Т67 тк рф

О предоставлении дополнительных отпусков с сохранением заработной платы гражданам, уволенным с военной службы, получающим второе высшее образование

(Ефремов А. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2014, N 3) Текст документа

О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОТПУСКОВ С СОХРАНЕНИЕМ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ ГРАЖДАНАМ, УВОЛЕННЫМ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ, ПОЛУЧАЮЩИМ ВТОРОЕ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Ефремов А. В., начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

В статье рассмотрены правовые вопросы, связанные с возможностью получить у работодателя дополнительные оплачиваемые отпуска гражданам, уволенным с военной службы, обучающимся в гражданских образовательных учреждениях.

Ключевые слова: образование, увольнение, военная служба, отпуска, оплата труда, средний заработок, высшее, среднее, профессиональное, работодатель.

On the granting of additional leave with pay citizens dismissed from military service, receiving the second higher vocational education A. V. Efremov

In the article the legal issues associated with the possibility of getting the employer additional paid leave citizens, retired from military service in civilian educational institutions.

Key words: education, military service, dismissal, leave, salary, average earnings, higher education, secondary, vocational, employer.

В соответствии со ст. 173 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) работникам, поступившим самостоятельно на обучение по имеющим государственную аккредитацию программам бакалавриата, программам специалиста или программам магистратуры по заочной и очно-заочной (вечерней) формам обучения и успешно осваивающим эти программы, работодатель предоставляет дополнительные отпуска с сохранением среднего заработка. Однако согласно ч. 1 ст. 177 ТК РФ гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с обучением, предоставляются при получении образования соответствующего уровня впервые; указанные гарантии и компенсации также могут предоставляться работникам, уже имеющим профессиональное образование соответствующего уровня и направленным на обучение работодателем в соответствии с трудовым договором или ученическим договором, заключенным между работником и работодателем в письменной форме. В случае если работник получает второе высшее профессиональное образование и поступил в вуз самостоятельно, работодатель не обязан предоставлять ему дополнительные оплачиваемые отпуска с сохранением среднего заработка. Как быть с бывшим военнослужащим, который имеет высшее военное профессиональное образование, самостоятельно поступает в вуз и получает гражданское высшее профессиональное образование? Обязан ли в этом конкретном случае работодатель предоставлять ему дополнительные оплачиваемые отпуска с сохранением среднего заработка? Для того чтобы правильно и полно ответить на этот вопрос, сначала кратко рассмотрим законодательство, действовавшее до 1 сентября 2013 г. Так, до 1 сентября 2013 г. в силу п. 5 ст. 19 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (в прежней редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 г.) граждане, имевшие высшее военное профессиональное образование, проходили обучение в государственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования бесплатно, но это вовсе не означало, что они обучаются впервые. Наличие такой льготы не давало бывшему военнослужащему права воспользоваться еще и льготами, предусмотренными ст. ст. 173 — 176 ТК РФ. Это подтверждалось и судебной практикой, в том числе Конституционного Суда Российской Федерации (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2004 г. N 167-О). Итак, уже в далеком от нас в 2004 г. Конституционный Суд Российской Федерации, рассматривая жалобу гражданина Ч., который оспаривал конституционность положения ч. 1 ст. 177 ТК РФ, согласно которому гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с обучением, предоставляются при получении образования соответствующего уровня впервые, сформулировал следующую позицию. Как следовало из жалобы и представленных материалов, Ч., окончивший в 1988 г. Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище с присвоением квалификации инженера по эксплуатации бронетанковой и автомобильной техники, после увольнения с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями поступил на работу в ОАО «Саратовстройстекло» и с сентября 2000 г. обучался заочно в Саратовской государственной академии права. До февраля 2002 г. для прохождения промежуточной аттестации (выполнение лабораторных работ, сдача зачетов и экзаменов) Ч. предоставлялись по месту работы дополнительные отпуска с сохранением средней заработной платы. В октябре 2002 г. на период экзаменационной сессии работодатель предоставил ему отпуск, однако как получающему второе высшее образование в выплате среднего заработка за время этого отпуска отказал со ссылкой на предписание ч. 1 ст. 177 ТК РФ, введенное в действие с 1 февраля 2002 г. Ленинский районный суд г. Саратова решением от 20 мая 2003 г., оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Саратовского областного суда, отказал Ч. в удовлетворении исковых требований к работодателю о признании права на предусмотренный ч. 1 ст. 173 ТК РФ дополнительный отпуск с сохранением среднего заработка в связи с обучением в высшем учебном заведении. По мнению заявителя, ч. 1 ст. 177 ТК РФ, лишая граждан, желающих получить второе высшее образование, права на предоставление им по месту работы оплачиваемых учебных отпусков, противоречит предписаниям ст. 55 (ч. ч. 2 и 3) Конституции Российской Федерации и не соответствует ее ст. 19 (ч. ч. 1 и 2), поскольку ставит в преимущественное положение работников, получающих высшее образование впервые, и, следовательно, нарушает равенство прав и свобод граждан, совмещающих работу с обучением. Согласно ст. 43 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на образование (ч. 1); гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных общеобразовательных учреждениях и на предприятиях (ч. 2); каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии (ч. 3). Провозглашение права на образование в числе основных конституционных прав предопределяет обязанность государства исходя из конституционно значимой цели — обеспечения (на основе равенства и в зависимости от способностей каждого) максимально широкого доступа граждан к высшему образованию, предпринимать необходимые