытывает эмоциональное отчуждение к матери и ее родственникам.

• Даже представители закона ограничивают права отцов. Случаются ситуации, когда судьи объясняют, что детей по закону отдают матери. Говорят, чтобы папа зря не тратил деньги и нервы. Но где в законе такое написано?

«После таких заявлений мы просим специалиста указать, где в законе сказано, что детей передают на воспитание матери, — говорит Олег Бакулин. — Те, кто принимает решение в пользу матери, делают это либо из-за устоявшейся судебной практики, либо на решение влияет личное мнение человека, не подкрепленное законом. Например, на одном из наших семинаров представительница Минского городского суда рассказала, что ее воспитывала мама, отец был нехорошим человеком, и поэтому она не может объективно относиться к рассмотрению дел, где отцы требуют передать детей им на воспитание».

• Большинство судей у нас — женщины.

Бороться приходится и с администрациями районов, говорит председатель ОО «Защита отцов и детей». «Даже ведущие специалисты по охране детства комитета высказываются, что папа вообще не должен участвовать в воспитании детей. Я считаю, что таких людей нужно признавать профнепригодными. А эти люди — начальники».

• При усыновлении детей женщине дают возможность выбрать ребенка. А мужчине почему-то нет. С этим также столкнулся один из наших родителей. Ему сказали, что усыновление — не магазин, и если он будет привередничать, то поступит сообщение в прокуратуру, что отец хочет взять ребенка не на воспитание, а для чего-то еще. Намекают, что ищет ребенка для каких-то сексуальных утех.

• Случается, если ребенка под опеку берет мужчина, управление образования отказывается платить ему деньги (за работу приемным воспитателем.TUT.BY). Взявший опеку над 9-летним мальчиком мужчина подал в суд по поводу установления оплаты. Тогда у него решили забрать ребенка. На каких основаниях — непонятно. В 6 утра приехала милиция, ребенка забрали в детский лагерь, откуда он вернулся на попутках. В итоге было вынесено решение, что ребенок будет жить у отца, а учиться — в интернате. Деньги на питание ребенка не выделяют, мол, пусть кушает в интернате. Очень хорошая семья. Мальчик помогает папе с компьютерными программами, которые используются Министерством образования.

• Иногда сами дети борются за право жить с отцом.

• Есть женщины, которым важно числиться мамой. Это очень удобно, это нормальный социальный статус. Были случаи, когда женщина завладевала квартирой, выбивала, чтобы по решению суда ребенок числился за ней и ей платили алименты. А ребенок с отцом проживал в другой стране. У женщин такой аргумент: «Я ребенка родила, поэтому ты мне должен платить».

• В большинстве случаев детям лучше жить с матерями. У женщины, которая родила ребенка, есть материнский инстинкт. Отцовство — социальное приобретение. То есть у мужчины любовь зарождается, когда он живет с ребенком, заботится о нем. Если разорвать связь отца с ребенком, то его чувства будут угасать. 50% отцов после развода утрачивают связи с детьми (это данные английского общественного объединения, аналогичного нашему).

Отцовство нужно культивировать. А у нас делают наоборот. Отцов, которые отстаивают свои права на ребенка, пытаются загнать в угол. Одной гребенкой гребут и положительных, и тех, кто пьет. Если поднимать эту тему, сотни отцов расправят плечи. Будут знать, что у них есть права и их можно отстаивать.

• Нельзя сказать, что хорошие папы — это редкость. Ко мне обращаются те, кто готов бороться за своих детей. Каждый день звонит до 10 человек.

• Кстати, в практике ОО «Защита отцов и детей» есть только два случая, когда после развода у родителей были равные права на ребенка. В одном случае ребенок жил по полгода и у отца, и у матери. Правда, отец все равно платил алименты и оплачивал коммерческий садик — таковы были условия. Во втором случае ребенок жил две недели с отцом, две — с матерью (оба родителя характеризуются положительно, девочке 12 лет). Это предложение поступило от представителя нашей организации, и ребенок сам урегулировал этот вопрос. Девочка ходит в одну и ту же школу, потому что бывшие супруги живут рядом.

Кодекс РБ о семье и браке

Статья 74. Место жительства ребенка
… Разногласия между родителями о том, с кем будет проживать ребенок, разрешаются в судебном порядке исходя из интересов ребенка.

Суд учитывает, кто из родителей проявляет большую заботу и внимание к ребенку, возраст ребенка и привязанность к каждому из родителей, личные качества родителей, возможность создания надлежащих материально-бытовых условий и нравственно-психологической атмосферы, обеспечения надлежащего уровня воспитания. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. При этом мнение ребенка по запросу суда выявляется органом опеки и попечительства по месту жительства ребенка.

Статья 76. Равенство прав и обязанностей обоих родителей

Отец и мать имеют равные права и обязанности в отношении своих детей.

Родители пользуются равными правами и несут равные обязанности в отношении своих детей и в случае расторжения брака между ними, если иное не предусмотрено в Соглашении о детях…

Статья 77. Участие отдельно проживающего родителя в воспитании детей

Родитель, проживающий отдельно от детей, имеет право общаться с ними и обязан принимать участие в их воспитании. Родитель, при котором проживают дети, не вправе препятствовать другому родителю общаться с детьми и участвовать в их воспитании…
Евгений Портной, адвокат, занимается бракоразводными процессами. Представляет интересы и мужчин, и женщин:

— Если ребенку уже есть 10 лет, при решении вопроса, с кем он останется после развода, учитывается и его мнение. В Кодексе о браке указано, что оба родителя — и мужчина, и женщина — имеют равные права относительно ребенка. Закон определяет, что при решении вопроса о том, с кем оставлять ребенка после развода родителей, нужно исходить из интересов ребенка.

Но в судебной практике, действительно, очень часто, вне зависимости от возраста и обстоятельств, детей оставляют с матерями. Редкие исключения, когда мать — неблагополучный человек.

В органах опеки и попечительства, которые по таким делам дают заключение, тоже в абсолютном большинстве — женщины. Хотя даже если судья — мужчина, это не значит, что он не вынесет решение в пользу матери.

