Судебный пристав понятие

«Судебный пристав — гарант исполнения закона»

7 апреля в 11-00 часов в Информационном агентстве «ГАРАНТ» состоялось интернет-интервью с Первым заместителем директора Федеральной службы судебных приставов — Первым заместителем главного судебного пристава Российской Федерации Сазановым Сергеем Владимировичем.

Тема интернет-интервью: «Судебный пристав — гарант исполнения закона».

Ведущая интернет-интервью — Нифталиева Татьяна (ИА «ГАРАНТ»).

Ведущая: Доброе утро, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория! Мы начинаем наше интернет-интервью. Разрешите представить нашего гостя — Сергея Владимировича Сазанова, первого заместителя директора Федеральной службы судебных приставов — первого заместителя Главного судебного пристава Российской Федерации.

Уважаемый Сергей Владимирович, позвольте поблагодарить вас за то, что вы нашли время прийти сегодня на наше интернет-интервью.

Тема интернет-интервью: «Судебный пристав — гарант исполнения закона».

Судебные приставы — должностные лица, состоящие на государственной службе. В зависимости от характера исполняемых обязанностей они делятся на тех, кто обеспечивает установленный порядок деятельности судов, и исполнителей (исполняющих судебные акты и акты других органов). Первые обеспечивают в судах безопасность судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей, выполняют распоряжения председателя суда, а также председательствующего в судебном заседании судьи, связанные с соблюдением порядка в суде. Они же исполняют решения суда и судьи о применении к подсудимому и иным лицам мер процессуального принуждения, обеспечивают охрану здания суда и судебных помещений в рабочее время, проверяют подготовку судебных помещений к заседанию, а также обеспечивают присутствие лиц, уклоняющихся от явки в суд или к судебному приставу-исполнителю, и др.
Полномочия судебных приставов весьма разнообразны. Но зачастую у граждан складывается не всегда правильное представление о них — люди боятся судебных приставов, считая, что они значительно превышают свои полномочия.

Почему не стоит бояться судебного пристава, а также на многие другие актуальные вопросы интернет-аудитории в ходе интернет-интервью ответит первый заместитель директора Федеральной службы судебных приставов — первый заместитель главного судебного пристава Российской Федерации Сергей Владимирович Сазанов.

Сейчас очень много говорят о судебных приставах. Что же это за профессия, как стать судебным приставом, какие у него права и обязанности?

Сазанов С.В.: Благодарю за возможность выступить. Мы всячески стараемся объяснить и правильно охарактеризовать функциональные задачи, которые стоят перед Федеральной службой судебных приставов.
Кто такой судебный пристав? Прежде чем ответить на это вопрос, хочу отметить, что законодательно предусмотрено несколько категорий судебных приставов и всех у них разные права и обязанности. Но независимо от того о какой категории судебного пристава идет речь, судебный пристав – это прежде всего должностное лицо, которое является сотрудником Федеральной службы судебных приставов. Он имеет служебное удостоверение, действует в порядке, установленном законом, а при исполнении своих служебных обязанностей носит форменную одежду, которая имеет знаки различия и эмблему.

Судебные приставы с учетом обязанностей делятся на судебных приставов-исполнителей, которые занимаются принудительным исполнением судебных решений и постановлений административных органов, и судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Это те, которые обеспечивают безопасность зданий судов, принудительные приводы в случае неявки свидетелей по вызову в суд и пр. Есть еще старший судебный пристав — это руководитель районного подразделения, который непосредственно организует и контролирует работу судебных приставов-исполнителей и судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов.

Кроме того, есть еще главный судебный пристав субъекта и главный судебный пристав РФ. Это руководители более высокого ранга, чем старший судебный пристав. Они контролируют, организуют работу подчиненных сотрудников, соответственно, в субъекте, в Российской Федерации в целом.

Каждый из перечисленных категорий судебных приставов обладает определенными процессуальными полномочиями, которые изложены в базовых законах. Это ФЗ «О судебных приставах» и ФЗ «Об исполнительном производстве».

Как стать судебным приставом? Давай сначала ответим на вопрос, кто может им быть. Закон «О судебных приставах» устанавливает следующие требования к кандидату на эту должность: возраст 20 лет, отсутствие судимости, гражданство РФ. Для назначения на должность старшего пристава и главного пристава субъекта, тем более главного судебного пристава РФ, в обязательном порядке должно быть наличие высшего юридического образования.

В соответствии с Законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в каждом субъекте проводятся конкурсы на замещение должностей судебных приставов.

На нашем сайте fssprus.ru содержится вся информация, раскрывающая данную процедуру. Этот сайт имеет ссылки с возможностью перейти на сайты территориальных органов. На каждом сайте территориального органа есть соответствующая графа «конкурс», где можно узнать, как и куда подать необходимые документы.