меры для наиболее полного осуществления этого права, создания социально-экономических условий, обеспечения правовых гарантий свободного функционирования и развития системы образования, получения гражданами не только основного общего и среднего профессионального, но и высшего образования. Доступность высшего профессионального образования при существующем уровне доходов населения связана, в частности, с возможностью получить его, совмещая учебу в высших учебных заведениях с работой. В этих целях федеральный законодатель установил для лиц, обучающихся в высших учебных заведениях без отрыва от производства, ряд гарантий и компенсаций в сфере труда. Так, в соответствии со ст. 173 ТК РФ работникам, поступившим самостоятельно в имеющие государственную аккредитацию образовательные учреждения высшего профессионального образования независимо от их организационно-правовых форм по заочной и очно-заочной (вечерней) формам обучения, успешно обучающимся в этих учреждениях, работодателем предоставляются дополнительные отпуска на определенные сроки с сохранением заработной платы для прохождения промежуточной аттестации, подготовки и защиты выпускной квалификационной работы, сдачи итоговых государственных экзаменов; на период десяти учебных месяцев перед началом выполнения дипломного проекта (работы) или сдачи государственных экзаменов они имеют право на сокращенную на 7 часов рабочую неделю с выплатой за время освобождения от работы 50 процентов среднего заработка по основному месту работы; работникам, обучающимся по заочной форме, один раз в учебном году работодателем оплачивается проезд к месту нахождения соответствующего учебного заведения и обратно и т. п. Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24 января 2002 г. по делу о проверке конституционности положений ч. 2 ст. 170 и ч. 2 ст. 235 Кодекса законов о труде Российской Федерации и п. 3 ст. 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», при регулировании трудовых отношений, в частности при установлении дополнительных гарантий (преимуществ) для одной из сторон в трудовом договоре, законодатель — в силу требований ст. 1 (ч. 1), ст. 7 (ч. 1), ст. 8 (ч. 1), ст. 17 (ч. 3), ст. 19 (ч. ч. 1 и 2), ст. 34 (ч. 1), ст. 35 (ч. 2) и ст. 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации — должен обеспечивать баланс соответствующих конституционных прав и свобод, являющийся необходимым условием гармонизации трудовых отношений в Российской Федерации как социальном правовом государстве, что составляет правовую основу справедливого согласования прав и интересов работников и работодателей как сторон в трудовом договоре. Поэтому, закрепляя в ТК РФ гарантии и компенсации для работников, совмещающих работу с обучением в высших учебных заведениях, и возлагая на работодателей обязанности по их обеспечению, включая обязанность сохранять за периоды освобождения от работы в связи с обучением среднюю заработную плату, производить иные выплаты, законодатель вправе предусмотреть в качестве условия предоставления такого рода гарантий и компенсаций за счет средств работодателя получение работником образования данного уровня впервые. Устанавливающая соответствующее условие норма ч. 1 ст. 177 ТК РФ не препятствует решению вопроса о гарантиях и компенсациях работникам, получающим второе высшее образование, в рамках коллективно-договорного и индивидуально-договорного регулирования и не исключает обязанности работодателя предоставлять таким работникам льготы в связи с обучением, если это предусмотрено коллективным договором либо соглашением между работником и работодателем. Таким образом, положение ч. 1 ст. 177 ТК РФ само по себе не может рассматриваться как ограничивающее конституционные права и свободы граждан, желающих получить второе высшее образование, и нарушающее положения статьи 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации. Не может оно расцениваться и как нарушающее равенство всех перед законом и судом и равенство прав и свобод человека и гражданина (ст. 19 ч. ч. 1 и 2, Конституции Российской Федерации), поскольку из конституционного принципа равенства не вытекает требование предоставления одинаковых гарантий и компенсаций лицам, относящимся к разным категориям — получающим высшее образование впервые и уже имеющим образование такого уровня. В обоснование своего утверждения о неконституционности положения ч. 1 ст. 177 ТК РФ заявитель ссылался на то обстоятельство, что до введения данного Кодекса в действие он пользовался учебными оплачиваемыми отпусками наравне с работниками, получающими высшее образование впервые, и указывал, что, поступая после увольнения с военной службы на первый курс Саратовской государственной академии права, использовал льготы, установленные ст. 19 Федерального закона «О статусе военнослужащих» для лиц, уволенных с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями. Данной статьей, в частности, предусматривалось, что граждане, имеющие высшее военное образование, проходившие военную службу по контракту и уволенные с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, имеют право на поступление без вступительных экзаменов на первый и последующие курсы государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования и проходят обучение в этих образовательных учреждениях бесплатно (абз. 4 и 7 п. 5). По существу, заявитель ставил перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о том, имеются ли — исходя из предписаний ст. 424 ТК РФ, устанавливающей порядок применения данного Кодекса к правоотношениям, возникшим до и после введения его в действие, а также исходя из того, что обучение в высшем учебном заведении является реализацией им льготы, предоставленной государством лицам, уволенным с военной службы, — правовые основания для распространения на него оспариваемого положения, т. е. фактически ставил вопрос о проверке законности и обоснованности правоприменительных решений по его делу. Однако такая проверка, включая проверку правильности выбора и истолкования норм, подлежащих применению в конкретном деле, относится к компетенции вышестоящих инстанций судов общей юрисдикции. В полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они установлены ст. 125 (ч. 4) и ст. 3, разрешение этих вопросов не входило . ——————————— Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2004 г. N 167-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ф. Ф. Чертовского на нарушение его конституционных прав положением части первой статьи 177 Трудового кодекса Российской Федерации».