Чаще всего, если мать — положительный человек, мужчина не ставит вопрос о том, чтобы оставить ребенка себе. В том числе и из-за сложившейся практики, а также потому, что для всех участников процесса, а особенно для ребенка, выбор между мамой и папой — стрессовая ситуация. Но есть и такие, кто готов бороться до конца.

В моей практике случалось, что за счет ребенка некоторые женщины хотели обеспечить себя материально (особенно когда бывший муж — обеспеченный человек и до этого женщина жила за счет супруга). Много дел, когда супруга ограничивает общение с ребенком: мужчина обращается, чтобы определить порядок участия в воспитании.

Часто обращаются граждане Германии, которые состояли в браке с белоруской. Женщина под видом того, чтобы проведать родителей, увозит ребенка домой и не допускает к общению. О каком равенстве идет речь, если мать проводит с ребенком все время и не разрешает с отцом даже говорить по скайпу? А по приезде — только в присутствии матери.

Это глобальный вопрос. В нашем обществе есть стереотип, что отец нужен для зачатия и материального обеспечения. А воспитание — прерогатива женщины.

Хотелось бы, чтобы в решении этих вопросов исходили не только из того, кому из родителей очень сильно хочется быть с ребенком.

Диана Комлач, психолог, автор программы «Территория счастья»:

— В моей практике свои проблемы через детей пытаются решать и мужчины, и женщины. Это происходит из-за того, что при разводе оба супруга остаются чем-то недовольны. Каждый пытается перетянуть ребенка на свою сторону.

Шантажировать умеют оба родителя. Некоторые матери используют детей как флаг: сегодня дам, завтра — нет. Мужчины применяют финансовые рычаги. А все потому, что люди не умеют разговаривать.

Как говорил мой старший коллега и друг Берт Хеллингер, ребенка нужно оставлять с тем из супругов, кто больше уважает партнера. По-моему, важно, чтобы бывшие муж и жена нашли возможность договориться о том, что было бы лучше сейчас для самого ребенка. А то случается, что, когда начинают делить, не видят самого малыша.

И здесь совершенно не важен пол малыша. Маленьким детям очень важно быть с мамой. Потому что она обогащает его мир эмоционально. Ближе к подростковому возрасту ребенку важно попасть в зону влияния отца, потому что отец отвечает за социальную адаптацию. И, кстати, жизнь меняется, и к этому вопросу нужно возвращаться. В моей практике были случаи, когда дети жили по неделям с мамой и папой и когда ребенок жил с мамой, а на каникулы уезжал к отцу. Причем правила поведения у папы и у мамы могут быть разные. Например, у папы можно играть за компьютером по три часа в день, а у мамы — нет.

Нет ничего хуже для ребенка, чем когда спрашивают, с кем он хочет жить, потому что ребенку придется предавать одного из родителей. Кстати, часто дети становятся на сторону пострадавшего. Бывает, отец пил и дрался, а после развода говорят, что останутся с папой.

При разводе партнеры должны в первую очередь понимать, что расстаются как муж и жена, но как отец и мать они будут связаны на всю жизнь. И поэтому им придется общаться: обсуждать решения, важные в жизни ребенка.

При ограничении общения всегда происходит отчуждение, теряется эмоциональная связь. Так происходит и с мужчиной, и с женщиной. Просто в процессе развода и вне брака, я сталкиваюсь с этим, многие мужчины даже не пытаются ничего делать для того, чтобы добиться общения с ребенком. Есть такая позиция у отцов, что все равно ничего не изменишь. Получив отказ, они останавливаются. А здесь нужно общаться, добиваться увеличения количества дней, которые можно проводить с ребенком. Но делать это нужно в процессе общения. Суд — это крайний случай. Тут нужно, чтобы хоть кто-то проявил свою добрую волю.

Развод по-белорусски: мужчина убил жену за несогласие расстаться

Прокуратура Ивацевичского района возбудила и расследует уголовное дело об убийстве 30-летней жительницы города Коссово , сообщает БЕЛТА.

Несколько дней назад родная сестра убитой обратилась в милицию с заявлением о пропаже. В поиски активно включился и муж пропавшей, но уже через несколько дней передумал и сознался в убийстве. По словам мужчины, вечером 2 мая он задушил жену в машине, вывез тело за город, привязал к нему тяжелый предмет и утопил в канале.

Мужчина пожаловался милиционерам на частые конфликты в семье последние пять лет, упреки жены и ее несогласие дать развод.

Тело погибшей уже нашли, сейчас проводится экспертиза. Подозреваемого задержали. Раньше его уже осудили за незаконное хранение патронов, и он отбывает наказание в виде исправительных работ.

Без матери остались двое маленьких детей, старшему — восемь лет, а младшему — год.

Возрастная категория сайта 18+

Хартия97. Развод по-белорусски

Драма Радиной и «Хартии97» напоминает обычный бытовой развод по-белорусски, когда делят не только квартиру, но даже сидение от унитаза. Присутствует всё: алименты (дележка грантов), пьянка, выяснение отношений и взаимные крики про невозможность «сохранить семью» и откровения «бывших».

Как это происходит чаще всего, на развод подала женщина. Радина высказалась о коллеге Владимире Кобеце, что тот работает на КГБ, пьет и пытается путем отбора двух комнат захватить сайт.

Конечно, Радину можно пожалеть – женщину, будто постаревшую и ненужную содержанку, руководитель собственного фонда выкидывает на улицу. Однако на самом деле Хартия97 имеет другое помещение на улице Маршалковская 55/73, где размещены офис и редакция. Дело оказалось не только в жилплощади, но и в алиментах (финансировании):

– Вынуждена сказать, что он злоупотреблял алкоголем, последний год практически перестал появляться на работе, приходил на один-два часа. Заявки и отчеты были очень низкого качества, приходилось за него многое переделывать. Перестал искать новых партнеров и новые источники финансирования для сайта, что еще больше усугубило трудное финансовое положение сайта, — написала Радина в интервью собственному сайту.

Получается, в Кобеце Радина увидела конкурента, который тягает бабки из «хартийной» семьи.

– Польские партнеры сообщили мне, что Кобец и некая гражданка Лариса Короленко открыли неправительственную организацию Prospect и коммерческую фирму Prospect Plus в Польше и стали обращаться к традиционным донорам сайта Хартии-97 с просьбой о помощи своим личным структурам», — жалуется Радина.