Ведущая: В прессе очень часто пишут о том, что судебные приставы — чуть ли не гроза граждан. Скажите, почему все-таки не стоит бояться судебных приставов?

Сазанов С.В.: Бояться, наверное, стоит. Определенная категория граждан неплатеж долгов возводит в ранг доблести. Некоторые, на мой взгляд, не совсем умные люди, на заднем стекле автомобиля пишут, что тормоза придумал трус. Есть слоган «Долги платят только трусы». Служба судебных приставов призвана решать задачи принудительного взыскания задолженностей. Что значит принудительное взыскание? Это значит, что судебный пристав имеет право помимо воли должника: путем направления запроса получить информацию о наличии у должника денежных средств, иного имущества, в том числе автотранспортного, недвижимого; наложить арест на это имущество и организовать его принудительную реализацию для того, чтобы потом вырученные от этого денежные средства, которые в добровольном порядке должник платить отказался, были перечислены на соответствующий счет. Основные права — это розыск имущества, принятие мер по его аресту, передача на реализацию и перечисление денежных средств.

Вместе с тем, следует понимать, что судебный пристав совершает необходимые действия в установленном порядке, заблаговременно уведомляет о них должника, взыскателя. При этом должнику обеспечен неприкосновенный минимум имущества, который ему необходим для нормальной жизнедеятельности, т.е. есть перечень имущества должника, который судебный пристав не вправе изъять и реализовать. И на любой стадии исполнительного производства действия судебного пристава могут быть обжалованы. Таким образом, не смотря на то, процедура взыскания задолженности является принудительной, в ней, прежде всего, учитываются права гражданина и человека, в том числе и должника.

Ведущая: Спасибо! Сергей Владимирович, как вы полагаете, становятся ли люди внимательнее к своим задолженностям? Пытаются ли заранее узнать, что должны сделать, чтобы не быть остановленным на границе или в пути на машине, когда судебные приставы вместе с ГИБДД проводят рейды? Или рост задолженностей все-таки имеется?

Сазанов С.В.: Здесь ситуация двойственная. С одной стороны, безусловно, растет количество людей, которые стараются погасить добровольно долг, интересуются наличием задолженностей. Мы достаточно активно работаем в этом направлении.

С другой стороны, проведенный нами анализ показал, что рост задолженностей по исполнительным производствам на сегодняшний день имеет место. Задолженность должников по исполнительным производствам за 2 месяца текущего года составляет полтора триллиона рублей. К сравнению за аналогичный период прошлого года – 750 миллиардов, т.е. увеличилась практически в 2 раза. И если за 2 месяца текущего года было возбуждено 5,9 миллионов исполнительных производств, то за аналогичный период прошлого года — 5 миллионов, т.е. почти на миллион больше. Здесь нельзя сказать однозначно, что это связано только с тем, что граждане не хотят рассчитываться с долгами или невнимательно относятся к своим задолженностям, хотя это одна из наиболее весомых причин. Безусловно, играет роль кризис, который на сегодняшний день все-таки еще продолжается и негативно отражается на возможности людей погасить кредиторские задолженности. В определенной степени виной этому проблемные вопросы роста тарифов, коммунальных платежей.

Мы надеемся, что в будущем ситуации стабилизируется, мы провели работу в этом направлении. В прошлом году были внесены изменение в Закон «Об исполнительном производстве», определившее минимальную сумму исполнительского сбора, составляющего 500 рублей для граждан и 5000 рублей для должностных лиц, будет стимулировать желание должников самостоятельно рассчитаться с задолженностью.

Ранее очень многие жители Москвы и других регионов России не рассчитывались даже с небольшими долгами на сумму 100, 200, 300, 400, 500 рублей, потому что сумма исполнительского сбора, которую судебный пристав взыскивал как штрафную санкцию за несвоевременную оплату, составляла 7%. Не трудно посчитать, что со 100 рублей 7% составит 7 рублей, с 300 рублей — 21 рубль. Зачем ему идти на почту, если, по сути, они считали плату исполнительского сбора платой за услуги судебного пристава, который мог прийти к должнику и по квитанционной книжке принять оплату задолженности непосредственно от него. Сейчас в связи изменения законодательства механизм изменился, если должник не оплатил добровольно штраф в 100 рублей, то соответственно с учетом суммы исполнительного сбора, он будет должен уже не 107 рублей, как было это раньше, а 600 рублей.

Кроме того, есть и другие положительные моменты. С увеличением суммы исполнительного сбора деятельности судебных приставов стала экономически целесообразной. Посудите сами. Вот, например, ваша задолженность составляет 100 рублей, 7 рублей исполнительского сбора, итого вам необходимо было уплатить 107 рублей, в то время как реальные минимальные расходы государства на одно исполнительское производство составляют 396 рублей. Необходимы бланк постановления, почтовые конверты, расходы на оргтехнику и т.д. Получается, что взыскиваемая с должника сумма, в разы ниже тех средств, которые затрачиваются на взыскание. На лицо неоправданные расходы, убыточность.