В настоящее время такая ситуация преодолена в связи с вступлением в силу с 1 сентября 2013 г. Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу законодательных актов (отдельных положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона от 2 июля 2013 г. N 185-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», в результате чего п. 5 ст. 19 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее — Закон) претерпел значительные изменения. Так, в соответствии с вышеуказанным пунктом Закона граждане, проходившие военную службу по контракту и уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, имеют право на бесплатное направление за счет средств федеральной государственной службы занятости населения на прохождение профессионального обучения или для получения дополнительного профессионального образования, а имеющие право на пенсию — на получение профессионального образования по направлению и за счет средств организаций, в которые они приняты на работу, с выплатой среднего заработка во время обучения. Обучение граждан, окончивших военные профессиональные образовательные организации и военные образовательные организации высшего образования и не имеющих гражданского среднего профессионального образования или высшего образования, в гражданских профессиональных образовательных организациях или образовательных организациях высшего образования не рассматривается как получение ими второго или последующего среднего профессионального образования или высшего образования. На основании вышеизложенного в настоящее время граждане, уволенные с военной службы, окончившие военные профессиональные образовательные организации и военные образовательные организации высшего образования и не имеющие гражданского среднего профессионального образования или высшего образования, обучающиеся самостоятельно в гражданских профессиональных образовательных организациях или образовательных организациях высшего образования, имеют законное право на пользование льготами, предусмотренными ст. ст. 173 — 176 ТК РФ, т. е. в этих случаях их непосредственный работодатель (по месту работы указанных граждан) обязан предоставлять им дополнительные оплачиваемые отпуска с сохранением среднего заработка.

185/85R16LT Accelera M/T-01 2018г лето 4шт (N67) во Владивостоке

Заметка к объявлению

  • Заключите сделку
  • Свяжитесь с продавцом
  • Выкупите товар
  • Оставьте отзыв

185/85R16LT (N67) Accelera M/T-01

185/85R16LT

БЕЗ ПРОБЕГА ПО РФ.
ЦЕНА УКАЗАНА ЗА КОМПЛЕКТ.

Шины 2018 года выпуска.

. ПЕРЕД ПОЕЗДКОЙ к нам, ОБЯЗАТЕЛЬНО заранее ПОЗВОНИТЕ или
НАПИШИТЕ сообщение на сайте.

. Если вы захотели купить У НАС не только шины, но и литьё к данным шинам,
то оденем шины на литьё БЕСПЛАТНО.

ВЕСЬ АССОРТИМЕНТ, ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ НА ДАННОМ САЙТЕ В НАЛИЧИИ НА СКЛАДЕ ВО г.ВЛАДИВОСТОКЕ
**********
ВСЯ НАША БАЗА: http://baza.drom.ru/user/avtoshinajpvl
**********
ОТЗЫВЫ от покупателей: https://baza.drom.ru/user/avtoshinajpvl/feedbacks
**********
ПОДПИСКА на новые объявления, будьте всегда в курсе нашего поступления: https://baza.drom.ru/user/avtoshinajpvl/bookmark

Гарантия и условия возврата

. ДОСТАВКА в ТК во ВТОРНИК и ПЯТНИЦУ.

. Доставка в черте города ежедневно по звонку кроме воскресенья.

. Режим работы:
понедельник — суббота с 10.00 до 18.00
Воскресенье — Выходной .

— Остаток протектора замеряем ВИЗУАЛЬНО.

— Качество, состояние, высоту протектора данного товара оценивайте по выложенным фотографиям

— Фото полностью идентично выставленному товару (лоту)

— Продается то, что вы видите на фото

-Упаковка, если требуется (200руб) стандартная, гарантий на упаковку не даем, если нужна жесткая, через ТК, пишите заранее

— ШНУРКИ и ЛАТКИ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ДЕФЕКТОМ, поэтому данные шины пригодны для использования и возврату не подлежат

— НА ГРЫЖИ, ШНУРКИ и ЛАТКИ проверка производится ВИЗУАЛЬНО (что-то можем не заметить), специально проверять каждый комплект на шиномонтаже нет возможности

— Если будет замечена визуально грыжа или латка, данная информация будет указана в описании

— Данный товар бывший в употреблении, поэтому ГАРАНТИЙ НЕТ

— ПРЕТЕНЗИИ И ВОЗВРАТ по товару бывшему в употреблении НЕ ПРИНИМАЮТСЯ

— Слишком требовательных просим ОТКАЗАТЬСЯ от участия в аукционе

Доставка и оплата

  • Самовывоз — улица Босфора 3
  • Доставка по городу — 300 р.
  • Доставка до транспортной компании 300 р. уточните свой город
  • Доставка компаниями:
    • Деловые линии
    • Желдорэкспедиция
    • Курьер Регион
    • ПЭК
    • СДЭК
    • Солнечный Магадан
    • Транс Атлантис
    • Энергия
    • Байкал-Сервис
    • Тройка-ДВ
    • Мы с Камчатки
    • ТрансТрек ДВ
    • ЖелдорАльянс

. Режим работы:
понедельник — суббота с 10.00 до 18.00
Воскресенье — Выходной .

— ПЕРЕД ПОЕЗДКОЙ к нам, ОБЯЗАТЕЛЬНО заранее ПОЗВОНИТЕ или НАПИШИТЕ сообщение на сайте.

— Склад находится на территории ДВ ПОРТА пропускной режим.

— Перед тем как делать ставку или выкупать лот, ОБЯЗАТЕЛЬНО, ознакомьтесь с ПРАВИЛАМИ данного сайта, ВНИМАТЕЛЬНО читайте все разделы и описание к лоту.

— Если вы не уверены, что ЛОТ вас устраивает НЕ ДЕЛАЙТЕ ставки, НЕ ВЫКУПАЙТЕ лот.