Очевидно, та самая гражданка Короленко выступила в роли разлучницы, которая не только помогла увести Кобеца из «семьи», но и оттяпала две комнаты, а также собиралась жить на «хартийные» алименты – гранты.

Иностранное финансирование, доноры, внутренние разборки – вроде бы все понятно. Но, конечно, Хартия не была бы Хартией, если бы к ситуации не приплели КГБ. Ну-ну. С такими дружками Радиной никаких врагов не надо.

Теперь посмотрим, что же делит «молодая семья».

В журналистской среде сама «Хартия» известна тем, что откровенно ворует чужие материалы, подписывает к ним идиотские заголовки со словом «диктатор» и выдает за свой продукт. Тем не менее, на каждый информационный товар найдется купец. После переезда в Варшаву «Хартии» спонсоры выделили площадь в некоем «Белорусском доме».

Давайте глянем, что это за организация.

На сайте «Белорусского дома» хвастливо сообщается, что это – «независимый белорусский информационный центр» и даже «независимое посольство». То есть две комнаты с «Хартией» и две фиктивные организации, проживающие по соседству – это уже и центр, и посольство.

Можно обратить внимание и на то, сколько белорусского в этом «белорусском доме» – спонсорами выступают германский фонд Маршалла, польский Фонд международной солидарности и даже королевство Нидерланды.

На правах соседа по «Белорусскому дому» и друга семьи за Радину вступился Андрюша Санников. Оказалось, в этом же здании размещена и фантомная организация Санникова «Европейская Беларусь».

Санников пишет, что Владимир Кобец аж с начала марта не являлся координатором «Европейской Беларуси» в связи с утратой доверия (видимо, намек на то, что тот пьет). Характерно, что целых два месяца никому из однопартийцев не было интересно, что координатора сняли (видно, структура очень активно работает).

Однако, чтобы было веселее, Санников поделился своими фантазиями о том, что Кобеца и Зарембюка похитил КГБ и пишет от их имени письма Радиной (то они были просто агентами, а то их уже похитили – версии множатся). Двумя строчками ниже он себя опровергает, т.к. «удалось удостовериться, что электронный аккаунт «Белорусского дома» взломан не был», а значит, письма были отправлены все-таки настоящие. В итоге Санников сообщает, что было принято решение о временном выезде из «Белорусского дома» до выяснения ситуации.

Логику тут понять сложно, но, видимо, Андрюша выводит оттуда свою организацию, чтобы коварные товарищи по партии таким образом обломались оттяпать комнаты.

Тем временем, пока Санников бомжует до выяснения, срач уже вышел за пределы семейной разборки и приобрел национальный характер.

Так, бывший пресс-секретарь Санникова Александр Отрощенков не смолчал, и назвал коллектив Радиной проходимцами, хамами и интриганами. Он, например, сетует, что агентом КГБ, развратником и пьяницей стал Кобец, предателем стал Павел Курьянович (оба – бывшие коллеги по «Европейской Беларуси»), а также выносит сор из творческого коллектива:

– Мотивация людей уничтожалась всепроникающими сплетнями интригами, бесконечными бесцельными совещаниями, придирками и откровенным хамством. Вместо поиска партнеров происходил поиск врагов. Круг людей, принимающих решения, был неимоверно сужен. Все, в него не входящие были объявлены агентами. Про расширение контактов со внешними партнерами в условиях тотальной паранойи не могло иди и речи.

За всей этой пургой важно не пропустить ключевое слово – тотальная паранойя. Именно оно наиболее точно не только описывает грязную дележку комнат, но и всю деятельность Хартии.

Вслед за Отрощенковым высказался еще один «бывший» коллега Радиной – Николай Халезин, руководитель скандального «Свободного театра». Кстати, сам Халезин ранее был объявлен предателем и обвинен в попытке переворота. Всем членам «команды» Хартии было запрещено с ним общаться. И вот четыре года спустя Халезин пишет, что Хартия скатилась в помойку, и отмазывает уже Кобеца.

Попутно оказалось, что тот не такой уж белый и пушистый.

С Халезиным они старые дружки: Кобец катался вместе с ним в США на курсы политтехнологов, а впоследствии «проявил себя, занявшись созданием региональных структур движения «Зубр», рожденного в недрах Хартии. Спустя несколько месяцев вся страна была покрыта сетью первичных организаций «Зубра», численность дошла почти до 12 тысяч человек. Позже этот опыт пригодится Кобецу в Украине, где он, по просьбе украинских партнеров, занялся созданием региональной сети молодежной организации «Пора», которая сыграет одну из ключевых ролей в «Оранжевой революции».

После «Поры» Кобец решил поиграть в революцию уже дома, в штабе Санникова, и после акции 19 декабря 2010 оказался в СИЗО. После отсидки в изоляторе у Кобеца начала подтекать крыша.

– Результат видели все, кто позже встречал Кобеца в Варшаве – полтора года он страдал расстройством сна: не мог спать ночью из-за кошмаров, и отключался на несколько минут днем, сидя за рабочим столом.

Сам Халезин перестал общаться с коллективом Хартии не потому, что его выперли, а потому что «невыносимо было слышать обвинения не только в адрес тех, с кем сотрудничал на протяжении многих лет, но затем уже и в адрес всех – к примеру, журналистского корпуса независимых СМИ, огулом обвиненных Хартией в сотрудничестве с КГБ».

Услышав слово «КГБ», три копейки брякнул и Николай Статкевич, еще один постоянный клиент Хартии, судя по заголовкам, ежемесячно свергающий диктатуру.

Колей был написан пафосный пост, от которого земля разверзлась, небеса изрыгнули огонь, и тьма поглотила всех противников Радиной:

– Напалоханыя зайдросцяць мужным. І шукаюць нізкіх матываў у іх учынках.

Здрадзіўшыя ненавідзяць цвёрдых. І абараняюць здрадзіўшых, радасна вітаючы папаўненне сваіх шэрагаў. Слабыя не любяць моцных. І шчаслівыя, калі лічаць, што моцнага прынізілі.