В этой связи сейчас мы еще решаем и другой для нас актуальный вопрос – это исключение из принудительного механизма взыскания незначительных сумм – менее 500 рублей, в первую очередь, которые установлены актами административных органов. Представляется, что в результате этого деятельности судебных приставов станет более экономически целесообразной, расходы затраченные службой станут оправданными.

Ведущая: 1 апреля 2010 года Главный судебный пристав РФ А.О. Парфенчиков сообщил, что считает целесообразным предоставить судебным приставам прямой доступ во все государственные и банковские ресурсы, как, например, это имеет место в Финляндии. Для финских приставов не существует банковской тайны. В настоящее время российские судебные приставы вправе запрашивать банки, накладывать аресты, но прямого доступа у них нет. Сергей Владимирович, как вы относитесь к такому предложению? Насколько, по вашему мнению, это правомерно?

Сазанов С.В.: Думаю, что здесь никаких нарушений не будет. К предложению я, безусловно, отношусь положительно.

Сегодня мы имеем юридическую возможность получения информации в банках. Пристав выносит постановление, которое направляется по почте или отвозится нарочно в банк. И даже при четко слаженной работе всех специалистов работа с этим постановлением занимает достаточно длительное время, минимум неделю. А если учесть, что, например, в Москве, я думаю около сотни банков, если не больше, и практически в любом из этих банков у должника может быть открыт счет, то соответственно работа с этим постановлением увеличивается еще в разы.
Та же самая ситуация у нас по системе баз данных ГИБДД и по системе Федеральной налоговой службы. Но в ряде регионов, где у нас имеются сервера, защищенные от проникновения стороннего доступа, есть возможность обмениваться информацией в режиме он-лайн, и это очень положительно сказывается на оперативности действий судебных приставов.

Но, к сожалению, в ближайшее время это предложение не осуществимо по техническим причинам.

Ведущая: Сергей Владимирович! Имеет ли право судебный пристав-исполнитель налагать арест на денежные средства должника, которые могут поступить на его счет, открытый в банке? Можно ли потом будет обжаловать такие действия?

Сазанов С.В.: Всем лицам, интересующимся процессом принудительного исполнения, рекомендую купить или прочитать в справочной правовой системе «ГАРАНТ» Федеральный закон «Об исполнительном производстве». Для ответа на первый вопрос процитирую пункт 9 статьи 70 данного Федерального закона. «Если имеющихся на счетах должника денежных средств недостаточно для исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, то банк или иная кредитная организация перечисляет имеющиеся средства и продолжает дальнейшее исполнение по мере поступления денежных средств на счет или счета должника до исполнения содержащихся в исполнительном документе требований в полном объеме. О произведенных перечислениях банк или иная кредитная организация незамедлительно сообщает судебному приставу-исполнителю или взыскателю, если исполнительный документ поступил от взыскателя».
Отмечу, что исполнительный документ должен предъявляться не обязательно только в службу судебных приставов, а может быть предъявлен непосредственно в банк или иную кредитную организацию, если у вас есть данные о том, что должником в этой организации открыт счет. В этом случае вы пишете заявление, отдаете его в банк, который обязан наложить арест в пределах суммы, определенной в исполнительном документе и перечислить деньги по тем реквизитам, которые вы указали в своем заявлении. Если такие действия в силу каких-то причин не привели к взысканию с должника денежной суммы, то тогда можно обратиться с исполнительным документом и в службу судебных приставов.

Теперь отвечу на вопрос, каким образом можно обжаловать действия судебных приставов. Стоит отметить, что законодательством предусмотрена возможность обжаловать в суде действия судебного пристава-исполнителя, совершенные на любой стадии исполнительного производства, а не только те, которые выражаются в наложении ареста на банковские счета должника. В том числе может быть обжаловано и бездействие судебного пристава. Если на Ваш взгляд, он не принимает необходимые меры.

Любое процессуальное решение судебного пристава оформляется постановлением. Если вы не согласны с ним или с чем другим в деятельности судебного пристава, то вы можете обратиться в суд.
Кроме того, с момента вступления в силу новой редакции Федерального закона «Об исполнительном производстве» появилась возможность административного обжалования действий, бездействия, постановления судебного пристава. В главе 18 подробно рассмотрены сроки и порядок обжалования постановлений и действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов. Обращаю внимание наших слушателей на то, что там очень четко прописана необходимость указать фамилию, имя, отчество, а также наименование должности должностного лица службы приставов, действия которого обжалуются в административном порядке. Иначе, в рассмотрении жалобы вам могут отказать по формальным основаниям. По результатам рассмотрения вашей административной жалобы руководство службы судебных приставов отменит постановление, вынесенное судебным приставом, если оно придет к выводу, что вынесено незаконно. И вас об этом обязаны уведомить. Таков процессуальный порядок рассмотрения административных жалоб.

