В взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отказаться

Как оспорить расчет процента за пользование чужими денежными средствами?

Всем добрый день!

Помогите разобраться в сложившейся ситуации:

Между нами и компанией Х был заключен договор транспортных услуг, т.к. мы услуги оказали (на 3,5 млн руб) а компания Х их не оплатила-мы обратились в суд.Суд мы выиграли. По исполнительному листу банк полностью перечислил сумму наших требований.Все хорошо.

Через некоторое время получаем претензию, что мы должны 100 тысяч компании Х, а также %% (14 тысяч) за пользование этими деньгами.

И действительно,смотрим, что на данный момент висит остаток 100 тысяч.Мы еще до суда,который был в октябре, подписали акт сверки.Подписывали мы его 30.06.16, оплату они совершили 28.06.16, т.е. за 2 дня до подписания,но видимо деньги еще не дошли,и они ведь тоже могли отказаться от подписания акта,т.к. там нет оплаченный 2-мя днями ранее 100 тысяч, но подписали акт на 3,5 млн.Мы действительно пропустили этот платеж, заняты были уже самим разбирательством.И исковое делали на 3,5 млн,даже не догадались еще раз проверить поступления,да и они молчали,что оплатили что-то.Но! Они в свою очередь ни на одном заседании не сказали про уменьшение исковых требований на 100 тысяч, более того подавали апелляцию, но также не на уменьшение основной суммы а в принципе в связи с непризнанием своего долга в общем.Конечно мы бы уменьшили исковые требования на эти 100 тысяч!Понятно, что огласив свое требование уменьшить долг хотя бы на 100 тысяч, они тем самым признали бы основной долг, чего они делать не хотели.Это то, как я понимаю «пропуск» этих 100 тысяч ими.

Очень важный момент: они пишут «Указанная сумма (100 тысяч) не была принята в счет оплаты услуг по договору и при рассмотрении суд. спора не принималась как подтверждение частичного исполнения обязательств.». И далее опять » С учетом того обстоятельства, что указанная сумма не была принята в счет оплаты по договору. » Как оспорить это установленное ими «обстоятельство»? Ведь они не говорили в суде о частичной оплате долга и уменьшении исковых требований?т.е. вообще ни слова про эту оплату в 100 тыс. с их стороны!

Мы эти 100 тысяч сегодня оплатили.И Собственно вопрос:

как бы нам рассчитать %% за их пользование?На мой взгляд это нужно делать с даты, когда к нам поступили деньги по решению суда, т.е. например 1 июня 2017 г. пришли 3,5 млн рублей и со 2 июня считаем %% за пользование 100 лишними тысячами, которые остались висеть на нашем расч. счету, верно?Помогите грамотно сформулировать отказ принять расчет процентов за пользование с даты поступления этих 100 тысяч. Есть ли какие-то ссылки на законы, чтобы грамотно ответить на претензию?

Собираются подавать на нас в суд.Суд действительно будет считать это как непринятие нами оплаты по договору?и считать %% по их варианту.Но ведь даже с учетом этой оплаты-на тот момент они всё равно должны были нам больше!

Ответы юристов (4)

Как оспорить это установленное ими «обстоятельство»?

Тема большая и само описание немного размыто, но попробую расписать. Вам надо иметь доказательство перевода данной суммы компании Х платежное поручение с оригинальной отметкой банка об исполнении платежа. Дальше уже смотреть, что указано в назначении платежа.

Ведь они не говорили в суде о частичной оплате долга и уменьшении исковых требований?

В судебном заседании стороны о многих вещах могут умолчать. На то судебный процесс и состязательный.

как бы нам рассчитать %% за их пользование

На данный момент судебная практика слаживается следующим образом. Истец при подаче искового заявления может не указывать требование по взысканию штрафных санкций по недобросовествному удержанию денежных средств, по сути процентов за пользование чужими денежными средствами, согласно статье 395 ГК РФ, и уже после исполнения решения суда подать дополнительное заявление с требованием о взыскании данных штрафных санкций. Таким образом, если вы не заявляли в первоначальном иске подобные требования, либо они были заявлены в твердой сумме, но в момент окончательного исполнения данная сумма должна быть больше, то вы вправе заявить требования о взыскании данной суммы в полном объеме, в случае её не заявления, либо взыскании доначисленных санкций.

На мой взгляд это нужно делать с даты, когда к нам поступили деньги по решению суда, т.е. например 1 июня 2017 г. пришли 3,5 млн рублей и со 2 июня считаем %% за пользование 100 лишними тысячами, которые остались висеть на нашем расч. счету, верно?

Требования указания как были рассчитаны штрафные санкции нет, но данное требование есть при подаче искового заявления. Когда компания Х подаст на вас иск в суд, то там уже будет видно как они начислили %% и данное начисление можно будет оспорить.

Помогите грамотно сформулировать отказ принять расчет процентов за пользование с даты поступления этих 100 тысяч. Есть ли какие-то ссылки на законы, чтобы грамотно ответить на претензию?

В данном случае думаю первым делом вам надо оспорить вообще повод подачи искового заявления. Для этого вы должны будете предоставить суду копию платежного поручения по переводу данной суммы и заявить ходатайство суду о проведении сверки расчетов между сторонами на момент подачи искового заявления. Думаю компании Х будет крайне тяжело объяснить почему они не приняли данную сумму и при этом она находилась у них без возврата их плательщику.

Суд действительно будет считать это как непринятие нами оплаты по договору? и считать %% по их варианту.

суд принимает расчеты %%, проведенные стороной, только после того как их проверит. что касается вопроса, то тут всё будет зависеть от того, как будет проведена сверка расчетов и что было указано в назначении данного платежа.

Уточнение клиента

расчет %% за пользование 100 тыс.с даты их оплаты при имеющимся на тот же момент долге в 3,4 млн перед нами правомерен? Мы правы в том,чтобы сделать расчет %% с момента оплаты основного долга и образования именно на тот момент «излишка» в 100 тыс.руб.?

12 Февраля 2018, 17:15

Есть вопрос к юристу?

Добрый день, Елена.

В данном случае они не смогут заявить в суд требование о взыскании переплаты (неосновательного обогащения).

Дело в том, что суд уже рассомтрел спор между сторонами о взыскании задолженности с Вас.

В соответстиви с п1 ст. 127 АПК РФ,»… судья отказывает в принятии искового заявления, заявления, если:
2) имеются вступивший в законную силу принятый по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям судебный акт арбитражного суда, суда общей юрисдикции или компетентного суда иностранного государства, за исключением случаев, если арбитражный суд отказал в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, а также определение о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон либо определение об отказе в принятии искового заявления, заявления. «

Другое дело, что в связи с тем, чт ооплата прошла до вынесения решения суда, то истец обязан был заявить о чатсичном погашении долга, это обстоятельство должен был установить и суд.

Ваш оппонет должен обратиться с апелляцией (кассацией) и отменить решение суда в части излишне взысканной мсуммы денежных средств.

В случае необходимости могу подготоваить для Вас необходимые процессулаьные документы.

Тяжело давать точные рекомендации не видя документов.

расчет %% за пользование 100 тыс.с даты их оплаты при имеющимся на тот же момент долге в 3,4 млн перед нами правомерен? Мы правы в том, чтобы сделать расчет %% с момента оплаты основного долга и образования именно на тот момент «излишка» в 100 тыс.руб.?

Не понимаю зачем вы зацепились на %%? Оплата с вашей стороны в компанию Х в размере 100000 р была? При этом платеже вы в поле назначение платежа указали за что и по какому договору идет оплата? Если да, то проблем тут нет, так как при обращении компании Х в суд с требованиями взыскать с вас данную сумму вы предоставляете подтверждение оплаты до подачи иска и тогда суд отказывает в удовлетворении исковых требований. Что касается первого вашего вопроса в уточнении, то да, это возможно. Могу допустить вы подали иск по одному договору, а эти 100000 были по другому договору и соответственно суд рассмотрел иск по одному договору, не затрагивая второй. Опять же есть момент, что обороты и обязательства по разным договорам не смешиваются друг с другом. Бывает иногда что контрагент А должен контрагенту Б сумму Х по договору 1 и на эту сумму контрагент Б начисляет штрафные санкции, в тоже время контрагент Б должен контрагенту А сумму У по договору 2 и контрагент А начисляет на эту сумму штрафные санкции. И в случае если контрагент А подает иск на контрагента Б с требованием взыскать долг и штрафные санкции, то контрагент Б может в рамках данного дела подать встречный иск и через взаимозачет встречных требований произвести взаимозачет долгов и штрафных санкций, а может и не подавать встречный иск и уже потом самостоятельно обратиться в суд с иском. Так что ответ на второй вопрос — нет, не правы.

Дополню. Подать встречный иск по другому договору у Вас не получится.

Разный предмет и оснвоания требовнаия, не способствует более быстрому и правильном уисполнению.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Возражения на иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст.395 ГК РФ.

Истец посчитал, что имеет право на проценты в соответствии со ст.395 ГК РФ за период, когда договор еще действовал. Был подготовлен отзыв на иск. Истец от своего иска отказался.

В Арбитражный суд Московской области

Истец: ООО «149 УНР»

140003 Московская область, г.Люберцы, ул.***, д.2, корп.1, оф.19

Ответчик: ООО Фирма «Санта»,

141400, Московская область, г.Химки, пр.***, д.11

Дело № А41-37418/17

П О Я С Н Е Н И Я

к отзыву на исковое заявление

ООО «149 УНР» обратилось в Арбитражный суд г.Москвы с исковым заявлением к ООО Фирма «Санта» о взыскании в соответствии со ст.395 ГК РФ процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 01.06.2015 года по 23.10.2016 года в размере 685 716, 95 руб.

