Ст 111 ч 4 ук рф переквалификация

Переквалификация уголовного дела по статье 111 часть 3 УК РФ

Добрый день. Была массовая драка в ходе которой один из участников нанес удар «розочкой» сопернику (остальные участники об этом не знали), в результате данного противоправного действия все оказались в отделении. Можно ли для участников драки, которые не участвовали в данном противоправном действии переквалифицировать преступление со 111 УК РФ на хулиганство? ‘По материалам юридической социальной сети http://www.9111.ru ©’

Ответы юристов (2)

Была массовая драка в ходе которой один из участников нанес удар «розочкой» сопернику (остальные участники об этом не знали),… Можно ли для участников драки, которые не участвовали в данном противоправном действии переквалифицировать преступление со 111 УК РФ на хулиганство?

На хулиганство переквалифицировать не получится, если остальные участники драки не знали о применении одним из участников предмета в качестве оружия.

Согласно ст. 213 УК РФ хулиганством является грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Если же все знали о применении предмета в качестве оружия лицом, нанесшим этим предметом тяжкий вред здоровью, и были солидарны с его действиями, то деяние всех может быть квалифицировано по п. «д» ч. 2 ст 111 УК РФ — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений.

В описанном Вами обстоятельстве нужно внимательно разбираться.

Соглашусь с коллегой. Для того, что-б понять был ли эксцесс исполнителя и как правильно можно квалифицировать действия всех участников нужно изучать материалы дела, разговаривать с очевидцами, т.е. участвовать по делу.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Роковой удар. Переквалификация с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 118 УК РФ с последующим прекращением уголовного дела

Роковой удар. Переквалификация с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 118 УК РФ с последующим прекращением уголовного дела

О данном деле много написано в интернете, однако я хочу рассказать о нем именно с юридической стороны, чтобы люди, столкнувшиеся с подобной ситуацией, могли почерпнуть для себя необходимую информацию для построения защиты.

Речь пойдет о резонансном деле Дмитрия Морковина, заступившегося за девушку на пл. Ленина в г. Новосибирске в мае 2017 года. Дмитрий был обвинен по ч. 1 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). В ходе осуществления защиты удалось доказать отсутствие умысла на причинение тяжкого вреда, в результате чего обвинение было переквалифицировано на ч. 1 ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), а в дальнейшем уголовное дело было прекращено в связи с примирением с потерпевшим по ст. 25 УПК РФ (для сведения: первоначальное обвинение по ч. 1 ст. 111 УК РФ предусматривало наказание до 8 лет лишения свободы).

Фабула дела:

16 мая 2017 года в вечернее время Дмитрий Морковин находился в своем автомобиле, припаркованном на пл. Ленина в г. Новосибирске, в это время он обратил внимание на двоих мужчин, которые находились в состоянии алкогольного опьянения. Мужчины вели себя довольно вызывающий, размахивали руками, громко кричали, приставали к прохожим, один из мужчин, назовем его Павел, хватал прохожих за руки, вызывал на конфликт. Затем Павел подошел к девушке, которая стояла с парнем и шлепнул её по ягодицам. Парень, который был с девушкой, хотел за неё заступиться, но Павел стал приставать к нему, угнетал его, подавил его волю. Было видно, что парень испугался. Павел значительно превосходил его по комплекции, к тому же был не один. Парень с девушкой начали уходить в сторону метро, Павел пошел за ними, нанося пинки парню по ягодицам.

В этот момент Дмитрий решил заступиться за девушку с парнем, он вышел из машины и побежал в их сторону. Подбежав к парню Дмитрий увидел, что последний был сильно испуган. В этот момент Павел начал подходить к Дмитрию со стороны спины, выкрикивая в его адрес угрозы в нецензурной форме. Дмитрий развернулся и увидел, что Павел идет на него и начинает заносить свою руку, чтобы нанести удар, при этом выкрикивает угрозы в нецензурной форме. Чтобы защитить себя, Дмитрий нанес один удар левой рукой в область головы Павла. От удара Павел упал, в этот момент Дмитрий увидел, что на него надвигается второй мужчина, который был с Павлом, в характерной боевой стойке. Через мгновение этот мужчина опустил руки, Дмитрий тоже опустил руки. После этого Дмитрий вернулся в свою машину. Парень и девушка, за которых заступился Дмитрий тоже ушли. Забегая вперед скажу, что они больше и не нашлись, хотя их показания могли очень помочь Дмитрию.