Ведущая: Расскажите, пожалуйста, о процедуре реализации арестованного имущества, относятся ли данные вопросы к компетенции службы судебных приставов, либо это прерогатива других органов государственной власти? Каким образом в настоящее время решена проблема внедрения системы электронных торгов по продаже арестованного имущества?

Сазанов С.В.: Реализацией имущества занимается специальный орган государственной власти – это Федеральное агентство по управлению государственным имуществом, сокращенно ФАУГИ.

После того, как определяется стоимость арестованного имущества, в ФАУГИ направляются документы для его реализации. Порядок осуществления продажи арестованного имущества четко зависит от категории имущества. Например, если речь идет о продаже арестованного недвижимого имущества, то она осуществляется исключительно путем проведения торгов в форме аукциона.

ФАУГИ может заниматься реализацией самостоятельно или через своих представителей, как правило, это различные коммерческие организации, которые имеются практически во всех субъектах Российской Федерации. Но, в любом случае, служба судебных приставов не занимается и не собирается заниматься реализацией арестованного имущества.
Что касается электронных торгов, то насколько я знаю, сейчас этот вопрос прорабатывается. Все дорогостоящее имущество в перспективе планируется реализовывать посредством электронных торгов. Это серьезно снимет коррупционную составляющую. В 2008 году в Татарстане, где достаточно развита система электронного правительства, электронных торгов, проводился эксперимент, связанный с реализацией имущества путем проведения электронных торгов. Примерно на 25% увеличились доходы от реализации имущества. Электронные торги позволяют реализовать арестованное имущество по реальной рыночной стоимости. Но они предусматривают определенную процедуру и определенные требования к этой процедуре: наличие подтверждающей электронно-цифровой подписи, необходимость обязательного внесения авансового платежа, оплата услуг электронной площадки и т.д. Поэтому проводить электронные торги для реализации арестованного имущества на всей территории Российской Федерации пока не представляется возможным. Но это в перспективе, эти вопросы прорабатываются.

Вместе с тем необходимо отметить, что большую часть имущества, находящегося на реализации составляет малоценное имущество. Например, б/у телевизор, который вряд ли можно продать дороже 500 рублей. Конечно, если выставить его на электронные торги, кто-то, может быть, его и купит, скорее всего, появится несколько организаций, которые монополизируют рынок малоценного имущества, по сути, займутся спекуляцией, перепродажей этого имущества. В этом случае будет причинен вред и должнику, и взыскателю, потому что, если имущество не будет реализовано за его реальную цену, взыскатель не дополучит денег, а должнику придется лишиться еще одного имущества. Поэтому на наш взгляд нецелесообразно малоценное имущество реализовывать на электронных торгах, надо искать другие формы и порядок реализации.

К тому же я сомневаюсь, что ФАУГИ очень интересно заниматься данной категорией имущества. Об этом свидетельствует результаты работы. Наибольшая часть переданного на реализацию, но не реализованного имущества составляет именно малоценное имущество.

Кроме того, исходя из способов работы данной организации это очень затратная и трудоемкая деятельность. На сегодняшний день количество организаций, осуществляющих реализацию арестованного имущества, определяется ФАУГИ. Они считают, например, что достаточно иметь две организации реализатора в Красноярском крае, а на самом деле их необходимо 10, потому что в противном случае накладные расходы превышают зачастую стоимость самого имущества. Если это телевизор, о котором я абстрактно сказал, то его придется везти на реализацию за 1000-1500 км. Расход средств на проезд, горючее, оплату труда водителей и т.д. позволяет сделать вывод о практической нецелесообразности всех понесенных затрат.

В настоящее время мы предлагаем наделить ФССП России правом организации реализации арестованного имущества, стоимость которого не превышает 30 000 рублей. Но это не значит, что именно судебный пристав выйдет на улицу и будет реализовывать арестованное имущество. Этим займутся специализированные коммерческие организации, которые будут отбираться ФССП России на конкурсной основе.

Зачем это надо? Во-первых, тогда мы сможем спрашивать с этих организаций, потому что сегодня сложилась несколько парадоксальная ситуация. Я обозначил в начале нашей конференции этапы деятельности судебного пристава. Самый важный этап — это реализация арестованного имущества. Он выпадает из сферы нашей юрисдикции. Мы никак не можем влиять на ФАУГИ. В результате специализированными организациями систематически нарушаются сроки проведения реализации имущества. Это негативно отражается на показателях деятельности. Сегодня мы вынуждаем увеличивать количество арестованного имущества палочной, командно-административной системой. У нас по прошлому году не выполнены два основных показателя: по реализации имущества и степени влияния реализации на эффективность исполнительного производства. Они не выполнены, потому что мы сегодня не имеем достаточных рычагов для влияния на организации реализаторов. Как руководитель может требовать от сотрудников накладывать как можно больше арестов, если понимает, что имущество, на которое наложен арест, вряд ли будет реализовано. Получив право отбирать на конкурсной основе специализированные организации по реализации арестованного имущества, у ФССП России будет право расторгать договор с той организаций, которая ненадлежащим образом выполняет свои обязанности, применять к ней штрафные санкции. Мы просто не будем с ней работать.

