Судебная психиатрическая экспертиза образец

Судебная психиатрическая экспертиза образец

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т., Перевозная Т. А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза: общие вопросы экспертологии и экспертизы несовершеннолетних // Архів психіатрії. — 2005. — Т. 11, № 3. — С. 125–129.

Согласно существующим представлениям, комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (КСППЭ) является одной из наиболее удобных и эффективных экспертных форм, ориентированных на индивидуализацию правосудия, обеспечивающих многофакторное исследование личности как обвиняемых, так и потерпевших.

Исследования возможности комплексного использования специальных познаний в психологии и психиатрии ставят перед теорией КСППЭ множество проблем, требующих своего решения для более эффективного использования результатов комплексных психолого-психиатрических исследований в судебной практике. Важность этих проблем определяется не только собственнонаучной актуальностью, но и теми реальными трудностями, которые имеют место при производстве КСППЭ в каждодневной практике. Эти проблемы касаются широкого круга теоретических, методологических, организационно-правовых вопросов комплексных экспертиз, связанных с взаимодействием экспертов разных специальностей [1, 2, 4–11].

Логика развития требований, предъявляемых законодательством к психолого-психиатрическим экспертизам, соответствует собственной логике развития законодательных принципов и положений, и определяет основную ось данного развития. Эта ось отражает последовательный переход от чёткого разграничения проявлений в психическом состоянии обвиняемого болезненных и неболезненных факторов к интегративному исследованию многофакторного влияния клинических и общепсихологических аспектов психических проявлений правонарушителя на его юридически значимые способности. Что, в свою очередь, неразрывно связано с пределами компетенции специалистов — психиатров и психологов при проведении КСППЭ.

Однозначно принятым на сегодня является положение, согласно которому психолог в рамках комплексной экспертизы решает вопросы в отношении обвиняемых, хотя и страдающих психическими расстройствами, но вменяемых при совершении правонарушения. В то же время рядом авторов обосновывается возможность участия психолога в КСППЭ обвиняемых в рамках вменяемости, но и предлагается в форме комплексной экспертизы решать и сам вопрос о вменяемости–невменяемости лица.

Аргументы, приводимые в защиту данного тезиса, следующие: наличие у обвиняемого способности осознавать фактическое значение и общественную опасность своих действий и руководить ими непосредственно основано на психологических закономерностях; в основе понятия «вменяемость» лежит именно психологический критерий; выводы о наличии медицинского критерия невменяемости являются лишь основанием для психологического состояния субъекта в момент правонарушения. При этом использование клинико-диагностических данных, связанных с медицинским критерием невменяемости признаётся необходимым, но недостаточным. Допустимость и адекватность выводов о невменяемости в рамках однородной судебно-психиатрической экспертизы авторы соотносят только с очевидностью характера и развития заболевания, исключающего при ретроспективной оценке на момент деликта осознанно-волевое поведение.

Данная позиция представляется теоретически адекватной и соотнесённой с перспективами развития КСППЭ в будущем. В тоже время к теперешней реальности проведения психолого-психиатрических экспертиз, к каждодневной практике и правовому обеспечению в нашей стране вышеочерченная позиция имеет довольно отдалённое отношение. В реальной практике КСППЭ на сегодня сложилась ситуация, когда в ряде случаев выхолащивается сама суть комплексной экспертизы, а проводимые с точки зрения вопросов, поставленных перед экспертизой, исследования и принятые решения не являются интегративными, комплексными, а по сути своей соответствуют комплексу последовательных экспертиз. Огромный потенциал экспертных судебных исследований, требующих применения специальных познаний в психологии, оказывается не до конца реализованным. Не вполне разработаны и уточнены экспертные критерии судебно-психологических, судебно-психиатрических и комплексных психолого-психиатрических оценок. В целом остаётся достаточно дискуссионной проблема определения статуса КСППЭ [1, 10, 13].

Формально признанным остаётся положение о задачах комплексной психолого-психиатрической экспертизы, состоящих в интегративном анализе взаимодействия психопатологических и неболезненных психических факторов: личностного, возрастного, эмоционального, ситуативного в их совокупном влиянии на возможность подэкспертного лица осознавать происходящее и руководить своими действиями, т. е. содержательной интерпретации конкретного психического результирующего эффекта способности либо неспособности к полноценному осознанию и регуляции поведения.

При этом одни факторы могут иметь решающее значение, другие — опосредующее, второстепенное либо нейтральное. В других случаях определяющую роль может играть именно совокупное влияние психической аномалии, личностных особенностей, эмоционального состояния, которое нередко опосредуется алкогольной интоксикацией или групповой динамикой.

Необходимость выяснения степени влияния психической патологии на возможности регуляции поведения требует объяснительного подхода, системного анализа и экспертной оценки структуры психики. Принципиально важным при решении данного вопроса является понимание природы, законов и механизмов отклоняющегося личностного функционирования [14]. В центре внимания находятся различные аспекты психической деятельности в своей совокупности, при этом различия между нормой и патологией понимаются как различия в структуре психики, мотивации поведения. Психопатология выступает как расстройство нормальной структуры психических функций, как системное нарушение. Как известно, констатация наличия у обвиняемого того или иного психического расстройства нейтральна по отношению к задачам судопроизводства. Согласно положениям, выработанным в криминальной психопатологии, психические аномалии, изменяя многие социальные параметры личности, сами становятся значительным фактором в совершении преступлений. Но наличие психической аномалии не ведёт с неизбежностью к противоправному поведению. В такой же мере справедлив тезис об индивидуальной мотивации, структуре и динамике противоправных действий у лиц, страдающих одним и тем же психическим заболеванием. Уяснение сущности структурно-динамической организации личности при различной патологии, определение психологических закономерностей влияния психических расстройств на сознание и регуляцию поведения как раз и определяет комплексный характер психолого-психиатрического исследования, требующий раскрытия диалектического единства интеграции и дифференциации судебной психологии и судебной психиатрии как предметных экспертных наук [3, 11, 12, 14].