— ВСЕ ВОПРОСЫ, по выбранному вами товару, согласовывайте заранее В СООБЩЕНИЯХ ДО ПОКУПКИ ЛОТА.

— Будем рады ответить на все интересующие вас вопросы.

— ПОКУПАТЕЛЬ лота ПЕРВЫЙ выходит на СВЯЗЬ по телефону или внутренней почте сайта в течении СУТОК после покупки лота.

— Организуем ДОСТАВКУ по РОССИИ.

— . ДОСТАВКА в ТК во ВТОРНИК и ПЯТНИЦУ.

— СТОИМОСТЬ ДОСТАВКИ до Вашего региона зависит от ТАРИФА выбранной Вами ТРАНСПОРТНОЙ КОМПАНИИ.

— Работаем со всеми ТРАНСПОРТНЫМИ КОМПАНИЯМИ, представленными во Владивостоке.

— При отправке по России — плюс 200р. если требуется, упаковка, стандартная (картон), гарантий не даем, по желанию жесткую упаковку через ТК;
+ 300р. к стоимости за доставку до транспортной компании.

— Оплата наличными, на карту Сбербанк или ВТБ24.

— ДЛЯ ОТПРАВКИ ЛОТА нужны следующие данные:

———-ПАСПОРТНЫЕ ДАННЫЕ (СЕРИЯ НОМЕР ОБЯЗАТЕЛЬНО для ТК, новое положение, даже если вы уже обращались в ТК, . ОБЯЗАТЕЛЬНО. )

— ОТПРАВКА товара только ПОСЛЕ 100% ОПЛАТЫ лота покупателем.

— ПОСЛЕ получения ОПЛАТЫ будет отправлено СООБЩЕНИЕ, что оплата получена, а после ОТПРАВКИ лота на внутреннюю почту сайта отсылается НОМЕР НАКЛАДНОЙ от ТК.

Дело N67-АПГ12-3.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 18 мая 2012 г. N 67-АПГ12-3

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Гуляевой Г.А., Назаровой А.М.

при секретаре Амбадыковой Г.А.

рассмотрела в судебном заседании 18 мая 2012 г. гражданское дело по иску Лемзиной О.Н. к ОАО «Новосибирский завод химконцентратов» о признании незаконными приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности и увольнении, восстановлении на работе по апелляционной жалобе Лемзиной О.Н. на решение Новосибирского областного суда от 16 февраля 2012 г., которым в удовлетворении заявленных требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения Лемзиной О.Н., адвокатов в интересах истца Шпак Л.В., Безуглова А.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения представителей ОАО «Новосибирский завод химконцентратов» Кирпичниковой Н.В., Михайлова М.Ю., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Лемзина О.Н. с 3 апреля 1981 г. работала в ОАО «Новосибирский завод химконцентратов» (ранее Производственное объединение «Новосибирский завод химконцентратов») в различных должностях.

8 августа 2011 г. пунктом 2 приказа ОАО «Новосибирский завод химконцентратов» (ДАЛЕЕ ОАО «НЗХК») N 2057к «О применении дисциплинарного взыскания к работкам 03» Лемзиной О.Н., занимавшей должность , объявлен выговор за совершение дисциплинарного проступка, выразившегося в ненадлежащем выполнении требований пунктов 3.1.12, нарушении пунктов 3.1.21, 3.1.23 должностной инструкции руководителя группы основных материалов, руководителя группы вспомогательных материалов отдела закупок ОАО «НЗХК» от 25 июня 2008 г., пункта 2.1 раздела IV Правил внутреннего трудового распорядка для работников ОАО «НЗХК» (приложение N 5 к действующему Коллективному договору ОАО «НЗХК»).

Приказом ОАО «НЗХК» от 2 сентября 2011 г. N 2330-к во исполнение решения комиссии по трудовым спорам из приказа от 8 августа 2011 г. N 2057-к исключены выводы о нарушении Лемзиной О.Н. пунктов 3.1.12 и 3.1.21 должностной инструкции руководителя группы основных материалов, руководителя группы вспомогательных материалов отдела закупок ОАО «НЗХК» от 25 июня 2008 г.

Приказом ОАО «НЗХК» от 8 августа 2011 г. N 2058-к Лемзиной О.Н. прекращен допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, на основании статей 22 , 23 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», пунктов 12 , 15 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. N 63, и трудовой договор с Лемзиной О.Н. прекращен на основании пункта 10 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с прекращением допуска к государственной тайне.

Полагая приказ о привлечении ее к дисциплинарной ответственности и приказ о прекращении трудовых отношений по указанному выше основанию незаконными, Лемзина О.Н. обратилась в суд с иском к ОАО «Новосибирский завод химконцентратов», в обоснование которого ссылалась на то, что нарушения трудовой дисциплины, которое вменено ей приказом от 8 августа 2011 г. она не допускала, так как по должностным обязанностям она самостоятельно планирует свой рабочий день и постоянно перемещается как по территории завода, так и вне его, в том числе в рабочее время для проведения встреч, переговоров, оформления документов, без уведомления об этом руководства. Увольнение по пункту 10 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации истец считает незаконным, так как допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, она не имела.

Представители ответчика заявленные требования не признали, просили в удовлетворении иска отказать в связи с его необоснованностью.