Павел был доставлен в больницу, ему был диагностирован перелом височной кости слева, что в итоге было расценено как причинение тяжкого вреда здоровью. В отношении Дмитрия было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).

Линия защиты:

Ознакомившись с первоначальными документами по делу и обговорив ситуацию с Дмитрием, была избрана линия защиты, сводящееся к тому, что в действиях подзащитного отсутствовал такой обязательный элемент состава преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ, как умысел на причинение тяжкого вреда здоровью. Факт нанесения удара Дмитрий не оспаривал, он доказывался, в том числе и несколькими записями с камер видеонаблюдения.

Рассматривалась и возможность доказывания необходимой обороны, но в силу определенных особенностей юридической категории необходимой обороны, было принято решение, что основной упор защиты необходимо делать именно на неверную квалификацию инкриминируемого деяния, указывая на необходимость переквалификации на ч. 1 ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда по неосторожности).

Сложность в том, как это доказать. Важное значения здесь конечно имеет заключение судебно-медицинской экспертизы о механизме образования травмы потерпевшего. Однако одной экспертизы может быть недостаточно, важна совокупность доказательств, подтверждающих отсутствие умысла. О таких доказательствах пойдет речь ниже.

1. Доказывание отсутствия мотива на причинение тяжкого вреда здоровью.

Одним из элементов субъективной стороны состава преступления является мотив. Для того, чтобы доказать что у Дмитрия отсутствовал мотив на умышленное причинение вреда, необходимо было подтвердить, что потерпевший вел себя аморально и сам спровоцировал возникший конфликт. Кроме того, важно было установить индивидуально-психологические особенности личности Дмитрия, чтобы сделать вывод с какой целью он вмешался в происходящий конфликт между Павлом и молодой парой (с целью заступиться за девушку, в отношении которой совершались противоправные действия или с целью нанести повреждения Павлу на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений).

Благодаря широкому освещению дела в СМИ были установлены свидетели происшествия, которые смогли пояснить, что Павел действительно был пьян, вел себя аморально, приставал к прохожим.

Индивидуально-психологические особенности личности подзащитного были установлены путем проведения судебной психолого-психиатрической экспертизы, с постановкой ряда вопросов, таких как:

1. Какова общая психологическая характеристика подзащитного (темперамент, характер, склонности, потребности)?

2. Каковы индивидуально-психологические особенности подзащитного (характерологические, эмоционально-волевые)? Оказали ли они влияние на его поведение во время совершения инкриминируемого ему деяния?

3. Находился ли подзащитный во время совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии повышенной эмоциональной напряженности, вызванной психотравмирующей ситуацией?

Были поставлены также иные вопросы, позволяющие установить важные для дела особенности личности подзащитного.

Благодаря установлению факта противоправного поведения потерпевшего, а также установлению индивидуально-психологических особенностей личности подзащитного можно было сделать вывод, что Дмитрий, подойдя к молодой паре, хотел им помочь и не преследовал цели причинения вреда Павлу. Таким образом, у подзащитного отсутствовал мотив на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

2. Доказывание отсутствия возможности у подзащитного предвидеть наступление последствий нанесенного удара.

Отличие умышленного причинения вреда здоровью от причинения вреда по неосторожности заключатся в том, что в первом случае лицо осознает, что его действия (удар) может повлечь за собой последствия в виде тяжкого вреда здоровью и желает их наступления, либо относится к ним безразлично. Во втором случае лицо не предвидит возможности наступления последствий удара, но при необходимой внимательности должно было и могло предвидеть эти последствия.

К примеру, человек обладающий специальными познаниями в области боевых искусств, применяя специальные навыки и нанося удар человеку, должен осознавать степень опасности своих действий и возможные их последствия.

Исходя из этого, по рассматриваемому делу важно было установить:

1. Был ли удар кистью в область лица Павла нанесен профессионально (с применением специальных навыков в области единоборств)?

2. Являлся ли данный удар нокаутирующим, опасным для жизни и здоровья?

3. Были ли применены при нанесении удара специальные приемы, позволяющие придать (увеличить) силу удара (например, скручивание корпуса)?

4. Был ли направлен данный удар на остановку оппонента или был направлен на причинение оппоненту серьезного (опасного) вреда здоровью?

5. Исходя из дистанции, на которой находились Дмитрий и Павел непосредственно перед нанесением удара, возможно ли было нанести иной удар (к примеру, удар в корпус, не имея специальных навыков)?