Такой подход позволяет наполнить психолого-психиатрическую оценку внутренним содержанием и делает экспертное решение более доказательным. Особенно актуально это в отношении несовершеннолетних правонарушителей. Закреплённая в законодательстве необходимость использования психологических познаний при оценке юридически значимых особенностей несовершеннолетних обвиняемых обусловлена как специфическими обстоятельствами психической жизни ребёнка либо подростка, так и практическими соображениями. Так как на практике в подавляющем большинстве случаев перед специалистами стоит задача оценки задержки психического развития, обусловленной социально-педагогической запущенностью и (или) связанной с различными формами психической патологии: олигофрении, органическими поражениями головного мозга, психическим и психофизическим инфантилизмом. Оценка способности несовершеннолетнего правонарушителя к полноценному осознанию и регуляции своего поведения может быть объективной и эффективной с точки зрения задач правосудия, только если она основана на многофакторном исследовании. При этом оценены должны быть как проявления клинических психиатрических синдромов, так и специфические расстройства психологического развития, включая расстройства двигательных функций, речи, школьных навыков, социального поведения. Также необходимо оценить уровень интеллектуального развития несовершеннолетнего с определением степени умственной отсталости и наличием или отсутствием сопутствующих нарушений поведения. Обязательной оценке подлежит также соматическое здоровье и наличие–отсутствие заболеваний и дефектов, могущих оказать влияние на психические и поведенческие особенности подэкспертного.

Далее, необходимо исследование социальной ситуации развития несовершеннолетнего, особенностей внутрисемейных отношений с оценкой их аномалий, характера восприятия, острых и хронических жизненных стрессовых ситуаций и влияния социальных деприваций. С этим непосредственно связано определение социального и психологического функционирования ребёнка на данном этапе его онтогенетического развития, исследование межличностного взаимодействия с близкими, соучениками, со сверстниками, определение связи выявленных особенностей с тем или иным симптомокомплексом либо проблемами психологического развития несовершеннолетнего.

Наконец, неотъемлемым для решения вопроса об осознании и психологической регуляции подростком своего поведения является анализ его личностного развития. Особое значение для понимания личностных детерминант и причин противоправного поведения несовершеннолетнего, оценки осознанности и произвольности регуляции им своего поведения имеет выделение комплекса психологических характеристик, специфических для подросткового возраста. Данный комплекс формируется совокупностью следующих черт и тенденций: противоречивость, полярность чувств и побуждений, импульсивность, сочетание сензитивности и чёрствости, чрезмерно завышенной самооценки и неуверенности в себе, жестокости и холодности, протеста против общепринятых норм поведения и подчинения себя случайным кумирам, максимализм в оценках и неспособность к борьбе мотивов, к принятию аргументированных решений, сочетание упрямства и противодействия советам с внушаемостью, склонностью к индуцированию, а также недостаточно развитая способность к объективному оцениванию. Специфическими возрастными особенностям мотивационно-смысловой сферы несовершеннолетнего являются неразвитость, несформированность системы ценностных ориентаций. Основными показателями функционирования данной системы у несовершеннолетних являются: недостаточная структурированность её элементов, связанная с недостаточной разработанностью и представленностью в сознании подростков иерархии ведущих жизненных ценностей; низкая согласованность этих элементов и их высокая конфликтность, что приводит к автономности функционирования отдельных ценностей, их дисгармоничности и непродуктивности в качестве ведущих детерминант регуляции поведение подростка; низкий уровень когнитивной сложности ценностно-мотивационной сферы, связанный с дефицитарностью и недостаточной многомерностью способов оценочно-ориентировочной деятельности несовершеннолетнего; недостаточная осмысленность собственных ведущих ценностно-мотивационных тенденций. Комплексной психолого-психиатрической оценке также должен быть подвергнут уровень социально-психологической адаптации несовершеннолетнего правонарушителя и возможные признаки личностной деформации по асоциальному типу.

При анализе данной деформации в качестве системообразующих факторов определяются: отсутствие интереса к познавательной деятельности и связанная с этим когнитивная дефицитарность; отсутствие способности к эмпатии, недостаточная глубина эмоционального сопереживания, равнодушие к чувствам других людей в сочетании с неспособностью устанавливать и поддерживать эмоционально насыщенные, стабильные отношения, стремление к получению примитивных непосредственных удовольствий без волевых усилий и труда; повышенная чувствительность к внешней стимуляции; неустойчивость настроения со склонностью к раздражительности, гневливым реакциям; индифферентное или пренебрежительное отношение к общечеловеческим ценностям вплоть до социально-правового нигилизма; выраженная эгоцентричность с самооправдательными и внешнеобвинительными тенденциями, отсутствием чувства вины. Вышеперечисленные аспекты многофакторного анализа психических особенностей несовершеннолетнего правонарушителя определяют его индивидуальные потенциальные возможности к полноценной саморегуляции. Исследование ситуации деликта позволяет определить особенности реализации потенциальных способностей личности в конкретных обстоятельствах, их актуализацию. Уяснение опосредованности возрастными, личностными особенностями влияния психопатологических факторов на криминальное поведение несовершеннолетних в конкретных ситуациях обусловливает необходимость трёхаспектного анализа (синдром — личность — ситуация) его юридически значимых особенностей. Рассмотрение криминального поведения несовершеннолетнего как функции взаимодействия личности и ситуации предполагает анализ именно механизма преступного поведения, при котором можно определить роль и психических расстройств, и характера ситуации, в которой разворачивается преступное деяние и особенностей ценностно-смыслового восприятия этой ситуации несовершеннолетним правонарушителем.