Решением Новосибирского областного суда от 16 февраля 2012 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

В апелляционной жалобе Лемзиной О.Н. содержится просьба об отмене решения Новосибирского областного суда от 16 февраля 2012 г. и принятии нового решения об удовлетворении иска.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит апелляционную жалобу подлежащей оставлению без удовлетворения.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами настоящего дела, что приказом ОАО «НЗХК» от 8 августа 2011 г. N 2057-к с учетом изменений, которые были внесены приказом ОАО «НЗХК» от 2 сентября 2011 г. N 2330-к на основании решения комиссии по трудовым спорам, Лемзина О.Н. была привлечена к дисциплинарной ответственности за нарушения требований п. 3.1.23 Должностной инструкции руководителя группы основных материалов, руководителя группы вспомогательных материалов отдела закупок ОАО «НЗХК», пункта 2.1 раздела IV Правил внутреннего трудового распорядка для работников ОАО «НЗХК», выразившиеся в отсутствии в рабочее время на территории предприятия без уведомления руководства.

Проверяя обоснованность принятого в отношении истца решения о привлечении к дисциплинарной ответственности, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Лемзиной О.Н. были допущены нарушения положений должностной инструкции и Правил внутреннего трудового распорядка для работников ОАО «НЗХК», выразившиеся в отсутствии Лемзиной О.Н. на территории акционерного общества 2 июня 2011 г. с 14 часов 36 минут до 14 часов 58 минут без оформления разрешения, что подтверждается представлением Следственного управления Управления Министерства внутренних дел России по г. Новосибирску от 1 августа 2011 г.

Принимая во внимание, что нашел свое подтверждение факт отсутствия истца на работе в личных целях без разрешения руководства, которое в силу пункта 2.1 раздела IV Правил внутреннего трудового распорядка для работников ОАО «НЗХК» должно быть получено работником при указанных обстоятельствах, дисциплинарное взыскание было наложено на истца с соблюдением порядка привлечения к дисциплинарной ответственности, действия ответчика, издавшего оспариваемый приказ, были признаны судом правомерными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит приведенную правовую позицию суда первой инстанции мотивированной, подтвержденной представленными сторонами и исследованными судом доказательствами.

Доводы апелляционной жалобы, направленные на оспаривание изложенных выводов, не могут служить достаточным основанием для признания судебного решения не соответствующим требованиям закона, так как опровергаются материалами настоящего дела.

Согласно статье 22 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне» одним из оснований отказа в допуске к государственной тайне является нахождение должностного лица или гражданина под судом или следствием за государственные и иные тяжкие преступления.

В соответствии с пунктом 15 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2010 г. N 63, допуск гражданина к государственной тайне может быть прекращен по решению должностного лица, принявшего решение о его допуске к государственной тайне, в случае возникновения обстоятельств, являющихся в соответствии с пунктом 12 настоящей Инструкции основанием для отказа гражданину в допуске к государственной тайне.

В соответствии с подпунктом «а» пункта 12 названной Инструкции основанием для отказа гражданину в допуске к государственной тайне может являться нахождение под судом или следствием за государственные или иные тяжкие преступления.

Судом признано установленным, что приказом ОАО «НЗХК» от 8 августа 2011 г. N 2058-к был прекращен допуск Лемзиной О.Н. к сведениям, составляющим государственную тайну, на основании статей 22 , 23 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», пунктов 12 , 15 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации N 63 от 6 февраля 2010 г., и трудовой договор с истцом прекращен на основании пункта 10 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации (прекращение допуска к государственной тайне, если выполняемая работа требует такого допуска).

Основанием для принятия указанного решения послужила информация Следственного управления Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Новосибирску, поступившая в ОАО «НЗХК» в форме представления о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, о том, что в отношении Лемзиной О.Н. 2 июня 2011 г. возбуждено уголовное дело и ей предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 204 Уголовного кодекса Российской Федерации (коммерческий подкуп).

Судом проверены и признаны несостоятельными доводы Лемзиной О.Н. о том, что отсутствовали основания для прекращения трудового договора по пункту 10 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации ввиду отсутствия у нее допуска к государственной тайне, поскольку представленными ответчиком доказательствами (Номенклатурой должностей работников, подлежащих оформлению на допуск к особой важности, совершенно секретным и секретным сведениям по ОАО «Новосибирский завод химконцентратов», карточкой Лемзиной О.Н. на допуск к государственной тайне, а также информацией Управления Федеральной службы безопасности России по Новосибирской области, подтвержден факт допуска Лемзиной О.Н. к сведениям, составляющим государственную тайну, по третьей форме допуска. 25 октября 2006 г. Лемзиной О.Н. был подписан типовой договор (контракт) об оформлении допуска к государственной тайне, подлинник которого находится в карточке допуска к государственной тайне, в соответствии с требованиями пункта 24 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 октября 1995 г. N 1050 и действовавшей на момент подписания договора.

Основываясь на положениях Трудового кодекса Российской Федерации и действующего законодательства, регламентирующего порядок допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне, суд установил, что при прекращении допуска истца к составляющим государственную тайну сведениям ответчиком не было допущено нарушения процедуры прекращения такого допуска, и порядка последующего увольнения, которые могли бы повлечь восстановление Лемзиной О.Н. в занимаемой должности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит положенные в основу решения выводы суда первой инстанции правильными, подтвержденными представленными сторонами и исследованными судом доказательствами.

Каких-либо нарушений норм материального и процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, судом не допущено, утверждения истца об обратном не свидетельствуют о незаконности судебного решения. Оснований для признания неправильной правовой оценки доказательств, положенных в основу решения суда первой инстанции, Судебная коллегия не находит, выводы суда подтверждены материалами настоящего дела.

С учетом изложенного принятое по делу решение суда первой инстанции следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не установлено.

Руководствуясь статьями 328 , 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

решение Новосибирского областного суда от 16 февраля 2012 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Лемзиной О.Н. — без удовлетворения.