Во-вторых, передача ФССП России функций по организации реализации арестованного имущества позволит сделать процедуру реализации экономически целесообразной. Об этом я говорил на примере все того же телевизора. ФССП России, имея структурные подразделения во всех административных центрах субъектов Российской Федерации, как никто другой обладает информацией о том, сколько в каждый конкретный субъект нужно специализированных организаций для продажи арестованного имущества исходя из количества арестованного имущества и его структуры. Это позволит привлекать специализированные организации в таком количестве и отвечающим таким требованиям. Которые необходимы для эффективной и экономически целесообразной организации работы по данному направлению.

Решение проблем реализации автоматически повлечет за собой увеличение количества арестов. Это объективный взаимосвязанный процесс. Сложно говорить о прогнозных показателях, но здесь есть еще и обратная связь. Эффективность правосудия, на мой взгляд, определяется не строгостью закона, а неукоснительным исполнением, неотвратимостью наказания. Поэтому, как только должник начинает понимать, что если не заплатит, с ним шутить не будут, поэтому лучше с долгами рассчитаться. Поэтому здесь все очень взаимосвязано и сбалансировано.

Совершенствование процедуры реализации требует внесения изменений в законодательные акты, к сожалению, в соответствии с Положением ФССП России не обладает правом инициативы этой работы. Поэтому работу в данном направлении ведется Министерством юстиции РФ, но она далека до завершения.

Ведущая: Благодарю за подробный ответ. Позвольте задать вам следующий вопрос. Наблюдается ли на сегодняшний день увеличение судебных исков по невозвращению ипотечных кредитов? Каковы особенности реализации недвижимого имущества, являющегося залогом по ипотечному договору?

Сазанов С.В.: По состоянию на начало 2010 года на исполнении в структурных подразделениях находилось 47 659 исполнительных производств о взыскании ипотечных кредитов с физических лиц. Фактическим исполнением окончено 19 869 исполнительных производств данной категории. Взыскано 12 миллиардов рублей. Много это или мало — не знаю. Судите сами.

У нас по всем исполнительным производствам взысканию подлежало 2 триллиона 221 миллиард 863 миллиона рублей. Но при этом надо учитывать, по которым из них не ведутся исполнительные действия, так как производства приостановлены, отложены, отсрочены, возбужден процесс банкротства и т.д. Поэтому суммы по этой категории мы не учитываем. Мы ввели специальный показатель: «Общая сумма, подлежащая фактическому взысканию по исполнительным документам», т.е. это то, над чем мы работаем. Она составила 723 миллиарда, из них по исполнительным производствам судебными приставами взыскано 283 миллиарда и перечислено в консолидированный бюджет 108 миллиардов.

У Федеральной службы судебных приставов есть очень важная функция, которая вписывается в принудительное исполнение постановлений административных органов, это пополнение бюджетной системы РФ. В кризисный 2009 год мы взыскали 108 миллиардов рублей в государственный бюджет. Поэтому в этом году, я надеюсь, что сумма будет еще больше. Были внесены изменения в закон о минимальной сумме исполнительного сбора: 500 рублей для физических лиц и 5000 рублей для юридических лиц. Обычно первый квартал является провальным для всех или для большинства организаций, потому что февраль — короткий месяц, практически половину января не работаем. После внесения изменений в законодательство за первый квартал мы вышли на цифру в 125% исполнения планового задания по исполнительскому сбору.

Наверное, чтобы было более ясно, следует рассказать несколько слов о показателях, потому что это очень волнующая общество тема, особенно в свете реорганизации МВД и ссылок на «палочную» систему. Объясню, как у нас появились эти показатели, зачем они нужны и как они влияют на ситуацию в целом. Показатели по исполнению постановлений налоговых органов впервые были введены в 2003 году в Департаменте судебных приставов. Мы отслеживали процент фактического исполнения, но каких-то конкретных задач не ставили. Взыскание налоговых платежей рассматривается в качестве одной из важнейших государственных задач Службы. Введение показателей и мониторинг за ними привели к тому, что где-то на 50 процентов сразу увеличилась общая сумма взыскания.