Исковые требования Истец обосновывает тем, что 30 июня 2014 года между Истцом и Ответчиком был заключен договор подряда №05/ГО-2014 (далее по тексту – Договор подряда), в соответствии с которым ООО Фирма «Санта» приняло на себя обязательство выполнить собственными силами и средствами определенные работы, а ООО «149 УНР» оплатить их. Срок производства работ, предусмотренный договором подряда определен с 26.01.2015 года по 30.05.2015 года.

Истец произвел Ответчику в соответствии с п.9.1. указанного выше договора подряда оплату аванса в размере 15 966 132,22 руб.

В дальнейшем ООО «149 УНР» в одностороннем порядке отказалось от исполнения договора, направив Ответчику соответствующее уведомление 13.10.2015 года. Указанное уведомление было получено Ответчиком 24.10.2015 года. Решением Арбитражного суда Московской области от 01 февраля 2016 года по делу А41-87101/15 был установлен момент расторжения договора – 24.10.2015 года.

Истец, ссылаясь на ст.395 ГК РФ полагает, что на сумму аванса в размере 15 966 132,22 руб., перечисленного Ответчику по договору подряда за период времени с 01.06.2015 года (дата окончания работ по договору подряда) до 23.10.2015 года (дата расторжения договора) он вправе начислить проценты, предусмотренные п.1 ст.395 ГК РФ.

Считаю исковые требования незаконными и необоснованными, по причинам, изложенным ниже:

Как следует из искового заявления, Истец перечислил Ответчику аванс в размере 15 966 132,22 руб. в соответствии с п.9.1. Договора подряда от 30 июня 2014 года №05/ГО-2014. Денежные средства находились у Ответчика в соответствии с условиями указанного Договора. Оснований для возврата указанных денежных средств в соответствии с условиями Договора подряда Истцу не имелось, вплоть до его расторжения – 24.10.2015 года. Истец каких-либо требований о возврате перечисленного аванса Ответчику до 24.10.2015 года не предъявлял, о неправомерности удержания денежных средств, перечисленных в качестве аванса, не заявлял.

В соответствии с п.37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», статья 395 ГК РФ предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения именно денежного обязательства.

Обязанность по возврату аванса (то есть денежное обязательство) возникла у Ответчика только после расторжения договора подряда, а именно после 24.10.2015 года, до указанной даты какие-либо денежные обязательства у Ответчика перед Истцом отсутствовали (имелось обязательство выполнить определенные работы, за нарушение которого договором подряда была предусмотрена неустойка). Поскольку до 24.10.2015 года у Ответчика отсутствовала обязанность по возврату аванса, основание для применения п.1 ст.395 ГК РФ – «незаконное удержание денежных средств» со стороны Ответчика отсутствует.

Указанные обстоятельства подтверждаются судебной правоприменительной практикой:

Постановление Президиума ВАС РФ от 24.02.1998 N 6569/97. Основным условием для применения меры ответственности, предусмотренной ст. 395 ГК РФ, является незаконное пользование чужими денежными средствами. Сторона, отказавшаяся от предварительно оплаченных услуг другой стороны, тем самым в одностороннем порядке отказалась от исполнения обязательств по договору. В этом случае нельзя считать, что другая сторона незаконно пользовалась ее средствами;

Постановление Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 N 17588/12 по делу N А40-46140/12-112-426. Обязательство заказчика (застройщика) по передаче инвестору объекта инвестиций не является денежным, в связи с чем ответственность, предусмотренная ст. 395 ГК РФ, к нему применена быть не может.

Кроме того, ответчик не допускал противоправного поведения, поскольку аванс был внесен ответчику и находился у него на законных основаниях, в соответствии с условиями договора, а истец до расторжения договора о возврате аванса не заявлял.

В соответствии со сложившейся судебной правоприменительной практикой, ответственность в виде взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами наступает в случае противоправного поведения:

Постановление Президиума ВАС РФ от 14.12.1999 N 3459/99. Ответственность по ст. 395 ГК РФ наступает в случае противоправного пользования чужими денежными средствами, которые поступили должнику для целевого использования и реально находятся в его распоряжении.

— Постановление Президиума ВАС РФ от 25.02.1997 N 4296/96 по делу N Г-112/11.Основанием для применения ст. 395 ГК РФ является уклонение кредитора от уплаты долга, т.е. наличие в его действиях (бездействии) элемента противоправного поведения.

Между тем, Истец, в своем исковом заявлении не ссылается на противоправное поведение Ответчика, каких-либо доводов о его противоправном поведении не привел. Напротив, из представленных истцом доказательств следует, что законных оснований для возврата аванса до момента расторжения договора (24.10.2015 года) не имелось.

В соответствии со ст.69 АПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 01 июня 2016 года по делу №А41-87101/15 (в котором участвовали те же лица) было установлено, что отсутствуют доказательства срыва срока окончания работ по договору подряда №05/ГО-2014, вызванного действиями ответчика- ООО Фирма «Санта». Напротив, суд установил, что работы не могли быть выполнены по причине неготовности объекта для производства работ (то есть по вине ООО «149 УНР») и отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании неустойки за период с даты, когда работы должны быть окончены (01.06.2015 года) до даты расторжения договора (23.10.2015 года) на основании ст.405 и ст.406 ГК РФ со ссылкой на просрочку кредитора (ООО «149 УНР»).

В с пунктом 47 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7, должник освобождается от уплаты процентов по ст. 395 ГК РФ, если кредитор отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев или из существа обязательства действий, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (например, не сообщил данные о счете, на который должны быть зачислены средства).

Указанные выше доводы подтверждаются судебной правоприменительной практикой:

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 11.10.2016 по делу N А33-996/2016. На момент установленного договором срока окончания работ проектно-сметная документация у ответчика в полном объеме отсутствовала, в связи с чем суд полагает, что действия (бездействия) истца привели к невозможности исполнить ответчиком обязательство в объеме и в сроки, установленные договором, что свидетельствует об отсутствии оснований для привлечения ответчика к ответственности в виде взыскания неустойки. С учетом изложенного, должник освобожден как от обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами, так и от ответственности перед кредитором за нарушение срока исполнения обязательства тогда, когда должник по объективным, зависящим не от него, а от кредитора, причинам не может исполнить обязательство в срок.

Таким образом, вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу было установлено, что истец – ООО «149 УНР» допустило просрочку, в связи с чем, работы по договору подряда №05/ГО-2014 не могли быть выполнены подрядчиком – ООО Фирма «Санта». Вина ООО Фирма «Санта» в просрочке выполнения работ судом установлена не была. Указанное обстоятельство является самостоятельным основанием для освобождения ответчика от уплаты неустойки и процентов по ст.395 ГК РФ.

При таких обстоятельствах, оснований для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами не имеется, прошу в удовлетворении исковых требований ООО «149 УНР» отказать в полном объеме.

Приложение: копия почтовой квитанции о направлении истцу пояснений к отзыву на исковое заявление.

Представитель ИГНАТОВ О.Л.

Москва, проспект Академика Сахарова

о прекращении производства по делу

г.Москва 16 августа 2017 года Дело №А41-37418/17

Резолютивная часть определения объявлена 16 августа 2017 года

Арбитражный суд Московской области в составе: председательствующего судьи Петровой О.О., при ведении протокола судебного заседания секретарем Оконовой А.Э., рассмотрел дело по иску ООО «149 УНР» (ИНН 7723609252, ОГРН 5077746549766) к ООО ФИРМА «САНТА» (ИНН 5047008371, ОГРН 1035009550245) о взыскании денежных средств, при участии в судебном заседании: согласно протоколу

ООО «149 УНР» обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к ООО ФИРМА «САНТА» о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 685 716 руб. 95 коп. за несвоевременное исполнение обязательств по договору подряда № 05/ГО-2014 от 30.06.2014г.

Отводов составу суда не заявлено.

От истца поступило заявление об отказе от иска и прекращении производства по делу. Согласно ч. 2 ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу в арбитражном суде первой инстанции или в арбитражном суде апелляционной инстанции, отказаться от иска полностью или частично.

В соответствии с положениями п. 4 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской федерации арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что истец отказался от иска и отказ принят арбитражным судом. В случае прекращения производства по делу повторное обращение в арбитражный суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

В соответствии с ч. 5 ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный судне принимает отказ истца от иска, если это противоречит закону или нарушает права других лиц. Как установлено судом отказ ООО «149 УНР» от иска не противоречит закону и не нарушает права других лиц.

Учитывая изложенное, отказ истца от иска подлежит принятию судом. Производство по делу следует прекратить. 2 44_6149331 На основании изложенного, руководствуясь статьями 150, 151, 176, 184 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

О П Р Е Д Е Л И Л :

Принять отказ от иска. Прекратить производство по делу. Определение может быть обжаловано в установленном законом порядке. Судья О.О.Петрова

Проценты за пользование денежными средствами

Природу процентов за пользование денежными средствами легко понять, если вспомнить пословицу «Дорога ложка к обеду». Иначе говоря, сегодняшние деньги дороже, чем завтрашние. Почему? Потому что, если мне нужны деньги сегодня и некто предоставил их мне, отказавшись от них ради меня, за такое согласие подождать (в экономике это называется платой за отложенное потребление) я должна ему заплатить. Данная плата традиционно взимается в форме процента. Все понятно.