Плита электрическая Kovinastroj (Kogast) ES-Т67/1K-0

Электрическая плита Kovinastroj (Kogast) ES-Т67/1K-0 предназначена для приготовления различных блюд в наплитной посуде, выпечки мучных и кондитерских изделий, а также хранения инвентаря на предприятиях общественного питания и торговли. Модель оснащена электромеханическим управлением с 7-позиционными пакетными регуляторами степени нагрева для каждой конфорки и 2 регуляторами мощности раздельно для верхних и нижних нагревательных элементов жарочного шкафа. Внутренняя камера, направляющие, внутренняя панель дверцы, ручка и 4 регулируемые ножки выполнены из нержавеющей стали AISI 304.

  • Глубокий электрический жарочный шкаф с ребристым дном для прямого размещения кастрюль для гастроемкостей GN 1/2
  • Дверца двухслойная утопленная для обеспечения хорошей теплоизоляции
  • Мощность:
    • Конфорки: 6х 2,5 кВт
    • Духовой шкаф: 6,7 кВт
  • Время разогрева конфорок до 480 °C: не более 20 мин.
  • Размеры жарочного шкафа: 540х480х300 мм
  • Габариты в упаковке: 1350х890х1100 мм

Дело N67-КГ16-22. О взыскании компенсации морального вреда.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 20 декабря 2016 г. N 67-КГ16-22

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Горохова Б.А. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Абакумова А.М. к акционерному обществу «Сибирский Антрацит» о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, и по встречному требованию акционерного общества «Сибирский Антрацит» к Абакумову А.М. о взыскании судебных расходов

по кассационной жалобе представителя акционерного общества «Сибирский Антрацит» Семеней К.Л. на решение Искитимского районного суда Новосибирской области от 14 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 10 февраля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., выслушав объяснения представителей акционерного общества «Сибирский Антрацит» Мицевича В.А. и Филипенко Д.С., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене, а дело направлению на рассмотрение в суд первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Абакумов А.М. обратился в суд с иском к акционерному обществу «Сибирский Антрацит» (далее — АО «Сибирский Антрацит») о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, ссылался на то, что работал на предприятии ответчика в должности 4 разряда на Северном участке угольного разреза. В 2010 году в период его работы в АО «Сибирский Антрацит» у него было установлено наличие профессионального заболевания, в связи с чем 17 августа 2010 г. был составлен акт о случае профессионального заболевания. Непосредственной причиной заболевания явился длительный стаж работы в условиях воздействия на организм вредных производственных факторов: повышенного уровня вибрации и шума, работы в ночные смены, тяжелого физического труда. В результате профессионального заболевания ему определена степень утраты трудоспособности в размере 30%, противопоказано трудиться в условиях воздействия вибрации, статико-динамического и физического напряжения, неблагоприятного микроклимата. Кроме того, на протяжении ряда лет он постоянно вынужден обращаться за медицинской помощью, в связи с чем, по мнению истца, он имеет право на получение компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, на основании пункта 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» и статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации. Просил взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 руб., а также судебные расходы в сумме 15 700 руб.

Решением Искитимского районного суда Новосибирской области от 14 октября 2014 г. исковые требования Абакумова А.М. удовлетворены частично. С АО «Сибирский Антрацит» в пользу Абакумова А.М. в счет компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, взыскано 340 000 руб. и судебные расходы — 10 700 руб. В удовлетворении требований АО «Сибирский Антрацит» к Абакумову А.М. о взыскании судебных расходов на производство экспертизы в сумме 56 000 руб. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 10 февраля 2015 г. указанное решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представителя АО «Сибирский Антрацит» Семеней К.Л. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены судебных постановлений, как незаконных, в части удовлетворения исковых требований Абакумова А.М. о компенсации морального вреда и принятия по делу в этой части нового решения об отказе в удовлетворении требований.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя АО «Сибирский Антрацит» судьей Верховного Суда Российской Федерации Кирилловым В.С. 16 сентября 2015 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 14 декабря 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей частичному удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального права, допущенные судом первой и апелляционной инстанции, и они выразились в следующем.

Судом установлено и усматривается из материалов дела, что Абакумов А.М. работал в АО «Сибирский Антрацит» в должности 4 разряда на Северном участке угольного разреза АО «Сибирский Антрацит».

В период работы в АО «Сибирский Антрацит» в 2010 году у Абакумова А.М. было выявлено профессиональное заболевание, причиной которого являлся длительный стаж работы в условиях воздействия на организм вредных производственных факторов (общая вибрация, фиксированная рабочая поза при работе ), о чем комиссией АО «Сибирский Антрацит» был составлен акт о случае профессионального заболевания от 17 августа 2010 г.

Приказом АО «Сибирский Антрацит» от 2 ноября 2010 г. N 1326 Абакумову А.М. выплачено единовременное пособие в счет возмещения морального вреда в сумме 57 554,64 руб. в связи с утратой профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания на основании коллективного договора (пункт 9.11 — выплата единовременного пособия в случае утраты работником, занятым в организации по добыче и переработке угля, профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания) и Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2010 — 2012 годы ( пункт 5.4 — выплата работодателем единовременной компенсации в счет возмещения морального вреда в случае установления впервые работнику, занятому в организациях, осуществляющих добычу (переработку) угля (сланца), утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания) (далее — Федеральное отраслевое соглашение).

Указанное единовременное пособие в счет возмещения морального вреда в связи с утратой профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания получено Абакумовым А.М. в сумме 57 554,64 руб. по платежному поручению от 24 ноября 2010 г.

Заключением медико-социальной экспертизы (справка МСЭ-2006 от 29 сентября 2011 г.) Абакумову А.М. определена степень утраты трудоспособности в результате профессионального заболевания в размере 30%.