Вось сапраўдныя матывы тых соцен лайкаў пад постамі з нядаўнімі абвінавачваннямі ў бок каманды «Хартыі-97», – пафосно наставляет Статкевич, который, очевидно, воображает себя уже не просто революционером, но и проповедником.

Мы же со своей стороны добавим, что вот они, настоящие мотивы оппозиции, которая борется не за электорат, а за лайки в социальных сетях, а потом пламенно выясняет, у кого их больше. При этом за морализаторством скрываются вполне тривиальные проблемы: пьянка, нехватка денег, дележ имущества и взаимные доносы.

Чем окончится развод Кобеца и Хартии – узнаем в следующей серии.

Развод по-белорусски

— Бывшая супруга решила отобрать у меня все имущество и фирму. Не проходило и недели, чтобы я не получал писем из милиции. То я ее избил, то я ей угрожал, — рассказывает Стас. В своем городе, называть который мы не будем по просьбе героя публикации, он известный бизнесмен.

— Официально с Аллой я развелся 10 лет назад, но все эти годы бывшая жена не может успокоиться не на минуту: пишет бесконечные заявления в милицию, посылает факсы моим зарубежным партнерам о том, какой я плохой, врывается ночью в мой дом, — рассказывает историю своего развода Стас КРИВИЦКИЙ. В своем городе, называть который мы не будем по просьбе героя публикации, он известный бизнесмен. — Если она перестанет со мной воевать, я готов содержать ее всю жизнь…

Стас и Алла познакомились в начале 90-х. Общежитие, жизнь от зарплаты до зарплаты, работа на заводе. После того как в семье родилась очаровательная дочка Саша, Алла ушла в декретный, а Стас решил открыть собственное дело. Через несколько лет семейство Кривицких переехало в трехкомнатную квартиру, потом купили машину, построили загородный дом.

«После развода я ни в чем не отказывал бывшей жене»

— Алла все это время сидела дома, а я задаривал ее бриллиантами, оплачивал салоны красоты, поездки за границу, — вспоминает Стас. — Бизнес с каждым днем становился все прибыльнее, и я без труда смог купить еще две квартиры — ведь у нас подрастали двое детей. Правда, пока в фирме дела шли в гору, отношения с женой разладились… Мы решили развестись. Сначала никаких претензий Алла не имела: я подарил ей квартиру, сделал там евроремонт, полностью обставил. Алла попросила меня купить спальню за три тысячи долларов, потом детскую за пять тысяч. Я ей ни в чем не отказывал и плюс ко всему ежемесячно платил солидные алименты.

Потом ей стало всего не хватать, бывшая супруга решила отобрать у меня все имущество и фирму. Не проходило и недели, чтобы я не получал писем из милиции. То я ее избил, то я ей угрожал. С каждым днем все веселее.

Вынесла даже новогоднюю елку

Через полгода после развода Саша переехала жить к отцу, так как не смогла выдерживать постоянные истерики мамы. И как-то Стас уехал в командировку в Берлин и попросил бывшую супругу присмотреть за ребенком.

— Возвращаюсь из школы, а в квартире пусто, — рассказывает Саша. — Нет ни табуреток, ни посуды, ни телевизора. Мама все вывезла из квартиры! И даже забрала новогоднюю елку и папин халат. Я сразу позвонила отцу…

Только дома Стаса ждал очередной сюрприз: Алла написала заявление в милицию, что бывший супруг ее избил, хотя тот был за тысячу километров от Беларуси ! Видимо, в порыве гнева женщина совсем забыла, что отметка в паспорте о пересечении границы снимет все вопросы.

— Вы не поверите, но Алла украла у меня паспорт, как только получила ответ из милиции, что я в тот день находился в Берлине, — продолжает бизнесмен.

Наша история больше похожа на мыльный сериал, чем на жизнь обычных людей. Например, год назад бывшая супруга ночью ворвалась ко мне домой, устроила истерику, брызнула в меня из газового баллончика и даже подралась с моей невестой! Если бы не дочка, то я уже давно смог посадить Аллу в тюрьму за все ее выходки, но Сашку жалко… Все-таки это ее мать.

Уже несколько лет Алла и Стас ходят по судам в надежде разрешить свои конфликтные вопросы по разделу имущества. Бывшая жена претендует еще на две квартиры, загородный дом и долю в бизнесе, мужу готова оставить только дорогой автомобиль.

— Она слишком многого хочет. Я удивляюсь: ей не проще устроиться на работу и зарабатывать деньги самостоятельно, чем таскать меня по судам. Я же не против отдать квартиры, но при условии, что они будут оформлены на дочку, но Алла на такое не согласна, — говорит бизнесмен. — Несмотря на все козни, мне по-настоящему ее жалко. Ведь можно было бы нормально жить после развода, даже остаться друзьями. Я через несколько недель женюсь на любимой женщине, а Алла всю свою энергию пустила на разрушительное русло.

КОМПЕТЕНТНО

«Во избежание проблем заключайте брачный договор!»

— Стас и Алла сделали серьезную ошибку: они не зафиксировали раздел имущества. Не понятно, почему спустя 10 лет после развода они начинают делить имущество. По закону в течение трех лет после развода Алла еще могла предъявлять мужу свои претензии через суд, но сейчас срок исковой давности истек, — комментирует адвокат Минской городской коллегии адвокатов Наталья КРЫГИНА . — Другим парам хочется дать совет: во избежание таких проблем заключать брачный договор в нотариальной конторе после консультации адвоката. О порядке раздела совместного имущества супругам лучше подумать до свадьбы или в момент заключения брака, а не за пять минут до развода.

ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН, ЕСЛИ…

Ситуация 1. Жена не хочет разводиться

В таком случае срок на примирение может составлять до шести месяцев, а потом иск о расторжении брака либо подлежит удовлетворению, либо в иске могут отказать (как правило, причина одна – маленький ребенок), что бывает крайне редко.

Ситуация 2. Ребенку нет еще и года

По закону недопустимо расторгать брак во время беременности жены и до достижения ребенком возраста трех лет без письменного согласия супруги. Но если мама согласна, тогда разведут.