Безусловно, в рамках комплексной психолого-психиатрической экспертизы могут решаться вопросы, однозначно относящиеся к компетенции только экспертов одной специальности, психиатров либо психологов. В качестве примера можно привести вопрос о наличии у подэкспертного физиологического аффекта на момент правонарушения либо установление наличия психического расстройства. В то же время, в силу всего вышеупомянутого, оценка способности несовершеннолетнего подэкспертного к осознанию и регуляции своего поведения может быть адекватной только при интегрированном совместном психолого-психиатрическом исследовании комплекса факторов, описанных выше [10, 13].

Наиболее сложной представляется экспертная оценка ограничения способности несовершеннолетнего обвиняемого осознавать в полной мере фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. В настоящее время стало общепризнанным и не требующим особых доказательств фактом реальное существование психических состояний и особенностей, обусловливающих ограничение способности осознавать значение своих действий или руководить ими при совершении противоправных действий, но проблема поиска критериев судебно-экспертной оценки ограничивающих факторов со всей остротой встала после введения в действие нового УК Украины. Основной задачей, требующей своего решения по мере накопления опыта практического применения КСППЭ ограниченной вменяемости, является разработка судебно-психологических критериев оценки меры влияния у обвиняемых психических расстройств, не исключающих вменяемости, на осознанно-волевое управление их противоправным поведением. При рассмотрении проблемы ограничения наличием психических расстройств способности человека (в том числе несовершеннолетнего) к осознанно-волевому проведению принципиально важными являются следующие позиции: наличие у правонарушителя психического расстройства не означает неизбежного ограничения его способности к осознанию и руководству своих действий; психическое расстройство может вступить в качестве ограничивающего фактора только при наличии у субъекта определённых личностных особенностей и по отношению к специфическим формам поведения; влияние психической анатомии должно реализоваться помимо сознательной активности действующего лица.

Таким образом, главной особенностью психического расстройства обвиняемого, имеющей юридическое значение, является нарушение процесса личностной регуляции поведения. В реальной экспертной практике мы видим, что искажение процессов личностной регуляции поведения несовершеннолетнего бывает обусловлено совокупным влиянием возрастных характеристик, психической аномалии, индивидуально-личностных особенностей, факторов психического развития, эмоционального состояния. Что определяет необходимость анализа таких психологических переменных, как ценностный уровень регуляции поведения, анализ структуры мотивации, влияние на процессы целеполагания и целедостижения, способности подростка и осознанию внешних обстоятельств, самосознанию, контролю и коррекции конкретных действий, прогнозу. В конкретной ситуативной мотивации правонарушения это выражается в существенном ограничении свободы выбора действия. Именно нарушение свободы выбора действия под влиянием эмоциональных, личностных, психопатологических факторов и особенностей психического развития, взаимодействующих с определённой ситуацией, определяют неполное осознание и снижение способности к произвольной регуляции своих действий.

При этом следует учитывать, что ограничение способности осознавать значение своих действий однозначно влечёт за собой и ограничение способности к полноценной регуляции этих действий. Эта закономерность обеспечивается тем фактором, что действия человека являются адекватными, целесообразными и целенаправленными только в том случае, когда их средства и способы мотивируются адекватно поставленной целью, которая формируется именно при полном осознании действительности. Ограничение способности к осознанию определяет недостаточную возможность к формированию мотивации адекватного поведения, что с неизбежностью снижает возможности саморегуляции. Наряду с этим ограничивающее влияние психических факторов на поведение правонарушителя может состоять в нарушении регуляторных возможностей на фоне достаточно полного осознания окружающей действительности. Речь идёт о затруднениях, испытываемым субъектом при осуществлении полноценного волевого контроля своих действий. В обоих случаях решение экспертных задач требует анализа как мотивационных, так и операциональных аспектов поведения. В случае несовершеннолетних правонарушителей при этом необходим анализ возрастных, онтологических, психопатологических, индивидуально-личностных, эмоциональных и ситуативных факторов, определение их вклада в интегративный результат, определяющий полную или ограниченную способность к саморегуляции, либо неспособность к осознанию характера и значения своих действий или руководству ими.

Таким образом, на данном этапе развития комплексных психолого-психиатрических экспертиз в отечественной экспертологии именно КСППЭ несовершеннолетних правонарушителей является тем звеном, где наиболее выпукло практикой судопроизводства диктуется необходимость комплексного интегративного решения вопросов, где объединяются и взаимообусловливаются познания в психиатрии и психологии, где использование однородных специальных познаний в психиатрии либо психологии утрачивает своё значение.

Литература

  1. Агрессия и психическое здоровье / Под ред. Т. Б. Дмитриевой, Б. В. Шостаковича. — СПб: Юридический центр Пресс, 2002. — 460 с.
  2. Коченов М. М. Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза (к постановке проблемы) // Вопросы борьбы с преступностью. — М., 1978. — Вып. 29. — С. 114–126.
  3. Кудрявцев И. А., Лавринович А. Н., Москаленко Е. П., Сафуанов Ф. С. Особенности патопсихологической квалификации результатов экспериментально-психологического исследования в условиях судебно-психиатрической экспертизы: Методические рекомендации. — М.: Б. и., 1985. — 27 с.
  4. Кудрявцев И. А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза ограниченной вменяемости: некоторые проблемы и пути их решения // Ограниченная вменяемость. — М., 1996. — С. 28–40.
  5. Кудрявцев И. А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза: Научно-практическое руководство. — М., 1999.
  6. Печерникова Т. П., Гульдан В. В. Актуальные вопросы комплексной психолого-психиатрической экспертизы // Психологический журнал. — 1985. — Т. 6, № 1. — С. 96–104.
  7. Печерникова Т. П., Кудрявцев И. А., Криворучко С. И. Некоторые вопросы компетенции судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы // Социалистическая законность. — 1980. — № 1 — С. 38–39.
  8. Поляков Ю. Ф. О методологических проблемах взаимосвязи психиатрии и психологии // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1977. — Т. 77, вып. 12 — С. 1822–1832.
  9. Реан А. А. Агрессия и агрессивность личности // Психологический журнал. — 1996. — № 5. — С. 3–19.
  10. Сафуанов Ф. С. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза личности обвиняемого // Современные проблемы психиатрии. — Казань: Б. и., 1994. — С. 48–50.
  11. Сафуанов Ф. С. Об основных категориях судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе // Психологический журнал. — 1994. — Т. 17, № 3. — С. 51–54.
  12. Сафуанов Ф. С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе: Научно-практическое пособие. — М.: Гардарика: Смысл, 1998. — 192 с.
  13. Сафуанов Ф. С. Психология криминальной агрессии. — М.: Смысл, 2003. — 300 с.
  14. Шестопалова Л. Ф., Перевозная Т. А.Целостно-смысловая сфера личности со специфическими расстройствами и склонностью к противоправному поведению // Психологический журнал. — 2003. — Т. 24, № 3. — С. 66–71.