Для установления указанных обстоятельств изначально мной был опрошен в рамках полномочий адвоката-защитника специалист в области боевых искусств (тренер по боевому самбо), который по результатам просмотра видеозаписи происшествия пояснил, что удар был нанесен Дмитрием непрофессионально, каких-либо специальных навыков при его нанесении он не применял, удар по своему характеру не был нокаутирующим (опасным), специальные приемы, позволяющие придать силу в ударе Дмитрия, не усматривались.

В дальнейшем по ходатайству защиты следователем были допрошены указанный тренер по боевому самбо и тренер по боксу в качестве специалистов, которые подтвердили вышесказанное. Соответственно, нанося непрофессиональный удар, Дмитрий не мог предвидеть наступление столь серьезных последствий.

3. Доказывание отсутствия прямой причинно-следственной связи между ударом и наступлением последствий в виде тяжкого вреда здоровью у потерпевшего.

Данное обстоятельство являлось наиболее важным для решения вопроса о переквалификации действий Дмитрия, так как если тяжкий вред здоровью образовался не от удара, а от падения и соударения головой об асфальт, то в данном случае нельзя вести речь об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, так как отсутствует прямая причинно-следственная связь между действиями подзащитного и наступлением их последствий.

На разрешение экспертов мною были поставлены ряд вопросов, в том числе такие как:

1. Могли ли образоваться телесные повреждения потерпевшего в результате однократного удара кистью (кулаком) в правую часть лица?

2. Могли ли образоваться указанные телесные повреждения в результате падения и ударения об асфальт с высоты собственного роста?

3. Состоят ли полученные травмы в прямой причинно-следственной связи с ударом кистью (кулаком) в правую часть лица?

4. Состоят ли полученные травмы в прямой причинно-следственной связи с падением и ударением об асфальт с высоты собственного роста?

5. Какие повреждения образовались у потерпевшего в результате нанесения удара кистью (кулаком) в правую часть лица, какова степень тяжести данных повреждений и какие повреждения образовались у потерпевшего в результате падения и ударения об асфальт с высоты собственного роста, какова степень тяжести данных повреждений?

Из результатов полученной судебно-медицинской экспертизы следовало, что черепно-мозговая травма не могла образоваться в результате однократного удара кистью (кулаком) в правую часть лица потерпевшего. Не исключена возможность образования указанной черепно-мозговой травмы в результате падения с высоты собственного роста, учитывая её характер и локализацию.

Окончательная позиция с учетом собранных доказательств.

Исходя из полученных доказательств следовало, что Дмитрий нанес всего один удар в правую часть лица потерпевшего (черепно-мозговая травма была расположена слева). Данный удар исходя из показаний двух допрошенных специалистов (тренер-преподаватель по боксу, тренер-преподаватель по боевому самбо), не являлся профессиональным и опасным.

Действия Павла были для Дмитрия неожиданными. Превентивный удар был нанесен Дмитрием с целью остановить надвигающегося на него и агрессивно настроенного Павла, а не с целью причинить тяжкий вред здоровью. Дмитрий не добивал Павла, не наносил ему более каких-либо ударов, не полез в драку со вторым мужчиной. Не совершал никаких действий, из которых можно было бы сделать вывод об умысле на причинение тяжкого вреда здоровью.

По материалам дела следовало, что тяжкий вред здоровью был причинен не от удара подзащитного, а от падения и ударения головой об асфальт потерпевшего, который был настолько пьян (что также было установлено по делу), что от любого толчка, мог упасть на асфальт.

Из всего этого следовал вывод — не удар явился причиной тяжкого вреда здоровью, а падение и ударение об асфальт.

Итог по делу:

После длительного расследования ранее предъявленное Дмитрию обвинение по ч. 1 ст. 111 УК РФ было переквалифицировано на ч. 1 ст. 118 УК РФ. В дальнейшем в ходе предварительного слушания в суде, уголовное дело было прекращено в связи с примирением с потерпевшим, то есть по основанию, предусмотренному статьей 25 УПК РФ, в соответствии со ст. 76 УК РФ. Таким образом, Дмитрий был освобожден от уголовной ответственности по настоящему делу.