Ситуация 3. Жена претендует на имущество мужа-бизнесмена

Если это имущество нажито в период совместного проживания, тогда оно делится наполовину. Безусловно, при этом учитываются интересы детей, профессиональные интересы… И абсолютно не имеет значения — работал кто-нибудь из супругов или нет. В случае если у мужа или жены была квартира до вступления в брак, тогда вторая половина не вправе претендовать на это имущество.

СКОЛЬКО СТОИТ

Расторжение первого брака — 3 базовые величины (105 тысяч).

Расторжение повторного брака — 5 базовых (175.000).

Иск о разделе имущества — 5% от стоимости имущества, на которые вы претендуете.

Иск об определении местожительства ребенка — 3 базовые величины (105 тысяч).

Иск о передаче ребенка на воспитание — 3 базовые величины (105 тысяч).

Составление брачного договора у адвоката (без удостоверения договора) — около 150 тысяч.

Составление брачного контракта и его удостоверения у нотариуса — около 130 тысяч.

Сколько стоит самый дешевый развод?

Если у вас нет детей, совместно нажитого имущества, тогда развод обойдется вам в 105 тысяч белорусских рублей.

Сколько стоит самый дорогой развод?

Составление брачного договора + заявление на развод + иск о передаче ребенка на воспитание + определении его местожительства = 465 тысяч.

Раздел имущества в суде обойдется в кругленькую сумму. Например, если ваши квартира стоит 100 тысяч долларов, тогда госпошлина составит 5 тысяч долларов (5% от стоимости имущества, на которые вы претендуете).

Итого: 5 тысяч долларов + 465 тысяч.

Читайте также

МВД: «Делать селфи с городовым можно! Гладить собачку тоже»

Минчане начали фотографироваться рядом со скандальной скульптурой

Умер Эймунтас Някрошюс

Театральный режиссер Эймунтас Някрошюс умер в одной из больниц Вильнюса от остановки сердца

«А у нас +36»: посмотрите, какая погода сейчас в «уголках Беларуси» по всему миру

Послы Беларуси в разных странах сфотографировали погоду на своей территории [фото]

«Лучше пока дома сидеть». Украинско-белорусскую границу по трассе Е95 перекрывают бастующие автомобилисты

Утром во вторник дорога открыта, а что будет потом — неизвестно

«Как почетно!» Участники детского «Евровидения» встретились с Александром Лукашенко

Ради встречи с президентом Беларуси старт первой репетиции участников конкурса сместили на несколько часов [фото]

Маньяк Чикатило вместе с милицией искал сам себя под видом дружинника

20 ноября 1990 года был задержан самый кровавый маньяк Советского Союза

В деле группы Дятлова появляются новые загадки

Эксперты подтвердили подлинность записки прокурора Темпалова

«Лолита держалась, но было видно, что ей плохо»: певицу с концерта в Могилеве увезли в больницу

Причиной плохого состояния певицы стал гипертонический криз

На детском «Евровидении-2018» Даниэль Ястремский выступит под 8-м номером

В Минске прошла торжественная церемония открытия международного конкурса песни [фото]

Праздничные гирлянды, или Волшебство вокруг нас

Как украсить дом, офис или магазин атмосферно и по-европейски

Через три года закроют свалки в агрогородках и деревнях

Ведь такие мини-полигоны — проблема для экологии

В «Арена-Сити» нашли нарушения в монтажных работах

Специалисты обследуют техническое состояние конструкции подвесных потолков

«Рассуждалки КП»: дети о счастье и хоккее

Дети рассуждают о счастье и спорте. Чем мужчина должен заниматься? Чем заняться в свободное время? Обязательно ли заниматься спортом?

Если вы не мыслите свою жизнь без игры в судоку — приходите на чемпионат по судоку!

Впервые в рамках выставки «50+» в выставочном центре «Белэкспо» пройдет чемпионат по судоку!

Число жертв пожаров в Калифорнии увеличилось до 80 человек

К настоящему моменту опознаны тела 63 погибших

«Сделать пластику мечтала с 10 лет»: Русская Барби показала свою силиконовую грудь

Операция обошлась Юлии Кригер в районе 200 тысяч рублей, но прошла не так гладко: после пластики у девушки начались осложнения

«Ребенок ходит с тарелкой засохших макарон, а мама продает детское питание – семгу в баночке!»

Белорусы дискутируют: нужно ли ввести штрафы для родителей, продающих детское питание, которое получили бесплатно?

«Киану Ривз пожелал мне успехов – для простой девушки из Бреста это приятно!»

Молодая художница нарисовала портрет голливудского актера, и он ему понравился [фото]

Конкурс KP.BY: голосуйте за участников шоу «Талент краіны — 3» на ОНТ

Хотите поддержать талантливых детей нового сезона «Талент краiны»? Принимайте участие в конкурсе «Комсомолки». Голосуйте за любимых участников шоу!

Кто может купить участок под Минском на аукционе?

Мы узнали, как новое решение Миноблисполкома повлияет на рынок недвижимости

Как развивается агроэкотуризм в Беларуси?

В этом году конференция «Агроэкотуризм: территория перспектив» собрала более 170 участников

«Дима умер на руках у дедушки». Школьный автобус насмерть сбил 5-летнего мальчика

Родные считают, что малыш испугался проезжавших мимо тракторов

Ремонт в минской квартире в стиле барокко: потолки с вензелями, помпезная мебель и красная плитка

В проекте «Реальный ремонт» мы рассказываем, как белорусы обустраивают свое жилье [фото]

Возрастная категория сайта 16+

Развод по-белорусски(Сергей)

Развод по-белорусски

Меня зовут Сергей. Мне 34 года. У меня два высших образования, работаю ведущим инженером-программистом, школу закончил с золотой медалью, старший лейтенант запаса, имею хорошие характеристики, не пью и не курю, православный. Я не хвастаюсь, а просто рисую правдивую картину о себе. Люблю свою родину, свой язык и культуру.

Я был студентом, мечтал о крепкой семье и любви, как, наверное, мечтают многие. Я был в поисках своей единственной, и встретил ее в автобусе по дороге в университет. В то время я и ещё четыре студента снимали трешку. В один из дней девушка из автобуса пришла в гости к моей соседке по квартире. Я встретил ее и сказал: «Здравствуй, радость моя». Ее звали Марина (имя изменено). Она покорила меня своей неприступностью. В разговорах Марина постоянно повторяла, что у нее есть парень, они вместе уже 4 года, она любит его и собирается замуж. Вначале я показал все свои недостатки, но когда Марина узнала меня ближе ‒ ее заинтересовало. Она потребовала, чтобы я перестал общаться со всеми девушками, обещала бросить своего парня.