В ФССП России существуют плановые показатели, утвержденные Министерством юстиции, и есть рабочие показатели, которые мы ведем для себя. Количество показателей вынужденно увеличивается для того, чтобы видеть реальную картину, которая происходит в Федеральной службе судебных приставов. Фактическое исполнение судебных решений — базовый показатель. Но как считать фактическое исполнение? Закон говорит о том, чтобы пристав исполнил требования исполнительного документа и окончил исполнительное производство. Мы берем в сравнение 2 цифры: общее количество исполнительных производств, находящихся на исполнении, и количество оконченных и прекращенных исполнительных производств. Из общего количества оконченных и прекращенных производств смотрим, сколько из них окончено фактическим исполнением требований исполнительных документов. Если у нас на исполнении находилось 100 производств, из них окончили 10, и из 10-ти 9 окончили фактическим исполнением, значит, получается 90 процентов. Но, на самом деле, это игра статистики, потому что будет не 90, по отношению к общему количеству исполнительных производств будет только 9%. И здесь никуда не денешься. Поэтому, чтобы получать объективную информацию о работе судебных приставов, мы вводим дополнительный показатель. Не случайно, когда я приводил в пример цифры, сказал, что всего по исполнительным производствам взысканию подлежало 2 триллиона рублей, а по тем, над которыми мы работаем (за вычетом приостановленных, отложенных и т.д.) — 700 миллиардов.

Таким образом, сегодня по сумме взысканий процент исполнения у нас составляет около 40.

Приведу другой пример. Скажем, из этих 100 исполнительных производств 10 исполнительных производств на сумму миллион рублей, а 90 исполнительных производств на сумму в три рубля. И если пристав взыщет 270 рублей и окончит 90 исполнительных производств, какой у нас будет процент? Реально 90% исполнения. А то, что 10 миллионов у нас где-то «подвисло», это уже другой вопрос. И чтобы этих ошибок избежать, у нас все показатели очень четко разделены по категориям, вплоть до того, что мы вводим понятие «остаток», чтобы контролировать первую ситуацию. Мы установили максимальный плановый показатель по остатку — 33%, с учетом всех приостановленных, отложенных производств.

Кроме того, с введением в действие новой редакции Федерального закона «Об исполнительном производстве» пристав не может оканчивать исполнительное производство при направлении исполнительного документа по месту работы должника, если это не периодические платежи. Поясню, вы должны 9 тысячи рублей, судебный пристав установил отсутствие у вас имущества, на которое можно обратить взыскание. Вы работаете, он направил исполнительный документ по месту работы, определил 25% взыскания. Эти 3 тысячи рублей вы погасите в течение полугода. И эти полгода исполнительное производство будет находиться у судебного пристава. Он не может его окончить. Раньше мог, но теперь оно висит в остатке. С учетом всех этих сложностей 33% — это нормальный рабочий остаток. Там, где он выше, мы проводим проверки и заставляем руководителей организовывать работу соответствующим образом.

Чтобы избежать ситуации, когда у нас фактическим исполнением окончено 90% исполнительных производств по три рубля, у нас есть такой показатель как процент взысканных сумм. Суммы по постановлениям, штрафам административных органов значительно ниже, чем по судебным решениям. Поэтому мы вводим еще одну дополнительную разбивку: процент взыскания сумм по судебным решениям и процент взыскания сумм по постановлениям административных органов. По исполнительным документам прогнозное значение у нас было 31%, а реально мы сделали 36,6%. Треть — это много или мало? Можно сказать, что мало, с одной стороны.

С другой стороны, вы понимаете, что когда идет спор между сторонами, и одна сторона обращается в суд, значит, у другой стороны возникают проблемы, начиная от нежелания платить долг. Зачастую это сопровождается действиями по сокрытию имущества, на которое можно обратить взыскание, до предбанкротного состояния организации. Таким образом, 36% — это достаточно хорошее значение. А общий процент взысканий сумм по оконченным и прекращенным исполнительным производствам мы установили 50%, а реально вышли на 62,8%. У нас есть районы, где доходит до 90%. Это, в первую очередь, сельские районы. В крупных городах это более проблематично. Там, где четко работает судебный пристав, где его знают, досконально соблюдаются требования законодательства, имеет место достаточно высокий процент исполнения.

Вот другой пример. Прогнозное значение процента исполнительных производств, оконченных фактическим исполнением, было установлено 74%, реально значение составило76,8%.

Т.е. практически все прогнозные показатели у нас перевыполнены, кроме одного — это процент исполнения судебных актов. Чуть-чуть не дотянули, по России получился за год 71,6%, а нужно было 72. Видите, даже здесь не лукавим, могли бы округлить, но не округлили. Мы откровенно говорим, что недовыполнили этот процент, не дотянули, есть над чем работать. Я вам рассказал, для чего вводились плановые показатели, нужны ли они и можно ли их отнести к палочной системе. Думаю, что нельзя, потому что они позволяют видеть реальную, объективную картину деятельности судебных приставов.

Вопрос из зала: Здравствуйте. Информационное агентство «РБК». Что вы можете сказать об ипотечных кредитах?