С постановлением о прекращении уголовного дела можно ознакомиться здесь.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

На базе данного дела было решено создать группу в ВК посвященную вопросам необходимой обороны и неумышленным преступлениям, чтобы люди, попавшие по воле случая в тяжелую правовую ситуацию, могли найти в данной группе полезную для себя информацию, получить юридическую консультацию, ознакомиться с подобными ситуациями, судебной практикой и многим другим по обозначенной теме.

Освещение данного дела в СМИ можно почитать по ссылкам:

Новосибирец вступился за девушку на площади Ленина и попал под уголовное дело

8 лет за нокаут

Кто кого избил: в деле сибиряка, вступившегося за девушку на площади Ленина, появились новые улики

Дело Морковина: с сибиряка, который вступился за девушку на площади Ленина, требуют 750 тысяч

Дело заступившегося за девушку сибиряка Морковина дошло до суда

Суд закрыл дело о драке на площади Ленина: заступившийся за девушку Морковин заплатил 90 тысяч

Уголовное дело в отношении Дмитрия Морковина прекратил суд в Новосибирске

Были и другие статьи, о которых можно почитать в интернете по ключевым словам.

Также предлагаю к просмотру интервью по данному делу:

Радио Комсомольская Правда. Дело Дмитрия Морковина.

Может ли быть переквалификация на ч. 4 ст. 111 УК РФ, если потерпевший умер?

Сына задержали по ст. 111 ч. 1 УК РФ 19 марта этого года. Неделю назад умер потерпевший. Сейчас что делать не знаю. Посоветуйте что-нибудь.

Адвокат Антонов А.П.

Согласно ч.1 ст.111 Уголовного кодекса, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности, наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.
Согласно ч.4 ст.111 Уголовного кодекса, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности;
Те же деяния, совершенные:
а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
б) в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего;
в) общеопасным способом;
г) по найму;
д) из хулиганских побуждений;
е) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего;
з) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия,
Те же деяния, если они совершены:
а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
б) в отношении двух или более лиц, —
повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, —
наказываются лишением свободы на срок до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
Таким образом, в Вашем случае переквалификация части статьи на более тяжкую возможна лишь в том случае, если будет доказано, что смерть потерпевшего возникла вследствие вред здоровью, который был причинен ранее.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Приговор с переквалификацией ч.1 ст.111 на ч.1 ст.118 УК РФ

Ежегодно следственные органы возбуждают и направляют в суды десятки, если не сотни, тысяч дел связанными с нанесением вреда здоровью. Подобные дела (ст.ст. 111, 112, 115 УК РФ), пожалуй, являются одними из самых распространенных в общем массиве уголовной статистики.

По подобным делам, как собственно и по другим уголовным делам, подлежит выяснению ряд обстоятельств, которые немаловажно учитывать при квалификации действий виновного и в зависимости от наличия или отсутствия которых, деяние будет наказываться по другой норме закона, либо не будет наказываться вовсе. Так, например, помимо статьи 111 в Уголовном кодексе РФ имеется и другие «специальные» нормы, связанные с причинением тяжкого вреда здоровью: ст.ст. 113, 114, 118, п. «в» ч.4 ст.162, п. «в» части 3 статьи 163, 264 УК РФ и т.д.

Таким образом, несмотря на то, что все вышеуказанные нормы закона объединяет причинение последствий в виде тяжкого вреда здоровью потерпевшего, все они разнесены по разным статьям, главам и разделам Особенной части УК РФ. Все вышеуказанные преступления, при всей схожести преступного результата, различаются другими элементами: способом совершения деяния, направленностью преступных намерений виновного, его мотивами, целями преступных действий и т.д. Соответственно от всего вышеперечисленного, а также от других конкретных обстоятельств зависит и наказание, указанное в санкции конкретной статьи УК РФ. Так, виновному по части 1 статьи 111 УК РФ может быть назначено 8 лет заключения, тогда как, например, санкцией части 1 статьи 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), вообще не предусмотрено лишение свободы. В связи с этим особую актуальность имеет вопрос: как переквалифицировать статью 111 УК РФ на статью 118 УК РФ или другую статью с менее тяжким наказанием.

Несмотря на очевидное внешнее различие деяний связанных с причинением тяжкого вреда здоровью человека, на практике нередки случае ошибок в квалификации деяний, которые встречаются не только на следствии, но и в судах. А если учесть, что в «пограничных» ситуациях следователи, как правило, квалифицируют действия обвиняемых, по статье, предусматривающей наиболее тяжкое наказание, то отграничение статьи 111 УК РФ от более привилегированных составов преступления, предполагает серьезную работу стороны защиты по отстаиванию своих законных прав на всех стадиях производства по уголовному делу – с момента его возбуждения и до вынесения устраивающего защиту приговора.