Но когда мы переходим к деталям правового регулирования отношений, то ситуация усложняется. С процентами практика в свое время так запуталась, что потребовались детальные разъяснения высших судебных инстанций по этому вопросу — мы имеем в виду совместное Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (далее — Постановление Пленумов N 13/14), которое не отменено, но (и это понятно) должно применяться с учетом изменившегося законодательства.

С юридической точки зрения проценты по денежным обязательствам делятся на два вида, что следует из многих национальных кодексов, директив Европейского союза (ЕС), Модельных правил европейского частного права и т.д.: проценты, уплачиваемые за дозволенное пользование денежными средствами (в доктрине они называются «регулятивные проценты»), и проценты, которые уплачиваются в качестве меры ответственности за просрочку (в доктрине это — охранительные проценты).

Казалось бы, все ясно. Но современный нормативный материал демонстрирует противоречие в подходах к процентам, которые должны быть уплачены должником, просрочившим исполнение обязательства.

Первый подход: должник платит процент только в том случае, если он несет ответственность за просрочку. Всем известный пример — это статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Тот же подход демонстрирует документ, который имеет огромное значение в регулировании кредита в Европейском союзе, — Директива Европейского парламента и Совета Европейского союза N 2011/7/EC «О противодействии задержкам платежей в коммерческих сделках » (Страсбург, 16 февраля 2011 года).

Второй подход: процент уплачивается должником в случае просрочки, но независимо от того, отвечает должник за просрочку или нет. Такой подход заложен в Принципах международных коммерческих договоров УНИДРУА и в ряде других документов. Различие между двумя названными подходами очевидно. Еще раз подчеркнем: и та и другая ситуация связана с просрочкой.

Очевидное различие в следующем. Если процент уплачивается, только когда должник отвечает за нарушение, то понятно, что речь идет о мере ответственности и нужно применять нормы об основаниях и размере ответственности. Если же процент уплачивается хоть и с момента просрочки, но независимо от того, отвечает должник или нет, то он уплачивается по правилам об уплате основного долга.

Для того чтобы разобраться в нормах ГК РФ о процентах (это в первую очередь общие нормы, включенные в статьи 317.1 и 395 ГК РФ, а также огромное число специальных норм о процентах, которые не изменялись в процессе модернизации ГК РФ и продолжают действовать), следует в первую очередь установить, зачем нужно вводить в законодательство нормы о процентах в случае просрочки.

Когда ГК РФ действовал в прежней редакции, должнику часто было выгодно не платить, и такая ситуация, как все помнят, очень заботила практику. Если у должника не было средств на возврат долга в срок, он мог взять кредит и заплатить, а мог не брать кредит — мог просто не платить, и у него возникала обязанность уплаты процентов по статье 395 ГК РФ по ставке рефинансирования. Очевидно, что ставка эта ниже, чем ставки по кредитам. Поэтому из альтернативы «возвращать долг в срок — не возвращать» должники нередко выбирали последнее.

Кстати, во многих странах Европейского союза существует та же проблема. И в преамбуле к указанной Директиве Европейского союза N 2011/7/EC подчеркивается: «Задержки платежей являются нарушением договора; для должников во многих государствах — членах ЕС это привлекательно в финансовом отношении вследствие отсутствия процентов или низких процентов на просроченные платежи и/или медленного порядка компенсации. В целях изменения этой тенденции и противодействия задержкам платежей необходимы решающие изменения на пути к формированию культуры своевременных платежей». В результате сегодня страны — члены Европейского союза, поскольку Директива Европейского союза для них обязательна, приводят свое законодательство в соответствие с данным документом. Директивой установлено, что при просрочке должник уплачивает процент, причем такой процент не менее чем на восемь пунктов должен превышать базовую ставку. Базовая ставка — это аналог нашей ставки рефинансирования (теперь — ключевой ставки), но пр именяемой Европейским центральным банком.

Полагаем, что изменение нашего законодательства в области регулирования процентов преследует ту же цель. Эта цель — поддержка кредита и создание таких условий, при которых, с одной стороны, кредитор, отказывающийся от потребления в пользу должника и отдающий ему ресурс, будет уверен в получении справедливого вознаграждения, то есть процента. А с другой стороны, должник будет стимулирован к тому, чтобы быстрее отдать долг. В этом главная цель, и, на наш взгляд, в направлении этой цели законодатель сделал правильные шаги. Другое дело, что в двух нормах, о которых мы говорим, есть немало технических огрехов, практика не сформировалась, но с учетом целей законодателя можно истолковать эти нормы, тем более что дискуссия в литературе уже развернулась. Попытаемся объяснить, как нам видится решение названных проблем.

Сначала обратимся к законным процентам. Совершенно ясно, что это не мера ответственности. Если сравнить статьи 317.1 и 395 ГК РФ, то их формулировки не дают нам никаких оснований рассматривать законный процент как меру ответственности. В статье 317.1 указано не более чем на то, что «он уплачивается должником по денежному обязательству». О неправомерном пользовании нет и речи.

Важно отметить, что законные проценты начисляются только по денежным обязательствам. И здесь следует вспомнить, что не всегда, когда одна сторона должна передать другой стороне денежные средства, она является должником по денежному обязательству. Например, обязанность банка предоставить кредит — это не денежное обязательство, хотя банк и должен передать заемщику деньги. Почему? Исполнение денежного обязательства всегда есть уплата долга, то есть предоставление в обмен на полученное благо. Уплата долга ведет к прекращению обязательства между сторонами. А обязательство банка предоставить кредит имеет совершенно другую каузу: даю тебе, чтобы ты мне потом вернул. Это очень важно, ведь именно этим объясняются особенности регулирования кредитных отношений.

Так, банк может отказаться от предоставления кредита, если есть основания полагать, что он не будет возвращен. Должник же по денежному обязательству не имеет права отказаться от его исполнения. Клиент банка не может произвести зачет требования банка об уплате, например, комиссионных за ведение счета против требования к банку о предоставлении кредита. И понятно почему. В данном случае требования не обладают однородностью: требование банка есть требование из денежного обязательства, а требование к банку иного рода — требование о предоставлении взаймы.

А вот пример обязательства, на которое распространяется действие статьи 317.1 ГК РФ. Согласно статье 859 ГК РФ при расторжении договора банковского счета банк обязан в течение семи дней перечислить остаток денежных средств на счет, указанный клиентом. До введения новой нормы банк мог целую неделю правомерно использовать денежные средства и не уплачивать процент за пользование. Напоминать, какие проценты можно получить от оборота крупных сумм за неделю, излишне. Теперь же, по нашему мнению, в случае, когда договор расторгается, банк должен уплатить законные проценты за правомерное пользование денежными средствами клиента. Безусловно, это справедливо. Хотя это один из немногих примеров прямого применения нормы о законных процентах, который пока удалось обнаружить. В большинстве случаев (заем, коммерческий кредит, купля-продажа и т.д.) будут действовать специальные нормы, которые никто не отменял, и они подлежат применению по правилам о разрешении коллизий между общей и специальной нормами.

Нельзя не отметить, что дискуссия, развернувшаяся в научном сообществе, выявила подход, который, на наш взгляд, принять невозможно, а именно: законный процент взыскивается с момента просрочки. Почему? Аргумент сторонников этой позиции таков: зачем платить законный процент до просрочки, если он обычно закладывается в цену.

Может быть, и закладывается. Но, во-первых, не всегда (вспомним пример с расторжением договора банковского счета), а во-вторых, теперь, вероятно, коммерческая практика может существенно измениться. Конечно, авторы этой идеи могут ссылаться и на международные документы, в которых нередко, как уже отмечалось, используется именно такой подход: уплата процентов предусмотрена с момента просрочки, но независимо от ответственности должника за допущенное нарушение. Кстати, и в Гражданском кодексе РСФСР 1964 года была точно такая норма, предусматривавшая, что в случае просрочки должник уплачивает законный процент в размере пяти. Но, по нашему мнению, нет никаких оснований для подобного толкования действующей нормы статьи 317.1 ГК РФ. Ни логика развития денежного обязательства в отношениях между сторонами, ни текст статьи не дают никаких оснований для того, чтобы видеть в новых нормах ранее неизвестный нашему праву подход. Правила статьи 317.1 ГК РФ — это, по сути дела, распростр анение правил о процентах по договору займа (статьи 809 и 811 ГК РФ) на все денежные обязательства.

Теперь рассмотрим изменения, внесенные в статью 395 ГК РФ. Во-первых, вызывает вопросы предусмотренный размер ставки: как считать эту ставку? Понятно, что опираться придется на официальные публикации Банка России. Напомним, что согласно новой редакции в учет берется не ставка рефинансирования, а средняя ставка банковского процента по вкладам физических лиц. Банк России официально публикует эту ставку, причем она не дифференцируется по срокам вкладов, поэтому длительность просрочки не имеет никакого значения; ставки дифференцируются по регионам и различаются по размеру.

Логически рассуждая, можно предложить два варианта определения применимой ставки. Первый основан на буквальном толковании закона, из которого следует, что размер процентов определяется имевшими место в соответствующие периоды ставками. Ставка обновляется Банком России примерно каждый месяц, значит, надо производить расчет по каждому периоду. Второй вариант: брать среднее арифметическое. Так, конечно, считать удобнее. Но если сравнить получающиеся величины процента, рассчитанного по ставкам, установленным Банком России для каждого периода просрочки, с одной стороны, и процента, рассчитанного как среднее арифметическое, — с другой, то при использовании второго варианта размер процента может получиться меньшим.

