Ст1237 гк рф

Статья 1237. Исполнение лицензионного договора

1. Лицензиат обязан представлять лицензиару отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если лицензионным договором или настоящим Кодексом не предусмотрено иное. Если в лицензионном договоре, предусматривающем представление отчетов об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, отсутствуют условия о сроке и порядке их представления, лицензиат обязан представлять такие отчеты лицензиару по его требованию.

2. В течение срока действия лицензионного договора лицензиар обязан воздерживаться от каких-либо действий, способных затруднить осуществление лицензиатом предоставленного ему права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах.

3. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору, влечет ответственность за нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, установленную настоящим Кодексом, другими законами или договором.

4. При существенном нарушении лицензиатом обязанности выплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицензиар может отказаться в одностороннем порядке от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных его расторжением. Договор прекращается по истечении тридцатидневного срока с момента получения уведомления об отказе от договора, если в этот срок лицензиат не исполнил обязанность выплатить вознаграждение.

Комментарий к Ст. 1237 ГК РФ

1. Исполнение договоров о распоряжении исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации имеет определенную специфику по сравнению с исполнением договоров в отношении материальных объектов. Так, исполнение обязательства со стороны правообладателя по лицензионному договору состоит в предоставлении прав на нематериальный объект. Поскольку объект является нематериальным, фактически передать его как материальный объект нельзя. Исполнение договора правообладателем состоит в разрешении использовать объект путем подписания договора или отдельного акта к договору. В том случае, если договор о распоряжении исключительными правами построен по модели реального договора, подписание отдельного акта не требуется. В случае передачи по договору материального носителя объекта (рукописи, диска и т.д.) подписывается акт приема-передачи.

2. Пользователь по договору обязан:

— произвести оплату в соответствии с условиями договора (по возмездному договору);

— совершить действия по использованию объекта в пределах, установленных договором. Данная обязанность прямо предусмотрена для издательских лицензионных договоров в соответствии со ст. 1287 ГК РФ. Применительно к обладателям свидетельств на товарный знак использование исключительных прав в соответствии с лицензионным договором может быть необходимо для подтверждения использования товарного знака. Так, например, согласно п. 2 ст. 1486 ГК РФ использованием товарного знака считается в том числе применение его лицом, которому такое право предоставлено на основе лицензионного договора. Правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех или части товаров в связи с неиспользованием товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его регистрации;

— представлять отчеты об использовании объекта в сроки и порядке, которые предусмотрены договором;

3. В обязанности правообладателя входят следующие:

— совершить необходимые действия по предоставлению прав, в частности по регистрации лицензионного договора, передаче необходимых документов, информации;

— воздерживаться от действий, способных затруднить осуществление лицензиатом права использования объекта интеллектуальных прав в соответствии с договором;

— другие обязанности в зависимости от вида договора.

4. В п. 3 комментируемой статьи предусматривается ответственность за нарушения при осуществлении действий, выходящих за пределы прав, предоставленных по договору. Такие действия (например, выпуск тиража произведения за пределами, указанными в договоре, использование другими способами, на иных территориях, нежели предусмотрено договором) являются деликтными нарушениями, в связи с чем санкции за их совершение договором не регулируются. В том случае, если договором определяются санкции за указанные в п. 3 нарушения, они приобретают характер договорных, а не деликтных. Общие положения об ответственности за нарушение обязательств определены гл. 25 ГК РФ, нормы которой применяются и к ответственности за нарушения лицензионных договоров.

В то же время в п. 15 Постановления Пленума ВС РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г. отмечается, что если указанное нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации лицензиатом допускается (осуществляется использование соответствующего результата или средства за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору) и за такое нарушение лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной частью четвертой ГК РФ, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания (п. 3 ст. 1252 ГК).

Применение данной гражданско-правовой ответственности не исключает возможность применения мер административно-правовой или уголовной ответственности за эти нарушения.

Об ответственности за нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации см. комментарии к ст. 1253, 1301, 1311, 1472, 1515, 1537 ГК РФ.

5. Пункт 4 комментируемой статьи не противоречит ст. 1287 ГК РФ, на что обращалось внимание специалистами . По договору о предоставлении права использования произведения, заключенному автором или иным правообладателем с издателем, т.е. с лицом, на которое в соответствии с договором возлагается обязанность издать произведение (издательский лицензионный договор), лицензиат обязан начать использование произведения не позднее срока, установленного в договоре. При неисполнении этой обязанности лицензиар вправе отказаться от договора без возмещения лицензиату причиненных этим отказом убытков. Таким образом, нормы п. 4 комментируемой статьи являются общими по отношению к издательскому лицензионному договору, а «отсутствие среди этих общих правил указания на обязанность начать использование произведения никак не влияет на применимость к издательскому лицензионному договору общих правил о лицензионном договоре» . Отсутствие в названии договора термина «издательский» не влияет на правовую природу договора, заключенного между автором и издателем относительно издания произведения, к которому применяются как нормы настоящей статьи (общие), так и ст. 1287 ГК РФ (специальные).

———————————
Заключение Исследовательского центра частного права по вопросам толкования и возможного применения отдельных положений части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации // Вестник гражданского права. 2007. N 3.

Вестник гражданского права. 2007. N 3.

Право лицензиара в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением такого договора, не зависит от продолжительности допущенной просрочки. В соответствии с п. 16 Постановления Пленума ВС РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г. судам следует иметь в виду, что такой односторонний отказ лицензиара от лицензионного договора с учетом положений п. 3 ст. 450 ГК РФ считается состоявшимся с момента получения лицензиатом уведомления о нем.

Энциклопедия судебной практики. Исполнение лицензионного договора (Ст. 1237 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Исполнение лицензионного договора
(Ст. 1237 ГК)

1. Вознаграждение за лицензию

1.1. ГК РФ допускает возможность безвозмездного оборота исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности

Судами верно установлено, что действия общества по передаче спорных лицензий, путем подписания форм передачи бессрочных лицензий, обществу соответствуют нормам действующего законодательства. Кроме того, сделка по замене лицензиата с общества на общество одобрена лицензиаром — обществом с ограниченной ответственностью.

Учитывая то обстоятельство, что нормы ч. 4 Гражданского кодекса Российской Федерации допускают возможность безвозмездного оборота результатов интеллектуальной деятельности, суды первой и апелляционной инстанций верно сделали вывод о согласовании сторонами безвозмездного характера оспариваемой сделки.

В связи с этим отклоняется довод заявителя жалобы о применении судами к спорным правоотношениям норм права, не подлежащих применению: п. 3 ст. 1234, п. 5 ст. 1235, п. 4 ст. 1286, п. 1 ст. 1288 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Оснований для применения к спорным правоотношениям норм подп. 4 п. 1 ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации, судом кассационной инстанции не установлено.

Примечание

Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ статья 1234 Кодекса дополнена пунктом 3.1, вступившим в силу с 1 октября 2014 г., в соответствии с которым не допускается безвозмездное отчуждение исключительного права в отношениях между коммерческими организациями, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное

1.2. При несогласованности вознаграждения в лицензионном договоре невозможно применять правила определения цены при сравнимых обстоятельствах, поскольку интеллектуальная собственность обусловлена уникальностью и неповторимостью, невозможно сопоставить объекты друг с другом

При отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения, договор считается незаключенным, при этом правила определения цены, предусмотренные пунктом 3 статьи 424 ГК РФ, не применяются. Невозможность применения правил определения цены, предусмотренных пунктом 3 статьи 424 ГК РФ, к объектам, являющимся результатом интеллектуальной собственности, обусловлена уникальностью и неповторимостью таких объектов, невозможностью их сопоставления друг с другом.

1.3. В случае, когда стороны лицензионного договора согласовали размер вознаграждения в форме процентных отчислений от дохода (выручки), а соответствующее использование произведения не осуществлялось, сумма вознаграждения определяется исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения

По смыслу пункта 5 статьи 1235 в его взаимосвязи с пунктом 4 статьи 1237 ГК РФ вознаграждение по возмездному лицензионному договору уплачивается за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

В случае, когда стороны лицензионного договора согласовали размер вознаграждения в форме процентных отчислений от дохода (выручки) (пункт 4 статьи 1286 ГК РФ), а соответствующее использование произведения не осуществлялось, сумма вознаграждения определяется исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

В соответствии с п. 13.7. Постановления Пленумов Верховного Суда РФ N 5 и Высшего Арбитражного Суда РФ N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» по смыслу п. 5 ст. 1235 ГК РФ в его взаимосвязи с п. 4 ст. 1237 ГК РФ вознаграждение по возмездному лицензионному договору уплачивается за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. В случае, когда стороны лицензионного договора согласовали размер вознаграждения в форме процентных отчислений от дохода (выручки) (пункт 4 статьи 1286 ГК РФ), а соответствующее использование произведения не осуществлялось, сумма вознаграждения определяется исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

В случае, когда стороны лицензионного договора согласовали размер вознаграждения в форме процентных отчислений от дохода (выручки) (пункт 4 статьи 1286 ГК РФ), а соответствующее использование произведения не осуществлялось, сумма вознаграждения определяется исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

В случае, когда стороны лицензионного договора согласовали размер вознаграждения в форме процентных отчислений от дохода (выручки) (пункт 4 статьи 1286 ГК РФ), а соответствующее использование произведения не осуществлялось, сумма вознаграждения определяется исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

В случае, когда стороны лицензионного договора согласовали размер вознаграждения в форме процентных отчислений от дохода (выручки) (пункт 4 статьи 1286 ГК РФ), а соответствующее использование произведения не осуществлялось, сумма вознаграждения определяется исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

1.4. Обязанность по оплате вознаграждения за предоставление прав по лицензионным договорам возникает с момента государственной регистрации предоставления использования и действует до момента истечения срока регистрации интеллектуальной собственности

В рассматриваемом случае требования истца основаны на договорах о покупке/продаже неисключительной лицензии на использование товарного знака.

Суд апелляционной инстанции, учитывая вышеназванные положения закона, пришел к верному выводу о том, что обязанность общества по оплате вознаграждения за предоставление прав по указанным договорам в силу п. 4 ст. 1234, п. 2 ст. 1235, п. 1 ст. 1490 Гражданского кодекса Российской Федерации возникла с момента государственной регистрации указанных договоров, и в силу п. 4 ст. 1235 Гражданского кодекса Российской Федерации действовала до момента истечения срока регистрации товарных знаков.

1.5. Лицензиару не может быть отказано в требовании о взыскании вознаграждения по мотиву неиспользования лицензиатом соответствующего результата или средства

По смыслу пункта 5 статьи 1235 в его взаимосвязи с пунктом 4 статьи 1237 ГК РФ вознаграждение по возмездному лицензионному договору уплачивается за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

В связи с этим лицензиару не может быть отказано в требовании о взыскании вознаграждения по мотиву неиспользования лицензиатом соответствующего результата или средства.

В пункте 13.7 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, лицензиару не может быть отказано в требовании о взыскании вознаграждения по мотиву неиспользования лицензиатом соответствующего результата или средства.

Лицензиару не может быть отказано в требовании о взыскании вознаграждения по мотиву неиспользования лицензиатом соответствующего результата или средства.

В соответствии с п. 13.7. Постановления Пленумов Верховного Суда РФ N 5 и Высшего Арбитражного Суда РФ N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» по смыслу п. 5 ст. 1235 ГК РФ в его взаимосвязи с п. 4 ст. 1237 ГК РФ вознаграждение по возмездному лицензионному договору уплачивается за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Лицензиару не может быть отказано в требовании о взыскании вознаграждения по мотиву неиспользования лицензиатом соответствующего результата или средства.

Судебная коллегия соглашается с доводами кассационной жалобы о неверном характере выводов суда, исследовавшего вопрос относительно удовлетворения требований истца в связи с доводами ответчика о недоказанности исполнения им произведений в период с 01.01.2008 по 10.06.2008 г., поскольку по смыслу п. 5 ст. 1235 ГК РФ в его взаимосвязи с п. 4 ст. 1237 ГК РФ вознаграждение по возмездному лицензионному договору уплачивается за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

В связи с этим лицензиару не могло быть отказано в требовании о взыскании вознаграждения по мотиву неиспользования лицензиатом соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства.

1.6. Если лицензиат обладает правом использования произведений в рамках действующего лицензионного соглашения, вне связи с конкретным помещением, то расторжение договора аренды помещения не освобождает от обязанности уплатить вознаграждение лицензиару

Представленная ответчиком в материалы дела копия акта сдачи-приема нежилых помещений по адресу, в связи с расторжением договора аренды нежилых помещений также не является основанием для освобождения от оплаты авторского вознаграждения в соответствии с условиями вышеуказанного Лицензионного соглашения, а факт расторжения договора аренды помещения не имеет правового значения для данного спора, поскольку, в соответствии с п. 5 ст. 1235 ГК РФ, ответчик обладает правом использования произведений в рамках действующего Лицензионного соглашения, вне связи с конкретным помещением.

В связи с этим лицензиару не может быть отказано в требовании о взыскании вознаграждения по мотиву неиспользования лицензиатом соответствующего результата или средства.

1.7. Недопустим отказ от исполнения обязательств по уплате лицензионного вознаграждения не только за предоставленную, но и за фактически использованную неисключительную лицензию

С учетом норм Гражданского кодекса Российской Федерации и соответствующих разъяснений надзорной инстанции, суд кассационной инстанции считает недопустимым отказ ответчика от исполнения обязательств по уплате лицензионного вознаграждения не только за предоставленную, но и за фактически использованную неисключительную сублицензию истца.

1.8. Если обязательство должника по выплате лицензионного вознаграждения не было связано с трудовыми отношениями между организацией-банкротом и автором, суду следует рассмотреть требование кредитора по правилам статьи 100 Закона о банкротстве

По лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное (пункт 5 статьи 1235 ГК РФ).

В силу статьи 2 Закона о банкротстве под конкурсными кредиторами понимаются кредиторы по денежным обязательствам, за исключением уполномоченных органов, граждан, перед которыми должник несёт ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, морального вреда, имеет обязательства по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия. Денежным обязательством признается обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному ГК РФ, бюджетным законодательством Российской Федерации основанию.

Поскольку обязательство должника по выплате лицензионного вознаграждения не было связано с трудовыми отношениями между организацией-банкротом и автором, суду первой инстанции следовало рассмотреть требование кредитора по правилам статьи 100 Закона о банкротстве.

1.9. Суду следует рассмотреть заявление автора о выплате банкротом лицензионного вознаграждения в порядке статьи 100 Закона о банкротстве, если на момент рассмотрения заявления должник не исключён из ЕГРЮЛ в связи с завершением процедуры конкурсного производства

По лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное (пункт 5 статьи 1235 ГК РФ).

Поскольку обязательство должника по выплате лицензионного вознаграждения не было связано с трудовыми отношениями между организацией-банкротом и автором, суду первой инстанции следовало рассмотреть требование кредитора по правилам статьи 100 Закона о банкротстве.

В связи с тем, что судами первой и апелляционной инстанции не были учтены положения приведённых норм материального права, судебные акты подлежат отмене и направлению настоящего спора на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует рассмотреть заявление в порядке статьи 100 Закона о банкротстве, если на момент рассмотрения заявления должник не исключён из единого государственного реестра юридических лиц в связи с завершением процедуры конкурсного производства.

2. Отчет лицензиата

2.1. Представляемые лицензиару отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности подтверждают исполнение лицензиатом лицензионного договора

Руководствуясь положениями ст. 1237 ГК РФ, суд указал, что представляемыми лицензиару отчетами об использовании результата интеллектуальной деятельности, подтверждается исполнение обществом лицензионного договора.

2.2. Отчеты лицензиата об использовании результата интеллектуальной деятельности наряду с выставленными лицензиаром счетами, являются первичными документами об исполнении договора

Руководствуясь положениями ст. 1237 ГК РФ, суд указал, что фактически указанные отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности наряду с выставленными лицензиаром счетами, являются первичными документами, подтверждающими факт исполнения сторонами своих обязательств.

3. Прекращение лицензионного договора

3.1. Соглашение о расторжении лицензионного договора является сделкой

По смыслу статьи 153 ГК РФ как лицензионный договор, так и соглашение о расторжении такого договора являются сделками.

3.2. К соглашению о расторжении лицензионного договора применяются положения корпоративного законодательства о совершении сделок с заинтересованностью

Закон N 208-ФЗ не содержит каких-либо указаний на неприменение к соглашению о расторжении лицензионного договора положений о совершении сделок с заинтересованностью, таким образом, при совершении названной сделки должен быть соблюден предусмотренный названным законом порядок.

3.3. Нарушение лицензиатом обязанности по уплате вознаграждения лицензиару не может быть единственным основанием для расторжения договора

При указанных обстоятельствах стороны предусмотрели возможность одностороннего отказа от исполнения договора со стороны сублицензиара в любое время.

При этом довод истца о том, что единственным основанием для расторжения договора является нарушение лицензиатом обязанности по уплате вознаграждения лицензиару является несостоятельным и обоснованно отклонен судом апелляционной инстанции.

3.4. Право лицензиара на односторонний отказ от лицензионного договора и на возмещение убытков не зависит от продолжительности допущенной лицензиатом просрочки уплаты вознаграждения

Согласно пункту 4 статьи 1237 ГК РФ при нарушении лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства либо объектов смежных прав лицензиар может в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением такого договора. При этом указанное право на односторонний отказ от лицензионного договора и на возмещение причиненных его расторжением убытков не зависит от продолжительности допущенной просрочки.

Судам следует иметь в виду, что такой односторонний отказ лицензиара от лицензионного договора с учетом положений пункта 3 статьи 450 ГК РФ считается состоявшимся с момента получения лицензиатом уведомления о нем.

Согласно п. 4 ст. 1237 ГК РФ при нарушении лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведений науки, литературы или искусства либо объектов смежных прав лицензиар может в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением такого договора. При этом указанное право на односторонний отказ от лицензионного договора и на возмещение причиненных его расторжением убытков не зависит от продолжительности допущенной просрочки.

3.5. Односторонний отказ лицензиара от лицензионного договора в связи с неоплатой лицензиатом вознаграждения считается состоявшимся с момента получения лицензиатом уведомления о об отказе

Согласно пункту 4 статьи 1237 ГК РФ при нарушении лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства либо объектов смежных прав лицензиар может в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением такого договора.

Судам следует иметь в виду, что такой односторонний отказ лицензиара от лицензионного договора с учетом положений пункта 3 статьи 450 ГК РФ считается состоявшимся с момента получения лицензиатом уведомления о нем.

3.6. Односторонний отказ от договора за неуплату вознаграждения распространяется на лицензионные договоры, предметом которых являются произведения науки, литературы или искусства, либо объекты смежных прав, а также нормы ГК РФ не ограничивают права лицензиара на отказ от такого договора, предметом которого являются товарные знаки

Рассматривая данное дело, суды, правильно применив части 1, 3 статьи 450, часть 2 статьи 1233, часть 5 статьи 1238 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктами Административного регламента, утвержденного приказом Минобразования России, пришли к обоснованному выводу о том, что действия Роспатента по государственной регистрации расторжения договора в одностороннем порядке сублицензионного договора были осуществлены без нарушений действующего законодательства.

Довод кассационной жалобы об отсутствии оснований для одностороннего отказа от договора со ссылкой на пункт 4 статьи 1237 Гражданского кодекса Российской Федерации, несостоятелен, так как уплата указанного вознаграждения распространяется на лицензионные договоры, предметом которых являются произведения науки, литературы или искусства, либо объекты смежных прав, и не ограничивают права лицензиара по договору, предметом которого являются товарные знаки, на отказ от такого договора.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2017 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.

Статья 1237 ГК РФ. Исполнение лицензионного договора

Новая редакция Ст. 1237 ГК РФ

1. Лицензиат обязан представлять лицензиару отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если лицензионным договором или настоящим Кодексом не предусмотрено иное. Если в лицензионном договоре, предусматривающем представление отчетов об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, отсутствуют условия о сроке и порядке их представления, лицензиат обязан представлять такие отчеты лицензиару по его требованию.

2. В течение срока действия лицензионного договора лицензиар обязан воздерживаться от каких-либо действий, способных затруднить осуществление лицензиатом предоставленного ему права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах.

3. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору, влечет ответственность за нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, установленную настоящим Кодексом, другими законами или договором.

4. При существенном нарушении лицензиатом обязанности выплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицензиар может отказаться в одностороннем порядке от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных его расторжением. Договор прекращается по истечении тридцатидневного срока с момента получения уведомления об отказе от договора, если в этот срок лицензиат не исполнил обязанность выплатить вознаграждение.

Комментарий к Статье 1237 ГК РФ

Комментарий дорабатывается и временно отсутствует.

Другой комментарий к Ст. 1237 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Предусмотренные п. 1 комментируемой статьи условия о сроке и порядке представления лицензиатом отчетов об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации относятся к числу обычных условий лицензионного договора, не требующих, в отличие от существенных его условий, непременного согласования сторонами.

Норма об обязанности лицензиата предоставлять лицензиару указанные отчеты носит диспозитивный характер. При этом, однако, для того, чтобы избежать ее применения, стороны должны в договоре прямо предусмотреть, что лицензиат не обязан предоставлять лицензиару соответствующие отчеты. В противном случае, т.е. при отсутствии в лицензионном договоре упоминания об отчетах лицензиата, последний будет обязан представлять такие отчеты лицензиару по его требованию. Это означает, что установление необходимого содержания отчета, а также периодичности его представления относится на усмотрение лицензиара.

Аналогичным образом определяются в п. 1 комментируемой статьи условия предоставления отчетов лицензиатом в случае, когда в лицензионном договоре, предусматривающем представление отчетов об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, будут отсутствовать условия о сроке и порядке их представления. Условия и срок представления отчета в этом случае также будут определяться по усмотрению лицензиара.

Заложенные в п. 1 общие подходы воспроизводятся Кодексом и в отношении отчетов об использовании объектов авторских и смежных прав, которые соответствующие пользователи обязаны представить по требованию организации по управлению правами на коллективной основе (п. 3 ст. 1243 ГК РФ).

2. В пункте 2 ст. 1237 применительно к взаимоотношениям сторон по лицензионному договору сформулированы требования, вытекающие из общих принципов, ограничивающих пределы осуществления гражданских прав требованиями добросовестности и разумности (ст. 10 ГК РФ).

Комментируемая норма имеет важное практическое значение для определения границ самостоятельного осуществления лицензиаром тех способов использования результата интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, на которые выданы лицензии другим лицам. Такое определение оказывается необходимым ввиду отсутствия в п. 1 ст. 1236 ГК каких-либо ограничений указанного права лицензиара в случае предоставления как простой, так и исключительной лицензии. Соответствующие условия и ограничения, безусловно, могут быть согласованы сторонами при заключении лицензионного договора, однако и в отсутствие каких-либо указаний в договоре на этот счет п. 2 ст. 1237 позволяет ограничить лицензиара в таком использовании им результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации предоставленными другим лицам (лицензиатам) способами, которое затрудняло бы осуществление лицензиатами предоставленных им по договору прав.

Соблюдение предусмотренных п. 2 условий в отношении исключительного лицензиата обеспечивается наделением последнего правом использования тех же способов защиты, которые предоставляются лицензиару (обладателю исключительного права) в случае нарушения третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (ст. 1254 ГК РФ).

3. Положения п. 3 комментируемой статьи направлены на расширение способов защиты прав и законных интересов лицензиара. Помимо традиционных мер ответственности за нарушение условий договорного обязательства о пределах, сроках, территории использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации и т.д. комментируемая статья предусматривает возможность применения к лицензиату мер внедоговорной ответственности, т.е. ответственности за нарушение исключительного права.

Такое расширение сферы внедоговорной ответственности вызвано низким уровнем соблюдения на практике правового режима результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации и призвано более эффективно стимулировать соблюдение участниками экономического оборота пределов договорного использования соответствующих результатов и средств. Эффективность внедоговорных мер ответственности заключается не только в установлении более жестких последствий нарушения и диверсификации применимых к нарушителям гражданско-правовых мер (ст. ст. 1252 — 1254 ГК РФ), но и в возможности воспользоваться мерами ответственности, установленными другими законами, т.е., прежде всего, законами об уголовной и об административно-правовой ответственности.

Поскольку выбор способов защиты зависит от усмотрения лица, право которого нарушено, применение предусмотренных п. 3 комментируемой статьи способов защиты должно целиком относиться на усмотрение лицензиара. Решение о совместимости различных мер ответственности (договорной и внедоговорной) должно приниматься судом при рассмотрении дела по иску лицензиара о нарушении его прав.

4. В пункте 4 комментируемой статьи в соответствии с п. 3 ст. 450 ГК лицензиару предоставляется право отказаться от лицензионного договора о предоставлении права использования объектов авторских и смежных прав в одностороннем порядке без обращения в суд в случае нарушения лицензиатом обязанности уплатить предусмотренное таким договором вознаграждение. Указание на право лицензиара потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора, означает, что убытки подлежат возмещению в полном объеме, включая реальный ущерб и упущенную выгоду (ст. 15 ГК РФ).

В комментируемой норме отсутствуют какие-либо ограничения круга лицензиаров, на которых распространяется соответствующее право. Однако по своему содержанию данная норма направлена, прежде всего, на защиту интересов авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм и баз данных, т.е. граждан, творческим трудом которых создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности.

Порядок определения условия о вознаграждении в лицензионном договоре определяется п. 5 ст. 1235 и п. 4 ст. 1286 ГК.

Статья 1235 ГК РФ. Лицензионный договор

Новая редакция Ст. 1235 ГК РФ

1. По лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.

2. Лицензионный договор заключается в письменной форме, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность лицензионного договора.

Предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации по лицензионному договору подлежит государственной регистрации в случаях и в порядке, которые предусмотрены статьей 1232 настоящего Кодекса.

3. В лицензионном договоре должна быть указана территория, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Если территория, на которой допускается использование такого результата или такого средства, в договоре не указана, лицензиат вправе осуществлять их использование на всей территории Российской Федерации.

4. Срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

В случае, когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

В случае прекращения исключительного права лицензионный договор прекращается.

5. По лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное.

При отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным. При этом правила определения цены, предусмотренные пунктом 3 статьи 424 настоящего Кодекса, не применяются.

Выплата вознаграждения по лицензионному договору может быть предусмотрена в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме.

5.1. Не допускается безвозмездное предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в отношениях между коммерческими организациями на территории всего мира и на весь срок действия исключительного права на условиях исключительной лицензии, если настоящим Кодексом не установлено иное.

6. Лицензионный договор должен предусматривать:

1) предмет договора путем указания на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору, с указанием в соответствующих случаях номера документа, удостоверяющего исключительное право на такой результат или на такое средство (патент, свидетельство);

2) способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

7. Переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем.

Комментарий к Ст. 1235 ГК РФ

1. Предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности является одной из двух форм распоряжения результатом интеллектуальной деятельности (вторая форма — это отчуждение права). В законе закреплена презумпция того, что договор по распоряжению исключительным правом является лицензионным, если только стороны прямо не оговорили, что право отчуждается в полном объеме (п. 3 ст. 1233 ГК РФ).

Лицензионный договор правопреемства не порождает, а является основанием предоставления некоторых обязательственных прав для одной стороны (лицензиата) и некоторых обязательственных ограничений абсолютных прав для другой стороны (лицензиара).

Это предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности, иначе говоря, разрешение использовать, осуществляемое в виде выдачи лицензии, когда весь объем прав, остающийся за рамками лицензии, сохраняется у правообладателя-лицензиара.

2. Лицензионный договор всегда является двусторонне обязывающим (лицензиар обязуется предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности, а лицензиат обязуется прекратить использование результата по окончании срока действия договора). Чаще всего этот договор является возмездным и консенсуальным.

Реальным (если стороны не оговорили консенсуальность) может быть безвозмездный лицензионный договор, не подлежащий государственной регистрации.

3. Существенными условиями договора являются его предмет — конкретный результат интеллектуальной деятельности — и способ использования результата (см. п. 6 комментируемой статьи). Если договор возмездный, то существенным условием становится размер вознаграждения (см. ч. 2 п. 5 комментируемой статьи).

Другой комментарий к Ст. 1235 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. В абзаце 1 п. 1 комментируемой статьи в общем виде сформулировано понятие лицензионного договора как договора о предоставлении другому лицу права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах. Аналогичные определения включены в Кодекс применительно к предоставлению права использования произведения науки, литературы и искусства (п. 1 ст. 1286 ГК РФ), объекта смежных прав (ст. 1308 ГК РФ), изобретения, полезной модели или промышленного образца (ст. 1367 ГК РФ), селекционного достижения (ст. 1428 ГК РФ), топологии интегральной микросхемы (ст. 1459 ГК РФ), секрета производства (п. 1 ст. 1469 ГК РФ), товарного знака (п. 1 ст. 1489 ГК РФ). В отношении права использования коммерческого обозначения (п. 4 ст. 1539 ГК РФ) Кодекс ограничивается констатацией допустимости перехода этого права по договору. В этом случае понятие лицензионного договора определяется непосредственно абз. 1 п. 1 комментируемой статьи.

В отличие от договора об отчуждении исключительного права (п. 1 ст. 1234 ГК РФ), заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к лицензиату (п. 1 ст. 1233 ГК РФ).

2. К упоминаемым в абз. 1 п. 1 ст. 1235 пределам использования лицензиатом результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации относятся способы использования (абз. 2 п. 1, п. 6 комментируемой статьи), территория использования (п. 3 комментируемой статьи), срок использования (п. 4 комментируемой статьи).

3. Кодекс не содержит каких-либо общих требований к лицензиату. Однако договор о предоставлении права использования товарного знака, включающий в качестве неохраняемого элемента наименование места происхождения товара, которому на территории Российской Федерации предоставлена правовая охрана (п. 7 ст. 1483 ГК РФ), может быть заключен только с лицензиатом, обладающим исключительным правом на такое наименование (п. 3 ст. 1489 ГК РФ).

4. Порядок заключения лицензионного договора в соответствии с п. 2 ст. 1233 ГК определяется в соответствии с гл. 28 ГК. Следовательно, к компетенции лицензиара относится решение вопроса о том, должен ли соответствующий договор заключаться путем проведения торгов либо путем направления оферты конкретному лицу или неопределенному кругу лиц. Однако Кодекс предусматривает особое регулирование для заключения договоров об открытой лицензии на основании публичной оферты в отношении предоставления права использования изобретения, полезной модели и промышленного образца (ст. 1368 ГК РФ) и селекционного достижения (ст. 1429 ГК РФ).

Кроме того, для заключения лицензионных договоров о предоставлении права использования программы для ЭВМ или базы данных Кодекс прямо допускает применение механизма договора присоединения (п. 3 ст. 1286 ГК РФ).

5. В соответствии с абз. 1 п. 1 комментируемой статьи лицензионный договор может строиться как по модели консенсуального договора (п. 1 ст. 433 ГК РФ), который считается заключенным с момента достижения сторонами согласия по всем его существенным условиям, так и по модели реального договора (п. 2 ст. 433 ГК РФ), для заключения которого, кроме того, необходима передача соответствующего права использования.

Вопрос о выборе той или иной модели относится на усмотрение сторон, которые должны решать его в зависимости от того, в чем выражается интерес каждой из них в договоре и в чем состоит основная цель соответствующего договора. Очевидно, что реальная модель договора в наибольшей степени защищает интересы лицензиара, т.к. лицензиат лишен в этом случае возможности требовать передачи соответствующего права. В то же время, имея в виду, что основной целью лицензионного договора является предоставление права использования соответствующего объекта и получение соответствующего вознаграждения, оптимальной моделью следует считать консенсуальный договор.

6. В абзаце 1 п. 2 комментируемой статьи устанавливаются требования к форме и государственной регистрации лицензионного договора. Вопросам формы посвящены также положения п. 1 ст. 1286, ст. 1369, п. 1 ст. 1460, п. 1 ст. 1490 ГК, в которых применительно к произведению литературы, науки и искусства, изобретению, полезной модели и промышленному образцу, топологии интегральной микросхемы и товарному знаку воспроизводится требование абз. 1 п. 2 комментируемой статьи о письменной форме лицензионных договоров. В соответствии с п. 2 ст. 1286 ГК договор о предоставлении права использования произведения в периодическом печатном издании может быть заключен в устной форме. Во всех остальных случаях форма договоров определяется непосредственно абз. 1 п. 2 комментируемой статьи.

В соответствии с п. 2 ст. 1232 ГК государственной регистрации подлежат лицензионные договоры о предоставлении права использования изобретения, полезной модели или промышленного образца (ст. 1353 ГК РФ), селекционного достижения (ст. 1414 ГК РФ), товарного знака (ст. 1480 ГК РФ). Требование государственной регистрации воспроизведено в специальных нормах применительно к лицензионным договорам о предоставлении права использования изобретения, полезной модели и промышленного образца (ст. 1369 ГК РФ) и товарного знака (п. 1 ст. 1490 ГК РФ).

Что касается программы для ЭВМ и базы данных (п. 1 ст. 1262 ГК РФ), а также топологии интегральной микросхемы (п. 1 ст. 1452 ГК РФ), государственная регистрация которых носит факультативный характер и зависит от усмотрения правообладателя, вопрос о государственной регистрации договоров о предоставлении права использования этих результатов интеллектуальной деятельности должен решаться с учетом положений п. 7 ст. 1232 ГК, в соответствии с которым правила об обязательной государственной регистрации (включая и правило о государственной регистрации соответствующих договоров) подлежат применению к факультативной регистрации, если только Кодексом не предусмотрено иное. Иными словами, исключение из правила п. 2 ст. 1232 ГК применительно к государственной регистрации предоставления права использования результатов интеллектуальной деятельности, подлежащих факультативной регистрации, должно быть прямо предусмотрено Кодексом. Такое исключение, по существу, предусмотрено только для зарегистрированных программ для ЭВМ и баз данных, т.к. в перечне подлежащих государственной регистрации способов перехода прав на эти результаты к другим лицам (п. 5 ст. 1262 ГК РФ) отсутствует указание на лицензионный договор. Следует при этом иметь в виду, что, исключая государственную регистрацию лицензионных договоров о предоставлении права использования зарегистрированных программ для ЭВМ и баз данных, законодатель не вполне последователен, т.к. аналогичное исключение отсутствует применительно к другому результату интеллектуальной деятельности, подлежащему факультативной регистрации, — топологии интегральной микросхемы. Прямое указание на государственную регистрацию соответствующего лицензионного договора содержится в п. 7 ст. 1452, п. 2 ст. 1460 ГК. Такое указание представляется вполне оправданным, т.к. направлено на установление правовых последствий государственной регистрации указанного результата интеллектуальной деятельности, при отсутствии которых само условие о государственной регистрации во многом теряет юридическое значение.

Указание абз. 3 п. 2 комментируемой статьи на недействительность лицензионного договора означает его ничтожность. В случае несоблюдения письменной формы договора этот вывод следует из п. 2 ст. 162 и ст. 168 ГК, а в случае несоблюдения требования о государственной регистрации — из п. 1 ст. 165 ГК.

7. В абзаце 1 п. 5 комментируемой статьи в соответствии с п. 3 ст. 423 ГК установлена презумпция возмездности лицензионного договора. Следовательно, по общему правилу лицензиат обязан уплатить лицензиару вознаграждение за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. В то же время допускается возможность заключения и безвозмездного лицензионного договора. В этом случае договор должен содержать прямое указание на его безвозмездный характер.

Презумпция возмездности лицензионного договора обладает, однако, некоторыми особенностями, связанными с тем, что в силу уникальности соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации к праву их использования в соответствии с абз. 2 п. 5 комментируемой статьи не могут быть применены правила п. 3 ст. 424 ГК, позволяющие путем сопоставления с ценой аналогичного товара восполнить отсутствующее в возмездном лицензионном договоре условие о размере причитающегося лицензиару вознаграждения.

Поэтому при отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о вознаграждении или о порядке его определения соответствующий договор в силу прямого указания п. 5 комментируемой статьи считается незаключенным. Условие о вознаграждении в возмездном лицензионном договоре относится к числу его существенных условий (п. 1 ст. 432 ГК РФ).

Положение абз. 2 п. 5 статьи последовательно проводится в п. 4 ст. 1286 ГК, в соответствии с которым в возмездном лицензионном договоре о предоставлении права использования произведения литературы, науки и искусства должен быть указан размер вознаграждения за использование произведения или порядок исчисления такого вознаграждения. Кодекс допускает выплату лицензиару вознаграждения по такому договору в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме. Данное положение, хотя и сформулировано в Кодексе применительно к сфере авторского права, может по аналогии применяться для определения формы выплаты вознаграждения лицензиарам и по другим возмездным лицензионным договорам.

В соответствии с абз. 3 п. 4 ст. 1286 ГК Правительству РФ предоставлено право устанавливать минимальные ставки авторского вознаграждения за отдельные виды использования произведений науки, литературы и искусства. Это положение, напротив, носит исключительный характер и не распространяется на возмездные лицензионные договоры о предоставлении права использования других результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

Последствия нарушения лицензиатом обязанности по уплате вознаграждения за предоставление права использования объектов авторских и смежных прав установлены в п. 4 ст. 1237 ГК.

8. К числу существенных условий лицензионного договора в соответствии с п. 1 ст. 432 ГК и п. 6 комментируемой статьи относятся условие о предмете договора и о способах использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. При отсутствии в лицензионном договоре соглашения сторон об этих условиях соответствующий договор считается незаключенным.

Условие о предмете договора предполагает указание на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору. Выдача охранных документов, удостоверяющих соответствующее исключительное право, предусмотрена Кодексом для изобретения, полезной модели и промышленного образца (ст. 1353 ГК РФ), селекционного достижения (ст. 1414 ГК РФ) и товарного знака (ст. 1481 ГК РФ). Отсутствие в лицензионном договоре соответствующих сведений в отношении других результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации не может рассматриваться как признак отсутствия согласования сторонами одного из существенных условий лицензионного договора и соответственно не является основанием для признания такого договора незаключенным. Требование подп. 1 п. 6 комментируемой статьи не распространяется на свидетельство об исключительном праве на наименование места происхождения товара (ст. 1530), т.к. Кодекс не допускает распоряжение исключительным правом на это средство индивидуализации. Не распространяются эти требования и на свидетельство о государственной регистрации программы для ЭВМ и базы данных (п. 3 ст. 1262 ГК РФ) и свидетельство о государственной регистрации топологии интегральной микросхемы (п. 5 ст. 1452 ГК РФ), т.к. эти свидетельства не могут рассматриваться в качестве правоустанавливающих документов ввиду факультативного характера регистрации указанных результатов интеллектуальной деятельности.

Способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации исчерпывающим образом предопределяют перечень действий, которые лицензиат вправе совершать в отношении соответствующего результата или средства, и соответственно перечень прав лицензиата. При этом в соответствии с абз. 2 п. 1 комментируемой статьи право использования, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату. Этому правилу корреспондирует указание п. 3 ст. 1237 ГК, в соответствии с которым использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации за пределами прав, предоставленных лицензиату по лицензионному договору, влечет его ответственность за нарушение исключительного права, установленную Кодексом, другими законами или договором.

9. К числу обычных условий лицензионного договора, не требующих, в отличие от существенных условий, непременного согласования сторонами, относятся условия о территории использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (п. 3 ст. 1235), о сроке действия лицензионного договора (п. 4 ст. 1235), а также о сроке и порядке представления лицензиатом отчетов об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (п. 1 ст. 1237 ГК РФ).

Необходимость включения в лицензионный договор условия о территории допустимого использования предопределяется территориальным характером исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Кодекс предусматривает различные условия действия на территории Российской Федерации исключительных прав на произведения литературы, науки и искусства (ст. 1256), на объекты смежных прав (п. 3 ст. 1304, ст. ст. 1321, 1328, 1332, 1336, 1341), на изобретения, полезные модели и промышленные образцы (ст. 1346), на селекционные достижения (ст. 1409), на товарный знак (ст. 1479), на коммерческое обозначение (п. 1 ст. 1540).

В соответствии с п. 3 комментируемой статьи, в основу которого положены нормы Закона об авторском праве (п. 1 ст. 31), отсутствие в лицензионном договоре указания на территорию, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, не влечет признание договора незаключенным. В этом случае лицензиат вправе осуществлять свои права на всей территории Российской Федерации. Для предоставления лицензиату права использования такого результата или средства только на части территории Российской Федерации, а также за ее пределами в договоре должно содержаться прямое указание на соответствующую территорию.

Вопрос об использовании соответствующих объектов на территории иностранного государства не всегда зависит только от усмотрения сторон, а требует в целом ряде случаев, чтобы на территории этого государства признавались исключительные права, возникшие в другом государстве. Эти цели обычно достигаются путем предоставления иностранным правообладателям национального режима либо путем заключения многосторонних международных соглашений, распространяющих охрану, предоставленную на территории одного из участвующих в таком соглашении государств, на территорию других его участников.

10. Необходимость включения в лицензионный договор условия о сроке его действия предопределяется срочным характером исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Кодекс предусматривает различные сроки действия исключительных прав на произведения литературы, науки и искусства (ст. 1281), на объекты смежных прав (ст. ст. 1318, 1327, 1331, 1335, 1340), на изобретения, полезные модели и промышленные образцы (ст. 1363), на селекционные достижения (ст. 1424), на топологию интегральной микросхемы (ст. 1457) и на товарный знак (ст. 1491).

Сроком действия исключительного права в соответствии с абз. 1 п. 4 ст. 1235 ограничивается максимальная продолжительность срока действия лицензионного договора. В свою очередь, срок действия лицензионного договора предопределяет продолжительность действия сублицензионного договора (п. 3 ст. 1238 ГК РФ). В соответствии со ст. 190 ГК срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. В случае, когда срок действия лицензионного договора установлен с нарушением правила абз. 1 п. 4 комментируемой статьи и превышает срок действия исключительного права, такой договор должен считаться заключенным на срок действия исключительного права. В этом случае по аналогии подлежит применению правило п. 3 ст. 1238 ГК.

В абзаце 2 п. 4 ст. 1235 определена максимальная продолжительность действия лицензионного договора в случае, когда в самом договоре срок его действия не определен. Исключение из этого правила, которое имеется в виду в комментируемой норме, установлено в п. 2 ст. 1469 ГК, в соответствии с которым лицензионный договор о предоставлении права использования секрета производства может быть заключен без указания срока его действия, т.е. на неопределенный срок. Другим исключением, которое охватывается оговоркой абз. 2 п. 4 комментируемой статьи, будет заключение лицензионного договора менее чем за пять лет до истечения срока действия исключительного права. В этом случае в соответствии с абз. 1 п. 4 срок действия лицензионного договора будет составлять менее пяти лет.

В абзаце 3 п. 4 комментируемой статьи имеется в виду досрочное прекращение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, использование которого является предметом лицензионного договора. Из этой нормы следует, что лицензионный договор прекращается во всех случаях, независимо от оснований, по которым было принято решение о досрочном прекращении исключительного права.

В случае признания недействительным предоставления правовой охраны результату интеллектуальной деятельности или средству индивидуализации Кодекс предусматривает сохранение действия лицензионных договоров о предоставлении права использования изобретения, полезной модели и промышленного образца (п. 4 ст. 1398 ГК РФ), о предоставлении права использования селекционного достижения (п. 3 ст. 1441 ГК РФ), а также о предоставлении права использования товарного знака (п. 6 ст. 1513 ГК РФ), заключенных до признания недействительным предоставления соответствующего исключительного права, в той мере, в какой они были исполнены к этому моменту. Иначе говоря, в указанных случаях лицензионные договоры прекращают свое действие только на будущее время.

Использование лицензиатом результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации после прекращения действия лицензионного договора влечет в соответствии с п. 3 ст. 1237 ГК предусмотренную законом или договором ответственность за нарушение исключительного права.

11. Помимо предусмотренных комментируемой статьей условий лицензионного договора, распространяющихся на все результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, в отношении которых допускается распоряжение исключительным правом, Кодекс устанавливает целый ряд условий лицензионных договоров о предоставлении права использования отдельных результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

Особым условием издательского лицензионного договора является обязанность лицензиата начать использование произведения в определенный договором срок (п. 1 ст. 1287 ГК РФ). Условие о передаче заказчику материального носителя может быть предусмотрено сторонами при предоставлении права использования произведения науки, литературы или искусства по договору авторского заказа (п. 2 ст. 1288 ГК РФ).

В течение всего срока действия договора о предоставлении права использования секрета производства лицензиар обязан сохранять конфиденциальность секрета производства. В свою очередь, лицензиаты обязаны сохранять конфиденциальность секрета производства в течение всего срока действия исключительного права на него (п. 3 ст. 1469 ГК РФ).

Лицензиат обязан обеспечить соответствие качества производимых или реализуемых им товаров, на которых он помещает лицензионный товарный знак, требованиям к качеству, устанавливаемым лицензиаром, а лицензиар, в свою очередь, вправе осуществлять контроль за соблюдением этого условия (п. 2 ст. 1489 ГК РФ).

Предоставление права использования коммерческого обозначения допускается только в составе предприятия, для индивидуализации которого такое обозначение используется (п. 4 ст. 1539 ГК РФ).

12. Поскольку в соответствии с п. 1 ст. 1233 ГК заключение лицензионного договора не влечет перехода исключительного права к лицензиату, необходимо урегулировать последствия перехода этого права от лицензиара к другим лицам в период действия лицензионного договора. В пункте 7 комментируемой статьи эти последствия сформулированы по модели арендных отношений (п. 1 ст. 617 ГК РФ), предопределяющей сохранение прав арендатора, обременяющего право собственности, в случае перехода права собственности к другим лицам. Указанный подход было необходимо прямо сформулировать в п. 7 комментируемой статьи ввиду невозможности в силу нематериального характера объектов исключительного права применения к ним указанного режима арендных отношений только по аналогии закона.

Переход исключительного права в период действия лицензионного договора может произойти как по воле лицензиара — в результате отчуждения последним исключительного права либо перехода исключительного права к его наследникам в порядке универсального правопреемства, так и помимо воли лицензиара — при обращении взыскания на имущество лицензиара. При этом в силу п. 7 комментируемой статьи лицензионные договоры сохраняют силу независимо от оснований перехода прав лицензиара к другим лицам.

13. В соответствии с п. 4 ст. 1027 ГК к комплексу исключительных прав, включающему, в частности, исключительные права на товарный знак, на коммерческое обозначение, на секрет производства, правила о лицензионных договорах подлежат применению, если это не противоречит положениям гл. 54 ГК и существу договора коммерческой концессии.