В качестве примера, можно привести дело в отношении Крамаренко Ю.В. (фамилия изменена – прим. авт.), в отношении которого состоялся приговор суда первой инстанции по ч.1 ст.111 УК РФ.

Обстоятельства дела не исключительны и достаточно банальны: Крамаренко Ю.В. повздорил со своим знакомым и дважды ударил его кулаком в лицо. От удара потерпевший упал и, ударившись головой, потерял сознание. Судебно-медицинской экспертизой у него был определен тяжкий вред здоровью, вызванный тупой травмой головы, образовавшейся в результате удара головой о дорожное покрытие. Потерпевший был тут же доставлен в больницу, ему была оказана необходимая медицинская помощь. В рамках незамедлительно возбужденного уголовного дела подозреваемый был тут же взят под стражу. Следователь квалифицировал действия обвиняемого по части 1 статьи 111 УК РФ, а все заявления и ходатайства адвоката и его подзащитного о переквалификации действий обвиняемого с ч.1 ст.111 УК РФ на ч.1 ст.118 УК РФ отклонил. Аналогичным образом поступил и судья, рассматривавший дело, который признал подсудимого виновным в совершении деяния, предусмотренного ч.1 ст.111 УК РФ и назначил ему наказание в виде 3 лет лишения свободы.

В апелляционной жалобе, в суде второй инстанции в судебном следствии и прениях защите удалось обосновать и доказать, что умысел Крамаренко Ю.В. не был направлен на причинение именно тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а травма головы потерпевшего, которая непосредственно причинила тяжкий вред его здоровью, явилась для обвиняемого неожиданным последствием своих действий, которое он не имел возможности предвидеть. С этой целью по делу были допрошены ряд экспертов и свидетелей, обращено внимание судебной коллегии на ряд обстоятельств, которые не принял во внимание суд первой инстанции.

В конечном итоге суд апелляционной инстанции согласился с доводами защиты о необходимости переквалификации действий подсудимого с ч.1 ст.111 УК РФ на ч.1 ст.118 УК РФ и вынес новый приговор в отношении Крамаренко Ю.В. Апелляционным приговором действия Крамаренко Ю.В. были переквалифицированы с ч.1 ст.111 УК РФ на ч.1 ст.118 УК РФ, то есть на неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью. Осужденному было назначено наказание в виде ограничения свободы, которое он уже отбыл за время нахождения под стражей до вынесения апелляционного приговора по делу.

Приговор суда с переквалификацией ч.1 ст.111 УК РФ на ч.1 ст.118 УК РФ (извлечения):

Лжегуманность суда, или О чем свидетельствуют казусы (Козаченко Е.Б.)

Дата размещения статьи: 10.04.2015

Часть 4 ст. 111 УК РФ предусматривает ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего наступление смерти потерпевшего. Объективно суть этого преступления понять достаточно легко. Необходимо, чтобы действия виновного повлекли причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, что в свою очередь должно привести к смерти потерпевшего. Сложнее раскрыть субъективные признаки данного преступления. В своей функциональной нераздельности эти признаки должны проявляться одновременно в форме умысла и неосторожности. Такие преступления принято относить к преступлениям с двойной формой вины.
Уголовно-правовая судьба положений, закрепленных в ч. 4 ст. 111 УК РФ, вряд ли может быть признана удачной. Для подтверждения приведем наиболее характерные казусы в судебной практике, касающиеся применения данной нормы уголовного закона.