Думаем, практика пойдет по пути, указанному в пункте 51 Постановления Пленума ВС РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: «При выборе соответствующей учетной ставки банковского процента целесообразно отдавать предпочтение той из них, которая наиболее близка по значению к учетным ставкам, существовавшим в течение периода пользования чужими денежными средствами».

Вторая проблема, возникшая в связи со статьей 395 ГК РФ, следующая: поскольку ставки по регионам разные, как поступать, если истец имеет место нахождения в одном округе, а филиал, представляющий его, — в другом и, соответственно, дело рассматривается также в другом округе? Конечно, можно рассуждать с точки зрения того, почему эти ставки разные, ради чего этот процент взыскивается (в первую очередь возместить потери — ведь это мера гражданско-правовой ответственности) и кому возмещаются потери? Поскольку потери произошли по месту нахождения филиала, то и ставку нужно считать по месту нахождения филиала. Но такие рассуждения годятся, видимо, только de lege ferenda. Есть текст закона, в котором указано: по месту нахождения юридического лица. Эта позиция будет безупречной. Соответственно, нужно применять ставку, действующую в месте регистрации юридического лица.

В связи с изменением законодательства у судов появился вопрос: что теперь следует указывать в резолютивной части, когда процент взыскивается до фактического погашения? Ведь раньше ставка рефинансирования достаточно долго не менялась, а теперь меняется каждый месяц. Было высказано предложение указывать ставку, имеющую место на момент вынесения решения. Но, согласитесь, такой подход может нарушить права кредитора, который может еще долго бегать за должником. Наверное, необходимо привести какую-то формулу и описать, каким образом следует считать процент. Это будет соответствовать смыслу закона.

В судебной практике возник и такой вопрос: как теперь соотносятся проценты по статье 395 ГК РФ и неустойка? Напомним, что в Постановлении Пленумов N 13/14 была дана такая рекомендация: если в договоре предусмотрена неустойка, то в случае просрочки кредитору предоставляется право выбора — взыскивать проценты по статье 395 ГК РФ или предусмотренную договором неустойку. Кредитор мог выбирать, что ему выгоднее. Сегодня в статье 395 ГК РФ закреплена норма, на наш взгляд, очень хорошая: в случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение денежного обязательства, установленные статьей 395 ГК РФ проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором. Эта норма соответствует принципу pacta sunt servanda (статья 309 ГК РФ): если стороны договорились о неустойке и выбрали этот вариант, то у кредитора не должно быть оснований не следовать этому условию и выбирать более выгодную для себя позицию. По нашему мнению, сегодня смысл пунк та 4 статьи 395 ГК РФ надо толковать однозначно: если договором предусмотрена неустойка, то ее и следует взыскивать.

Законные проценты и проценты по статье 395 ГК РФ, очевидно, соотносятся так же, как соотносятся проценты за пользование займом (статья 809 ГК РФ) и проценты за просрочку возврата займа (статья 811 ГК РФ). Законный процент — это плата за кредит, проценты по статье 395 ГК РФ взыскиваются в качестве меры ответственности за просрочку. В результате получается как раз то, что Европейский союз требует от входящих в его состав государств: сделать просрочку невыгодной для должника. Теперь в силу положений ГК РФ до просрочки кредитор, если иное не предусмотрено договором, будет уплачивать законный процент в размере ставки рефинансирования (ключевой ставки), а в случае просрочки — в размере указанной ставки плюс средней ставки банковского процента по вкладам.

На вопросах начисления процентов на проценты мы подробно останавливаться не будем, но все же необходимо упомянуть одно важное правило, установленное статьей 317.1 ГК РФ: условие обязательства, предусматривающее начисление процентов на проценты, является ничтожным, за исключением обязательств из договоров банковского вклада и договоров между предпринимателями. В статье же 395 ГК РФ формулировка иная: начисление процентов на проценты «не допускается, если иное не предусмотрено законом». Каковы последствия нарушения запрета, предусмотренного статьей 395 ГК РФ? Полагаем, что и в данном случае условие договора о начислении процентов на проценты необходимо рассматривать как ничтожное. Объяснение этому следующее.

Запрет взыскивать проценты, начисленные на проценты, появился не сегодня. Он был введен еще в императорском Риме. В периоды экономического упадка масса должников (как и в наши дни) оказывалась неспособной вернуть в срок ни сумму займа, ни проценты за ее пользование, ни проценты, начисляемые на суммы, просроченные к уплате. В такие периоды начисление процентов на проценты приводило к увеличению размера долгов до столь непомерных сумм, что вызывало бунты должников и общественные беспорядки. Уже много веков назад юристы поняли, что проблема начисления процентов на проценты не может рассматриваться исключительно как проблема взаимоотношений между частными лицами. Этот вопрос может затронуть публичный интерес, а значит, и решать его нужно с точки зрения публичного интереса. Ну а если так, то условие о начислении процентов на проценты подпадает под действие пункта 2 статьи 168 ГК РФ, содержащего правило о том, что сделка, затрагивающая публичные интересы, ничтожна. По нашем у мнению, это правильное решение.

Обобщение судебной практики по применению статей 330 и 395 Гражданского Кодекса Российской Федерации (утверждено президиумом Арбитражного суда Свердловской области 25 марта 2011 г.)

Обобщение
судебной практики по применению статей 330 и 395 Гражданского Кодекса Российской Федерации
(утверждено президиумом Арбитражного суда Свердловской области 25 марта 2011 г.)

Неустойка является одним из наиболее распространенных способов обеспечения исполнения обязательств и мерой гражданско-правовой ответственности. Закрепление неустойки в законе или договоре стимулирует должника к исполнению своих обязанностей под страхом того, что в случае нарушения обязательства она будет взыскана, т.е. наступит ответственность *(1) .

По основаниям возникновения неустойка подразделяется на законную (нормативную) и договорную (добровольную). Гражданский кодекс к законной относит только неустойку, предусмотренную в федеральном законе. Никакими иными актами неустойка устанавливаться не может. Договорной является неустойка, устанавливаемая соглашением сторон, при этом основанием её возникновения выступает договор. Иногда выделяют и так называемую смешанную неустойку.

Законная неустойка может устанавливаться императивной или диспозитивной нормой права. Если неустойка, закрепленная в императивной форме, то стороны не имеют права от нее отказаться, предусмотреть в договоре, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, обеспеченного законной неустойкой, соответствующие нормы закона к их отношениям не применяются. Если такое соглашение все-таки будет достигнуто, то оно недействительно. Вместе с тем, есть право кредитора который, несмотря на возможность взыскания неустойки, предоставленной ему законом, может его не реализовывать.

Соглашение о неустойке должно предусматривать условия о том, в обеспечение какого обязательства она устанавливается, при этом в нем должен быть указан размер неустойки или механизм его определения.

3 Письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 января 1995 г. N С3-7/ОП-26

Взыскание неустойки производится, если должник действует (бездействует) противоправно. Противоправность выражается в том, что неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обязательства нарушает субъективное право кредитора (обязательства должны исполняться надлежащим образом ( ст. 309 ГК). При этом должник обязан выплатить неустойку, если он виновен в нарушении обязательства. Однако, в некоторых случаях возможно взыскание неустойки и при отсутствии вины должника. Так, в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

При заявлении требования о взыскании неустойки кредитор не обязан доказывать наличие убытков. Их может и не быть. Соответственно не требуется также и установления причинной связи между противоправным поведением должника и возникновением убытков у кредитора.

Взыскание неустойки производится при наличии двух условий:

1) нарушение обязательства в результате противоправных действий (бездействия) должника;

2) наличие вины должника в нарушении обязательства.

Если в том или ином случае ответственность наступает независимо от вины, то для взыскания неустойки достаточно лишь противоправного действия (бездействия) должника. Если должник не исполняет обязательство или исполняет его ненадлежащим образом, но его действия правомерны, то неустойка не взыскивается.

Судебная практика исходит из того, что недопустимо одновременное взыскание неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами по правилам ст. 395 ГК ( п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»). Кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено договором.

Соглашение об установлении договорной неустойки либо об увеличении размера неустойки во всех случаях должно быть заключено в письменной форме, даже если основное обязательство возникает на основе сделки, совершенной в устной форме. Письменная форма соглашения о неустойке требуется независимо от суммы сделки, породившей основное обязательство, размера неустойки и т.д.

1. Размер неустойки, предусмотренной договором, может быть увеличен по отношению к размеру неустойки, установленной законом, за исключением случаев, когда закон лишает стороны этой возможности.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании пени, начисленных в соответствии с п. 6.2 договора участия в долевом строительстве нежилого здания, а также убытков в виде упущенной выгоды (с учетом уточнений заявленных требований, принятых судом в порядке, предусмотренном ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации *(2) ).

Решением арбитражного суда первой инстанции *(3) исковые требования удовлетворены частично. С ответчика в пользу истца взысканы пени из расчета ставки, предусмотренной договором.

Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции *(4) решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Удовлетворяя требования истца о взыскании пени из расчета ставки, предусмотренной договором, суды указали на следующее.

В соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» в случае нарушения предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки.

Стороны в договоре установили, что в случае нарушения установленного договором срока передачи участнику строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает ему пеню в размере 0,073% от суммы, указанной в п. 2.2 договора (п. 6.2 договора участия в долевом строительстве).