Психиатрическая экспертиза

Проведем независимую судебно-психиатрическую экспертизу.

Психиатрическая экспертиза, она же судебно-психиатрическая экспертиза, является одной из наиболее востребованных и в то же время наиболее технически сложных и дорогостоящих экспертных исследований, которые проводятся нашими судебно-медицинскими экспертами.

Психиатрические экспертизы востребованы по следующим категориям споров:

  • о признании сделки недействительной;
  • о признании лица недееспособным и установлении над ним опеки;
  • об определении времени наступления недееспособности;
  • о порядке общения с ребенком;
  • о признании брака недействительным;
  • о возмещении ущерба;
  • о расторжении брака и так далее.

Примерный перечень вопросов по судебно-психиатрической экспертизе

  • Страдает ли исследуемый психическим заболеванием, если да, то каким именно?
  • Мог ли он отдать себе отчет в своих действиях (руководить ими) при совершении инкриминируемого ему деяния?
  • Не является ли исследуемый душевнобольным в настоящее время и не нуждается ли он в применении мер медицинского характера?
  • Нет ли медицинских противопоказаний к применению к данному лицу мер медицинского характера?
  • Может ли он (истец, ответчик, свидетель, обвиняемый, потерпевший) по своему психическому состоянию правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания?
  • Не обнаруживает ли он (истец, ответчик, свидетель, обвиняемый, потерпевший) патологической склонности к фантазированию?
  • Мог ли потерпевший понимать характер и значение совершаемых в отношении него противоправных действий?
  • Мог ли потерпевший по психическому состоянию оказывать сопротивление в криминальной ситуации?
  • Исходя из своего психического состояния мог, ли обследуемый (истец, ответчик, свидетель, обвиняемый, потерпевший) участвовать в проведении судебно-следственных действий?

Судебная психиатрическая экспертиза (психиатрическая экспертиза) проводится только по определению суда, следователя с обязательным предупреждением эксперта-психиатра об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ за заведомо ложное заключение эксперта.

Внесудебная (досудебная) психиатрическая экспертиза проводится на основании договора с нашим экспертным учреждением, соответственно какого-либо определения суда не требуется. В соответствии со ст.41 ФЗ «О судебно-экспертной деятельности», введенной в действие в мае 2001 года, судебно-психиатрической экспертизой по документам вправе заниматься как государственные, так и негосударственные экспертные учреждения, имеющие в своем штате эксперта или группу экспертов соответствующей экспертной специальности.

Стоимость проведения судебных и внесудебных психиатрических экспертиз

Психиатрическая экспертиза

13. Вопросы, задаваемые при назначении судебно-психиатрической экспертизы

При назначении различного вида экспертиз экспертам задаются определенные вопросы, ответы на которые будут иметь влияние на следствие и судопроизводство.

1) Страдал ли ранее или страдает в настоящее время обследуемый (свидетель, обвиняемый, потерпевший) каким-либо психическим заболеванием, если да, то каким именно и с какого времени?

2) Может ли он (свидетель, обвиняемый, потерпевший) по своему психическому состоянию правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания?

3) Не обнаруживает ли он (свидетель, обвиняемый, потерпевший) патологической склонности к фантазированию и псевдологии?

4) Мог ли потерпевший понимать характер и значение совершаемых в отношении него противоправных действий?

5) Имеются ли у потерпевшего какие-либо личностные особенности, которые оказали влияние на его поведение в криминальной ситуации?

6) Мог ли потерпевший по психическому состоянию оказывать сопротивление в криминальной ситуации?

7) По своему психическому состоянию в настоящее время может ли обследуемый (свидетель, обвиняемый, потерпевший) участвовать в проведении судебно-следственных действий?

14. Требования, предъявляемые к акту судебно-психиатрической экспертизы

Заключение экспертов-психиатров является одним из доказательств по уголовному и гражданскому делу. Процессуальное законодательство упоминает в перечне доказательств «заключение эксперта» (ч. 2 ст. 69 УПК) и «заключения экспертов» (ч. 2 ст. 49 ГПК).

В судебной психиатрии документ, составляемый психиатрами-экспертами, именуют обычно «актом судебно-психиатрической экспертизы», тогда как «заключением» — выводы, к которым пришли эксперты в результате исследования.. Заключением эксперта-психиатра чаще называют документ, составляемый по результатам единолично проведенной экспертизы (в суде, в кабинете следователя). Строго говоря, «акт судебно-психиатрической экспертизы» и «заключение эксперта-психиатра (экспертов психиатров)» — документы полностью идентичные*..