Казус первый. Во время ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений между Д. — инвалидом, ограниченным в движении и нуждающимся в постороннем уходе, — и его сожительницей С., последняя нанесла ему удар ножом в бедро с повреждением бедренной артерии. Через некоторое время потерпевший скончался от большой потери крови. Медицинское заключение подтвердило факт причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, неизбежно повлекшего за собой смерть потерпевшего. Следственные органы дали правильную юридическую оценку совершенному С. преступлению, обозначив, что она умышленно причинила тяжкий вред своему сожителю. Однако то, что она попадет ножом именно в бедренную артерию, а это в свою очередь приведет к критической потере крови, С. не предвидела, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должна была и могла предвидеть такие последствия. Следственные органы квалифицировали действия С. по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Суд не согласился с такой оценкой и переквалифицировал действия С. по ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). Впоследствии незаконное решение суда было вполне обоснованно отменено вышестоящей инстанцией. Правильно заметив, что С. «не предвидела наступление смерти потерпевшего, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должна была и могла предвидеть», суд не решился утверждать, что свои действия С. совершила умышленно и это никак не согласуется со ст. 109 УК РФ.
Вывод. Если виновный к своему деянию и причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшего относится умышленно (причем как с прямым, так и с косвенным умыслом), а к смерти потерпевшего — неосторожно (легкомысленно или небрежно), то его действия подлежат квалификации по ч. 4 ст. 111 УК РФ.
Казус второй. В ряде случаев суды, квалифицируя действия подсудимого, достаточно свободно (без какой-либо серьезной мотивации) переходят с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ст. 109 УК РФ. Подобное происходит, чаще всего, когда виновный, действуя умышленно, относится к смерти потерпевшего с преступной небрежностью, т.е. не предвидит наступления смерти потерпевшего, хотя должен был и мог ее предвидеть. Возможно, именно это обстоятельство вводит отдельных судей в заблуждение, провоцируя их на переквалификацию содеянного с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ст. 109 УК РФ. Однако трудно объяснить причину переквалификации, если наряду с умышленными действиями виновного присутствует преступное легкомыслие по отношению к смерти потерпевшего. Виновный предвидит возможность наступления смерти потерпевшего, о чем свидетельствует характер совершаемых им умышленных действий. Именно это обстоятельство должно служить надежным препятствием для вменения подсудимому ст. 109 УК РФ. Кроме того, как известно, преступное легкомыслие (в большей степени, нежели преступная небрежность) содержит признаки, которые имеют внешнее сходство с признаками косвенного умысла. В таких случаях логично предполагать ошибку иного характера: подмену преступного легкомыслия косвенным умыслом. Однако, повторим, довольно часто суды на свой страх и риск ч. 4 ст. 111 УК РФ подменяют ст. 109 УК РФ.
Один из типичных случаев. Во время ссоры на личной почве, переросшей в драку, Р. нанес Н., находившемуся в состоянии алкогольного опьянения, множество ударов ногами, руками и различными предметами, в том числе в жизненно важные органы. После этого Р. с силой толкнул потерпевшего с лестницы, тот упал, ударился головой о ступени, в результате чего был причинен тяжкий вред его здоровью, от которого наступила смерть. В своих показаниях Р. утверждал, что, толкая потерпевшего, он был уверен, что Н. «крепко стоит на ногах». Это утверждение не было опровергнуто материалами уголовного дела.
Следственные органы квалифицировали действия Р. по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Суд, вынося приговор, согласился с доводами следственных органов о том, что Р., толкая Н. с лестницы, самонадеянно рассчитывал, что тот не упадет с нее, однако расчет его оказался необоснованным. Вместе с тем вопреки фактическим обстоятельствам уголовного дела и законам логики суд переквалифицировал действия Р. по ч. 1 ст. 109 УК РФ. В данном случае, как и в первом казусе, суд, на наш взгляд, недооценил то обстоятельство, что действия, предшествующие смерти потерпевшего, Р. совершил умышленно. Так же умышленно он «с силой толкнул» потерпевшего с лестницы. Описанная переквалификация, естественно, не могла не привести к серьезной судебной ошибке, которую пришлось исправлять вышестоящей судебной инстанции.
Вывод. Статья 109 УК РФ применима лишь к случаям, когда виновный, действуя неосторожно, причиняет смерть потерпевшему. При совершении данного преступления присутствует только одна форма вины — неосторожная.