В соответствии с программой реабилитации Абакумова А.М., утвержденной федеральным государственным учреждением «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Новосибирской области» (филиал N 4), выданной к акту освидетельствования от 30 августа 2012 г. N 2051, Абакумов А.М. нуждается в реабилитации как пострадавший в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, ему показано санаторно-курортное лечение, лекарственные средства.

По заключению заочной судебно-медицинской экспертизы Регионального экспертного бюро, назначенной определением Искитимского районного суда Новосибирской области от 13 сентября 2013 г. по ходатайству представителя АО «Сибирский Антрацит» для определения причин возникновения заболеваний истца, срока их наступления, наличия признаков заболевания на момент трудоустройства в АО «Сибирский Антрацит», установлено, что имеющееся у Абакумова А.М. профессиональное заболевание возникло и развивалось у него в период его работы не только в АО «Сибирский Антрацит», но и ранее, при работе у других работодателей. Тем самым признаки профессионального заболевания у истца имелись и на момент его трудоустройства в АО «Сибирский Антрацит», при этом степень воздействия вредных производственных факторов на предприятии ответчика составляет 34,3% в трудовом стаже работника.

Обратившись в суд с настоящим иском, Абакумов А.М. в обоснование своих требований ссылался на положения статей 212 и 219 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающие обязанность работодателя обеспечить безопасные условия труда и право работника на труд в условиях, отвечающих требованиям охраны труда, которую, по мнению истца, ответчик не исполнил, что повлекло повреждение здоровья Абакумова А.М. и, как следствие, его право на компенсацию морального вреда в соответствии с пунктом 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования Абакумова А.М., суд первой инстанции, принимая во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы, исходил из того, что между имеющимся у Абакумова А.М. профессиональным заболеванием и негативным воздействием на его организм вредных производственных факторов во время работы у ответчика имеется причинно-следственная связь, поскольку ответчик не создал истцу безопасных условий труда, тем самым причинив ему моральный вред в результате профессионального заболевания, в связи с чем на основании абзаца второго пункта 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» у ответчика возникло обязательство возместить моральный вред, причиненный истцу профессиональным заболеванием.

При этом суд первой инстанции указал на то, что сумма выплаченного Абакумову А.М. единовременного пособия в размере 57 554,64 руб. не является компенсацией в счет возмещения морального вреда, поскольку ответчиком доказательств, свидетельствующих о том, что данная выплата является выплатой в счет компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, не представлено. Учитывая наличие у истца профессионального заболевания и утраты вследствие этого профессиональной трудоспособности, суд первой инстанции пришел к выводу, что Абакумов А.М. имеет право на компенсацию морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, в соответствии с абзацем вторым пункта 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ, и определил ее размер с учетом соблюдения принципа разумности и справедливости в сумме 340 000 руб.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции о частичном удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда. При этом, по мнению суда апелляционной инстанции, произведенная ответчиком выплата является единовременным пособием, предусмотренным локальным нормативным актом и пунктом 9.11 коллективного договора, а не компенсацией морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что с вынесенными по делу судебными актами частично нельзя согласиться по следующим основаниям.

В силу абзаца второго пункта 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в соответствии со статьей 237 названного кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Аналогичные критерии определения размера компенсации морального вреда содержатся и в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в редакции от 6 февраля 2007 г.).

Из содержания данных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в их взаимосвязи следует, что в случае спора размер компенсации морального вреда определяется судом по указанным выше критериям вне зависимости от размера, установленного соглашением сторон, и вне зависимости от имущественного ущерба, которым в случае трудового увечья или профессионального заболевания является утраченный средний заработок работника.

Частью 1 статьи 21 Федерального закона от 20 июня 1996 г. N 81-ФЗ «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности» определено, что социальная поддержка для работников и пенсионеров организаций по добыче (переработке) угля (горючих сланцев) устанавливается в соответствии с законодательством Российской Федерации, соглашениями, коллективными договорами за счет средств этих организаций.

В соответствии с частью 1 статьи 45 Трудового кодекса Российской Федерации соглашение — правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения и устанавливающий общие принципы регулирования связанных с ними экономических отношений, заключаемый между полномочными представителями работников и работодателей на федеральном, межрегиональном, региональном, отраслевом (межотраслевом) и территориальном уровнях социального партнерства в пределах их компетенции.

Отраслевое (межотраслевое) соглашение устанавливает общие условия оплаты труда, гарантии, компенсации и льготы работникам отрасли (отраслей). Отраслевое (межотраслевое) соглашение может заключаться на федеральном, межрегиональном, региональном, территориальном уровнях социального партнерства ( часть 8 статьи 45 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 46 Трудового кодекса Российской Федерации в соглашение могут включаться взаимные обязательства сторон, в том числе по вопросам гарантий, компенсаций и льгот работникам.

Пунктом 1.1 Федерального отраслевого соглашения предусмотрено, что оно является правовым актом, регулирующим социально-трудовые отношения и устанавливающим общие принципы регулирования связанных с ними экономических отношений в организациях угольной промышленности, а также в иных организациях независимо от их организационно-правовых форм и видов собственности, осуществляющих деятельность в угольной промышленности и подписавших или присоединившихся к отраслевому соглашению после его заключения.

Отраслевое соглашение распространяется на работодателей, заключивших отраслевое соглашение, работодателей, присоединившихся к отраслевому соглашению после его заключения, всех работников, состоящих в трудовых отношениях с названными работодателями ( п. 1.4 Федерального отраслевого соглашения).