Отнесение экспертного заключения к числу доказательств по уголовному и гражданскому делу обусловливает требования, которые предъявляет к нему процессуальный закон (ст. 191 УПК и ст. 77 ГПК). В экспертном заключении выделяют обычно три части: вводную, исследовательскую и заключительную. Поскольку судебно-психиатрическая экспертиза обладает немалой спецификой, ведомственные методические указания по составлению акта (заключения) судебно-психиатрической экспертизы предусматривают не три, а пять его частей: введение; сведения о прошлой жизни испытуемого (анамнез; описание физического, неврологического и психического состояния испытуемого; мотивировочная часть; заключительная часть).

Во вводной части необходимо указать: наименование документа, его номер и дату составления; форму (способ проведения) экспертизы — амбулаторная, стационарная, заочная и т.д.; фамилию, имя, отчество испытуемого и год его рождения; статью (статьи) Уголовного кодекса, по которым обвиняется испытуемый с краткой характеристикой инкриминируемого ему деяния или деяний (для подозреваемого, обвиняемого, подсудимого) либо краткую характеристику дела, в рамках которого назначена экспертиза (для испытуемых, занимающих иное процессуальное положение); наименование медицинского учреждения или другого места, в котором проводилась экспертиза; сведения об эксперте (экспертах) — должность, врачебная категория, а также ученая степень или ученое звание, если они имеются; кто, когда и в связи с чем назначил экспертизу; сведения о лицах, присутствовавших при ее производстве; вопросы, поставленные перед экспертами.

Если формулировка вопроса экспертам непонятна, они должны заявить ходатайство перед органом, назначившим экспертизу, с просьбой дать необходимые разъяснения. При неудовлетворении ходатайства эксперты вправе не отвечать на такой вопрос. Если же редакция вопроса не соответствует положениям современной психиатрической науки, но в его содержании эксперты не сомневаются, то ответ формулируется в соответствии с положениями современной психиатрии.

В анамнезе отражаются существенные с точки зрения психиатра-эксперта данные о прошлой жизни испытуемого — его патологической наследственности (психических заболеваниях родителей и других близких родственников), особенностях формирования его личности, перенесенных заболеваниях, о наиболее значимых в судебно-психиатрическом аспекте биографических сведениях. Отмечаются интересующие психиатра особенности поведения испытуемого и его взаимоотношения с другими людьми, совершение им в прошлом правонарушений.

Если испытуемый наблюдался у психиатра по поводу психического расстройства, то необходимо подробно изложить сведения об этом расстройстве, его социальных и юридических последствиях, применявшихся медицинских мерах (диагноз, виды оказываемой психиатрической помощи, проводившееся лечение, установление инвалидности, направление на судебно-психиатрическую экспертизу по другому делу, признание невменяемым или недееспособным, применение принудительных мер медицинского характера и пр.).

Эксперты должны указать источник всех приведенных ими в акте анамнестических данных. Например, сведения взяты со слов испытуемого (так называемый субъективный анамнез), почерпнуты из протоколов допросов, медицинских или иных документов, приобщенных к материалам дела. При этом обязательна точная ссылка на конкретный источник. Так, при ссылке на свидетельские показания указываются фамилия свидетеля и листы уголовного дела с протоколом его допроса.

В третьем разделе (описание физического, неврологического и психического состояния), часто именуемом для краткости «статусом», описываются данные наружного осмотра, состояние внутренних органов, признаки поражения центральной нервной системы, приводятся результаты лабораторных исследований и иные данные, характеризующие соматическое и неврологическое состояния обследуемого лица и свидетельствующие о наличии или отсутствии в этой сфере патологических изменений.

Описание психического состояния испытуемого во время производства экспертизы (психический статус) обычно рассматривается как центральная часть акта и включает в себя данные об ориентировке испытуемого в месте, времени, окружающем, собственной личности, его доступности контакту, понимании целей направления на экспертизу. Здесь же находят отражение все сколько-нибудь значимые особенности поведения подэкспертного (действия, высказывания, мимические реакции и пр.), по которым можно судить о состоянии его психики — восприятия, мышления, памяти, эмоционально-волевой сферы. Отмечается отношение испытуемого к инкриминируемому ему деянию (для обвиняемых) либо к другим юридическим действиям, являющимся предметом рассмотрения по делу.

Особое внимание уделяется выявленным признакам психического расстройства. Они должны быть зафиксированы подробно и четко и вместе с тем носить описательный, а не оценочный характер. Медицинские квалификации и оценки даются в последующих частях акта. Подробного описания требуют проявления симуляции, если они обнаружены в ходе экспертного исследования.

Мотивировочная и заключительная части акта* состоят из выводов, содержащих ответы на поставленные экспертам вопросы, и обоснования этих выводов. Здесь же приводятся выводы, сформулированные экспертами в порядке реализации ими права экспертной инициативы (см. 5.3 настоящей главы). В случае выявления у испытуемого психического расстройства, сначала дается развернутый медицинский диагноз и лишь затем — судебно-психиатрическая оценка.

Сообщение членов амбулаторной экспертной комиссии о невозможности ответить на поставленные вопросы в амбулаторных условиях и о необходимости провести стационарную экспертизу также оформляется актом судебно-психиатрической экспертизы. Он состоит из тех же частей, что и обычный акт (заключение). Лишь в последней его части вместо ответов на вопросы дается обоснование принятого экспертами решения.

Экспертное заключение должно быть написано языком, понятным лицам, не обладающим психиатрическими познаниями, а специальная терминология — по возможности разъясняться (например, тремор — дрожание, фобии — навязчивые страхи и опасения).

Акт (заключение) подписывается всеми экспертами, проводившими экспертизу, и удостоверяется печатью медицинского учреждения, в котором она проводилась. Заключение, составляемое в кабинете следователя, подписывается экспертом (экспертами) и приобщается к делу следователем. При экспертизе в судебном заседании эксперт оглашает подписанное им письменное заключение, которое приобщается к делу судом.