Сазанов С.В.: Сегодня порядка 60 миллионов человек так или иначе связано с получением кредитов. Надо учитывать, что не все банки инициировали обращения в суд, не все исполнительные документы нам предъявили. Но, тем не менее, общее количество исполнительных документов, в том числе и по взысканию ипотечных кредитов, растет, причем растет угрожающими темпами. Если у нас в 2005-2008 гг. прирост составлял примерно 3-4 миллиона исполнительных производств в год, то за 2009 г. — 8 миллионов, то есть вырос почти в 3 раза.

При этом сегодня у нас почти 20 миллионов исполнительных производств на сумму менее 500 рублей. Незначительные платежи условно можно разделить на две категории.

Во-первых, фискальные платежи, т.е. те, которые направлены на пополнение бюджета. Штраф в 3 рубля, вынесенный каким-то органом, направляется в суд, а Судебный департамент сегодня оценивает судебное заседание в 25 000 рублей за один судодень. Посчитайте, какие это расходы. Сегодня ситуация такова, что реальные расходы на одно исполнительное производство составляют 396 рублей только для ФССП России. Добавьте сюда расходы ФНС и общая сумма затрат составит не менее 1,5 тысяч рублей. Федеральная налоговая служба тоже шлет уведомления, и не по одному разу, ведет базу, обращается в суд. У них не один сотрудник этим занимается. Потом дело рассматривает судья, выносится соответствующее постановление, далее постановление направляется в службу судебных приставов, потом судебный пристав возбуждает исполнительное производство. А если этот долг составляет 40 рублей? Получается, чтобы взыскать 40 рублей, мы тратим 1500 рублей.

Для того чтобы их принудительное взыскание было экономически целесообразным, нам необходимо получить возможность избавиться от экономически неэффективных исполнительных производств. Сейчас по этому вопросу готовится концепция. Мы считаем, что здесь надо дать возможность Федеральной налоговой службе, Пенсионному фонду производить накопление платежей. Федеральная налоговая служба нас поддержала в рабочем порядке, и мы прорабатываем эти инициативы.

Во-вторых — это административные штрафы. Сегодня статьи Кодекса об административных правонарушениях РФ предписывают следующий порядок. Вас оштрафовали, вам дается 30-дневный срок на добровольный платеж этого штрафа. Если в течение 30 дней вы не платите, орган должен проконтролировать и составить протокол о том, что вы не заплатили штраф и направить постановление в адрес службы судебных приставов, а протокол в суд. Но последний этап в этой процедуре, как правило, не работает и все постановления о взыскании административных штрафов сразу по истечении 30 дней направляются для принудительного исполнения в службу судебных приставов. Фактически получается, что нет рычагов, способных заставить должника добровольно заплатить еще до момента возбуждения исполнительного производства, и практически не один должник не дорожит этой возможностью.

Что можно сделать тут. В соответствии со ст. 20.25 КоАП суд может увеличить вдвое сумму штрафа, либо применить меры административного ареста в зависимости от тяжести правонарушения. Мы предлагаем установить минимальную пороговую сумму, допустим, 1000 рублей, за неисполнение постановления административного органа.

Мелкие штрафы привели к тому, что пристав стал выполнять функции почтальона. Даже Президент РФ по инициативе Председателя Высшего Арбитражного Суда обратил внимание на проблему, что у нас суды на сегодняшний день перегружены мелочевкой. Особенно это касается мировых судей.

Вопрос из зала: Здравствуйте, Артем Токарев, Информационное агентство «РИА-Новости». Вчера Министр юстиции Александр Коновалов говорил о необходимости формирования единого банка данных. В связи с этим, как вы считаете, когда это было бы возможно технически?

Сазанов С.В.: Спасибо за вопрос. В соответствии с Положением «О Федеральной службе судебных приставов» мы обязаны иметь единый банк данных исполнительных производств. Эта работа проводится уже несколько лет. Она состояла из нескольких этапов. Первый – это разработка программного обеспечения. Программное обеспечение было разработано, в позапрошлом году успешно внедрено во всех районных отделах. Этот программный комплекс называется «Судебный пристав». Следующим этапом было создание локальных сетей на базе районных подразделений. Сейчас у нас идет завершающий этап, мы создаем единую базу данных в целом по РФ. У нас 19 субъектов участвуют в этой программе из 80-ти. Что касается сроков, то здесь не все зависит от нас. В прошлом году мы были почти на 70% секвестированы, с учетом кризисных явлений. Сумма, выделяемая на развитие информационных технологий, была серьезно уменьшена. Развитие этого вопроса полностью зависит от дальнейшего финансирования. Что касается базы данных, то я бы разделил вопрос на несколько частей. Что такое база данных? Это просто перечень исполнительных производств? Важно то, как этой базой пользоваться. Сейчас мы работаем над созданием единой информационной системы, позволяющей руководителю из одного города, например, Москвы, видеть любое производство в самом дальнем районе России. Идет завершающий этап этой программы. Что касается перечня исполнительных производств, то все эти базы данных есть. Используя их, мы регулярно собираем статистическую отчетность. Раньше она заполнялась на бумажных носителях, сейчас все делается через программный модуль «Судебный пристав».