Факт присоединения АО «Сибирский Антрацит» к Федеральному отраслевому соглашению на 2010 — 2012 годы сторонами не оспаривался.

Пунктом 5.4 Федерального отраслевого соглашения определено, что в случае установления впервые работнику, занятому в организациях, осуществляющих добычу (переработку) угля (сланца), утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания в счет возмещения морального вреда работодатель обеспечивает выплату единовременной компенсации из расчета не менее 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из Фонда социального страхования Российской Федерации) в порядке, оговоренном в коллективном договоре, соглашении или локальном нормативном акте, принятом по согласованию с соответствующим органом профсоюза.

В пункте 9.11 коллективного договора, заключенного между АО «Сибирский Антрацит» и работниками АО «Сибирский Антрацит» на 2008 — 2010 годы, срок действия которого был продлен до 20 августа 2014 г. (соглашение о продлении коллективного договора от 19 августа 2011 г.), указано, что в случае утраты работником, занятым в организации по добыче и переработке угля, профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания организация выплачивает единовременное пособие из расчета 20% среднемесячного заработка за последний год работы за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности за вычетом суммы единовременного пособия, выплаченного в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, в счет уплаты страховых взносов страховщику.

Из приведенных положений закона, Федерального отраслевого соглашения и коллективного договора, подлежащих применению к спорным отношениям сторон, следует, что в отраслевых соглашениях и коллективных договорах могут устанавливаться условия оплаты труда, гарантии, компенсации и льготы работникам конкретной отрасли, в настоящем случае — угольной промышленности, подлежащие применению работодателями при возникновении обстоятельств, оговоренных в отраслевом соглашении и коллективном договоре.

В данном случае в Федеральном отраслевом соглашении и коллективном договоре, заключенном между работниками АО «Сибирский Антрацит» и АО «Сибирский Антрацит», определен порядок выплаты работникам компенсации морального вреда в связи с выявлением у них профессионального заболевания в бесспорном порядке в предусмотренном размере. Право работников АО «Сибирский Антрацит» на выплату единовременного пособия именно в качестве компенсации морального вреда, причиненного вследствие утраты работником профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием, предусмотрено пунктом 9.11 коллективного договора и пунктом 5.4 Федерального отраслевого соглашения, что не противоречит закону.

Следовательно, с учетом положений пункта 9.11 коллективного договора, вытекающего из положений пункта 5.4 Федерального отраслевого соглашения, предусматривающих аналогичный порядок и основания выплаты работникам единовременной компенсации в счет возмещения морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, у судебных инстанций не было оснований не признавать произведенную Абакумову А.М. единовременную выплату компенсацией морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве.

Как было установлено судом первой инстанции, приказом АО «Сибирский Антрацит» от 2 ноября 2010 г. N 1326 Абакумову А.М. на основании пункта 9.11 коллективного договора и пункта 5.4 Федерального отраслевого соглашения в бесспорном порядке было выплачено единовременное пособие в счет компенсации морального вреда в связи с утратой профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания в размере 57 554,64 руб.

Таким образом, судами первой и апелляционной инстанций положения абзаца второго пункта 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» применены без учета положений части 1 статьи 21 Федерального закона от 20 июня 1996 г. N 81-ФЗ «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности», части 1 статьи 8 , частей 1 и 8 статьи 45 , статьи 46 Трудового кодекса Российской Федерации, а также дано неправильное толкование нормам Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2010 — 2012 годы и коллективного договора, заключенного между АО «Сибирский Антрацит» и работниками АО «Сибирский Антрацит» на 2008 — 2010 годы, подлежащим применению к спорным отношениям.

При определении размера компенсации морального вреда суд учел степень вины ответчика, долю воздействия вредных производственных факторов на предприятии ответчика в общем стаже работы истца в неблагоприятных условиях, степень физических и нравственных страданий истца и, указав на принцип разумности и справедливости, определил размер компенсации в 340 000 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Российской Федерации полагает, что высказанное судами усмотрение в части определения размера компенсации морального вреда истцу по доводам кассационной жалобы не может быть пересмотрено со ссылкой на завышенность данного размера. Производство в суде кассационной инстанции предназначено для исправления существенных нарушений норм материального права или норм процессуального права, допущенных судами в ходе предшествующего разбирательства дела и повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов. Действующим гражданским процессуальным законодательством суду кассационной инстанции не предоставлены полномочия по переоценке установленных судами первой и апелляционной инстанций фактических обстоятельств дела и представленных участвующими в деле лицами доказательств.

Вместе с тем судебные постановления нельзя признать законными в части удовлетворения исковых требований Абакумова А.М. о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, без учета единовременной выплаты компенсации морального вреда в размере 57 554,64 руб., выплаченной ответчиком истцу в бесспорном порядке на основании Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2010 — 2012 годы и коллективного договора, поэтому судебные акты в данной части подлежат изменению. С АО «Сибирский Антрацит» в пользу Абакумова А.М. должно быть взыскано 282 445 руб. 36 коп. в счет компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием. В остальной части решение Искитимского районного суда Новосибирской области от 14 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 10 февраля 2015 г. являются правильными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

решение Искитимского районного суда Новосибирской области от 14 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 10 февраля 2015 г. в части взыскания с ЗАО «Сибирский антрацит» в пользу Абакумова А.М. 340 000 рублей в счет компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, изменить, взыскав с ЗАО «Сибирский Антрацит» в пользу Абакумова А.М. 282 445 руб. 36 коп. в счет компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием.

В остальной части решение Искитимского районного суда Новосибирской области от 14 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 10 февраля 2015 г. оставить без изменения.