Казус третий. Самой распространенной ошибкой в применении ч. 4 ст. 111 УК РФ является ссылка на нее, тогда как фактически действия виновного (виновных) должны быть квалифицированы по ст. 105 УК РФ «Убийство».
Вот типичный фрагмент приговора, касающийся сути рассматриваемого судом вопроса. Подсудимый К., «действуя умышленно», с целью причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего В., опасного для его жизни, «но не предвидя возможности наступления смерти», нанес в область головы, туловища и конечностей потерпевшего «не менее 14 ударов взятыми на месте преступления металлическим ломом весом 6 — 8 кг, длиной 180 см, диаметром 2,5 см и штыковой лопатой», причинив потерпевшему черепно-мозговую травму, от которой В. скончался в больнице. Можно только гадать, почему в данном случае суд квалифицировал действия К. по ч. 4 ст. 111 УК РФ, а не по ст. 105 УК РФ. Очевидно, случайное обстоятельство (смерть наступила не сразу, а в больнице) превалировало над неизбежным — наступлением смерти. В приведенном казусе нет основания даже для того, чтобы говорить о наличии у виновного косвенного умысла. Речь нужно вести о прямом неконкретизированном умысле по отношению к смерти потерпевшего. Этот вывод подтверждается не только предметами, с помощью которых К. причинил смерть В., но и локализацией наносимых им телесных повреждений в области жизненно важных органов (в данном случае — головы).
Вывод. В отличие от умышленного причинения вреда здоровью потерпевшего, повлекшего по неосторожности его смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ) и предполагающего двойную форму вины, убийство (ст. 105 УК РФ) совершается при наличии одной формы вины — умышленной. При этом умысел охватывает как само деяние виновного, так и смерть потерпевшего, которая находится в причинно-следственной связи с этим деянием.
Казус четвертый. Вряд ли можно согласиться с квалификацией лишения жизни потерпевшего по ч. 4 ст. 111 УК РФ только на том основании, что смерть потерпевшего наступила не сразу, а спустя несколько дней. Так, в состоянии сильного алкогольного опьянения Б. «на почве личных неприязненных отношений» к своему пятимесячному сыну, вызванных непрерывным плачем ребенка, взял его из детской коляски, поднял на высоту собственного роста и бросил на пол. Ребенок ударился головой об пол и заплакал еще громче. Б. не менее четырех раз поднимал сына и бросал его, каждый раз ударяя головой об пол, затем он присел рядом с лежащим на полу ребенком, взял его за шею и стал ее сдавливать. Действия Б. были прерваны матерью ребенка, которая, оттолкнув Б., забрала мальчика. На четвертый день после случившегося ребенок, как засвидетельствовало медицинское заключение, скончался от полученных тяжких повреждений головы и отека головного мозга. Высота, с которой Б. каждый раз бросал ребенка на пол, локализация нанесения травм в область жизненно важного органа (головы) свидетельствуют не только о наличии в действиях Б. умысла на причинение ему смерти, но и о том, что преступление было совершено с особой жестокостью и в отношении потерпевшего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Совершенное преступление подлежит квалификации по п. «в» и «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Вывод. В отличие от ст. 105 УК РФ, по которой убийство характеризуется единой и умышленной формой вины, ч. 4 ст. 111 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за преступление, совершенное с двойной формой вины, т.е. за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Казус пятый. Имеют место судебные ошибки, заключающиеся в том, что аналогичные ситуации в одном и том же суде квалифицируются в одном случае по ст. 105 УК РФ, в другом же — по ч. 4 ст. 111 УК РФ.
Так, в результате судебного разбирательства было установлено, что подсудимый Т. и два его знакомых М. и О., распивая спиртные напитки, поссорились. Согласно приговору на этой почве у Т. возник умысел на причинение тяжкого вреда здоровью одного из них. С этой целью Т. нанес М. удар ножом в область шеи, в результате чего повредил ему внутреннюю яремную вену и левую наружную артерию, от чего наступила смерть потерпевшего на месте совершения преступления. Спустя некоторое время у Т. произошла ссора с О., которая переросла в драку. У Т. возник умысел на причинение тяжкого вреда здоровью О. С этой целью Т. нанес О. один удар ножом в шею, причинив те же самые повреждения, что и М. в первом эпизоде, от которых О. также погиб на месте преступления.
Странно и труднообъяснимо, но суд квалифицировал действия Т. относительно М. по ч. 1 ст. 105 УК РФ (на наш взгляд, правильно), а действия Т. относительно О. — по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в стиле викторины «Найдите отличия»).
Вывод. В любой ситуации лишение другого человека жизни, совершенное умышленно, требует квалификации по ст. 105 УК РФ.
Итак, наблюдаются две странные тенденции: в тех случаях, когда фактически имеет место умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, влекущего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ, согласно позиции следственных органов), суды нередко утверждают, что нужно вести речь о причинении смерти по неосторожности. Это один из вариантов гуманности. Кроме того, если следственные органы квалифицируют действия виновного как убийство по ст. 105 УК РФ, многие суды полагают, что здесь наличествуют признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Это другой вариант гуманности. В целом суды проявляют какую-то странную гуманность, даже лжегуманность.