Я понял потом, что у Марины есть один главный недостаток – она сама никогда не знала, чего хочет в жизни, не могла сформировать свои мечты и цели.

У нас закрутилось… Это был поток чувств и эмоций с моей стороны и просто ответ с ее стороны. Я говорил, что моей любви хватит на двоих, и она мне поверила, а через 10 лет она скажет, что не хватило.

Она бросила своего парня, он ей звонил, говорил, что покончит жизнь самоубийством. Несколько месяцев мы встречались, и потом она вдруг решила вернуться к нему. Я заставил ее подумать. Как оказалось, этот парень ей изменял, она знала, прощала, а потом хотела ему отомстить. Теперь я осознаю, что если от тебя уже раз ушли, то уйдут и еще раз. Подруга помогла мне вызвать чувство соперничества и ревности в Марине, и в итоге закончилось тем, что мы решили жить вместе.

Потом я пошел работать по распределению в свой посёлок, Марине ещё нужно было учиться 2 года. А через полгода меня забрали в армию. Я предлагал ей жениться, но она отказалась, обещала ждать. После армии я вернулся на работу. Мы расписались поспешно, чтобы ее распределили в мою местность, позже было венчание. Марина первая встала на ручник и сказала: «Я буду главная в семье, я буду командир». И стала командовать. Мы жили в однокомнатной квартире моей мамы, где я сделал ремонт. Мы ездили отдыхать.

Марина работала в школе, ей сразу надоело, и она сказала: «Давай сделаем ребенка, чтобы я не ходила на работу». Только потом я понял, что это не те слова. Каждое УЗИ было в областном центре платным, роды платными ‒ я все старался сделать для своего сына. Я работал, но купал сына, укладывал спать, дежурил у кроватки через ночь, она же отдыхала и спала и днем обязательно. Она жила по принципу: зарплата мужа – это бюджет семьи, моя зарплата – это только мои деньги. Я как мужчина считал, что так и должно быть… Она и тратила свои деньги на одежду и косметику, а также еще на многие компании по сетевому маркетингу.

Через несколько лет по льготному кредиту на 40 лет мы построили трехкомнатную квартиру без отделки, кредитовали только 60 квадратов, остальное оплатила моя мама, продав свою однокомнатную. Пока я делал ремонт в нашей квартире, мы жили с моими родителями в их трешке. Мне помогали сестра с отцом.

Переехали в новую квартиру. Я привел в порядок комнату для сына, ему исполнилось два с половиной годика, он стал спать отдельно, а по ночам к нему всегда вставал я. Потом купил сыну спортивную стенку, на что жена устроила скандал. Я ходил с сыном на улицу, ездил на дачу, учил шахматам, белорусскому и английскому языкам. Марина сказала, что не хочет выходить на работу в школу. Я помог ей устроиться бухгалтером в кооператив, написал программы, работал полгода за нее, учил ее работать. Что еще нужно женщине – машина, квартира, хорошая зарплата у мужа, отдых. Этого оказалось мало…

Я люблю готовить кушать и много готовил, помогал убирать дома, вешать и снимать белье после стирки. Сына в садик водил я, она забирала. Марина стала изучать немецкий язык с каким-то мужчиной по интернету, ей стало жить скучно. Она сказала, что надо уехать жить в Германию, что в Беларуси плохо. Но я учил английский и не хотел уезжать из своей страны. Пошли проблемы в интимном плане и шантажи. Она грозилась уехать одна, грозилась подать на развод. Я шел на все уступки. Но это не помогло.

Каждый год мы ездили отдыхать в санаторий от моей работы, где сыну очень нравилось, но ей этого было мало, она хотела на море. Она сама нашла куда поехать вместе с сыном – в Болгарию, меня не отпустили с работы. Я влез в долги, но все оплатил. Эта поездка и изменила нашу жизнь. Там она изменила мне в мой день рождения. Оставляла ребенка одного и уходила по ночам, сын рассказал об этом, ему уже было 6 лет. Она потеряла его и искала с привлечением полиции. Это все я узнал потом, спустя месяц, как она приехала.

Она стала гнать меня к другой женщине, выгоняла из дома. Она завела себе ещё одного любовника, он звонил ей, они встречались. Я узнал и продал машину. Она подала на развод, указав, что у нее есть мужчина. Марина стала скандалить дома, сказала, что ее новый любовник будет воспитывать сына, а меня она лишит отцовства. Я не выдержал и ушел жить к моим родителям. Она не давала мне встречаться с сыном, требовала раздела имущества с передачей почти всего ей. Квартира ей была не нужна, сказала, что жить в поселке она не будет, она дала мне расписку, что за определенную сумму отказывается от квартиры. А кредит платил я.

В суде дали срок подумать 3 месяца. Я ходил к батюшке, водил ее, просил одуматься и сохранить семью, я похудел на 7 килограмм и не спал ночами. Батюшка ее просил не встречаться с другими мужчинами. Мне же сказал, что в ней сидит сатана, дал читать молитвы, что я и делал. Она просила батюшку нас развенчать, на что ей был дан ответ: «Такого понятия нет».

Потом мы договорились, что до развода интимных отношений ни у кого не будет, она обещала подумать о возврате в семью. Я давал алименты добровольно, с условием их траты на ребенка. Алименты в 2 раза были больше ее зарплаты. У нее не хватало денег, она привыкла жить на широкую ногу, набрала в долг одежду и косметику. В итоге она подала на алименты. Судья посмеялся с нее в суде, но алименты назначил, потому что сын жил с ней, а я жил у родителей. Я никогда не старался отобрать ребенка и сказать ему, что мама плохая. Он сам знал, что мама уходила по ночам, оставляла его.