В силу п. 2 ст. 332 ГК РФ размер законной неустойки может быть увеличен соглашением сторон, если закон этого не запрещает. Поскольку в данном случае федеральный закон от 30.12.2004 N 214-ФЗ не содержит запрета на увеличение размера неустойки, суды признали п. 6.2 договора участия в долевом строительстве об установлении иного размера законной неустойки не противоречащим законодательству.

2. Условие договора об урегулировании в процессе исполнения договора споров в претензионном порядке распространяется и на соглашение о неустойке, включенное в текст договора.

Установленный претензионный порядок урегулирования споров, возникающих в связи с неисполнением договора, подлежит соблюдению и в отношении требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных ввиду просрочки исполнения должником договорного обязательства.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с требованием о взыскании с Общества с ограниченной ответственностью задолженности по оплате товара, переданного по договору поставки, неустойки по п. 6.2 договора, а также процентов за пользование товарным кредитом по п. 3.5 договора.

Арбитражными судами первой и апелляционной инстанций исковые требования удовлетворены частично: с ответчика в пользу истца взыскан основной долг. В отношении требования о взыскании неустойки и процентов исковое заявление оставлено без рассмотрения по следующим основаниям *(5) .

В соответствии с ч. 5 ст. 4 АПК РФ, если для определенной категории споров федеральным законом установлен претензионный или иной досудебный порядок урегулирования либо он предусмотрен договором, спор передается на разрешение арбитражного суда после соблюдения такого порядка.

Если договором установлен претензионный порядок урегулирования споров, возникающих в связи с его неисполнением, данный порядок подлежит соблюдению и в отношении требований о применении мер ответственности ввиду просрочки исполнения должником договорного обязательства.

Согласно п. 8.1 договора поставки, заключенного сторонами, возникшие в процессе исполнения договора споры подлежат урегулированию в претензионном порядке; срок для рассмотрения претензий составляет 15 дней. При невозможности урегулирования споры разрешаются в Арбитражном суде Свердловской области.

Из текста представленной в материалы дела претензии истца, полученной ответчиком (почтовое уведомление от 16.10.2008), следует, что истец предлагал ответчику в претензионном порядке уплатить основной долг в размере 453 500 руб. Доказательств направления истцом в адрес ответчика требований об уплате договорной неустойки и процентов в материалах дела не имеется, суду в нарушение ст. 65 АПК РФ они не представлены.

Таким образом, в части требований о взыскании договорной неустойки и процентов, предусмотренный договором поставки обязательный претензионный порядок урегулирования спора истцом не соблюден.

В соответствии с ч. 2 ст. 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.

Поскольку требование по взысканию пени и процентов в претензионном порядке сторонами не урегулировано, указанные исковые требования (по взысканию пени и процентов) оставлены без рассмотрения.

Аналогичная правовая позиция в отношении требования о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ сформулирована в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15.03.2010 N Ф09-1543/10-С3, в котором суд указал, что установленный претензионный порядок урегулирования споров, возникающих в связи с неисполнением договора, подлежит соблюдению и в отношении требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных ввиду просрочки исполнения должником договорного обязательства.

3. Включение в контракт условия об ответственности в форме неустойки, в том числе в виде штрафа и пени по различным основаниям (за нарушение различных обязательств) не противоречит ст. 330 , 421 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Муниципальное учреждение обратилось в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании штрафа и пени за нарушение договорных обязательств.

Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме. Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции оставлено без изменения *(6) .

Как установлено судами, между учреждением (заказчик) и обществом (подрядчик) заключен муниципальный контракт, предметом которого является выполнение в полном объеме лично собственными силами и средствами, на свой риск работ по ремонту бассейна муниципального образовательного учреждения.

Ссылаясь на нарушение ответчиком срока выполнения работ, установленного в п. 5.1 контракта, истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании штрафа и пени, начисленных на основании п. 13.1 контракта, за период до даты его расторжения.

Ответчик, в обоснование возражений против иска, ссылался на то, что неустойка и штраф в правовом смысле являются равнозначными понятиями и не могут быть взысканы одновременно.

Суды отклонили данное возражение ответчика, указав на следующее.

Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона.

В соответствии с п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки его исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

В п. 13.1 контракта установлена ответственность подрядчика в виде штрафа за необеспечение сдачи по акту приемки в эксплуатацию объекта приемочной комиссии по вине подрядчика в размере 1% от суммы контракта при срыве сдачи на 1 месяц, а также пени в размере 0,1% от суммы контракта за каждый день просрочки за нарушение подрядчиком сроков выполнения работ.

Включение в контракт ответственности в форме неустойки, в том числе в виде штрафа и пени, по различным основаниям (за нарушение различных обязательств) не противоречит ст. 330 , 421 ГК РФ.

4. Условие договора в отношении порядка исчисления неустойки не от суммы просроченного денежного обязательства, а от общей суммы договора не противоречит гражданскому законодательству .

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу о взыскании неустойки за нарушение срока оплаты выполненных работ, предусмотренного п. 7.1 договора подряда.

Решением Арбитражного суда Свердловской области удовлетворены требования истца о взыскании неустойки, рассчитанной в соответствии с п. 7.1 договора *(7) . Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение суда оставлено без изменения *(8) .

Удовлетворяя исковые требования, суды исходили из того, что стороны самостоятельно определяют условия договора, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами ( ст. 421 ГК РФ).

По условиям договора подряда, заключенного сторонами (п. 7.1 договора), за просрочку заказчиком оплаты работ подрядчика последний вправе взимать с заказчика пени в размере 0,1% от суммы договора за каждый день просрочки, начиная со дня, следующего после дня истечения срока оплаты, установленного договором.

Поскольку факт нарушения сроков выполнения работ ответчиком подтвержден документально, признан судом, требование истца о взыскании неустойки судом удовлетворено.

Возражение ответчика о том, что начисление истцом пеней со всей суммы договора не соответствует гражданско-правовому понятию неустойки судами отклонено в связи со следующим.

В силу с ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки его исполнения.

Положения ст. 330 ГК РФ позволяют сторонам самостоятельно определять порядок исчисления неустойки, если законом не установлено иное.

Размер неустойки и порядок ее начисления определен сторонами в соглашении (п. 7.1) и подлежит буквальному толкованию в силу ст. 431 ГК РФ. Данное условие договора (п. 7.1) не противоречит положениям гражданского законодательства РФ.

5. Уменьшение размера неустойки по ст. 333 ГК РФ возможно только при наличии в материалах дела доказательств явной несоразмерности подлежащей уплате санкции последствиям нарушения обязательства.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании основного долга и пени за нарушение срока оплаты поставленного товара по договору на поставку продукции на основании статей 309 , 310 , 329 , 330 , 424 , 487 ГК РФ.

Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично. С предпринимателя взысканы долг и пеня, сниженная судом по ст. 333 ГК РФ *(9) .

Арбитражный суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции в части применения ст. 333 ГК РФ, указав, что доказательства, подтверждающие явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, в материалах дела отсутствуют *(10) .

Пунктом 1 ст. 333 ГК РФ определено, что если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить размер неустойки.

Из этой нормы следует, что уменьшение размера неустойки есть право, но не обязанность суда, и применяется им в случае, если он сочтет размер предъявленной к взысканию неустойки не соответствующим последствиям нарушения обязательства. Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательства является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против злоупотребления кредитором своим правом на свободное определение размера неустойки.

Из разъяснений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в информационном письме от 14.07.1997 N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», следует, что основанием для применения ст. 333 ГК РФ может служить только явная несоразмерность подлежащих взысканию процентов последствиям нарушения обязательства. Решение вопроса о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства производится на основании имеющихся в деле материалов (п.п. 2 и 3 названного информационного письма).

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др. Не могут служить основаниями для снижения размера неустойки такие обстоятельства, как тяжелое финансовое положение должника, задержки перечисления на его расчетный счет денежных средств, отказ поручителя от уплаты кредитору суммы истребуемого долга, наложение ареста на денежные средства должника и т.п. Увеличение соглашением сторон размера законной неустойки ( п. 2 ст. 332 ГК) само по себе не может являться основанием для уменьшения взыскиваемой суммы неустойки.

Таким образом, уменьшение размера неустойки возможно только в случае доказанности явной несоразмерности подлежащего уплате штрафа последствиям нарушения обязательства *(11) .

6. Установление сторонами в договоре более высокого размера неустойки по отношению к размеру ответственности в виде взыскания процентов, установленных законом, само по себе не является основанием для ее уменьшения.

Государственное областное учреждение здравоохранения обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к Закрытому акционерному обществу о взыскании неустойки в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по государственным контрактам.

Решением арбитражного суда первой инстанции *(12) исковые требования удовлетворены. С Закрытого акционерного общества в пользу Государственного областного учреждения здравоохранения взысканы неустойка, а также расходы по оплате государственной пошлины.

Постановлением арбитражного апелляционного суда *(13) решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Суды обеих инстанции отклонили довод ответчика о том, что заявленный к взысканию размер неустойки (0,5% за каждый день просрочки) является высоким и составляет 182,5% годовых при действующей на момент

вынесения решения ставке ЦБ РФ 7,75%. Ставка рефинансирования служит величиной, принимаемой за основу при исчислении размера процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами, если стороны не предусмотрели размер неустойки в договоре. Установление сторонами в договоре более высокого размера неустойки по отношению к размеру ответственности в виде взыскания процентов, установленных законом, само по себе не является основанием для ее уменьшения.