Если все поставленные вопросы выходят за пределы специальных познаний экспертов либо предоставленных им материалов недостаточно, то эксперты составляют письменное сообщение о невозможности дать экспертное заключение. В нем указывается: кем и когда была назначена экспертиза, кому она была поручена, какие вопросы были поставлены и приводятся основания, по которым решение всех экспертных вопросов оказалось невозможным. Если же по одним вопросам эксперты могут дать ответы, а по другим нет, то дается экспертное заключение (акт экспертизы), где наряду с экспертными выводами подробно обосновывается, почему на некоторые из вопросов ответить невозможно. Эксперты не вправе оставить без ответа какой-либо из поставленных вопросов, не объяснив причин этого.

Виды судебно-психиатрической экспертизы

В соответствии с действующей Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы и на основе сложившейся многолетней практики судебно-психиатрическая экспертиза осуществляется в следующих видах:
— экспертиза в кабинете следователя;
— амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза;
— стационарная судебно-психиатрическая экспертиза;
— экспертиза в судебном заседании;
— заочная (и как частный вид — посмертная) судебно-психиатрическая экспертиза.

Экспертиза в кабинете следователя. Этот вид судебного освидетельствования в практике носит характер консультации, так как обычно проводится при однократном осмотре обследуемого одним психиатром. При экспертизе в кабинете следователя нет возможности провести обследование даже в той мере, в какой оно осуществляется при амбулаторной экспертизе, и поэтому обычно не выносится заключение о вменяемости (невменяемости). Психиатр дает заключение по ряду других интересующих следователя вопросов: о психическом состоянии лица в данное время, о необходимости проведения ему экспертизы определенного вида (амбулаторная, стационарная), о возможности подвергать обследуемого по состоянию его психического здоровья допросам и проводить очные ставки с его участием и т. п.

При заключении о необходимости амбулаторного или стационарного освидетельствования врач-эксперт может сообщить следователю, какие материалы будут необходимы экспертной комиссии, какие обстоятельства, касающиеся психического состояния обвиняемого, нужно уточнить при допросах свидетелей. При психиатрической консультации, в отличие от экспертизы, заключение имеет предположительный характер. Конечно, зачастую психиатр приходит к определенному выводу по поставленным ему вопросам и в кабинете следователя. Так, он может вынести заключение, что обвиняемый или подозреваемый не нуждается в судебно-психиатрической экспертизе ввиду отсутствия каких-либо признаков психического расстройства. При явном психическом заболевании и соответствующей медицинской документации он может посоветовать провести лишь амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу. В ряде случаев эксперт-психиатр приходит к выводу, что обследуемый в связи с особенностями психического состояния или с необходимостью проведения лабораторных исследований нуждается в стационарной психиатрической экспертизе.

Амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза. Экспертиза того вида состоит в однократном, реже повторном, освидетельствовании лица комиссией психиатров. Основное преимущество амбулаторной экспертизы — ее краткосрочность и оперативность, а недостаток — ограниченные возможности обследования наблюдения. В случаях затруднений в распознавании болезни и определении ее тяжести, необходимости дифференциальной диагностики при первичном установлении диагноза хронического психического заболевания необходимо стационарное обследование. Это обстоятельство не должно приводить к недооценке амбулаторной экспертизы, так как во многих случаях она способна дать ответ на все вопросы следственных органов и суда. Возможности амбулаторной экспертной комиссии в решении поставленных перед ней вопросов во многом предопределяются правильной подготовкой следственно-судебными органами всех нужных экспертам медицинских и следственных материалов, о которых говорилось выше.

Во время амбулаторного освидетельствования врач-докладчик изучает материалы дела, обследует подэкспертного, составляет историю болезни. Члены комиссии также знакомятся с делом и после доклада им истории болезни беседуют с подэкспертным. Затем выносится заключение и оформляется акт экспертизы амбулаторной комиссии. В некоторых случаях возникает необходимость провести повторную (обычно через несколько дней) беседу с подэкспертным, и тогда при оформлении акта указывают даты освидетельствования, отмечается динамика психического состояния и дается единое заключение. Если экспертная комиссия не может дать ответ на поставленные вопросы, то она выносит заключение о необходимости стационарной экспертизы.

Амбулаторная экспертиза может вынести окончательное решение при освидетельствовании психически здоровых лиц, совершивших правонарушение в состоянии простого алкогольного опьянения, в случаях кратковременных расстройств психической Деятельности в момент совершения преступления. Решающим обстоятельством в этих случаях являются материалы уголовного дела, если они содержат достаточно данных, характеризующих психическое состояние лица в момент инкриминируемого Деяния. Амбулаторная экспертиза может вынести окончательное решение и при несомненных психических заболеваниях, подтверждаемых медицинскими документами.

Большую долю работы амбулаторных комиссий занимает освидетельствование лиц, состоящих на учете в психоневрологических диспансерах с нерезко выраженными психическими расстройствами (легкие формы дебильности, остаточные явления черепно-мозговой травмы, хронический алкоголизм, последствия перенесенных в детстве нейроинфекций, психопатические черты характера). Окончательное заключение об их вменяемости также может вынести амбулаторная экспертиза. Однако психотические эпизоды и состояние декомпенсации в анамнезе в таких случаях говорят о необходимости стационарной экспертизы. Амбулаторную экспертизу проходят лица, нуждающиеся в определении дееспособности, а также большинство свидетелей и потерпевших. Потерпевшим по делам об изнасиловании, особенно несовершеннолетним, следует стремиться проводить только амбулаторную экспертизу. Пребывание таких лиц в стационаре нецелесообразно по деонтологическим соображениям.

Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза. Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза предусмотрена уголовно-процессуальным законодательством. Статья 203 УПК РФ гласит: «Если при назначении или производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость в стационарном обследовании подозреваемого или обвиняемого, то он может быть помещен в медицинский или психиатрический стационар.