Однажды Марина попросила меня ночью посидеть с сыном, потому что она ночью пойдет на дискотеку с новым любовником, она свободная женщина, а это просто ее друг. Но на утро она пришла и сказала, что они сняли квартиру, она сама ему себя предложила, и у них все было и не раз…

Через несколько дней она изменилась, как оказалось, ее любовника устраивали такие отношения и на большее он не пойдет, а к сыну он даже подходить боялся. Тут она поняла, что ею попользовались и хотят пользоваться дальше. Ей стало плохо. На работе в бухгалтерии были большие проблемы. Тут она и позвала меня жить обратно, но только, чтобы помочь. Я вернулся, но в отдельную комнату. Сынок сказал только одно слово «Великолепно!». Марина была в тяжелой депрессии: любовник ее бросил, на работе были большие проблемы. Я помог ей с бухгалтерией, привел все в порядок, кормил её насильно, вытягивал с такого состояния. Она начала приходить и соблазнять меня по ночам. Я ей не верил, сказал, что условием моего возвращения в семью будет то, что она перестанет гулять, врать, родит мне еще одного ребенка. Она со всем соглашалась.

Мы решили с ней развестись, но жить дальше вместе, а там как жизнь покажет. Я готов был жить дальше ради ребенка и простить ей все, с надеждой, что она измениться. Мы решили уладить юридические вопросы. Имущество просто договорились разделим на словах, я себе только и попросил оставить кровать и стенку, что покупал последними и мебель от моих родителей, все остальное ей. Квартиру решили оставить мне, потому что я платил кредит, делал ремонт, от компенсации она отказалась, потому что тогда бы я платил за квартиру и государству и ей, получается вдвойне. Мы не знали как это лучше оформить. В итоге заключили у нотариуса за три дня до развода брачный договор, по которому квартира стала моей. Я сказал ей на словах, что подарю квартиру сыну, когда выплачу кредит. А если у нас не сложиться, просил не судиться за ребенка, давать мне с ним видеться. Я отдал ей деньги за машину после развода, получил расписку от нее, ее все устраивало, она обещала, что в будущем эти деньги пойдут на ребенка, потому что она ему материально еще ничего не дала.

В итоге мы развелись. Она просила алименты оставить ей, я был против, сказал, что буду и дальше содержать ее и ребенка, потому что я знал, как она тратит деньги. Я помог ей найти другую работу. Мы с сыном каждый день ее встречали после работы. Но тут Марина изменилась опять. Она сказала, что рожать не собирается. Что хочет дальше встречаться с мужчинами, никто ни от чего не застрахован, она свободная женщина и имеет право встречаться с кем захочет. Обо всем, что мне обещала, говорила: «Мои слова, хочу – сказала, хочу – забрала обратно». Так жить дальше было невозможно. Друг сказал, что у него освобождается квартира. Я поговорил с Мариной, она была только рада моему уходу, в этот же день зарегистрировалась на сайте знакомств и стала встречаться со многими мужчинами. Её слова были: «Я ‒ звезда, я любого в кровать уложу». В свою трешку я уже не ходил, потому что Марина постоянно скандалила при ребенке. Она стала гулять и показывать ребенку своих различных мужчин, опять оставлять его по ночам.

Я начал общаться с девушкой. Она сильно оступилась в браке, от которого у неё был годовалый ребенок. Я искал ей квартиру. А потом у нас быстро все закрутилось, мы с Настей (имя изменено) стали жить вместе, я научил ее сына ходить, он стал звать меня папой. Его биологический отец от него отказался у нотариуса, не платил алименты. Я стал его содержать и воспитывать. Но я активно участвовал в воспитании своего сына, забирал со школы каждый день, брал в поездки по выходным.

Марина вспомнила, что она “командир”, и стала командовать мне и сыну, когда я должен его привести домой. Мне заявила, что приведет мужчину в мою квартиру и будет с ним жить. Мы с Настей попросили Марину приводить моего сына к нам, в квартиру друга, если ей куда-то надо.

Однажды я пришел на свою квартиру с дачи и принес сыну продукты. По нашему уговору Марина должна была написать мне расписку о полученных алиментах месяц назад, но она отказалась, стала бить и царапать меня, порвала на мне майку, кидалась с ножом. Позже на суде она сама сказала, что я ее ни разу не ударил. Но в итоге – мне дали штраф 2,5 млн, а ей только 1 млн. Вот такая “справедливость суда”, после которой я вообще без свидетелей в свою квартиру не приходил.

Дальше она стала приходить и скандалить в квартире моего друга, вызывала милицию и устраивала провокации. Я перестал ей открывать дверь. Сын не хотел идти домой с такой мамой, но когда приходил милиционер, то он послушно уходил с ней. Я насильно никогда не удерживал ребенка. Она стала запрещать мне его видеть. Она подала в суд иск – определить место проживания ребенка с ней и предать ей ребенка на воспитание, хотя она с ним проживала и воспитывала. Судья спросил – зачем вы подаете иск, если отец смотрит за ребенком, кормит, делает уроки, берёт больничный. Она сказала, что хочет отобрать у меня ребенка. Но иск в итоге под давлением судьи забрала? Потому что не было причин судиться.

Потом сыну эти скандалы мамы надоели, он захотел жить у меня и подтвердил это перед милицией, которую она же и вызвала. Ребенок уже находился в социально опасном положении из-за конфликта родителей по жилью и вопросам в воспитании ребенка. Марина утверждала, что квартира ее, а на ребенка я прав не имею. Вот и весь конфликт. Я же писал в органы опеки и просил только встреч с ребенком, мне советовали обращаться в суд по определению времени встреч с ребенком, но суд мне мог отказать из-за совместной регистрации в одной квартире или назначить несколько часов в неделю. Сын жил у меня 3 месяца, Марина отказалась его обеспечивать, возобновила и получала алименты. Сын перестал болеть, стал ходить на танцы, отдыхал со мной в санатории, катался на лыжах и санках, попросил спать всем вместе в одной комнате, Настиного малыша стал называть сам братиком. Отношения сына с Настей и ее ребенком были исследованы психологом школы, нас приходили постоянно проверять. С согласия моего сына мы подали заявление, чтобы расписаться, он называл нас жених и невеста. Дату выбрали на красную неделю после Пасхи. Марина продолжала гулять, у нее были мужчины возраста ее отца.