Ссылка ответчика на то, что истец не понес реального ущерба в результате просрочки исполнения обязательства, судами отклонена, так как в соответствии с п. 1 ст. 330 ГК РФ по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Указания на иные обстоятельства, которые достоверно свидетельствовали бы о том, что взыскиваемая судом неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, в материалах дела не содержится. Доказательств, наличие которых могло бы повлечь вывод о том, что имеются основания для уменьшения размера неустойки, ответчиком не представлено ( ст. 65 АПК РФ).

7. Расторжение сторонами контракта и отсутствие взаимных претензий при его расторжении не лишает одну из сторон права требовать применения имущественных санкций за ненадлежащее исполнение договора другой стороной, возникшее до момента расторжения договора.

Муниципальное учреждение обратилось в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании штрафа и пени за нарушение договорных обязательств.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены в полном объеме. Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение суда оставлено без изменения *(14) .

Как установлено судами, между учреждением (заказчик) и обществом (подрядчик) заключен муниципальный контракт. Дополнительным соглашением стороны договорились расторгнуть данный контракт.

Ссылаясь на нарушение ответчиком срока выполнения работ, указанного в п. 5.1 контракта, истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с общества штрафа и пени, начисленных на основании п. 13.1 контракта за период до даты расторжения контракта.

Довод ответчика о том, что стороны пришли к соглашению о расторжении контракта и об отсутствии взаимных претензий, что лишает истца права требовать имущественных санкций за ненадлежащее исполнение договора, отклонен судами по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 407 ГК РФ обязательства прекращаются полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными нормативными актами или договором.

В соответствии с п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются.

При расторжении договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора ( п. 3 ст. 453 ГК РФ).

П. 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств» разъяснено, что если иное не вытекает из соглашения сторон, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора.

Оценив условия соглашения сторон, суды пришли к выводу о том, что расторжение контракта влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника начисленных до момента расторжения контракта имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств. Из текста дополнительного соглашения прямо не следует, что заказчик лишается права требования с ответчика начисленных до момента расторжения контракта имущественных санкций в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком условий контракта.

8. Взыскание договорной неустойки по день фактической уплаты долга действующим гражданским законодательством не предусмотрено. Неустойка может быть взыскана за определенный наступивший период.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к муниципальному унитарному предприятию о взыскании задолженности за оказанные услуги по отоплению и водоснабжению и неустойки, взыскиваемой по день фактического погашения долга.

17 Решения Арбитражного суда Свердловской области от 27.11.2009 N А60-30475/2009, от 24.04.2007 N А60-3288/2007

Решением арбитражного суда *(15) исковые требования удовлетворены частично: с ответчика в пользу истца взысканы основной долг и неустойка. В удовлетворении требования о взыскании неустойки, начисленной по день фактической уплаты долга, отказано.

Суд апелляционной инстанции *(16) поддержал правовую позицию суда первой инстанции в отношении невозможности взыскания судом неустойки за не наступивший период до дня фактического исполнения обязательства.

Отказывая в удовлетворении требования о взыскании неустойки, начисленной по день фактической уплаты долга, суды исходили из следующего.

В силу ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство или исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность. Согласно ст. 12 ГК РФ взыскание неустойки является одним из способов защиты нарушенного права. При взыскании неустойки арбитражным судом должны быть проверены основания возникновения ответственности и учтены обстоятельства, при которых неустойка может не взыскиваться (ст. 401 ГК РФ) или может быть уменьшена ( ст. 333 ГК РФ).

Таким образом, в случае удовлетворения требования истца о взыскании неустойки на будущий период не будут учтены обстоятельства, которые могут повлиять на размер начисления неустойки, чем могут быть нарушены права ответчика.

Кроме того, гражданским законодательством не предусмотрена возможность взыскания судом неустойки за не наступивший период до дня фактического исполнения обязательства, такая возможность установлена только для начисления процентов по ст. 395 ГК РФ.

Предусмотренное договором право требовать уплаты пени за каждый день просрочки до фактического исполнения обязательства не означает возможности взыскания пени на будущий период. Поставщик вправе предъявлять свои требования за конкретные, наступившие периоды, вплоть до фактического погашения долга.

В связи с вышеизложенным суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требования истца о взыскании пени по день фактической оплаты долга.

9. Взыскание договорной неустойки за ненадлежащее исполнение обязательства по договору за период после расторжения договора невозможно.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании задолженности по арендной плате и пеней.

Решением суда первой инстанции *(17) исковые требования удовлетворены частично: взыскана задолженность по арендной плате и пени за период до момента расторжения договора. При вынесении решения арбитражный суд указал следующее.

Заключенный между сторонами договор аренды расторгнут соглашением от 10.08.2009 г. N 3. По условиям соглашения стороны договорились считать договор расторгнутым с 01.09.2009.

В соответствии с п. 1 ст. 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Согласно п. 2 ст. 453 ГК РФ обязательства сторон прекращаются при расторжении договора.

Из содержания п. 3 ст. 453 ГК РФ следует, что в случае расторжения договора обязательства считаются прекращенными с момента заключения сторонами соглашения о его расторжении, если иное не вытекает из этого соглашения.

Таким образом, если иное не предусмотрено законом или соглашением сторон о расторжении договора, неустойка, предусмотренная договором, например за несвоевременную оплату товаров (работ, услуг), за период после его расторжения начислению и взысканию не подлежит.

Поскольку ни законом, ни договором не предусмотрено иное, неустойка за просрочку внесения арендной платы подлежит начислению по состоянию на дату прекращения действия договора

Указанная правовая позиция отражена в протоколе от 15.04.2010 N 7 заседания Президиума Федерального арбитражного суда Уральского округа, в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 17.01.2011 N Ф09-10995/10, в постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2010 N 17АП-12576/2010-АК.

10. Начисление и взыскание договорной неустойки за ненадлежащее исполнение обязательства по договору за период после окончания срока действия договора возможно.

Учреждение культуры обратилось в арбитражный суд к обществу с ограниченной ответственностью с иском о взыскании задолженности по арендной плате и пени.

Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично *(18) .

Удовлетворяя требование о взыскании пени, суд исходил из того, что установленные договором санкции могут быть начислены только за период до окончания срока действия договора.

Суд кассационной инстанции признал данный вывод ошибочным, указав следующее *(19) .

Согласно п. 1 ст. 408 ГК РФ обязательство прекращается его надлежащим исполнением.

Законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору. Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства ( ст. 425 ГК РФ).

Таким образом, окончание срока действия договора не прекратило действие договора аренды, а потому действуют и условия об ответственности за его нарушение. В связи с окончанием действия договора денежное обязательство арендатора по уплате задолженности по аренде также не прекратилось.

В соответствии с п. 4 ст. 425 ГК РФ окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение. Следовательно, пеня может быть начислена за период после окончания срока действия договора, независимо от того, что предусмотренный сторонами срок действия договора истек.

Проценты за пользование чужими денежными средствами

Основаниями для возложения на должника ответственности, предусмотренной ст. 395 ГК РФ, является неисполнение денежного обязательства в виде: неосновательного удержания, уклонения или просрочки возврата, неосновательного обогащения. Денежные обязательства понимаются в широком смысле: это любые обязательства, связанные с использованием денег в качестве платежа, средства погашения денежного долга.

Неправомерное неисполнение денежного обязательства может быть как виновным, так и невиновным. Отсутствие у должника денежных средств, необходимых для уплаты долга по обязательству, связанному с осуществлением им предпринимательской деятельности, не является основанием для освобождения его от уплаты процентов, предусмотренных ст. 395 ( п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»).

При взыскании процентов в судебном порядке в решении суда должны быть указаны сведения о денежной сумме, на которую начислены проценты; дате, начиная с которой производится начисление процентов; размере процентов, исходя из учетной ставки банковского процента соответственно на день предъявления иска или на день вынесения решения; указание на то, что проценты подлежат начислению по день фактической уплаты кредитором денежных средств. При выборе соответствующей учетной ставки банковского процента целесообразно отдавать предпочтение той из них, которая наиболее близка по значению к учетным ставкам, существовавшим в течение периода пользования чужими денежными средствами. В случаях, когда денежное обязательство исполнено должником до вынесения решения, в решении суда указываются подлежащие взысканию с должника проценты за пользование чужими денежными средствами в твердой сумме ( п. 51 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 13.01.2011 г. N 11680/10 указал, что уменьшение неустойки судом в рамках своих полномочий (при отсутствии ходатайства о её снижении) не должно допускаться, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе ( ст. 1 ГК РФ), а также с принципом состязательности ( ст. 9 АПК РФ). При этом ставка рефинансирования, по существу, представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике. Поэтому уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования возможно только в чрезвычайных случаях, а по общему правилу не должно допускаться, поскольку такой размер неустойки не может являться явно несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств.

При определении очередности погашения требований по денежному обязательству в соответствии со ст. 319 ГК РФ сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основную сумму долга.

Президиум Высшего Арбитражного суда РФ в информационном письме от 20.10.2010 N 141 «О некоторых вопросах применения положения ст. 319 ГК РФ» указал следующее: под издержками кредитора по получению исполнения в ст. 319 ГК РФ понимаются, например, платежи, которые кредитор обязан совершить в связи с принудительной реализацией своего требования к должнику (в частности, сумма уплаченной кредитором государственной пошлины), а под процентами — проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству, в том числе проценты за пользование суммой займа, кредита, аванса, предоплаты ( ст. 809 ГК РФ). При этом необходимо учитывать, что данная норма направлена, в том числе, на защиту интересов кредитора в денежном обязательстве, поэтому указание должником в платежном документе назначения уплачиваемой им суммы (например, возврат основной суммы долга по кредитному договору) само по себе не имеет значения при определении порядка погашения его обязательств перед кредитором, которое осуществляется по правилам ст. 319 ГК РФ.