Вопрос из зала: А единая база данных по имуществу должников будет создана?

Сазанов С.В.: Да, будет создана. Как раз сейчас создается.

Вопрос из зала: По имуществу?

Сазанов С.В.: Да, по арестованному имуществу. В будущем любой человек сможет зайти на сайт и проверить, не значится ли его имя в «черном списке» должников на выезд. Мы могли бы это сделать еще вчера, но, к сожалению, не можем сделать, потому что это вступает в противоречие с требованием Закона «О персональных данных».

В некоторых органах государственной власти аналогичная практика уже существует. Например, на сайте ФНС России есть услуга «личный кабинет налогоплательщика»: при введении своего ИНН вы получаете доступ к вашей налоговой истории, можете сформировать и распечатать квитанцию, пойти и оплатить задолженность. Мы бы тоже хотели создать аналогичный сервис, но здесь необходимо выбрать реквизиты, по которым будет персонифицироваться человек. В качестве них можно было использоваться паспортные данные. Но, к сожалению, на момент возбуждения исполнительного производства у судебного пристава-исполнителя не всегда имеется о них информация, чтобы ее ввести в общую базу данных для персонификации человека. Для этого судебному приставу потребуется обратиться с запросом в Федеральную миграционную службу, получить данные паспорта и только потом ввести их в единую базу данных, в силу чего информация в базе данных будет пополняться не одновременно с возбуждением исполнительного производства. Было предложение, на мой взгляд, не до конца продуманное, в качестве реквизитов, позволяющих идентифицировать человека, вводит номер исполнительного производства. Если я знаю номер исполнительного производства, значит, я был в подразделении, знаю свою историю, знаю, являюсь я должником или нет.
На мой взгляд, здесь все должно делаться для удобства людей, чтобы они, не выходя из дома и используя интернет, введя данные о себе, могли получить всю необходимую информацию, например, перед отпуском или командировкой. В Тюмени, например, до конца года планируется введение магнитных пластиковых карт, это в определенной степени аналог социальных карт. Эта карта будет иметь определенный код, позволит индивидуализировать конкретного плательщика, будет являться электронным ключом. Такая карта для нас явилась бы решением проблемы. Это часть федеральной программы и Правительство РФ в ближайшей перспективе планирует обеспечить всех жителей России этими карточками. Карточку вставил, пароль ввел, все данные получил. Пока, к сожалению, есть определенные трудности с персонификацией.

Ведущая: Спасибо, Сергей Владимирович. И последний вопрос от пользователя. Для поиска должников судебные приставы стали даже имитировать дорожные аварии. Это уже ни в какие рамки не идет. Уже не знаю, что от приставов можно и ожидать. Скажите, пожалуйста, судебные приставы территориальных органов перед тем, как придумать что-то «новенькое» для поиска должников, спрашивают ли одобрения у руководства Федеральной службы судебных приставов. Или же вы об этом узнаете постфактум?

Сазанов С.В.: Нет, не спрашивают. Пристав – процессуально независимое лицо. Если у вас есть долги, ничего хорошего не ждите, потому что сегодня у судебного пристава достаточно много полномочий. Что касается этой истории, то проблема здесь не совсем однозначная. Знаете, не нужно верить всему тому, что печатается в средствах массовой информации в отношении судебных приставов. В Петербурге была история, когда один известный деятель во всеуслышание заявил представителям СМИ, что за долги по квартплате приставы лишают его родительских прав. Это абсолютно не соответствовало действительности, но, тем не менее, пресса активно подхватила эту новость, растиражировала. В Приморье, в авторитетном издании, выходила статья о том, что судебные приставы выкинули из квартиры женщину, а это было ее единственное жилье. Суд отменил это решение. Стали разбираться, подняли всю историю по исполнительному производству, оказалось, что у женщины имелось две квартиры: одна двухкомнатная, вторая — однокомнатная. Пристав накладывает арест на однокомнатную, потому что имелась большая задолженность, и пока идет оценка и реализация этой квартиры, женщина продает двухкомнатную. Ситуация, о которой спрашивает читательница, по-моему, имела место в Новокузнецке. Приставы никак не могли разыскать должника, который всячески скрывался. Видел пристава, прятался, к своей машине не подходил. Тогда приставы поставили одну из машин прямо в упор к машине должника, должник это увидел и подумал, что произошло ДТП, и прибежал разбираться. У него спрашивают: «Вы хозяин?» — «Да, я хозяин. Вот мои документы». – «Отлично, тогда давайте оформим арест Вашей машины за долги». То есть, здесь со стороны судебного пристава был осуществлен творческий подход. Вот такая история.

Ведущая: Спасибо, Сергей Владимирович, за то, что ответили на вопросы наших пользователей и гостей. Позвольте пожелать вам успехов в вашей дальнейшей деятельности.