Я имел право по совести из-за суда по ребенку подавать иск на выселение бывшей супруги, что я и сделал, не зная, что уже в суде месяц находится иск на признание брачного договора недействительным по 4 статьям (на что прокатит). Иск она оплатила моими алиментами за 3 месяца, да и судья сократила ей выплату наполовину, потому что учитывался только ее маленький доход. Судья не проверила, что она получает алименты, ребенок с ней не живет, а на счету у нее деньги за машину и возможность заплатить у нее есть. Потом эта же судья проверит все, когда будет требовать долги по суду с меня.

Потом у меня умер дядя, я оставил сына с Мариной на 3 дня. Она наобещала сыну все покупать, ведь у нее больше денег. А потом после школы, когда Настя делала с ним уроки, он распсиховался, беспрепятственно позвонил маме, которая сразу приехала, сказала, стоя за дверью, что у него будет другой папа. Сын, глядя мне прямо в глаза, отказался от меня, ушел к маме. Ребенок просто делал то, чему его научила мама.

Потом были суды. Первый признал брачный договор не соответствующим основам семейному законодательству, с меня судья и прокурор требовали купить двухкомнатную квартиру бывшей жене. Мне ставили в вину то, что я расписался, когда дело находилось в суде, что я оставил ее без ничего. Марина нагло врала, что брачный договор был заключен с целью сохранения семьи и именно я развелся, что она не гуляла. А в решении суда было указано, что нет оснований не доверять ее словам. Все аккуратно подтасовывалось и заслуживает отдельного рассказа. Только на основании слов Марины и без доказательств, кассационный суд признал брачный договор недействительным. Посчитали, что я ввел ее в заблуждение и должен был сразу подарить квартиру сыну. По сути, кассационный суд признал, что я должен был заключить мнимую сделку, которая противоречит законодательству. Марина не стеснялась в словах, при свидетелях говорила, что все уже было решено на уровне областного суда, что адвокат у нее начальник юридической конторы области, у которого есть связи. Из-за судов мне пришлось выучить законодательство и научиться самому себя защищать в суде.

После судов я просил Марину неоднократно подарить сыну часть квартиры, но она была против. За деньги, потраченные на все суды и ее адвоката, я уже смог бы оплатить 30 квадратов в квартире, но они потрачены просто впустую.

Потом был суд о выезде ребенка за пределы республики. Я не хотел отпускать сына с Мариной и ее сожителем в Крым, где была напряженная обстановка. Я проиграл. Марина угрожала в суде, что она даст видеться с ребенком только два воскресенья в месяц без ночевки.

Марина стала жить с мужчиной. Уже со второй женой и ее сыном я вернулся жить в квартиру, зачем жилью пустовать. Я не знал, где находится сын, его адрес прислала милиция по моему заявлению. Я написал в органы опеки обследовать место жительства сына.

Потом Марина специально вернулась жить в квартиру, чтобы скандалить и не дать мне жить. Я ставил замки, и мы закрывались от неё. Вызовы милиции были каждый день. Было много административных судов, но наказали ее только один раз за оскорбления в мой адрес в присутствии ребенка. Мой сын сам прятался и закрывался от мамы неоднократно.

Однажды она пришла скандалить за день до рождения ребенка, он хотел его отмечать со мной, а она хотела в квартире сожителя. Скандалом разбудила Настиного сына, поцарапала меня и мою жену, нечаянно поцарапала сына, я вынес ее за дверь до приезда милиции. А потом она подала в суд, что моя жена умышленно поцарапала моего сына, чтобы Настя не имела возможности даже разговаривать с ним. Сын говорил, что его не могла мама поцарапать, потому что она его мама.

И тут еще суд по определению места жительства ребенка. В органах опеки работала одноклассница сожителя Марины. Мне было сказано: «Плати алименты и молчи!», «Ребенка или матери или заберем государству». Я доказывал в суде все – что по ее вине поставили сына в СОП, что конфликта я не создавал. У нее были противоречивые характеристики с мест работы бухгалтером кооператива и с нового места работы. Психолог школы подтвердил, что ребенок привязан к обеим родителям, но также к моей жене и моей матери. Я имею с сыном общие интересы и никогда против матери не настраивал ребенка, у меня ближе место работы, больше отпуск, больше значительно зарплата, наличие автомобиля. И хотя у меня по закону было преимущество, но я же МУЖЧИНА! Комментарии судьи были просты – мама не пьет, когда запьет, тогда и обращайтесь. Но я тоже не пью! А если мужчина не платит алименты три месяца – это уголовная статья. Я согласен содержать своего ребенка, но не бывшую жену. Мне было сказано обращаться в суд, чтобы я мог видеть своего сына в его квартире по месту его регистрации в отведенное судом время.

Вот так нормального мужа, который все делал для семьи сделали дураком. Квартира в общей собственности. Вот так нормального отца лишили сына. И все ЗАКОННО!

Я же продолжаю жить по совести. Выплачиваю деньги по судам и живу без копейки весь в долгах, плачу кредит за квартиру и содержу другого ребенка, дарю ему любовь, он радуется и кричит «Папа!». У меня есть любящая жена и теперь уже настоящая семья, я теперь понимаю, когда в семье любовь и уважение, когда общий бюджет. Мой сын рвется ко мне, но Марина его пускает редко. Сын сказал, что мама его обманула, обещала выиграть суд и тогда к папе будет всегда отпускать.

…Я люблю свою страну, но в ней не работают законы и суды, в ней нет равенства мужчины и женщины, женщина не слабое существо, она всегда права. Милиция не защитит вас от женщины с нарушенной психикой. Брачный договор не защитит мужчину, он может быть составлен только в пользу женщины, иначе легко может быть отменен только на основании слов. Какой бы вы не были папа, если мать не пьет – ребенка отдадут ей и законы НЕ ПРИ ЧЕМ, а дело мужчины только платить алименты. В судах выигрывает только адвокат – он в любом случае получает деньги. В нашей стране нормальный мужчина не как не застрахован на случай развода. Меня лишили сына, и я не смогу воспитать из него достойного гражданина страны…

Прошу юридические издания помочь мне опубликовать несправедливую практику белорусских судов надо мной со всеми документами.