Соглашение, предусматривающее, что при исполнении должником денежного обязательства не в полном объеме требования об уплате неустойки, процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, или иные связанные с нарушением обязательства требования погашаются ранее требований, названных в ст. 319 ГК РФ, противоречит смыслу данной статьи и является ничтожным по основаниям ст. 168 ГК РФ. Требования кредитора об уплате неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ), иные денежные требования, связанные с применением мер гражданско-правовой ответственности, могут быть добровольно удовлетворены должником как до, так и после удовлетворения требований кредитора, указанных в ст. 319 ГК РФ ( п. 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 20.10.2010 N 141 «О некоторых вопросах применения положения ст. 319 ГК РФ»).

1. Просрочка оплаты долга в связи с недофинансированием учреждения не является безусловным основанием для освобождения ответчика от ответственности за нарушение договорного обязательства.

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к учреждению о взыскании задолженности за поставленную электрическую энергию и процентов за пользование чужими денежными средствами. В судебном заседании истец отказался от исковых требований в части взыскания основного долга в связи с его оплатой ответчиком после обращения в суд с настоящим иском.

Решением суда первой инстанции производство по делу в части взыскания основного долга прекращено. В удовлетворении требования о взыскании процентов отказано *(20) .

При этом суд первой инстанции указал на отсутствие оснований для применения мер ответственности, предусмотренной ст. 395 ГК РФ, так как просрочка произошла в связи с недостаточностью бюджетного финансирования, ответчик не мог пользоваться денежными средствами истца.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда *(21) решение суда первой инстанции в части отказа во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отменено. С учреждения в пользу общества взысканы проценты по ст. 395 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции оставил решение суда апелляционной инстанции в силе *(22) . При этом суды указали следующее.

Основания ответственности за нарушение обязательства установлены ст. 401 ГК РФ, в соответствии с п. 1 которой лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Неисполнение в установленный договором срок обязанности по оплате оказанных услуг влечет просрочку исполнения денежного обязательства, в связи с чем применение истцом гражданско-правовой ответственности в виде взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами является обоснованным.

В п. 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных или муниципальных учреждений» связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в случае предъявления кредитором требования о применении к учреждению мер ответственности за нарушение денежного обязательства суду при применении ст. 401 ГК РФ необходимо иметь в виду, что отсутствие у учреждения находящихся в его распоряжении денежных средств само по себе нельзя расценивать как принятие им всех мер для надлежащего исполнения обязательства с той степенью заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота.

Поэтому недофинансирование учреждения собственником его имущества само по себе не может служить обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии вины учреждения, и, следовательно, основанием для освобождения его от ответственности на основании п. 1 ст. 401 ГК РФ.

Руководствуясь п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», п. 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации», арбитражные суды пришли к выводу, что просрочка оплаты долга в связи с недофинансированием не является безусловным основанием для его освобождения от ответственности за нарушение договорного обязательства, и удовлетворили требование о взыскании с учреждения процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ вследствие просрочки исполнения обязательства.

При этом суды указали на недоказанность ответчиком принятия всех мер для надлежащего исполнения обязательства с той степенью заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота, либо того, что обязательство по оплате денежных средств им не исполнено надлежащим образом, вследствие обстоятельств непреодолимой силы ( ст. 65 , 71 АПК РФ).

2. В период банкротства при дальнейшем его прекращении могут быть взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами за весь период неправомерного удержания, а не с даты вынесения определения суда о прекращении производства по делу о признании должника несостоятельным (банкротом).

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 11.11.2006 по 29.12.2008 г., на сумму неосновательного обогащения взысканного по решению Арбитражного суда Свердловской области от 12.10.2007 по делу N А60-36508/2006.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично *(23) . Судом взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами с 18.10.2007, т.е. за период после прекращения производства по делу о банкротстве (определение о прекращении производства по делу о признании ОАО «Русич» — КЗКТ несостоятельным (банкротом) от 17.10.2007).

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено *(24) . Вывод суда о том, что датой начала периода начисления процентов за пользование чужими денежными средствами следует считать дату определения о прекращении производства по делу о банкротстве признан неправомерным. Арбитражный суд апелляционной инстанции взыскал проценты за пользование чужими денежными средствами за весь период неправомерного удержания — с 12.11.2006, т.е с даты вступления в законную силу решения суда о признании договора незаключенным, указав следующее.

В соответствии с ГК РФ закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» *(25) устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

Согласно п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом прекращается начисление процентов, неустоек (штрафов, пеней) и иных санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих платежей, а также процентов, предусмотренных настоящей статьей. При этом прекращение производства по делу о банкротстве является основанием для прекращения действия всех ограничений, предусмотренных Законом о банкротстве ( ст. 56 , 57 Закона о банкротстве).

Исходя из систематического толкования главы 25 Гражданского кодекса РФ введение в отношении должника процедуры конкурсного производства и последующее прекращение производства по делу о банкротстве не является основанием для прекращения обязательств должника по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами в период процедуры конкурсного производства. При прекращении производства по делу о банкротстве в отношении ответчика спор подлежит рассмотрению в соответствии с положениями гражданского законодательства .

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Свердловской области от 11.10.2006 по делу N А60-9631/2006 установлено, что договор уступки права требования от 26.09.2005 N 4/И является незаключенным. Решением Арбитражного суда Свердловской области от 12.10.2007 по делу N А60-36508/2006 с ОАО «Русич» — Курганский завод колесных тягачей в пользу ООО «Мегаполис» взыскано 346 348 руб. 59 коп. неосновательного обогащения.

Решением Арбитражного суда Курганской области от 07.10.2005 по делу N А34-1399/2005 ОАО «Русич» — КЗКТ признано несостоятельным (банкротом), в отношении имущества должника открыто конкурсное производство. Определением суда от 17.10.2007 прекращено производства по делу о признании ОАО «Русич» — КЗКТ несостоятельным (банкротом).

Поскольку прекращение производства по делу является основанием для прекращения действия всех ограничений, но при этом не прекращает обязательств должника по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами в период процедуры банкротства, постольку в соответствии с положениями гражданского законодательства об ответственности проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат взысканию за весь период неправомерного удержания.

3. На сумму взысканных по договору убытков не могут быть начислены проценты за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ, поскольку недопустимо применение двух мер ответственности за одно и то же нарушение.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с индивидуального предпринимателя стоимости утраченного груза и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением арбитражного суда первой инстанции *(26) с предпринимателя в пользу общества взыскана стоимость утраченного груза — 153 321 руб. 30 коп. и 6193 руб. 48 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда *(27) решение суда первой инстанции изменено. Суд взыскал с предпринимателя в пользу общества 300 000 руб. в возмещение стоимости утраченного груза и проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 12 394 руб. 07 коп.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа *(28) решение судов первой и апелляционной инстанций изменены. В удовлетворении исковых требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отказано. При этом суд кассационной инстанции указал следующее.

В силу п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В связи с неисполнением ответчиком обязанности по возмещению истцу стоимости утраченного груза требование о взыскании убытков является правомерным ( ст. 15 , 393 ГК РФ). При этом действующим гражданским законодательством начисление на сумму убытков процентов, установленных ст. 395 ГК РФ, не предусмотрено.

Из общих принципов гражданского законодательства усматривается запрет на одновременное применение двух мер ответственности за одно и то же нарушение ( ст. 1 ГК РФ, постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 08.10.1998; постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.1999 N 8573/98 , от 06.06.2000 N 761/00 , от 19.06.2001 N 8279/00 ).

4. При неисполнении решения суда, которым взысканы убытки, могут быть начислены проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму, взысканную решением суда, с даты вступления решения в законную силу.

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму, взысканную вступившим в законную силу решением арбитражного суда.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано *(29) . При этом судом сделан вывод о том, что проценты за пользование чужими денежными средствами не подлежат начислению на сумму убытков.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции исходя из следующего *(30) .

Из материалов дела следует, что решением арбитражного суда, вступившим в законную силу (оставлено без изменения постановлением суда апелляционной инстанции), с ответчика в пользу истца взысканы убытки в размере 386 440 руб. 68 коп. и выдан исполнительный лист на взыскание. В связи с неисполнением ответчиком денежного обязательства, установленного данным решением, истец обратился с иском о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму, взысканную решением суда.

В соответствии с п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают, в том числе и из судебного решения. Следовательно, с момента вступления в законную силу решения суда в силу ст. 8 , 11 , 393 ГК РФ у должника возникает обязанность оплатить соответствующую денежную сумму, т.е. исполнить это решение. При неисполнении судебного решения, т.е. при неправомерном удержании взысканных денежных средств, истец вправе потребовать начисления процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке, предусмотренном ст. 395 ГК РФ.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 25.01.2001 N 1 указал, что неправомерная задержка исполнения судебного решения должна рассматриваться как нарушение права на справедливое правосудие в разумные сроки, что предполагает необходимость справедливой компенсации лицу, которому нарушением этого права причинен вред.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Номер названного постановления от 25.01.2001 следует читать как «N 1-П»

Президиум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации в постановлении от 28.07.2009 N 6961/09 также отметил, что в случае причинения вреда вследствие несвоевременного исполнения судебного акта и неперечисления денежных средств взыскателю последний не лишен возможности использовать меры судебной защиты по правилам, предусмотренным нормами материального права, в частности путем предъявления самостоятельного требования.