Подозреваемый или обвиняемый, не содержащийся под стражей, помещается в медицинский или психиатрический стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса». Основанием для назначения стационарной экспертизы служат данные анамнеза и статуса, которые позволяют предположить начальные этапы или стертые формы процессуальных заболеваний или динамику психопатических, невротических состояний к моменту преступления или проведения экспертизы. Лица, обнаружившие при амбулаторном освидетельствовании признаки психоза, но ранее не получавшие психиатрической помощи, как правило, нуждаются в стационарном обследовании. Стационарная экспертиза необходима также при трудностях дифференциальной диагностики и определении степени (тяжести) психических изменений, в том числе и при определении снижения интеллекта, для уточнения характера и частоты пароксизмальных состояний. Необходимость длительного клинического наблюдения и лабораторных исследований (спинно-мозговая пункция, электроэнцефалография и др.) является прямым показанием для назначения стационарной экспертизы.

Для проведения стационарной экспертизы в психиатрических больницах Министерства здравоохранения создаются судебно-психиатрические отделения или выделяются специальные палаты в общих отделениях. Судебно-психиатрические отделения организуются для лиц, не содержащихся под стражей, и реже — охраняемые силами и средствами органов Министерства внутренних дел — для лиц, содержащихся под стражей. В них помещают только обвиняемых и осужденных. Гражданские истцы и ответчики, а также потерпевшие и свидетели для стационарной судебно-психиатрической экспертизы направляются в общие отделения психиатрических больниц.

В отношении подэкспертных, не взятых под стражу, должны сохраняться все те права, которые охраняют интересы больных, находящихся на лечении на общих основаниях: возможность свиданий, свободной переписки, прогулок в больничном саду и т. д. В отношении обследуемых, находящихся под стражей, существует ряд ограничений на переписку, свидания и т. д., которые оговорены в Основах уголовного судопроизводства. Следует прямо говорить об этом подэкспертным, поясняя, что они могут писать, но их письма пойдут через следственно-судебные органы, а разрешить свидание также могут только эти органы.

Стационарное обследование не должно продолжаться более 30 дней. Если за этот срок дать окончательное заключение о психическом состоянии и вменяемости обследуемого невозможно, то экспертная комиссия выносит решение о необходимости продления срока обследования, направляя это решение в письменном виде органу, назначившему экспертизу (п. 23 Инструкции о производстве судебно-психиатрической экспертизы).

На каждого обследуемого заводят клиническую психиатрическую историю болезни. В случае необходимости широко привлекают консультантов-специалистов — невропатологов и др.

При стационарной экспертизе используют лишь такие методы исследования и лечения, которые приняты в лечебных психиатрических учреждениях нашей страны. Лечение современными психотропными средствами лиц с психическими нарушениями не только улучшает их состояние, но и делает их более

доступными продуктивному контакту и позволяет лучше понять динамику психических изменений, т. е. в конечном счете помогает проведению экспертизы. Все виды диагностических процедур и лечения врачи должны согласовывать с обследуемыми, если их психическое состояние позволяет проводить такое согласование и не содержит тех расстройств, которые могут представить опасность для окружающих и для самого больного. В период стационарной судебно-психиатрической экспертизы иногда требуется обследование подэкспертных различными лабораторными методами. К некоторым из них (например, к спинно-мозговой пункции) у обследуемых может быть крайне отрицательное отношение, порождающее категорический отказ. Если правильная психотерапевтическая беседа, разъясняющая подэкспертному в доступной форме основы методики обследования, не приносит желаемых результатов и он продолжает настаивать на своем отказе, то применение каких-либо иных форм воздействия, ущемляющих достоинство подэкспертного, недопустимо.

Если обследование, от которого категорически отказывается подэкспертный, имеет принципиальное значение для диагностики и решения экспертных вопросов, то рекомендуется об этом поставить в известность следственно-судебный орган, с санкции которого проводится экспертиза. С ведома указанных органов может быть проведена беседа с родственниками для получения их согласия на обследование подэкспертного. В таких случаях деонтологическая тактика эксперта обязана учитывать не только важность и необходимость лабораторного обследования, но и правовое положение подэкспертного: до решения экспертной комиссии и определения суда подэкспертный в юридическом плане не считается психически больным, а является лицом, находящимся под следствием, и его права оговорены рядом статей УПК РФ.

Во время стационарной экспертизы нецелесообразно разрешать какие-либо действия органов следствия с обследуемыми. Допросы, предъявление каких-либо документов, фотографий и т. п., имеющих отношение к уголовному делу, не допускаются, так как это нарушает контакт врачей не только с данным подэкспертным, но и с его соседями по палате и может нежелательно воздействовать на психическое состояние обследуемых.

Экспертиза в судебном заседании. Необходимость экспертизы в суде возникает при различных обстоятельствах. Ее проведение суд может определить обвиняемым, которые ранее не подвергаются экспертному освидетельствованию и сомнение в их психилогической полноценности впервые возникло во время судебного рассмотрения дела. В таких случаях эксперт далеко не всегда может дать окончательное заключение, особенно в отношении лиц, которые не обнаруживали ранее психических нарушений. Чаше эксперт рекомендует направить обвиняемого на амбулаторную или стационарную экспертизу.

Иногда экспертная комиссия сама рекомендует проведение экспертизы в судебном заседании, так как затрудняется решить вопрос о вменяемости (или дееспособности) при противоречивых данных о психическом состоянии подэкспертного во время совершения правонарушения (или сделки в гражданском процессе). Экспертная комиссия предполагает оценить психическое состояние путем опроса свидетелей в судебном заседании. В таком случае на суде может присутствовать один эксперт, наблюдавший обследуемого ранее, так как отрывать от текущей экспертной работы всех членов комиссии зачастую нецелесообразно. Тем самым экспертный вопрос передается на единоличное решение. Подобные решения выносятся редко, поскольку практика экспертизы показывает, что в большинстве случаев при своевременном получении экспертами нужных материалов можно вынести заключение в условиях обычного обследования. В связи с этим решение экспертных вопросов на судебном заседании следует рекомендовать лишь в крайнем случае, когда при освидетельствовании нет иной возможности уточнить психическое состояние обвиняемого в момент преступления.

Чаще всего экспертов-психиатров вызывают на судебное заседание в отношении лиц, прошедших экспертизу с вынесением окончательного заключения. Вызов эксперта бывает связан с сомнением суда в правильности заключения, необходимостью разъяснения тех или иных положений экспертного заключения, получением неизвестных экспертам данных, которые, по мнению суда, могут иметь значение, и, наконец, изменением психического состояния и поведения обвиняемого. В последних случаях чаще приходится дифференцировать реактивный психоз, психогенную декомпенсацию и симуляцию.

До начала судебного заседания эксперт-психиатр должен ознакомиться с теми материалами уголовного дела, которые получены уже после проведения экспертизы. В случаях изменившегося состояния целесообразно ознакомиться с данными личного дела, в которых отражено поведение обследуемого в следственном изоляторе.

Во время судебного заседания эксперт внимательно наблюдает за поведением обвиняемого, анализируя факты, как подтверждающие вынесенное заключение, так и свидетельствующие об изменениях в психическом состоянии. С разрешения председательствующего эксперт может задавать вопросы свидетелям и обвиняемому. Спрашивать надо в понятной для опрашиваемого и для суда форме. В случае расхождения ответов, которые давались теми же свидетелями на предварительном следствии, рекомендуется в тактичной форме обратить на это внимание суда и самих свидетелей с тем, чтобы суд выяснил причину изменения показаний. Обследование обвиняемого следует проводить во время специального перерыва в судебном заседании в отсутствие состава суда и участников процесса.

Экспертов-психиатров вызывают в суд также по делам о невменяемых при направлении их на принудительное лечение. При этом суду может потребоваться согласовать с экспертом меры медицинского характера, оценить общественную опасность больного. Такие вопросы возникают и тогда, когда экспертная комиссия не рекомендует применение принудительных мер медицинского характера, что бывает при острых кратковременных психотических состояниях в момент совершения общественно опасного деяния. В таких случаях для предупреждения вызова эксперта в суд следует более аргументирование в мотивировочном разделе акта показывать кратковременность перенесенного психоза, отсутствие болезненных расстройств психики уже к моменту освидетельствования.

В судебном заседании вопросы задаются эксперту с разрешения председательствующего. Эксперт вправе указать на вопросы, выходящие за пределы его компетенции или излишне отвлеченные. Вопросы, выходящие за пределы компетенции эксперта-психиатра и не относящиеся к данной экспертизе, суд отклоняет.

Иногда эксперту-психиатру задают научные вопросы по его специальности, выходящие за рамки данного заключения, если их разъяснение имеет значение для оценки судом и участниками процесса выводов экспертизы. Это вопросы о различных вариантах прогноза при заболевании, установленном у обвиняемого, возможности сочетания симуляции с психическим заболеванием и др.

На судебном заседании заключение по поставленным вопросам эксперт представляет суду в письменном виде. Если в судебном заседании участвует несколько экспертов-психиатров и они придерживаются единого мнения, то представляется общее заключение. В случае расхождения экспертных мнений заключения подаются раздельно. В подобных случаях суд часто ставит перед каждым экспертом вопрос, почему он считает неправильным иное мнение, которого придерживаются другие эксперты.

В соответствии с п. 25 Инструкции о производстве судебно-психиатрической экспертизы при невозможности дать ответы на вопросы, поставленные судом (т. е. вопросы, непосредственно касающиеся экспертных выводов), эксперт в своем заключении делает вывод о необходимости направления обследуемого на стационарную экспертизу. Так же необходимо поступать в отношении признанных вменяемыми обследуемых, если у них ко времени суда возникли психические изменения, препятствующие участию в судебном процессе. Обычно в таких случаях речь идет о психогенных заболеваниях, но в судебном заседании установить подлинный характер и продолжительность подобных, состояний бывает трудно.

Заочная судебно-психиатрическая экспертиза проводится только по материалам дела, если невозможно непосредственное обследование обвиняемого (подозреваемого) или если необходимо выяснить психическое состояние умершего в тот или иной период его жизни. Такая посмертная экспертиза может назначаться при расследовании дел о самоубийствах, а также в гражданском процессе, когда возникает сомнение в психическом здоровье лица в момент составления им завещания или совершения иного юридического действия.

При заочной экспертизе психическое состояние подэкспертного оценивается на основании свидетельских показаний, медицинской документации (в этих случаях особенно важно получить подлинники историй болезни и амбулаторных карт), характеристик, письменной продукции обследуемого. Эксперт должен внимательно изучить документы и уметь связать в единое целое ряд мелких штрихов, имеющих место в отдельных характеристиках и показаниях, чтобы вынести заключение об особенностях психического состояния.

Иногда для получения более полных данных о психическом состоянии обследуемого целесообразно провести дополнительные допросы свидетелей и близких. После консультации психиатра с работниками следствия и суда это может проводиться с Участием одного из членов экспертной комиссии.

Недостаточность материалов, предоставленных в распоряжение экспертов, особенно при заочных экспертизах, может быть причиной отказа от дачи заключения. Неполнота сведений в некоторых случаях заочных (посмертных) экспертиз в уголовном процессе (но не в гражданском, где решаются вопросы дееспособности и действительности сделки) позволяет ограничиться предположительным заключением о психическом состоянии. Такое заключение необходимо тщательно мотивировать.