Поскольку решение суда исполнено не было, т.е. ответчик неправомерно удерживал взысканные с него денежные средства, истец вправе потребовать проценты за пользование чужими денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ. При этом проценты могут быть взысканы с момента вступления решения суда в законную силу, т.е. с момента возникновения обязанности оплатить соответствующую денежную сумму.

5. Срок исковой давности по требованиям об уплате процентов должен исчисляться отдельно по каждому просроченному платежу за соответствующий период. Следовательно, могут быть взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска о взыскании этих процентов.

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к муниципальному учреждению о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на основании статей 307 , 309 , 395 ГК РФ.

Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования удовлетворены *(31) . Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения *(32) .

Как следует из материалов дела, вступившими в законную силу решениями арбитражных судов с ответчика взыскана задолженность по оплате тепловой энергии. Ссылаясь на ненадлежащее исполнение обязательств по оплате поставленного ресурса, истец обратился в суд с требованием о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 21.11.2007 по 04.10.2009 в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Ввиду отсутствия в материалах дела доказательств погашения взысканной решениями арбитражного суда задолженности суды обеих инстанции признали требования истца правомерными в части процентов за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска о взыскании этих процентов.

Отклоняя доводы ответчика о пропуске срока исковой давности, суды исходили из следующего.

При решении вопроса о сроке исковой давности по требованиям об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами необходимо принимать во внимание момент возникновения обязательства по уплате процентов, определяемый исходя из правил ст. 395 ГК РФ.

34 Аналогичная позиция отражена в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.04.2010 N°ВАС-904/10 по делу N А40-33259/09-39-283

По смыслу п. 3 ст. 395 ГК РФ проценты за пользование чужими денежными средствами взимаются за каждый день просрочки. Следовательно, обязательство по уплате этих процентов считается возникшим не с момента просрочки исполнения основного обязательства, а с истечением периода, за который эти проценты начисляются. При этом срок исковой давности по требованиям об уплате процентов должен исчисляться отдельно по каждому просроченному платежу за соответствующий период.

Данный подход согласуется с разъяснением, содержащимся в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12/15 ноября 2001 N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Таким образом, срок исковой давности определяется по каждому периоду просрочки в отдельности, так как иск о взыскании рассматриваемых санкций выступает в виде суммы многих отдельных требований, возникающих в течение всего периода правонарушения, носящего длительный характер.

Указанный подход выражен также в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.02.2009 N 11778/08 и постановлении Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.06.2009 N 1861/10.

Таким образом, трехлетний срок исковой давности по требованиям общества о взыскании процентов с муниципального учреждения, начисляемых на суммы, подлежавшие уплате последним, не истек в части процентов за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска о взыскании этих процентов.

6. Применение ответственности в виде начисления процентов за пользование чужими денежными средствами за просрочку внесения (невнесения) предварительной оплаты (аванса) недопустимо.

Общество обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с общества задолженности по договору купли-продажи оборудования, процентов за пользование чужими денежными средствами и убытков.

Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично *(33) : с ответчика в пользу истца взысканы денежные средства за частично поставленное ответчику оборудование и проценты за пользование чужими денежными средствами; в удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции оставлено без изменения *(34) .

Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания долга за неотгруженное оборудование и процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму предоплаты, суды исходили из положений ст. 487 , 328 ГК РФ. Суды указали на отсутствие оснований для удовлетворения требования истца о взыскании с ответчика аванса, поскольку при неисполнении покупателем (ответчиком) обязанности по перечислению предварительной оплаты продавец (истец) не может взыскать с него эту сумму, а имеет лишь право на одностороннее расторжение договора или приостановление своего встречного исполнения, а также на возмещение убытков.

В случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила, предусмотренные ст. 328 ГК РФ ( ч. 2 ст. 487 ГК РФ).

Названная норма предусматривает, какими средствами защиты может пользоваться кредитор в обязательствах со встречным исполнением. При наличии встречности обязательств (взаимообусловленности обязательств, при которой обязанность исполнять свою часть встречных обязательств одной стороны зависит от исполнения обязательств другой стороной) должник по встречному обязательству в качестве средств защиты в случае неисполнения контрагентом его обязательств может приостановить свое исполнение, либо отказаться от договора и требовать возмещения убытков ( п. 2 ст. 328 Гражданского кодекса Российской Федерации). В случае частичного исполнения кредитор вправе приостановить исполнение или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению ( абз. 2 п. 2 ст. 328 ГК РФ).

Данные средства защиты следует считать исключительными, т.е. исключающими применение иных средств защиты. Иначе говоря, при неисполнении покупателем обязанности по перечислению предварительной оплаты продавец не может взыскать с него эту сумму, а имеет лишь право на одностороннее расторжение договора или приостановление своего встречного исполнения, а также на возмещение убытков.

Таким образом, в тех договорных отношениях, где присутствуют взаимообусловленные обязанности и должник по обязательству, которое должно было исполняться первым по времени, не исполняет его в срок, то по встречному обязательству он не вправе требовать исполнения, так как ограничен возможностями, предоставленными ст. 328 ГК РФ (приостановление/отказ и убытки). Гражданский кодекс РФ не предусматривает возможности понуждения покупателя к оплате не переданного ему поставщиком товара и соответственно начисления процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму непредоставленного аванса (предварительной оплаты).

Согласно п. 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК РФ, подлежат уплате независимо от того, получены ли чужие денежные средства в соответствии с договором либо при отсутствии договорных отношений; как пользование чужими денежными средствами следует квалифицировать также просрочку уплаты должником денежных сумм за переданные ему товары, выполненные работы, оказанные услуги.

Следовательно, проценты по ст. 395 ГК РФ являются мерой гражданско-правовой ответственности наряду с обязанностью по возмещению убытков, а потому они должны начисляться лишь за фактически принятые, но не оплаченные покупателем товары (услуги).

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 08.05.2007 N 15651/06 указал, что начисление процентов за просрочку оплаты товаров, не переданных покупателю (получателю), противоречит смыслу п. 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8, которым такая возможность не предусмотрена.

Возможность взыскания процентов, начисленных за просрочку внесения авансовых платежей (в частности, по договору поставки), не предусматривается гражданским законодательством и противоречит его смыслу.

*(1) Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинников Залог, банковская гарантия и другие способы обеспечения исполнения обязательств / Статут, 2010 г.

*(2) Далее — АПК РФ

*(3) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 10.09.2010 г. по делу N А60-16726/10

*(4) Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.11.2010 N 17АП-11284/10-ГК

*(5) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 10.06.2009 N А60-14105/2009, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2009 N 17АП-6537/2009-АК

*(6) Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 03.02.2011 N Ф09-11570/10, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.11.2010 N 17АП-11311/2010-ГК, решение Арбитражного суда Свердловской области от 22.09.2010 N А60-26403/2010

*(7) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 11.06.2010 N А60-4564/2010-С1

*(8) Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27.12.2010 N Ф09-19815/10-С2, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2010 по делу N А60-4564/2010

*(9) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 08.02.2010 г. N А60-58551/2009

*(10) Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2010 по делу N А60-58551/2009, аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2010 по делу N А60-4348/2010

*(11) Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 13.01.2011 г. N 11680/10 указал, что уменьшение неустойки судом в рамках своих полномочий (при отсутствии ходатайства о её снижении) не должно допускаться, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе ( ст. 1 ГК РФ), а также с принципом состязательности ( ст. 9 АПК РФ). При этом, ставка рефинансирования , по существу, представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике. Поэтому уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования возможно только в чрезвычайных случаях, а по общему правилу не должно допускаться, поскольку такой размер неустойки не может являться явно несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств.

*(12) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 21 сентября 2010 год по делу N А60-26037/2010

*(13) Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2010 г. N 17АП-11298/2010-АК

*(14) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 22.09.2010 N А60-26403/2010, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.11.2010 N 17АП-11311/2010-ГК, постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 03.02.2011 N Ф09-11570/10

*(15) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 12 марта 2010 года N А60-58619/2009

*(16) Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2010 N 17АП-4187/2010-ГК

*(17) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 11.08.2010 N А60-20066/2010

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Номер названного Решения от 11.08.2010 следует читать как «N А60-20066/2010-С12»

*(18) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 19.09.2007 N А60-9767/2007

*(19) Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.02.2008 г. N Ф09-11547/2007

*(20) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 09.11.2009 N А60-33939/09

*(21) Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2010 N 17АП-11620/2009-ГК

*(22) Федерального арбитражного суда Уральского округа от 06.05.2010 г. N Ф09-2971/10-С5

*(23) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 01.06.2009 N А60-6565/2009

*(24) Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.07.2009 N 17АП-5310/2009-ГК по делу А60-6565/2009

*(25) Далее — Закон о банкротстве

*(26) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 02.04.2009 по делу N А60-2603/2009

*(27) Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2009 N 17АП-3730/2009-ГК

*(28) Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 03.08.2009 N°Ф09-5374/09-С5

*(29) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 02.02.2010 г. N А60-56655/2009

*(30) Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2010 г. N 17АП-2540/2010-ГК

*(31) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 25.08.2010 N А60-16803/2010

*(32) Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2010 N 17АП-10808/2010-ГК

*(33) Решение Арбитражного суда Свердловской области от 05.04.2010 N А60-53578/2010

*(34) Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2010 N 17АП-5284/2010, постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.09.2010 N°Ф09-7734/10

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Номер названного постановления от 23.09.2010 следует читать как «N°Ф09-7734/10-СЗ»

Обзор документа

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: